Смирнова О.И. Монеты древнего Пянджикента

К содержанию 55-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

1В течение 1951—1952 гг. Пянджикентский отряд СТАЭ продолжал раскопочные работы на городище древнего Пянджикента (близ современного районного центра — Пянджикент Аенинабадской области Таджикской ССР). Работы велись на самом городище и за его пределами; продолжались раскопки двух предполагаемых храмовых зданий (объекты I и II), начатые отрядом в 1947 г., и большого жилого комплекса дворцового типа (по мнению архитектора В. Л. Ворониной — городского квартала), раскопки которого были начаты в 1949 г. (объект III); были начаты также раскопки новых объектов: крупного здания, повидимому дома представителя местной знати (объект VI), и нескольких загородных усадеб за стенами городища (объект VIII).

В результате раскопок собран богатый монетный материал исключительного значения. Всего монет, целых и во фрагментах, найдено 384. Часть их очень плохой сохранности. Основная масса (363 экз.) представлена медными согдоязычными монетами различных типов, причем некоторые типы до сих пор нам не были известны. Кроме согдоязычных, найдено 14 медных арабоязычных монет (фельсы чекана г. Самарканда второй половины VIII в.), четыре так называемых «бухархудатских» монеты из низкопробного серебра и четыре монетных кружка, настолько поврежденных, что принадлежность их к той или иной группе определить невозможно.

Перечислим состав монетного материала по отдельным объектам.

Объект I. Всего найдено 20 монет, из них три фельса, одна монета бухархудатов, остальные из группы согдоязычных. Среди последних четыре новых типа, три из них особенно интересны: на оборотной стороне монет находятся легенды, содержащие имена и титулы князей древнего Пянджикента, на лицевой стороне — гербы (тамги) этих князей.

Монетные находки сделаны в самом «храмовом» здании и на территории прилегающего к нему двора, в помещениях ограды.

Объект II особо богат монетным материалом (126 экз.). Треть находок (42 экз.) очень плохой сохранности; часть монет, видимо, пострадала от пожара. Однако и по внешнему виду монетных кружков и по остаткам легенд и знаков на них они смело могут быть отнесены к монетам согдоязычной группы. Согдоязычные монеты в основном представлены экземплярами с легендами, содержащими имена и титулы князей древнего Пянджикента. Кроме того, встречено девять экземпляров с легендой frtr m’wk’ — «старший жрец» (?), несколько экземпляров уже известных нам монет ихшидов Согда второй половины VII—начала VIII в. (Вахшумана, Шишпира и Тархуна), три монеты Тургага, сына Гурека (середина VIII в.), и три арабских фельса второй половины VIII в. При раскопках объекта II обнаружено также пять согдоязычных монет нового типа, из которых две принадлежат к типам монет ихшидов Согда; чтение имен на них должно пополнить извест¬ную нам хронологическую таблицу верховных правителей средневекового Согда.

На территории «храмового» здания, в северном крыле его жилой ограды, найдены остатки клада из 129 медных монет, на составе которого мы остановимся ниже.

Объект III. Всего найдено 53 монеты, из них шесть фельсов. Согдоязычные в основном представлены монетами князей древнего Пянджикента одного типа с экземплярами, найденными при раскопках «храмовых» зданий (объектов I и II), и монетами ихшидов Согда Гурека (а также подражаниями монетам этого князя), Тургага и Вахшумана.

Объект VI. Всего найдено 23 монеты, из них одна арабский фельс, одна монета бухархудатов, остальные принадлежат к уже известным нам типам согдоязычных монет ихшидов средневекового Согда — Шишпира, Тархуна и Гурека; две монеты с именем одного из князей Пянджикента.

Объект VIII. Загородные усадьбы, естественно, оказались самым бедным объектом. Раскопки их дали пока всего 13 монет, из них четыре арабские, одна бухархудатов и восемь согдоязычных. Среди последних встречены два новых типа с изображениями правителей на лицевой стороне и тамгами и согдийскими надписями на оборотной.

Как видно из приведенного материала, раскопки 1951 и 1952 гг. значительно обогатили наши собрания согдийских монет раннего средневековья. Но несмотря на находку новых типов, состав монетного материала в основном остается тем же, полностью подтверждая данную ранее датировку верхнего слоя городища (VII—VIII вв. н. э.). Из сделанных на городище находок особый интерес представляют остатки клада, обнаруженные на территории «храмового» здания (объект II). Клад найден россыпью при расчистке завала небольшого помещения (№ 5) в северной части (северном крыле) ограды «храмового» здания. Первоначально монеты находились в сосуде или просто в тайничке в верхней части здания и упали вместе с рухнувшими верхними частями стен и крышей, образовавшими завал. В том же крыле ограды (в соседнем помещении № 4) обнаружены отдельные предметы, по мнению А. М. Беленицкого, остатки оборудования горна мастерской мастера по металлу. Клад состоит из 129 медных согдоязычных монет. Все монеты литые. 125 монет из 129 принадлежат к одному типу и вариантов не имеют (рис. 12 — 1, 2). Ниже приводим краткое описание одной из монет клада.

Посередине монетного кружка — квадратное отверстие, характерное для согдоязычных монет, литых по китайскому образцу 2. Лицевая сторона: посередине монетного кружка помещено изображение родового знака (тамги) князя (рис. 12—1), причем родовой знак расположен так, что квадратное отверстие совпадает с его центральной частью и составляет с ним одно целое. Оборотная сторона: надпись из четырех слов, выполненная согдийским государственным письмом в одну строку. Каждое слово занимает одну из сторон центрального квадратного отверстия и содержит имя и титул князя, выпускавшего монету: уш{3 | pncy | MRy’,— «царь афшин Пянджикента…?» (чтение имени окончательно не установлено).

По внешнему и внутреннему краю монетного кружка идет широкий и плоский ободок. /£, длина 20 мм, вес 2,50 г, сохранность очень хорошая.

Надписи на монетах вполне четкие и, несомненно, выполнены опытной рукой. Сами монеты, как говорилось выше, принадлежат к одному типу. Вариантов среди них не обнаружено. Размеры монет почти одинаковы (20—21 мм), вес же сильно колеблется (2,3—3,2 г). Сохранность монет различная.

Рис. 12. Монеты иэ раскопок древнего Пянджикента: 1, 2 — монеты неизвестного князя Пянджикента; 3, 4 — монеты с изображениями правителей монголоидного типа (5) и местного, согдийского; 5, 6 — монеты нхшида Вахшумана равных достоинств; 7 — арабоязычная монета с изображением родового знака ихшидов Согда на оборотной стороне.

Рис. 12. Монеты иэ раскопок древнего Пянджикента: 1, 2 — монеты неизвестного князя Пянджикента; 3, 4 — монеты с изображениями правителей монголоидного типа (5) и местного, согдийского; 5, 6 — монеты нхшида Вахшумана равных достоинств; 7 — арабоязычная монета с изображением родового знака ихшидов Согда на оборотной стороне.

Большое количество однотипных монет — большая удача для нумизмата, так как это обстоятельство значительно облегчило чтение находящихся на оборотной стороне монет надписей. Кроме того, сравнение матриц различных экземпляров монет позволило установить некоторые моменты техники литья, но на этом мы здесь останавливаться не будем.

Что касается надписей, то содержание их крайне интересно. Из них видно, что правитель Пянджикента, носивший титул рпбу MRy7 (титул, давно известный нам по документам с горы Муг в Таджикистане), имел право выпускать монету (медную) со своим именем и гербом. Много монет того же типа найдено (как следует из приведенного выше перечня монетных находок) на других объектах (кроме объекта VIII) — факт, говорящий о том, что они несомненно имели в то время хождение. Встречено и несколько других — новых — типов согдийских монет; среди них имеются два типа, на оборотной стороне монет которого находятся надписи, содержащие имена и титулы трех (?) других пянджикентских (рпсу — «пянджикентский») князей. Это с несомненностью свидетельствует о существовании в древнем Пянджикенте монетного двора. Примечательно, что на лицевой стороне этих монет в качестве княжеских знаков помещены знаки рунического (?) письма; возможно, что Пянджикентом правила династия тюркского происхождения.

Заслуживают также внимания мало известные нам до сих пор согдоязычные монеты с изображением правителей на лицевой стороне. В этих изображениях намечается два различных антропологических типа — монголоидный и местный, согдийский. Любопытно, что на лицевой стороне монеты с изображением лица монголоидного типа, слева от него (рис. 12 — 3), имеется надчекан, состоящий из одного согдийского слова frn — «благодать» (сравни среднеперсидское farrah в том же значении) — термин, обозначавший божественную благодать, которой, по верованиям древнего Ирана, должен был обладать законный представитель царствующего дома. На монете с изображением лица другого типа (рис. 12 — 4) такого над- чекана нет.

Что касается уже известных нам типов монет ихшидов (верховных правителей) Согда, то обследование нового материала установило существование у одного правителя монет двух разных стоимостей. Монеты отличаются только по весу и диаметру. В оформлении лицевой и оборотной сторон отличий нет (рис. 12 3, 6).

Весь материал в целом подтвердил высказанное ранее положение о том, что во второй половине VIII в. согдоязычные монеты имели хождение на территории Согда одновременно с арабоязычными 3. Подтверждается и вы¬сказанное там же предположение о преемственности арабского чекана Самарканда от монет верховных правителей Согда, что нашло отражение в помещении родового знака ихшидов Согда в поле на оборотной стороне арабских фельсов. Любопытно, что знак на последних перенесен на оборотную сторону монеты и помещен под символом веры (рис. 12—7), иными словами, этот знак уже имел второстепенное значение.

К содержанию 55-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Предварительное сообщение по материалам раскопок 1951 и 1952 гг.
  2. Сравни расположение трехконечного Д знака на монете, найденной при раскопках на Мунчак-тепе в южном Таджикистане. См. Отчет о работе Кафиниганского отряда начальника отряда М. М. Дьяконова.
  3. МИА, № 15; Труды СТАЭ, т. I, 1950, стр. 231

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1886 Родился Геро Мергарт — австрийский археолог, попавший во время Первой Мировой войны в плен в Россию. Исследователь Приенисейского края.
  • 1923 Родился Алексей Павлович Уманский — историк, специалист по археологии Алтая.
  • 1933 Родился Александр Николаевич Щеглов — российский археолог-антиковед, педагог, организатор, специалист по археологии Крыма.
  • Дни смерти
  • 1926 Умер Эдуар Навилль — швейцарский египтолог, археолог, научный писатель.

Метки

Свежие записи

Рубрики

1 Comment

Add a Comment
  1. Меня очень интересует книга «Согдийские монеты»(или «сводный каталог согдийских монет»?). Но к сожалению, я не знаю, как достать книгу? как связать с автором? Мне бы хотелось перевести эту книгу на китайский язык и издать ее в Китае. Сможете ли Вы мне помочь? Спасибо огромное заранее за помощь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика