Систематическая философия: гносеология

Гносеология — теория отношений мыслящего сознания и единого мира в рамках уже установленных основных онтологических категорий. Целями гносеологии являются: во-первых, исследование способов познания, во-вторых, установление масштабов познания — его внешних и внутренних пределов.

Проблематика гносеологии обширна и разнообразна, но в ней все же выделимы три доминирующие темы:

^ тема отношений между познающим и познаваемым — традиционно-центральная в истории философии;
^ тема достоверности знания;
^ тема выяснения механизмов формирования и условий употребления самих понятий опыта.

Эти темы свойственны любой гносеологии, однако преобладание той или иной из этих тем определяет специфику разных типов гносеологии. Так, проблема отношения между познавательным опытом и его объектом находится в центре внимания традиционных типов теорий познания: идеализма и реализма.

Гносеологический идеализм — это установка, согласно которой познаваемый объект зависит от процесса познания. Она может означать следующее: либо отдельный познающий создает своим восприятием то, что он считает «миром», либо — по своему характеру вся действительность в своей основе подобна нашему мышлению. Первая версия представлена в субъективном идеализме: у софистов (Протагор: «Человек есть мера вещей…»), у Беркли («Быть — значит быть в восприятии», где объекты создаются индивидуальной силой восприятия). Вторая версия представлена в объективном идеализме (Платон, неоплатоники, Гегель, неогегельянцы), где вся действительность, включая объекты и знания о них, составляют единую взаимосвязанную реальность.

Объективный идеализм в этом отношении представляет собой предельно возможное развитие этого типа гносеологии. Объект здесь полностью растворен в сознании, зависим от деятельности интеллекта, являясь здесь необходимым моментом отрицания в тотальном движении мысли. В ситуации, когда сама действительность полагается понятийной в своей основе, познание есть «припоминание», «узнавание» (Платон, Брэдли), понятия «высвобождаются» из контекста восприятия (Гегель). Мыслить — это значит иметь внутри себя то, что, будучи развито и завершено, отождествилось бы с объектами. Достоинство идеалистической теории познания — в ее гносеологическом оптимизме: мир познаваем, прозрачен для нас, ибо его основа имеет ту же текстуру, что и наше сознание. Опасность здесь — в отождествлении наших мыслей о реальности с самой реальностью.

Реалистская гносеология исходит из установки о независимости объекта от познания. К реалистским гносеологиям относят: сенсуализм, эмпиризм, критический реализм, некоторые формы диалектического материализма и пр. Активность здесь приписывается объекту, сознание интерпретируется в формате пассивности. Познание понимается как репрезентация — отражение, воспроизведение в мысли, полностью или частично, внешних независимых объектов. Полагается, что в актах восприятия объект, частично или полностью, перемещается в иную квалификацию (плоскость) бытия — свое идеальное значение. Это может происходить через опосредствующие процедуры ощущений, психических образов (традиционные сенсуализм и эмпиризм). Несомненно, сильный и бесспорный тезис реалистской гносеологии — утверждение о существовании независимых объектов, соответствующих объективным аспектам человеческого познавательного опыта. Главная же трудность заключается в проблеме познаваемости независимых объектов — познаваемы ли они «сами по себе» или же мы не можем постичь ничего иного, кроме явлений, соразмерным нашим ощущениям.

Водоразделом между традиционной и новой гносеологией является трансцендентальная теория познания Канта. Суть трансцендентализма в установлении познавательных ограничений, которые порождены врожденным форматом нашей чувственности и конституцией нашего разума. Развитием трансцендентальной традиции следует считать прагматистские, феноменологические и аналитические теории познания. Хотя не следует забывать и о том, что в настоящем есть и продолжения традиционных гносеологических подходов.

Проблема подтверждения достоверности знания — одна из приоритетов прагматизма (Пирс, Джемс, Дьюи, Шиллер). Объекты окружающего мира, полагают они, независимы от нас и в этом смысле они есть «вещи-сами-по-себе», но то, что мы берем в качестве объекта — от нас зависит. Объект есть множество качеств, рассматриваемых как потенции для конкретных экзистенциальных последствий. Это означает, что познают мир конкретные люди, у которых возникли затруднения, проблемы. Соответственно и аспекты объекта, на которые обращают внимание люди, будут соотноситься прежде всего с их проблемами. Значения объекта будут лишь отчасти представлять объект, но в большей степени — следствия объекта для нашей проблемы, в какой мере он соответствует ее эффективному и быстрому разрешению. Понятия возникают в результате стремления человеческого опыта к самоорганизации и саморегулированию.

Выяснением природы познания (механизмов конституирования гносеологических значений в опыте и условий их адекватного употребления) занимаются феноменологические и аналитические гносеологии. Они представляют собой особый тип гносеологии, для них важно только исследование сознания и того, что предстоит сознанию. Причем они преднамеренно исключают из своего рассмотрения проблему существования внешнего мира. Может даже сложиться впечатление, что это лишь разновидность идеалистической гносеологии. Тем более, что Гуссерль прямо заявлял, что с действительностью мы имеем дело лишь постольку, поскольку она есть полагаемая, представленная, созерцаемая, понятийно помыслимая действительность, где соответствующие акты мышления полагают то или иное значение как объективное. Однако это не так. Хотя объекты в феноменологии отнюдь не чужды субъекту, более того, сопряжены с субъективными актами, они в своем содержании независимы от этих актов и также вызывают их. Другими словами, они обладают всеми признаками реальности. Феноменологические объекты могут быть и физическими, и психическими, и ментальными образованиями. Объектами их делает свойство определять связанные с ними субъективные акты.

Аналитическая гносеология, работая в том же «предметном поле» — поле значений субъекта, исследует скорее условия употребления языковых выражений в науке и в обыденном словоупотреблении.

Логический позитивизм и философия языка направляют свои усилия на выяснение природы познавательных понятий.

Центральным понятием самых разных типов теорий познания является понятие «опыт». Это задается тем, что именно оно обозначает интегральное взаимодействие человека и его окружения. Концепт опыта весьма многозначен и в историко-философской традиции он служит для описания всего спектра проявлений человеческого существования: повседневной, материально-практической (материальное производство, социальное преобразование), адаптационной, духовной и прочей активности.

Здесь нас интересует лишь одно из измерений, граней опыта — гносеологическое взаимодействие. Особенностью гносеологического опыта является акцентирование человеческого внимания на определении существенного, необходимого, повторяющегося в его окружении и в нем самом. Целями познания как формирования знания (выяснение смыслов для человека) являются: достижение контроля и гармонии человека с окружающими его условиями; формулирование регулятивов, планов, идеалов; определение возможностей и перспектив самоопределения, свободы и самореализации человека. Таким образом, человека к познанию побуждают как утилитарно-прагматистские, антропо-социальные, так и экзистенциально-духовные, бескорыстные мотивы.

Конечно, познание вплетено в самые разнообразные наши жизненные проявления, являясь его внутренними моментами, которые человек может впоследствии осознать, а может и нет. Однако всегда в истории человечества были люди, более других озабоченные узнаванием, выпытыванием знания, стремящиеся и умеющие воспринимать мир и помимо своей утилитарно-прагматической озабоченности. Они способны видеть мир с его других, не повседневных сторон, интересоваться им бескорыстно, незашоренно, с непривычных, новых углов зрения. Подобные люди и становятся профессионалами познания — учеными, деятелями искусства, философии. Им интересен мир сам по себе. Ими движет страсть к знаниям, о которой говорил еще Аристотель, как об одной из фундаментальных черт человеческой природы. Только у одних она сильнее, у других может и не проявиться за всю их жизнь. Именно эта сильная страсть является эмоциональным фоном и метафизической причиной познания.

Гносеологический опыт может расчленяться по самым разным основаниям. Есть условное деление опыта на внешний и внутренний. Первый — чувственное восприятие внешних явлений. Второй — внутреннее восприятие человеком своих психофизиологических и эмоциональных состояний, а также, и это главное, — мышление и рефлексия (отстраненно-критическое внимание мышления к собственной же деятельности).

Также в историко-философской традиции существуют пассивная и активистская интерпретации гносеологического опыта. Первая сводила опыт к отражению, фиксации чувственных явлений и последующей обработке их мышлением (эмпиризм). Вторая интерпретировала опыт как активную интеллектуальную деятельность разума по формированию «картин мира» — в основном из собственного доопытного содержания, и, отчасти, из материалов восприятий (рационализм и трансцендентализм).

Целью познания является истина. Существует ряд стратегий достижения истины, наиболее распространённые из которых могут быть условно названы западной и восточной. Первая связана с преобразованиями изучаемых объектов, вторая делает упор на преобразование самого познающего субъекта, его сознания.

Главное в западном подходе к достижению истины — это опора на внешнее, на преобразования внешнего мира. Субъект познания предполагается неизменным при всех осуществляемых преобразованиях. Западный подход к познанию основывается на предпосылке, согласно которой истина спрятана, скрыта (природа любит скрываться), потому её надо найти, вычислить, обнаружить, а затем выразить в чистом виде, в объективированной форме, где, по возможности, исключены все случайности, обусловленные уникальностью познающего индивида и особенностями познавательной ситуации.

В отличие от западной, восточная стратегия предполагает опору на внутреннее, на самосовершенствование. Чтобы познать истину, человек должен измениться сам. Истина открывается измененному состоянию сознания, которое обретается многолетними практиками сатори — опыта просветления под руководством учителя. Начинается путь сатори с отказа от естественных установок сознания и оканчивается состоянием расширения сознания. По сути дела, — это путь религиозной трансформации сознания, в итоге которой обретается личностно пережитая истина. Сложность восточного пути состоит в том, что постигнутая истина не может быть выражена общезначимыми, формализованными средствами.

Основные интерпретации истины в традиции западной философии были установлены еще в классический период древнегреческой философии. По Аристотелю, истина — это свойство высказывания о вещах, но не свойство самих вещей, т. е. истина характеризует знание. Здесь истина есть соответствие знания вещам, которые описывает это знание. Знание и вещи — два разных мира. Данная точка зрения получила название теории корреспонденции, переписки двух миров.

По Платону, истина есть свойство самих вещей: они могут быть истинными или неистинными, в зависимости от того, соответствуют ли они своему понятию или нет. Здесь соответствие устанавливается в рамках качественно одного мира — мира сознания, объективного и субъективного, где вещи обязательно соотносятся со своими идеальными образцами. Эта точка зрения получила название теории когеренции, соответствия внутри одного целого, одно¬го фрагмента — всему Целому.

Важным в понимании истины оказывается, таким образом, понятие соответствия, это центральный концепт, описывающий истину. Далее, необходимо помнить о том, что само соответствие оказывается соответствием между нашими представлениями и реальностью, но то, что, мы называем реальностью каждый раз оказывается нашими представлениями о реальности. Важным оказывается также и то, какой уровень в субъекте признается главным в фиксации искомого соответствия: либо чувства, либо интеллект, либо вера, либо интуиция, либо здравый смысл, либо практика. В зависимости от уровня фиксации (или источника происхождения) истины выделяются разные теории истины. Одни утверждают, что истина добывается чувствами (сенсуализм, эмпиризм), другие — в умопостижении (соответствие априорным принципам организации разума, рационализм), третьи — в вере (религиозные концепции). Четвертые заявляют, что истина постигается интуитивно (интуитивистские теории), наконец, пятые убеждают, что истина узнается здравым смыслом, в практике (прагматизм).

Истина узнается не только по своим источникам, но и по своим следствиям. Так, в религиозной мысли истина неразрывно связана с добром, светом, жизнью, а ложь — со злом, тьмой и смертью, к которым неизбежно приводит человека следование путем лжи. С точки зрения науки, истина когерентна, т. е. согласуется с существующим у нас истинным знанием, созвучна ему, тогда как ложь разрушает его, приводя к неустранимым противоречиям внутри системы знаний. Вторым свойством истины здесь называют эвристичность, поскольку истинное знание, проливая свет на все, что его окружает, ведет к новым открытиям. Наконец, к важнейшим свойствам истинного знания относят его надежность и эффективность. В неклассической западной философии, по крайней мере, два ее направления напрямую связывают истинность знания с его эффективностью. С точки зрения прагматизма, критерием истины является успех, эффект. С точки зрения марксизма, истинность теоретического мышления неразрывно связана с практической мощью общественного человека.

Судить об истинности знания можно не только по его причинам и следствиям, но и непосредственно по нему самому. Так, заведомо не может быть истинным знанием такое знание, которое противоречит самому себе. Формальная противоречивость является показателем ложности знания. Не может быть истиной и знание, страдающее односторонностью. Всесторонность, полнота, всеобщность и необходимость — вот признаки истинного знания. Согласно классическому рационализму, существует такое знание, которое не нуждается в доказательствах в силу своей самоочевидности (аксиомы). Критериями истинности подобного знания являются его ясность и простота. В научных исследованиях в качестве вспомогательных критериев истинности знаний используются такие качества (истинного) знания, как его красота, его внутреннее совершенство.

И наконец, функции истины.

► Истина как описание. В первую очередь описание воспроизводит существенное и относящееся к существенному, то, что позволяет это существенное обнаружить.

► Истина как объяснение. Если описание дает исходный набор сведений о реальности, то объяснение вносит порядок в этот набор, выявляя пронизывающую ею внутреннюю связь и приводя к пони-манию как самого описания, так и реальности, отраженной в нем.

► Истина как предвидение. Существуют истины, которые говорят не о прошлом и настоящем, но о будущем.

► Истина как проект. Сфера истины не исчерпывается сферой теории, сферой знания.

Наряду с теоретическими функциями истины (описательной, объяснительной, прогностической) существуют ее практические функции. Практическая природа истины проявляется в том, что она побуждает к действию, выступая в качестве его программы, рецептуры, инструкции по отношению к нему.

Концепт истины связан с тем, как философ представляет себе мир, каковы исходные параметры его концепции. Истина есть коррелят изначальных фундаментальных, аксиоматических утверждений данного философа о мире. Это нетрудно продемонстрировать. Так, для идеалистических гносеологий, с их растворением объектов в субъекте, истина есть взаимосвязность, целостность, внутренняя согласованность и гармония — и это понятно, поскольку мир здесь принципиально однороден и есть мысль. В реалистских гносеологиях, задающих ту или иную степень дуализма субъекта и объекта, истина есть мера соответствия субъективных компонентов опыта объективным. Это мнение разделяемо и здравым смыслом, который настроен также реалистически. В прагматистских гносеологиях истинность мнения состоит в том, что оно без всяких помех ведет и направляет нас в сфере опыта.

Итак, в отношении класса значений, который называют истиной или мнением, заслуживающим доверия, можно сказать следующее: истинными можно считать значения, отвечающие целям человеческого утверждения в мире, которые соответствуют тому, что считается в данной культуре реальностью. Критерием же можно считать их работоспособность в опыте человечества в больших интервалах исторического времени.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1842 Умер Петер Олуф Брэндштед — датский археолог и путешественник, специалист по археологии античной Греции.
  • 1932 Умер Василий Лаврентьевич Вяткин — русский археолог и историк-востоковед, исследователь Афрасиаба (Самарканда), в частности обсерватории Улугбека.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 11.06.2017 — 12:44

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика