Е.А. Сидоров — Об андроновском компоненте в сложении ирменской культуры (по материалам раскопок поселения Милованово-3

К содержанию сборника «Археологические исследования в районах новостроек Сибири»

В конце эпохи бронзы на территории распространения андроновской культурно-исторической общности складывается ряд культур, вобравших в себя некоторые андроновские традиции. Одна из них — ирменская культура Верхнего Приобья.

Несмотря на то, что имеется ряд работ, посвященных проблемам происхождения и развития ирменской культуры, многие вопросы остаются дискуссионными или требуют дополнительной доработки. В частности, такие исследователи, как М. Ф. Косарев, В. А. Посредников, Н. Л. Членова, Ю. Ф. Кирюшин [1], оспаривают мнение В. И. Матющенко [2] о существовании единой еловско-ирменской куль¬туры и выделяют на территории Верхнего Приобья две самостоятельные культуры: еловскую и ирменскую, которые определенное время сосуществовали. Все авторы расходятся во мнениях об основных компонентах ирменской культуры и их соотношении.

Такое положение объясняется тем, что территория распространения ирменских памятников исследована крайне неравномерно. Если поздние ирменские памятники изучены примерно в равной степени как в северных, так и в южных районах распространения культуры, то ранние памятники исследованы явно недостаточно. В основном это сборы и небольшие раскопки. Единственным исключением является Еловский микрорайон, где ранние памятники благодаря многолетним раскопкам В. И. Матющенко изучены основательно.

Однако для окончательного решения вопроса о генезисе ирменской культуры необходимо проследить ее развитие в каждом районе ее распространения. Новые материалы, полученные в результате раскопок поселения Милованово-3, на наш взгляд, позволяют осветить этот вопрос относительно южной части Новосибирского Приобья.

Поселение расположено в Ордынском районе Новосибирской области на правом берегу р. Оби, почти на границе с Алтайским краем. Оно обнаружено в 1967 г. Т. Н. Троицкой [3]. В настоящее время памятник размывается водами Обского моря. Площадь сохранившейся части поселения более 1 га. На поверхности видны семь земляночных западин и большой зольник на юго-западной периферии поселения. В 70-х гг. здесь в течение четырех лет проводились раскопки, в результате которых вскрыто около 1,5 тыс. м2 и изучены полностью или частично остатки восьми жилищ и часть зольника (рис. 1).

Верхняя дата поселения определяется бронзовым ножом, аналогичным ножу из поселения Ирмень, и гроздевидной подвеской, найденными на площади раскопа № 3 в слое с поздней, типично ирменской керамикой. Эти вещи относятся к VIII—VII вв. до н. э. [4] Нижнюю дату определить трудно, но, судя по мощным отложениям

Рис. 1. План поселения Мплованово-З и профиль зольника. 1 — граница зольника; 2 — обрыв берега; з — западина; 4 — дерн; 5 — супесь черная; 6 — серый золистый слой; 7 — бурый слой золы и навоза; 7 — гумусированная супесь с золой; 9 — угольная прослойка; 10 — навоз с примесью золы; 11 — слой бурого цвета с примесью угля; 12 — частично перегнивший навоз; 13 — неперегнивший навоз; 14 — погребенная почва; 15 — материк.

Рис. 1. План поселения Мплованово-З и профиль зольника.
1 — граница зольника; 2 — обрыв берега; з — западина; 4 — дерн; 5 — супесь черная; 6 — серый золистый слой; 7 — бурый слой золы и навоза; 7 — гумусированная супесь с золой; 9 — угольная прослойка; 10 — навоз с примесью золы; 11 — слой бурого цвета с примесью угля; 12 — частично перегнивший навоз; 13 — неперегнивший навоз; 14 — погребенная
почва; 15 — материк.

зольника и изменению керамического комплекса на поселении, оно существовало не менее 200—300 лет, т. е. появилось, возможно, на рубеже II и I тыс. до н. э. На основании стратиграфических наблюдений на зольнике № 5 материал поселения удалось разделить на три периода: ранний, средний и поздний. К позднему периоду существования поселения относятся верхний горизонт зольника, жилища 8 и 1; к среднему — жилища 2, 3, 6 и средний горизонт зольника; ранний период представлен жилищами 4, 5, 7 и нижним горизонтом зольника.

Керамический материал всех трех этапов существования памятника свидетельствует, что культура поселения эволюционировала без каких-либо сильных посторонних воздействий. Задача статьи — определить связи и генезис этой культуры на раннем этапе существования памятника на основе керамики.

Ранний керамический комплекс представлен не менее чем 267 сосудами. Значительную его часть — 143 сосуда, или 53,6%, составляют баночные сосуды или слабопрофилированные горшки, соотношения диаметра и высоты которых примерно равны, а отношение диаметров днища и венчика 1 : 2. Диаметр венчика сосудов в большинстве случаев до 30 см. Наиболее распространенными примесями в тесте являются песок, дресва, слюда. Орнамент наносился на посуду с помощью гладкого, а в 8,4% случаев гребенчатого штампа. Сосуды покрывались орнаментом на 1/3 или до половины. Придонная часть, как правило, не орнаментирована. В ряде случаев орнаментация ограничивается одним-двумя поясками на шейке сосуда. Шейки сосудов украшены рядами «елочки» (33,6%), наклонных линий (24,5%), диагональной сеткой (18,2%), «елочкой» с разрядкой (17,5%) (рис. 2, 1, 2, 3—7, 9, 12, 13). Процентное соотношение элементов орнаментации сосудов по группам представлено в таблице.

ob-andronovskom-komponente-2

Почти половина сосудов (121 экз.) по шейке украшены валиками, реже воротничками. Валики налепные, ребристые. В разрезе они трехгранные, чаще всего орнаментированы «елочкой», хотя встречаются и другие виды орнамента. Между валиковыми и воротничковыми формами налепов есть промежуточные, которые свидетельствуют о том, что типологическим прообразом воротничка послужил валик, причем именно ребристый валик. Как правило, сразу под валиком идет ряд «жемчужин», иногда они чередуются с разнородными вдавлениями. «Жемчужником » украшено 46% сосудов. Можно отметить чередование рядов сетки, «елочки» и наклонных линий с рядами вдавлений (8,4%).

Орнаментация тулова мало чем отличается от орнаментации шейки. Наиболее популярными видами орнамента здесь также являются «елочка», иногда с разрядкой, ряды наклонных линий, сетка. В двух случаях встречены «жемчужины».

Puc. 2. Керамика из ранних комплексов поселения Милованово-3. 1, 2, 5—7, 9, 12, 13 — первая группа; 3,4 — вторая; 8, 10, 14 — третья; 11 — четвертая группа.

Puc. 2. Керамика из ранних комплексов поселения Милованово-3.
1, 2, 5—7, 9, 12, 13 — первая группа; 3,4 — вторая; 8, 10, 14 — третья; 11 — четвертая группа.

Орнаментацию придонной части сосудов можно отметить только в четырех случаях, причем дважды применялись вертикальные ряды «шагающей» гребенки, один раз — ряд семечковндных вдавлений и вертикальная «елочка», выполненная гребенкой.

Керамика, подобная вышеописанной, встречается на многих памятниках Новосибирского Приобья: поселениях Быстровка IV и Петушиха в Искитимском районе, Ордынское-12, Красный Яр в Колыванском районе. Красный Яр — самый северный памятник, где найдена такая керамика. Т. Н. Троицкая отмечает, что здесь валиковая баночная посуда встречается вместе с федоровской [5]. За пределами Новосибирского Приобья подобная керамика обнаружена в Восточном Казахстане [6].

Рис. 3. Гистограмма элементов орнаментации керамики с поселений Милованово-3 и Еловка. 1 — Еловка; 2 — Милованово-3.

Рис. 3. Гистограмма элементов орнаментации керамики с поселений Милованово-3 и Еловка. 1 — Еловка; 2 — Милованово-3.

В. И. Матющенко, рассматривая керамику с вышеперечисленных памятников, отнес ее к еловской [7]. Однако при сравнении посуды первого типа поселения Еловка с материалами Милованово-3 выявлены различия, которые не позволяют согласиться с этим выводом (рис. 3). В отличие от еловской керамики миловановская посуда орнаментирована лишь в верхней части. На ней почти полностью отсутствуют ряды вертикальных линий, значительно чаще используются мотивы «елочки», наклонных линий, «жемчужин», семечковидных вдавлений. Ряды наклонных линий, сетки сравнительно редко сочетаются с рядами ямок. Для миловановской посуды в общем не характерны прочерченные линии и в то же время встречаются каннелюры, которых нет на еловской посуде. На первый взгляд наибольшее сходство можно отметить в таких элементах орнамента, как зигзаг, диагональная сетка, геометрические узоры. Однако в отличие от еловской посуды керамика Милованово-3 украшена очень однообразным геометрическим орнаментом: равнобедренными треугольниками, расположенными вершинами вверх, реже — вниз. Таким образом, несмотря на определенное сходство керамики, найденной на поселении Милованово-3, с еловской посудой [8], вышеперечисленные отличия не позволяют считать ее еловской.

Вторая группа керамики представлена 34 лощеными сосудами с диаметром венчика до 16 см. Они тонкостенные, изготовлены из хорошо промешанной глины. Цвет сосудов красный, серый и черный. Их шейки слегка отогнуты наружу, реже вертикальные. Переход от шейки к тулову плавный, без уступчика. Основным типом орнаментации являются три — пять рядов каннелюров, расположенных в месте перехода от шейки к тулову, на некоторых сосудах (20,6%) под каннелюрами идет еще ряд диагональной сетки, иногда (9% сосудов) над каннелюрами располагаются равносторонние треугольники вершинами вверх. Плечики и тулово сосудов украшены только в двух случаях треугольниками. Орнаментация на этой группе сосудов в основном прочерченная (рис. 2, 3, 4).

По форме сосуды этой группы близки к андроновским горшкам. Орнаментация их пли связана с андроновской (это каннелюры и треугольники), или аналогична широко распространенной среди культур эпохи поздней бронзы (диагональная сетка). В целом она восходит к андроновским традициям. Однако техника изготовления сосудов, возможно, связана с некоторым карасукским влиянием.

Подобная посуда найдена на ряде памятников Новосибирского Приобья (поселения Чингис, Быстровка IV, Ордынское-12, могильник Бурмистрово) [9], а также на территории Северного Алтая [10] и в Восточном Казахстане [11].

Таким образом, две вышеописанные группы сосудов как по форме, так и по орнаментации сближаются с андроновской керамикой. Правда, в настоящее время нет ни одной достаточно полной публикации восточно-андроновского комплекса из поселения. Поэтому мы взяли для сравнения материалы могильников Вахрушево в Новосибирском Приобье [12] и Сухое Озеро в Минусинской котловине [13]. Гистограмма (рис. 4) показывает, что на миловановской посуде сохраняются не только виды андроновского орнамента, но и их соотношение.

ob-andronovskom-komponente-5

Среди керамики Милованово-3 мы встречаем еще один тип посуды (рис. 2, 8, 10, 14). Это горшки с короткой шейкой, имеющей плавный переход к тулову. Диаметр венчика от 10 до 26 см. Орнаментом покрывались, как правило, шейка, плечики, редко верхняя часть тулова сосуда; 6% сосудов не орнаментированы. Самым распространенным видом орнаментации являются «жемчужины», в большинстве случаев идущие без разрядки ямками (68,6%). Широко использовались также ряды наклонных линий, диагональная сетка (21,6%) и «елочка» (15,6%). Реже встречаются круглые (12%) и семечковидные вдавления (6%), которые располагаются на шейке или при переходе от шейки к плечикам. 15% сосудов этого типа украшены налепными округлыми валиками, причем в половине случаев они располагаются на переходе от шейки к плечикам, а в остальных — сразу под венчиком. Валики, как правило, орнаментированы «елочкой», диагональной сеткой, наклонными линиями. Валиков с «усами» нет, но на одном сосуде вместо валика идет ряд наклонных линий, повторяющий «усы».

Еще четыре сосуда, которые мы относим к этому типу, имеют налеп сразу под венчиком или, как его можно назвать, венчико-воротничок (рис. 2, 8).

Аналогии вышеописанной керамике мы встречаем на поселениях Восточного Казахстана [14], в лесостепном Прииртышье [15], на северо-казахстанских памятниках эпохи поздней бронзы [16]. Это так называ¬емый ильинский, или алексеевский, тип посуды. В настоящее время Милованово-3 — самый восточный памятник, где встречена подобная керамика.

Вместе с тем ряд особенностей не позволяет полностью отождествлять этот тип керамики с алексеевской. Наличие большого количества сосудов, украшенных «жемчужинами», дает основание отнести данную керамику к кругу памятников типа Розановка и Черyоозерье VIII в Прииртышье, хотя и следует отметить, что она более близка к алексеевской керамике, чем прииртышские комплексы. На наш взгляд, это объясняется тем, что Милованово находится южнее, и, следовательно, контакты его обитателей с населением степи были более прочными, чем у обитателей Розановки и Черноозерья. Визуально можно отметить наибольшее сходство рассматриваемой керамики материалами памятников Восточного Казахстана.

Последняя группа сосудов (23 экз.) тесно связана с более поздней ирменской керамикой. Эти сосуды сильно профилированы. Наблюдается тенденция к удлинению шейки и воротничка. Наиболее распространенным типом орнаментации являются диагональная сетка, ряды наклонных линий. Значительно больше, по сравнению с другими группами, доля геометрических орнаментов и меньше количество каннелюров. Тесно примыкает к этому типу керамики небольшая группа нелощенных горшков с диаметром венчика до 14 см. Они также более профилированы. Часть их не орнаментирована, другая украшена геометрическим орнаментом. В принципе они мало чем отличаются от типично ирменской посуды [17]. Однако подробное рассмотрение этой группы уже выходит за рамки нашей темы.

Хочется обратить внимание на такой общий для всей миловановской посуды элемент орнаментации, как «жемчужины». Вопрос о их происхождении пока остается открытым, но в порядке гипотезы можно выдвинуть следующее наблюдение. 2% всех сосудов орнаментированы мелкой «жемчужиной» диаметром 3—5 мм. На последующих этапах развития керамики она исчезает и заменяется крупной «жемчужиной». Возможно, что традиция мелкого «жемчужника» восходит к доандроновским памятникам, таким как Усть-Алеус-7, Крохалевка-4.

Таким образом, миловановская посуда наиболее близка к керамике Восточного Казахстана, а именно памятников малокрасноярского этапа, так как все вышерассмотренные группы сосудов имеют аналогии в малокрасноярской керамике. Андроновский компонент явился основным в сложении раннего комплекса Милованово-3. В его формировании, так же как и на малокрасноярском этапе, заметно влияние степной алексеевской культуры. Основным отличием миловановской керамики от малокрасноярской является наличие определенного воздействия еловской культуры. Непосредственного влияния со стороны карасукской культуры на формирование миловановской керамики не ощущается.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Косарев М. Ф. Древние культуры Томско-Нарымского Приобья. М., 1974; Посредников В. А. Культурно-генетическое место комплексов поселения Самусь IV и некоторых других памятников Приобья.— СА, 1972, № 4; Членова Н. Л. О культурах бронзовой эпохи лесостепной зоны Западной Сибири.— СА, 1955, №23; Кирюшин Ю. Ф., Малолетко А. М. Бронзовый век Васюганья. Томск, 1979.
2 Матющенко В. И. Елово-ирменская культура, ч. 4.— В кн.: Из истории Сибири, вып. 12. Томск, 1974.
3 Троицкая Т. H., Молодин В. И., Соболев В. И. Археологическая карта Новосибирской области. Новосибирск, 1980, с. 96.
4 Членова Н. Л. Датировка ирменской культуры. Проблемы хронологии и культурной принадлежности археологических памятников Западной Сибири. Томск, 1970.
5 Троицкая Т. Н. Памятники андроновской культуры,— В кн.: Из истории Сибири. Новосибирск, 1968.
6 Черников С. С. Восточный Казахстан в эпоху бронзы. М.— Л., 1960, табл. XXIX, 11.
7 Матющенко В. И. Еловско-ирменская культура, с. 14, 17.
8 Там же, табл. 1.
9 Мамот Б. П., Бергман Э. Д. Два новых памятника эпохи поздней бронзы на берегу Новосибирского водохранилища,— В кн.: Вопросы археологии Сибири. Новосибирск, 1973, с. 117.
10. Грязнов М. П. История древних пламен верхней Оби по раскопкам у с. Большая Речка. М., 1956.
11 Черников С. С. Восточный Казахстан…, табл. XXX, 5.
12 Троицкая Т. Н. Памятники андроновской культуры, с. 8.
13 Грязнов М. П. История древних племен…, табл. 46—49.
14 Черников С. С. Восточный Казахстан…, с. 250, табл. VII, 18, 21.
15 Генинг В. Ф., Гусенцова Т. М., Кондратьев О. М. и др. Периодизация поселений эпохи неолита и бронзового века Среднего Прииртышья.— В кн.: Проблемы хронологии и культурной принадлежности археологических памятников Западной Сибири. Томск, 1970.
16 Зданович Г. В. Керамика эпохи бронзы Северо-Казахстанской области,— ВАУ, Свердловск, 1973, вып. 12, 39.
17 Грязнов М. П. К вопросу о культурах эпохи поздней бронзы в Сибири,— КСИИМК, 1956, № 64.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика