П.Н. Шульц — Раскопки Неаполя Скифского

К содержанию 21-го выпуска Кратких сообщений ИИМК

Среди исследователей скифской культуры до сих пор господствует ошибочное представление о том, что процесс культурно-исторического развития скифов ограничивается пятью веками. [1] Этот, к сожалению, прочно укоренившийся предрассудок связан с тем, что основным источником наших суждений о скифах являлись свидетельства Геродота [2] и находки из скифских курганов, [3] по которым можно судить о культуре скифов по преимуществу ранней (VI в. до н. э.) и средней поры (V—IV вв. до н. э.). Скифские поселения разных районов и разных эпох, в которых содержится материал для всех периодов развития скифской культуры, не привлекали должного внимания археологов; лишь за последнее время в этом отношении наметился перелом. [4] Раскопки Каменского городища на Днепре [5] и Неаполя Скифского в Крыму [6] положили начало систематическому изучению культуры городского этапа скифского государства. Эти исследования доказали, что процесс развития скифской культуры охватывает по меньшей мере тысячелетие (VII в. до н. э.— IV в. н. э.), что скифы создали свое государство и строили города и что хозяйственный уклад скифов отнюдь не ограничивается формами кочевого быта. [7]

Тавро-скифская экспедиция, организованная в 1945 г. ИИМК АН СССР и Гос. музеем изобразительных искусств, имеет целью восполнить пробел наших знаний о развитии скифского государства и о культуре поздних скифов в Крыму. Для решения этой задачи экспедиция построила свою работу по системе отрядов, подчиненных единому научному руководству. Симферопольский отряд копает Неаполь Скифский и исследует скифские и таврские поселения предгорного Крыма; бахчисарайский отряд изучает таврские и скифские памятники в горном Крыму; перед перекопским отрядом поставлена задача решить вопрос о времени сооружения, о назначении и структуре так называемого Турецкого рва и вала. Есть основания предполагать, что названный ров сооружен не турками, а скифами, и является не только оборонительным рубежом, но и каналом, соединяющим воды Черного и Азовского морей. [8]

Рис. 5. План городища Неаполя Скифского

Рис. 5. План городища Неаполя Скифского

Из всех известных нам скифских городищ Крыма наиболее крупное и хорошо укрепленное — городище, расположенное на юго-восточной окраине Симферополя (рис. 5). Первые раскопки на нем были произведены археологом Бларамбергом в апреле 1827 г. [9] Здесь были обнаружены надпись на древнегреческом языке, упоминающая скифского царя Скилура, и портретные рельефы с изображениями царя Скилура и его сына Палака. [10] Предположение Бларамберга о том, что данное городище является Неаполем Скифским, [11] полностью оправдалось раскопками последних лет. [12]

Неаполь Скифский расположен на левом берегу Салгира, на одной из возвышенностей второй гряды Крымских гор. С СВ город был недоступен благодаря почти отвесному обрыву Петровских скал, с запада его ограждала глубокая Петровская балка, с юга — мощная оборонительная стена. Площадь укрепленной части города достигает 20 гектаров.

Раскопки 1945—1946 гг. были проведены в трех пунктах: в жилых кварталах, в районе городской стены и на некрополе. В жилых кварталах рядом с раскопками Бларамберга и Уварова, [13] невдалеке от городской стены, нами было обнаружено крупное здание с большим подвалом (12.60 X 5 X 65 X 0.60 м), вырубленным в скале. К зданию, сооруженному в III в. до н. э., примыкал обширный двор с многочисленными зерновыми ямами. Находки зерен пшеницы, ячменя и проса и обилие зерновых ям в Неаполе [14] свидетельствуют о крупном значении земледелия в хозяйстве крымских скифов. Указания на это имеются и у Страбона; [15] Судя по обилию костных остатков, не меньшее значение имело и скотоводство. Подсчеты, произведенные В. И. Цалкиным, дают основание полагать, что в составе стада количественно преобладали лошади, а затем крупный и мелкий рогатый скот. [16] Из диких животных интересно наличие исчезнувших в Крыму кабана, сайги и бобра. Рыбьих костей не встречено.

Из найденных здесь местных изделий привлекают внимание скифские сосуды, частью хорошего обжига, выполненные на круге. Сходная посуда была найдена на городище Кермен-Кыр, близ Симферополя в скифской гончарной печи, технически хорошо сконструированной. [17] Очевидно, гончарное ремесло крымских скифов в эллинистическое время начало уже терять характер домашнего ремесла. Посуда частично производилась на сбыт. Процесс отделения ремесла от земледелия прослеживается и на других отраслях производства.

Обилие привозной керамики, амфор из Родоса, Книда, Коса, Синопа, Пантикапея и Херсонеса свидетельствует о широте торговых связей Неаполя Скифского с самыми различными центрами эллинистического мира. Здание с подвалом, где указанные амфоры были найдены, имело черепичную кровлю, рухнувшую внутрь здания. На черепице встречались синопские клейма. Стены здания, судя по найденным обломкам, были облицованы лощеной глиняной обмазкой коричневого цвета; частью оштукатурены и расписаны красной, желтой и зеленой красками. Здание было разрушено на рубеже II и I вв., очевидно, во время захвата Неаполя греческими войсками. В первые века нашей эры на этом месте возникают новые постройки из мелкого рваного камня. Жизнь города, по данным раскопок, прекратилась в IV в. н. э. Таким образом, Неаполь просуществовал около семи веков (с конца IV в. до н. э. по IV в. и. э.). Впрочем, отдельные найденные здесь керамические фрагменты относятся к V—VI вв. н. э.

Рис. 6. Городская стена Неаполя Скифского с востока

Рис. 6. Городская стена Неаполя Скифского с востока

Городская стена. Неаполя (рис. 6) носит циклопический характер и резко отличается от стен греческих городов колоний — Ольвии и Херсонеса. Она значительно толще стен названных городов, достигая в исследованном участке 8.4 м ширины. Сложена она не из квадров, а из рваного камня, и не насухо, а на глиняном растворе. Панцырь ее сооружен из крупных каменных глыб, центр забит бутом. Построена стена в III в. до н. э. Первоначально она имела 3.5 м ширины, но во II в. до н. э. стена была расширена и укреплена. В конце II в. до н. э. к стенам Неаполя подошли греческие войска во главе с Диофантом, полководцем Митридата Евпатора. [18]

Рис. 7. Неаполь Скифский. Вид мавзолея с запада

Рис. 7. Неаполь Скифский. Вид мавзолея с запада

Самое крупное достижение экспедиции 1946 г. — открытие у городских стен Неаполя монументального каменного мавзолея с многочисленными погребениями скифской знати (рис. 7). Проведение раскопок мавзолея было поручено H. Н. Погребовой, посвятившей этому интересному памятнику специальную статью, помещенную в настоящем выпуске «Кратких сообщений». Поэтому я в своей заметке ограничусь лишь отдельными замечаниями о мавзолее, заслуживающем специального монографического исследования. Почти квадратный план мавзолея, его размеры и характер его дверного проема вызывают в памяти склепы царских скифских курганов Керченского полуострова [19] и Мелитопольского района. [20] Но в обстановке Неаполя Скифского традиционные формы подземного склепа были применены для надземного сооружения, окаймленного выступами городской стены. Принцип постройки склепа непосредственно около стены, быть может, заимствован в Неаполе от Херсонеса, где такие склепы применялись, по преимуществу в римское время. [21] В лицевой кладке южной стены мавзолея, сложенной в принципе «кордонами на ребро, плитами на образок», сказалось воздействие греческой архитектуры. [22] Напротив, в каменной гробнице, с погребением скифского царя, ради которого, по всей вероятности, и был возведен мавзолей, есть общие черты с каменными ящиками крымских тавров. [23] Характер перекрытия мавзолея остается неясным. Обилие деревянных плах, рухнувших внутрь сооружения, говорит о том, что в перекрытии был деревянный каркас. Большое количество сырца, заполнившего мавзолей, могло упасть или с его стен, если верхняя часть каменных стен была дополнена сырцовой кладкой, или же сырец был использован и для перекрытия и уложен поверх его деревянной основы.

Мавзолей, обнаруженный в Неаполе, является уникальным памятником городской погребальной архитектуры поздних скифов. В погребальном обряде, представленном в мавзолее, скифская обрядовая основа [24] осложнена греческими воздействиями (деревянный резной саркофаг с позолотой и росписью, привозная греческая посуда, боспорская торевтика, резные камни и бусы и пр.), но в ней не менее сильны и сарматские элементы (характер вооружения, уздечные наборы, многие золотые украшения сарматских типов). Черты связи с культурой тавров выражены слабее. Помимо погребения в каменном ящике, они сказались в отдельных сосудах, в частности в курильницах с резным орнаментом с изображениями солнца. Сходный мотив встречен в керамике таврского поселения в Кизил-Кобе.

Погребения мавзолея отражают блестящие этапы расцвета культуры Неаполя Скифского во II в. до н. э. и в I в. н. э.

Рис. 7-а. Неаполь Скифский. Роспись западной стены склепа № 9.

Рис. 7-а. Неаполь Скифский. Роспись западной стены склепа № 9.

Крупное научное значение имеет открытие в некрополе Неаполя склепов со стенной живописью. Главный хранитель Центрального музея Крыма В. П. Бабенчиков применил для розыска склепов новый любопытный способ: по пятнам растительного покрова, реагировавшего на древние ямы, он находил входы в склепы. За два года исследованы 28 склепов, тянущихся по склонам Петровской балки и вдоль восточного склона второй гряды Крымских гор. Именно здесь и было обнаружено 5 склепов с живописью. Из них наибольшее научное значение имеет склеп № 9. В нем применен своеобразный синтез архитектурных форм, скульптурной орнаментации и живописи. Склеп этот, как и остальные, имеет дромос, входное отверстие, заложенное плитой, и погребальную камеру, вырубленную в известняковой скале.

Против входа, на лицевой стене, развертывается повествовательная композиция, нанесенная непосредственно на известняк в три цвета (красный, желтая охра и сажа), без применения штукатурки (рис. 7а). Слева изображен ковер с шахматным узором, рядом скиф с лирой, в центре — всадник, справа — охота на кабана. Изображение сверху обрамлено орнаментом в виде стрел, треугольников и зигзагов, образующих своего рода полог. Эта орнаментация придает склепу характер жилья, убранного тканями, в котором сохраняются черты убранства кочевой юрты. В склепе особенно интересны ниши, имитирующие скифские постройки, украшенные резными головами коней, вызывающими в памяти резьбу русских изб. Склеп № 9 дает нам представление о своеобразной по стилю живописи поздних скифов, созданной на рубеже эллинистической и римской эпох.

Проведенные экспедицией археологические разведки доказали, что Неаполь Скифский занимает узловую позицию в целой системе скифских городов, укреплений и селищ, расположенных в долинах Салгира, Альмы, по западному побережью Крыма [25] и вдоль древних дорог, ведущих из степей через предгорье к южному побережью.

В результате работ экспедиции начинают вырисовываться контуры своеобразной и яркой культуры поздних скифов в Крыму, пронизанной эллинистическими и сарматскими элементами. Установлены два этапа расцвета этой культуры (III—II вв. до н. э. и I—II вв. н. э.). Раздвинуты хронологические рамки исторического развития скифов. Доказано наличие у крымских скифов культуры городского характера, сложившейся на основе укрепившегося в Крыму скифского государства. Определено местоположение Неаполя, являвшегося главным городом государства поздних скифов Уточнены границы города и определены периоды его развития. Установлена связь города с прилегающими городищами и селищами. Доказано наличие у поздних скифов впервые открытой стенной живописи. В характере городищ, жилищ, посуде, деревянной резьбе, орнаменте намечен ряд точек соприкосновения с культурой древних славян, с русским и украинским народным искусством.

Обильный антропологический материал дает возможность в ближайшее время внести ряд новых данных в вопрос об этнической принадлежности крымских скифов, имеющих ярко выраженные европеидные черты.

1 Периодизация, ограничивающая хронологические рамки скифской культуры VII—III вв. до н. э., предложена М. И. Ростовцевым в его работе «The Animal style on South Russia and China», Princestons, 1929, стр. 23 сл.
2 Herodot IV. Данные Геродота о скифах сосредоточены в труде В. В. Латышев а «Известия древних писателей о Скифии и Кавказе», СПб., 1893, стр. 4—57.
3 Наиболее обстоятельный обзор находок скифских курганов дал М. И. Ростовцев в своем капитальном труде «Скифия и Боспор». Л., 1925.
4 Материалы к Всес. археол. совещанию, М., 1945.
5 Б. Н. Граков. Каменское городище на Днепре. КС ИИМК, 1946, вып. XIII,
6 П. Н. Шульц. Тавро-скифская археол. экспедиция в Крыму. Сов. Крым, Симферополь, 1946, вып. 2.
7 Тенденция к ограничению хозяйственного уклада скифов формами кочевого быта при недооценке классообразующих процессов в скифском общественном укладе наметилась в работе С. Л. Семенова-Зусера «Родовая организация у скифов Геродота». Изв. ГАИМК, 1931, т. XI, вып. 1.
8 Данные об этом сосредоточены в работе Л. Д. Дмитрова «Перекопский ров и вал». Изд. АН УССР, Киев, 1940.
9 Blaramberg. De la position des trois forteresses Tauro-Scythe dont parle Strabon, 1831. Пер. в ИТУАК, 1889, вып. 7.
10 П. Н. Шульц. Скульптурные портреты скифских царей. КС ИИМК, 1946, вып. XII.
11 Неаполь упоминается Страбоном (VII, А, 7, стр. 312), а также в декрете в честь Диофанта, в котором указано местонахождение Неаполя «в середине Скифии», т. е. в середине Таврического полуострова (IosPE, 12, N 352).
12 П. Н. Шульц. Тавро-скифская экспедиция в 1946 г. Сов. Крым, 1947, вып. V.
13 А. С. Уваров. Извлечения из отчета об археологических разысканиях в 1853 году. Пропилеи, т. IV, стр. 525—527.
14 Н. А. Эрнст. Неаполь Скифский. Вторая конференция археологов в Херсонесе, Севастополь, 1927, стр. 23—28.
15 Strabo, VII, 4, 6, стр. 311.
16 Те же соотношения костных остатков установлены во время работы 1926 г. Н. Л. Эрнст (указ. соч., стр. 25).
17 Сжатое описание печи, исследованной О. И. Домбровским, и ее чертеж имеются в моей статье (Сов. Крым, 1946, вып. 2, стр. 107, рис. 3, стр. 111—112).
18 Наиболее яркая характеристика событий этого времени дана в работе С. А. Жебелева. «Последний Перисад и скифское восстание на Боспоре». ВДИ, 1938, вып. 3—4.
19 Е. Minns. Scythians and Greeks. Cambridge, 1913, стр. 194, 196, рис. 86, S7, 89.
20 OAK, 1894, стр. 78, рис. 110, 111.
21 Г. Д. Белов. Римские пристенные склепы. Херсонесский сборник, Севастополь, 1927, вып. 2.
22 Этот тип кладки хорошо представлен как в Ольвии (ИАК, вып. 13, стр. 11, рис. 5), так и в Херсонесе (К. Э. Гриневич. Стены Херсонеса, ч. II, Херсонесский сборник, V, Севастополь, 1927, стр. 18, рис. 13; стр. 19, рис. 14).
23 Н. И. Репников. О так называемых дольменах Крыма. ИТУАК, Симферополь, 1910, вып. 44; Сообщения ГАИМК, 1931. вып. 7, рис. на стр. 24.
24 Интересный склеп с массовыми захоронениями обнаружен Кулаковским в одном из курганов близ Тавеля, в 14 км к ЮВ от Неаполя. Здесь было найдено около 100 костяков (ОАК, 1897, стр. 36—38; Сов. археология. 1946. вып. VIII, стр. 114сл.).
25 П. Н. Шульц. О работах Евпаторийской экспедиции. COD. археология, 1937, вып. III. Археол. исследования в РСФСР в 1934—1936 гг. Изв. АН СССР, 1941, стр. 265—277.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика