Ширин Ю.В. Городище Городок и его окрестности в древности

Ширин Ю.В. Городище Городок и его окрестности в древности // Кузнецкая старина. Новокузнецк: Изд-во «Кузнецкая крепость», 2004. Вып. 6. С. 69-112.

Внимательное отношение дореволюционных крестьян Кемеровского Притомья к древностям родного края весьма поучительно. Весной 1906 г. у с. Елыкаево был выпахан «клад», состоящий из железных мечей, кинжалов, копий, наконечников стрел, бронзовых зеркал и культовых изображений. Из земли было извлечено более 140 предметов. Все это было передано в Губернское управление (в то время центром губернии был г. Томск), а оттуда коллекция древностей поступила в Археологический музей Томского университета, где и хранится поныне. И это был не единичный факт. Одна из деревень современного Старочервовского сельсовета Кемеровского района даже была названа в честь археологического памятника — это д. Городок (Рис. 1). Она была основана в 1924 г. выходцами из с. Старочервово.

Вот что рассказал У.Э. Эрдниеву в 1954 году один из первопоселенцев деревни Городок Н.Ф. Бурдин (1872 г. р.)[REF]Эрдниев У.Э. Отчет об археологической разведке на реке Томи в 1954 г. // Архив НКМ. НФ-Д. On. 1. Р. 1. Д. 23. Л. 26-[/REF].

В 1910 г. в с. Старочервово для перепланировки участков на кабинетских землях приехал из Барнаула землеустроитель РингС. Он поселился у Н.Ф. Бурдина и нанял его в качестве кучера и помощника. Объезжая район проведения землеустройства, они натолкнулись на древнее городище. Рингс, живо интересовавшийся древностями, не удержался и организовал небольшие раскопки. В них принял участие и Н.Ф. Бурдин. Рингс выкопал 3-4 шурфа на внутренней площадке городища и вскрыл часть земляного вала. В шурфах встречались заполненные золой очаги, фрагменты керамики, кости различных животных. В ходе раскопок вала была найдена груда круглых камней величиной с кулак. Некоторые находки Рингс забрал с собой в Барнаул. Несмотря на то, что ничего особенного в ходе раскопок на городище найдено не было, сам факт приобщения к древностям так сильно повлиял на Н

Рис. 15. Поселение Городок-3. 1-3, 5, 6 — керамика; 4 — галечное грузило

Рис. 15. Поселение Городок-3. 1-3, 5, 6 — керамика; 4 — галечное грузило

.Ф. Бурдина, что он позднее и переселился в это место и назвал новую деревню Городком в честь необычного соседства.

В 1940 г. городище Городок было обследовано томским археологом Н.А. Чернышевым. Он отметил, что на западной части городища особенно ясно видны ров и вал с бастионами. На внутренней площадке укрепления Н.А. Чернышев зафиксировал ямы, которые связал с остатками жилищ, а в овраге, ограничивающем городище с СВ, обнаружил полусгнившие бревна, укреплявшие когда-то обрыв. В нескольких местах береговой осыпи были отмечены угли от сгоревших сооружений, а также собраны шлаки от железоплавильных печей. Н.А. Чернышев предположил, что имеет дело с остатками земляной крепости XVIII в. 1

В 1954 г. городище Городок обследовал У.Э. Эрдниев. У.Э. Эрдниев составил развернутое описание памятника, подробно характеризуя элементы фортификации с использованием метрических данных. Составляя глазомерную схему (в масштабе 1:400), он отметил на внутренней площадке городища 24 западины овальной и подпрямоугольной формы 4×4,5 м от жилищ. Исходя из характера укреплений городища, У.Э. Эрдниев «весьма ориентировочно» датировал памятник в пределах XIV-XVI вв. 2

В 1958 г. городище Городок посетили сотрудники Кемеровского областного краеведческого музея Г.П. Сафронюк и В.Н. Алексеев. Они отметили хорошую сохранность памятника, составили две глазомерных схемы (в масштабах 1:2500 и 1:500), а также заложили несколько шурфов 3. В очередной раз городище было обследовано в 1962 г. А.И. Мартыновым. Пробных раскопок не производилось 4.

С 1960 г. в 120 м к ЮЗ от городища Городок начинает строиться турбаза. К середине 1990-х гг. участок земли, на котором располагается городище Городок, был передан под дополнительные постройки турбазы АО «Северные сети» (Кузбассэнерго). Возникла реальная угроза уничтожения памятника. На его территории были вкопаны столбы разметки земельного участка, началось обрушение склонов при прокладке новых троп и спусков к реке. Такую ситуацию мы застали в мае 1997 г., когда в ходе изучения позднесредневековых и русских памятников Притомья решили уточнить культурно-хронологический характер городища Городок.

Поставив в известность администрацию Кемеровского района и АО «Северные сети» о неправомерности включения городища Городок и его охранных зон в территорию турбазы, мы предприняли необходимые действия для вывода данного земельного участка. Руководство АО «Северные сети», препятствуя выводу земель, опиралось на утверждение местных жителей 5, что наблюдаемые рвы — это остатки партизанских траншей периода гражданской войны и, следовательно, археологического интереса не представляют.

Подтвердить статус памятника простой ссылкой на официальный «Список памятников Кемеровской области» оказалось затруднительно. Несмотря на то, что городище Городок неоднократно посещалось археологами, кроме его краткого описания и нескольких глазомерных схем ничего для документальной фиксации не было сделано.

Рис. 1. Место расположения археологических памятников в районе д. Городок: 1 - городище Городок; 2 - поселения Городок-3, Городок-4; 3 - курганная группа Городок-2; 4 - поселения Шевели-1, Экран-1; 5 - поселение Длинное Озеро; 6 - поселение Старочервово-4; 7 - поселение Старочервово-2

Рис. 1. Место расположения археологических памятников в районе д. Городок: 1 — городище Городок; 2 — поселения Городок-3, Городок-4; 3 — курганная группа Городок-2; 4 — поселения Шевели-1, Экран-1; 5 — поселение Длинное Озеро; 6 — поселение Старочервово-4; 7 — поселение Старочервово-2

По необъяснимой причине уникальный по своей типологии для Среднего Притомья памятник в первоначальном списке археологических памятников Кемеровского района Кемеровской области был отмечен как два совершенно разных памятника неопределенной культурной принадлежности и датировки (под №21 как городище Городок и под №31 как городище Старочервово-III) 6. Затем, в обновленном списке, фигурирует только городище Старочервово-III, причем с откуда-то взявшейся датировкой ранним железом 7. Не удалось обнаружить в фондах Кемеровского областного краеведческого музея и материалы шурфовки на городище Городок, произведенной Г.П. Сафронюком и В.Н. Алексеевым в 1958 году.

Таким образом, для подготовки официального требования о выводе земель нам было необходимо не только провести инструментальную съемку плана памятника, его фотофиксации, но и осуществить раскопки разведочного характера. Последнее было нужно для определения культурной принадлежности памятника и его датировки. В сжатые сроки летом 1997 г. нами были выполнены все необходимые работы и подготовлены требующиеся документы. Информация об этих предварительных исследованиях была опубликована 8.

Опираясь на результаты проделанной нами работы, администрация Кемеровского района подготовила распоряжение об отмене предыдущего решения о расширении земельного участка турбазы АО «Северные сети» и о выводе из него археологического памятника городища Городок с охранными зонами. Учитывая уникальный характер этого памятника и сохраняющуюся угрозу его разрушения, нами было подготовлено предложение о музеефикации городища. Эта инициатива была поддержана администрацией Кемеровского района во главе с А. К. Глебовым. Началась работа по созданию музея.

Уже 1 июня 1998 г. на основе инфраструктуры турбазы был создан учебно-научный центр этноэкологических исследований КемГУ — «Тюльберский городок». Здесь ежегодно стала проводиться археолого-этнографическая и биологическая практика для студентов КемГУ и школьников гимназий. Кроме раскопок и реставрации городища исследуются окрестные памятники живой и неживой природы с целью создания здесь биозаповедника. Одновременно архитекторами разрабатывался проект зон охраны и генплан будущего этноэкологического музея под открытым небом, была сделана детальная инструментальная съемка окрестностей памятника в масштабе 1:500.

По разработанной концепции музеефикации городища Городок предполагается частичная реконструкция укреплений после полного археологического исследования восстанавливаемых участков.

Рис. 2. План городища Городок с обозначением исследованных площадей.

Рис. 2. План городища Городок с обозначением исследованных площадей.

Планируется воссоздать только северо-западный участок фортификационной линии от северного оврага до редана-2. Реконструированный участок будет включать редан-1 и западный проход. Воссозданию подлежит и 2-3 постройки на внутренней площадке городища. Большая часть городища будет сохраняться в виде археологического объекта. На протяжении 1997-2000, 2002 гг. автором были проведены археологические раскопки намеченных к реконструкции объектов городища Городок и участка его фортификационных сооружений.

Предварительные итоги этих исследований обсуждались на нескольких конференциях 9. В 2000-2001 гг. осуществлена реконструкция участка дерево-земляных укреплений городища Городок, включающего стену, редан-1, ров и западный проход (Рис. 14, А). Исследования и реконструкция городища продолжаются.

Городище Городок расположено на северо-восточной окраине д. Городок (ныне дачный поселок), в 120-200 м выше по течению, на краю правобережной коренной террасы р. Томи, которая на данном участке течет с СВ на ЮЗ. Терраса, на которой расположено городище, имеет высоту 18-20 м от уреза воды (в межень). Окружающий городище район — лесостепь с распаханными полями. Только в 15-18 км к СВ от городища начинается тайга. Противоположный, левый берег р. Томи — широкая пойма с небольшими болотистыми участками и старицами, примыкающая к устью р. Уньги. На пойме вдоль стариц произрастают невысокие кустарники, на гривах — осины и березы. Весь окружающий городище район удобен для выпаса скота, многоводная река богата различными видами рыбы. С коренной террасы в районе городища прекрасный стратегический обзор.

Вся площадь городища и примыкающий к нему участок берега поросли деревьями, преимущественно березами, мелким кустарником и папоротником. Согласно рассказу местного населения, зарастать данный участок начал с конца 1940-х гг. В настоящее время ведется планомерное сведение древесной и кустарниковой растительности с площади памятника. Крутой и обрывистый склон террасы закреплен кустарником и молодой порослью деревьев, частично задернован. На северо-востоке естественной границей городища является большой овраг. Его ширина — 16-19 м, глубина — до 10-15 м. Борта оврага размываются, что представляет существенную угрозу для памятника. В дальнейшем необходимо будет провести мероприятия по приостановке роста оврага. К 3 и СЗ от городища Городок на расстоянии 20-25 м от края рва напольная площадка разрушена хозяйственными ямами периода начала коллективизации. Тогда здесь были устроены специальные ямы для замеса глины. Эти разрушения в настоящее время являются объективной границей охранной зоны городища на данном направлении.

Ров и вал городища хорошо заметны в рельефе местности (Рис. 2). Они дугой ограничивают с СЗ-З-ЮЗ внутреннюю площадку городища. Северо-восточный край линии укреплений обрывается в овраг, а юго-восточный выходит на кромку террасы. Вдоль кромки террасы вал не прослеживается. Максимальные размеры внутренней площадки городища с ЮЗ на СВ — 46-48 м, а с СЗ на ЮВ — 42-44 м. Площадь городища Городок составляет около 2000 кв. м. Максимальная высота вала над внутренней площадкой городища 0,6-0,7 м. С напольной стороны перед рвом фиксируются участки повышения рельефа, иногда выходящие на уровень гребня вала. Вероятнее всего, это выброс грунта при подновлении рва.

Вал городища, повторяя конфигурацию рва, имеет в напольную сторону несколько тупоугольных выступов со срезанной вершиной — реданов (иногда ошибочно называемых бастионами). Для удобства дальнейшего описания мы присвоили реданам порядковые номера. Редан-1 устроен на северо-восточном краю вала.

Его вершина находится в 14-15 м от края оврага. Редан-1 в плане имеет форму близкую к равнобедренной трапеции, широким основанием внутрь городища. Он выступает за линию вала (условно намечаемую по его гребню) на 2-3 м. Высота гребня вала на редане-1 относительно внутренней площадки городища не превышала 0,7 м. Редан-1 со стороны внутренней площадки имеет ширину 8 м. На его северной кромке растут березы. Редан-2 с внутренней стороны имеет ширину 9 м. Это самый крупный из реданов городища Городок. Центральное и угловое положение редана-2 в системе укреплений городища отразилось на более сложной его конфигурации, чем у остальных реданов, что особенно хорошо фиксируется по очертаниям рва. Контур рва перед реданом-2 показывает, что последний, видимо, имел не три, а четыре грани. То есть, редан-2 по своим фортификационным особенностям более напоминает полубастион. После редана-2 линия вала меняет свое направление с СВ-ЮЗ на С-Ю. Редан-3 с внутренней стороны имеет ширину 5 м. После редана-3 линия вала меняет направление с С-Ю на СЗ-ЮВ.

Редан-4 выделен условно, так как фиксируется только первая после прямой линии вала грань выступа.

Во рву есть две перемычки (с 3 и Ю) для прохода с напольной стороны на городище. Одна из них (западная) расположена посередине между первым и вторым реданами. Ее ширина около 0,7 м. Данной перемычке во рву соответствует разрыв-понижение вала. В дни работ на городище (9 июля) было отмечено, что солнце садится за линию горизонта в створе с этим разрывом вала (азимут ЗООе). Вторая перемычка (южная), шириной 0,6 м, примыкает к южной грани третьего редана. Ее необычное расположение и отсутствие соответствующего прохода в валу позволяют предположить, что данная перемычка возникла позже разрушения городища. Но не исключено, что эта перемычка была оставлена намеренно, закрывая устье открытого в сторону склона террасы участка рва, для предотвращения его размывания дождевыми потоками.

Рельеф внутренней площадки городища неровный. Много ям и бугров неясной конфигурации. Вопреки наблюдениям У.Э. Эрдниева, нам не удалось зафиксировать выраженные жилищные западины (24 ямы — по У.Э. Эрдниеву). Более того, мы пришли к выводу, что с жилыми объектами следует связывать холмообразные возвышения на площади городища. Но и они не имеют правильных очертаний. Подсчет их весьма субъективен. Видимо, их не более 13. Часть мелких слабовыраженных западин небольшой площади, примыкающих к жилищам, оказалась следами хозяйственных полуземлянок. На внутренней площадке городища отмечены относительно свежие ямы. Некоторые из них очень крупные и глубокие (3x3x1 м). Возможно, это шурфы Рингса. Много мелких шурфов (0,5×0,5 м), сделанных в 1950-60 гг., выявлено после расчистки территории памятника от зарослей кустарника и после того как примялась лесная подстилка.

Перед началом раскопок была произведена инструментальная съемка плана городища Городок в масштабе 1:500. Для более подробной фиксации особенностей рельефа памятника сечение горизонталей сделано через 10 см. Площадь памятника была разбита на квадраты 2×2 м (сетка квадратов несколько шире искусственных и естественных границ городища). С востока на запад линии квадратов были обозначены буквами русского алфавита (при их нехватке последующие линии будут обозначаться буквами латинского алфавита, начиная с конца), с севера на юг — арабскими цифрами. Замеры уровней рельефа делались по углам квадратов относительно постоянного условного репера (R=0), установленного в центральной части городища в юго-восточном углу кв. Ф-17. На участках, подвергающихся раскопкам, проводилась микротопосъемка по сетке квадратов 1×1 м и 0,5×0,5 м, с сечением через 5-10 см.

Намечая частичное или полное исследование того или иного объекта городища, мы ориентировались на известный опыт исследования аналогичных археологических памятников Западной Сибири. Позднее, нарабатывая опыт и анализируя результаты, полученные на каждом из вновь отработанных участков, мы корректировали методику раскопок. Кроме особо тщательного исследования культурного слоя нам приходилось учитывать потребности реконструкции исследуемых объектов и их музеефикации.

Исследования производились последовательными раскопами, включающими отдельные объекты и основные конструктивные участки фортификационной линии. В настоящее время 9 раскопов слились в единый раскоп общей площадью около 500 кв. м. После удаления дерна грунт снимался пластами по 15 см с последующей зачисткой поверхности раскопа. Грунт снимался до уровня глинистой супеси, чтобы выявить все возможные ямы и столбовые конструкции. Наблюдение и фиксация стратиграфии памятника проводились по профилям стенок и бровкам, которые оставлялись в среднем через 4 м с С на Ю и с 3 на В. На планах фиксировались все выявляемые объекты (отдельные находки, фрагменты керамики, шлаки, кости, кусочки обугленных деревянных конструкций, прокаленная почва), замерялся их уровень залегания от единого R=0. Особое внимание уделялось выявлению и фиксации in situ древесных углей. Отмечалась не только их глубина, но и углы залегания.

Для уточнения характеристик фортификационных сооружений еще в 1997 г. был сделан разрез через вал и ров. Тогда мы разбили раскоп-1 1×13 м (Р ис. 3, А), в 1 м к С от западного прохода. Полученный разрез позволил определить первоначальную глубину рва, но ограниченная ширина раскопа-1 не позволила, опираясь на планиграфию обугленных остатков деревянных частей укрепления, предложить его убедительную реконструкцию. Для получения дополнительных планиграфических наблюдений и выявления конструктивных элементов «вала», были проведены его раскопки широкими площадями.

Был исследован западный разрыв в валу городища. Обстоятельства работы были таковы, что решать задачу выявления конструктивных элементов входного узла было необходимо при минимальном объеме земляных работ. Уже определив, что основные конструктивные элементы вала залегают на его внутренней половине, мы соответственно и разбили площадь раскопа-5. Он был сориентирован вдоль линии вала, то есть с ЮЗ на СВ. Северо-западная стенка раскопа-5 проходила по гребню вала, пересекая разрыв прохода поперек (здесь была оставлена бровка). Вдоль прохода, на СЗ была сделана прирезка с оставлением бровки поперек перемычки во рву, то есть под некоторым углом к сетке раскопа.

На северо-восточном участке укреплений был исследован редан-1. На его площади был разбит раскоп-6. Редан-1 не удалось вписать в рамки прямоугольного раскопа, так как на его северной кромке росли березы. Их мощная корневая система не позволила вскрыть внешнюю часть вала. Северную часть раскопа-6 пришлось, как и в раскопе-5, разметить по линии вала с ЮЗ на СВ.

Рис. 3. Городище Городок. А — раскоп-1 и профиль его южной стенки (разрез через вал и ров); Б — жертвенный комплекс в кв. Р-15; В — металлургический комплекс в кв. Ф-14, У-14

Рис. 3. Городище Городок. А — раскоп-1 и профиль его южной стенки (разрез через вал и ров); Б — жертвенный комплекс в кв. Р-15; В — металлургический комплекс в кв. Ф-14, У-14

При исследовании редана-1, так же как и в прочих случаях при раскопках остатков деревоземляных укреплений, основное внимание уделялось выявлению и точной фиксации обугленных конструктивных элементов и стратиграфических особенностей, выявляемых в толще культурного слоя объектов.

Кроме элементов фортификации было решено исследовать несколько жилищ на внутренней площадке городища. Для раскопок было выбрано два возвышения — одно на центральном участке городища (раскоп-4, жилище-1), другое на периферийном (раскоп-8, жилище-2). Микротопосъемка площади раскопов и мест предполагаемого временного размещения отвалов отработанного грунта позволила выявить некоторые конструктивные особенности остатков жилищ, которые не фиксируются иначе. Через центр жилищ для фиксации стратиграфических особенностей были оставлены бровки шириной 20 см.

Раскопы 2, 7 и 9 были заложены на межжилищном пространстве в центральной части городища. В этих раскопах бровки размечались через каждые 4-6 м, крест-накрест. Основными задачами, которые решались в ходе работ на данных участках, были: полное исследование внутренней площади городища напротив западного входа для включения в реконструируемую часть; выявление возможных опорных конструкций деревянного заплота или хозяйственных построек, примыкающих к стене, а также хозяйственных ям и объектов на межжилищном пространстве.

После окончания исследований на площади раскопов они рекультивировлись, с сохранением выявленной исходной глубины рва и фиксацией опорных точек в планиграфии выявляемых построек, для удобства дальнейшей их реконструкции.

Линия фортификации

Ров к СВ от прохода был исследован до редана-1 двумя поперечными раскопами (раскоп-1 и 3), а к ЮЗ расчищен от заполнения до редана-2. До раскопок ширина рва была 2,5-3 м, а глубина от уровня напольной площадки — 0,6-1,2 м. Поверхность равномерно, но не плотно задернована. В ходе сооружения и подновления рва выброс грунта производился в напольную сторону, отчего с напольной стороны образовался пологий гребень высотой до 0,6 м. Стратиграфия заполнения рва прослежена по нескольким разрезам (Рис. 3, А). В заполнении рва на дне прослежена темная илистая прослойка, свидетельствующая о затоплении рва талыми водами, выше отмечены кусочки углей и прокаленной почвы. Здесь же найдены единичные куски железного шлака, керамики (Рис. 4, 9) и кости животных. Но особенно много костей было в выбросе с напольной стороны. Стратиграфия этого выброса позволяет предполагать, что ров подновлялся всего один раз.

С напольной стороны, от уровня погребенной выбросом изо рва почвы, его глубина достигала на расчищенных участках 1,4-2,5 м, а ширина 3-3,5 м. Более крутым был контрэскарп — стенка рва противоположная напольной стороне. Между рвом и валом была берма шириной до 1 м — площадка, препятствующая заполнению рва оплывающим грунтом вала.

Вал. Его ширина достигала 5 м, а высота от уровня внутренней площадки — 0,9 м. В ходе разборки вала в его толще ближе к осевой линии, встречались прослойки древесных углей и обугленные остатки от плах (полубревен), преимущественно лежащих параллельно валу. Плахи имели ширину не менее 30 см. Ядро вала прокалено. Причем прогрев вала происходил с внутренней части городища, в результате горения некой конструкции, которая подпирала земляную часть вала. Прокаленная насыпь вала сохранила слепки сгоревшего мусора, который был погребен землей. Это были сосновые ветки, хвоя и шишки.

Верхняя часть вала состояла из песчаного материкового грунта, который при разрушении вала оплыл преимущественно в сторону внутренней площадки городища. На оси вала через 1-2 м выявлены основания вертикальных столбов. Под валом на полосе шириной 3,2 м прослежена погребенная почва, без каких-либо культурных остатков.

На предвходовых участках вала лучше, чем в других исследованных частях фортификационной линии городища, сохранились и были зафиксированы деревянные элементы в конструкции стены. Особенно хорошо они сохранилась к ЮЗ от прохода. Здесь была выявлена линия из 4 последовательно вкопанных столбов. Верхние торцы сгоревших столбов и части горизонтальных плах заплота расчищены на древнем уровне обитания. Прослежены и отпечатки плах заплота в прокаленном грунте вала. Судя по этим отпечаткам, полубревна были уложены расколотой частью к внешней земляной обваловке. Столбы были сосновыми. Их толщина не превышала 20 см. Уровень заглубления оснований столбов от уровня погребенной почвы был различный: одни из них закопаны на глубину -47-48 см, другие на глубину -21-22 см, а один из столбов был закопан на глубину -68 см. Все столбы зафиксированы склоненными во внутрь городища под сходными углами так, будто данный участок стены рухнул одновременно. Нижние части столбов не обуглены. К СВ от прохода также выявлены опорные столбы заплота на расстоянии около 2 м друг от друга.

Между юго-западным столбом внутренних ворот и следующим столбом в юго-западном направлении кроме горизонтальных плах, идущих вдоль линии столбов, прослежены две плахи перпендикулярные стене. Одна из этих плах являлась продолжением плахи из обшивки прохода. Сходные обугленные элементы деревянной конструкции были расчищены и к СВ от прохода. Судя по расположению кусков обугленной древесины, это были остатки обшивки заплота и уложенного перпендикулярно к ней на древней поверхности обитания полубревна от опоры настила, которое, в свою очередь, лежало на коротких поперечных бревнышках. Никаких столбовых конструкций для подпорки заплота с его внутренней стороны не выявлено.

Рядом с опорной плахой настила, у юго-западного столба прохода, на древней поверхности обитания расчищен слой обугленной бересты на площади 25×40 см. Под берестой лежали фрагменты челюсти лошади. Немного южнее выкопана яма неправильных очертаний, вытянутая с В на 3. К востоку от этой ямы найдено скопление костей и обломки керамики. Кости были и в заполнении ямы. Среди них отмечены кости лошади, овцы и резец бобра. Дно ямы неровное. Оно углубляется в западном направлении, его максимальная глубина от уровня погребенной почвы составляет -75 см. Вдоль ямы, от края по ее стенке и дну стелятся угли от сгоревших длинных узких плашек. Яма возникла ранее строительства фортификационной линии. Об этом говорит тот факт, что один из столбов заплота прорезает заполнение и углублен ниже уровня ее дна. Доисследовать яму под линией внешней полы вала мешали пни двух крупных берез. Керамика, найденная возле ямы, сходна с керамикой из других частей городища.

Проход западный. После снятия дерна в проходе с внутренней стороны вала расчищено скопление галечника средних размеров. Еще несколько камней найдено с внешней стороны вала у самой перемычки через ров. На участке прохода не наблюдалась прокаленность грунта, характерная для внутренней части вала. Эта особенность стратиграфии зафиксирована на бровке, оставленной поперек прохода. Вероятно, данный факт связан с отсутствием в момент пожара деревянных конструкций, преграждающих проход.

От столбов внутренней части прохода сохранился юго-западный столб, от северо-западного воротного столба удалось выявить только яму. Нижний торец юго-западного столба и дно северо-восточной ямы находились на одном уровне. Расстояние между воротными столбами не превышало 1,5 м. Юго-западный воротный столб со стороны, обращенной к северо-западному воротному столбу, был наполовину стесан, видимо, чтобы увеличить ширину прохода. От внутренних воротных столбов вдоль прохода фиксировались сгоревшие горизонтальные плахи, которые препятствовали осыпанию земляной стены. С внешней стороны вала на расстоянии 1-1,3 м от столбов внутренних ворот отмечены сгоревшие столбики меньшего диаметра (10-15 см), которые закрепляли горизонтальные плахи обшивки прохода.

Судя по стратиграфии бровки, размеченной поперек перемычки-прохода через ров, она была оставлена при выкапывании рва, а не насыпана позднее. Тем не менее эта материковая перемычка, видимо, была немного расширена подсыпкой. Для закрепления насыпного грунта мог быть устроен крепеж из полубревен, уложенных вдоль прохода. Впрочем, следов такого крепления не прослежено.

Редан-1. Сразу после снятия дерна на северном фланге редана-1 было выявлено скопление галечника аналогичное тому, которое было исследовано на входном узле городища. Еще два скопления камней различных размеров было расчищено в центральной части редана-1. Часть из них оползла внутрь него. Эти камни могли располагаться на гребне стены для использования против нападающих.

Обугленные конструктивные элементы в ходе разборки вала редана-1 располагались на разных уровнях, но все они залегали горизонтально и образовывали контур прямоугольного сооружения 3,5×3,5 м, вероятно, сруба, открытого во внутрь городища. Не встречено ни одного вертикально заглубленного столбового элемента, кроме столбов от заплота, который подходил с севера к северному углу редана-1. Характер сочленения северного участка стены и редана-1 не совсем ясен, так как из-за березовых пней не удалось полностью вскрыть этот участок.

Стратиграфия вала редана-1 аналогична прочим участкам. Четко выделяется песчаное ядро, оплывающее вовнутрь или наружу, в местах интенсивного подземного горения деревянных конструкций грунт прокален до оранжевого цвета и кирпичной твердости. Под гребнем вала выявлена полоса неперекопанного грунта с погребенной прослойкой мусора, который обуглился в ходе горения стены. При зачистке материка на площади, занятой реданом-1, не выявлено ни одной столбовой или иной ямы.

Внутри редана-1 не было найдено ни одного фрагмента керамики. Только в северном углу на уровне обитания найдены фрагменты нижней челюсти лошади и еще несколько костей. Возможно, внутри редана-1 был легкий настил.

Напольная часть. Для разработки в проекте музеефикации городища Городок зон охраны необходимо было определить площадь распространения культуного слоя на напольной части этого памятника. Следовало проверить, нет ли в непосредственном соседстве с городищем поселенческой площадки, а также невыраженных в рельефе местности остатков дополнительных линий фортификации. Напольная часть исследовалась на нескольких участках.

В 60 м к ЮЗ от городища в 6 м от края террасы была заложена разведочная траншея-А 1,5×8 м. Она была размечена с 3 на В. На восточном участке траншеи-А на уровне 35-40 см от современной поверхности найден неорнаментированный фрагмент керамики и кусочек железного шлака.

Еще одна траншея-В 1,5×12 м была заложена в 20 м к СЗ от городища. Она была размечена на ровной площадке в 15 м от оврага с СЗ на ЮВ, поперек предполагаемому направлению возможного дополнительного рва. На уровне -25 см от современной поверхности в крайнем западном квадрате траншеи-В был найден первый шейный позвонок лошади. Культурный слой на вскрытом траншеей-В участке не насыщен и практически не прослежен. Предполагаемый дополнительный ров не выявлен.

Более подробная характеристика получена для напольной площадки перед входом на городище, куда были продолжены раскопы-1, 3 и 5, размеченные поперек рва. Сразу после снятия дерна здесь стали встречаться обломки костей животных. Они залегали скоплениями. Среди костей встречались мелкие обломки керамики аналогичной той, что найдена на внутренней площадке городища. Глубина залегания культурного слоя в напольной части не превышала 30 см от современной поверхности. Видимо, на напольную сторону выносился бытовой мусор (преимущественно кости, зола, шлак). Скопление мусора прослеживается в виде заметного возвышения перед входом на городище.

Проведенные рекогносцировочные раскопки позволяют расширить зону охраны городища Городок вдоль оврага к СЗ от видимых фортификационных сооружений на 30 м, а вдоль террасы к ЮЗ на 70 м.

Жилищно-производственные объекты

Жилища наземные. Судя по микротопосъемке, проведенной в раскопе-4 (Р ис. 14, Б), жилище-1 в плане имело подквадратную форму, стены были ориентированы по сторонам света, а вход располагался с восточной стороны. В центре жилища-1 фиксируется яма от шурфа 80×80 см. В этой яме отдыхающие из соседней турбазы неоднократно разводили костер. Очаг в центре жилища-1 оказался разрушен этим шурфом. От очага сохранилась лишь северная кромка. Очаг мог иметь овальную форму с длинной осью, ориентированной с ЮЗ на СВ. Дно наземного очага было покрыто зольно-глинистой обмазкой толщиной 3-4 см. Прокал грунта под этой обмазкой имел мощность до 5-7 см. Вероятно, дно очага было немного углублено относительно уровня пола.

Следы деревянных конструкций жилища-1 прослежены в виде небольших фрагментов обугленных плашек. Все они расчищены в северной половине по контуру стен жилища-1 и, видимо, представляют собой обугленные торцы плах и полубревен, установленных наклонно с опорой на жесткий каркас жилища. Наклон прослежен на двух фрагментах обугленных плах. Каркас, судя по отсутствию столбовых ям, был установлен на ровной площадке, без заглубления. Отсутствие углей на большей площади жилища-1 можно объяснить тем, что в результате пожара, возникшего в северной части жилища-1, несущая рама потеряла жесткость и рухнула под тяжестью земляной обваловки. Огонь не распространился далее, и конструкция сгнила, не оставив следа.

Уровень пола в жилище-1 фиксировался по прослойкам углей у стен, по уровню очага и максимальной глубине отдельных находок. Более темная прослойка утоптанного грунта на уровне пола не прослеживалась. На полу вокруг очага мог быть какой-то легкий съемный настил. В юго-западном углу жилища-1 на уровне пола прослежена углистая прослойка. В юго-восточном углу жилища-1 выявлена хозяйственная яма. Она имела подпрямоугольную форму и размер 70×58 см, дно отмечено на уровне -110 см. Собственно, первоначально были вскрыты два крупных камня, которые находились в этой яме. Верхняя плоскость самого крупного из них вскрыта на уровне -67 см. Это был кубообразный обломок прочной породы 21x19x18 см с несколькими плоскостями со следами использования под наковальню (Рис. 9, 3). В ходе расчистки этого камня был найден второй — плоская абразивная плитка 19x13x3 см со следами заточки на противоположных плоскостях (Р ис. 9, 1). Кроме этого на дне ямы-2 была найдена тазовая кость (овцы?), которая, вероятно, использовалась как землеройный инструмент. Развалов глиняных сосудов внутри жилища-1 не обнаружено. Мелкие фрагменты керамики, встреченные на площади жилища-1, залегали значительно выше уровня пола и могли быть связаны с разрушенной обваловкой стен.

Вне предполагаемых контуров жилища-1 вдоль его южной стенки и у северо-западного угла в культурном слое были выявлены площадки наибольшего скопления расколотых костей, обломков керамики и золы. Как оказалось, этот бытовой мусор скапливался в понижениях грунта (ямах и ровиках), образовавшегося при сооружении земляной обваловки жилища-1. Яма у южной стенки 100×70 см имела относительно ровное дно на уровне -120 см. Кости и зольное заполнение ямы залегало значительно выше уровня дна. То есть первоначально яма частично заплыла чистым грунтом. Значительно позднее в это углубление стали сваливать бытовой мусор и золу из очага. Фрагменты керамики в яме практически отсутствуют. Среди костей преобладают мелкие осколки. Из определимых костей отмечены только кости лошади. В яме у северо-западного угла (100×56 см) дно отмечено на уровне -111 см. В заполнении этой ямы встречены древесные угли и ко¬лотые кости животных.

Еще одно жилище на внутренней площадке городища было исследовано на периферийном участке, ближе к краю террасы (раскоп-8, жилище-2). Как подтвердилось в ходе раскопок жилища-1, в рельефе внутренней площадки городища выделяется земляная обваловка наземных деревянных конструкций жилищ. Такая же обваловка отмечена и на жилище-2. У его восточного угла в современном рельефе отмечена обширная яма. Жилище-2 в плане могло иметь подпрямоугольную форму. Углы его были ориентированы по сторонам света. С какой стороны располагался вход, точно сказать нельзя. Вероятно, он был обращен в сторону реки — на восток, юго-восток. Следы деревянных конструкций жилища-2 прослежены в виде небольших фрагментов обугленных плашек. Они расчищены в северной половине по контуру стен жилища-2 и, видимо, представляют собой обугленные торцы плах и полубревен, установленных вертикально с опорой на жесткий каркас жилища. Наклон стен прослежен на фрагментах обугленных плах.

Очаг в центре жилища-2 был открытый, земляной, неправильно-округлой формы, диаметром около 60 см. Вероятно, дно очага было немного углублено как и в жилище-1. В очаге, в скоплении золы найдено несколько фрагментов керамики. Мощность прокала линзы очага достигала 15 см. Уровень пола в жилище-2 фиксировался по прослойкам углей у стен, по уровню очага и максимальной глубине отдельных находок. Более темная прослойка утоптанного грунта на уровне пола отмечена в профиле бровки. На полу вокруг очага мог быть какой-то легкий съемный настил. Внутри контура жилища-2 находок на уровне пола практически не было. Фрагменты керамики залегали несколько выше пола, и попали внутрь контура жилища-2, видимо, с поверхности ее обрушившейся обваловки. На полу жилища-2 вдоль стен были обнаружены отдельные предметы, которые, вероятно, были утеряны: железная ложка (Рис. 13, 1), сердоликовая бусина (Рис. 13, 5) и неудавшаяся отливка бронзовой серьги с неотломленной литниковой шишкой (от формы изделия сохранилось тонкое полукольцо с мелким шариком- утолщением) (Рис. 13, 2). Железная ложка имеет короткую ручку с круглым в сечении черешком и плоско раскованным кончиком. Черпак плоский, овальной формы. Ручка по отношению к плоскости черпака загнута под тупым углом. Сердоликовая бусина имеет бипирамидальную 14-гранную форму. Сквозной канал бусины просверлен с двух сторон.

Возможно, с СЗ к жилищу-2 была сделана пристройка, от которой прослежен открытый наземный очаг и обугленные фрагменты стены. Вокруг жилища-2 располагались ямы и ровики, образованные в результате устройства земляной обваловки. В них, как и в прочих ямах на территории городища, скапливался бытовой мусор. В ровике к ЮЗ от жилища-2 найден кованый железный стержень (16,8×1,9×0,4 см) с петлей на одном конце. Противоположный конец пластины был расклепан и имел отверстие (Рис. 13, 14), по которому и обломился. Видимо, это рукоять кузнечных клещей или подобного шарнирного инструмента. У восточной стенки жилища-2, снаружи, найдена наковальня из гранитного валу¬на размером 35x33x15 см.

Полуземлянки. В раскопе-7, к востоку от редана-2, исследована полуземлянка-А. Визуально на ее месте в кв. Х-18, Ф-18 фиксировалась западина диаметром до 3,5 м и глубиной до 0,4 м. В ходе дальнейших работ выяснилось, что данная западина соотносится с полуземлянкой хозяйственного назначения. Контур пятна заполнения полуземлянки был выявлен на уровне материка. При этом более четким был западный участок периметра, а северо-восточный его край был размыт. Последнее могло быть связано с тем, что в эту сторону наблюдалось постепенное повышение уровня пола, видимо, в сторону выхода. Примерный размер котлована полуземлянки-А с учетом того, что он немного оплыл, может быть определен в пределах 3×2,5 м. В верхней части заполнения котлована полуземлянки-А расчищена крупная наковальня из гранитного валуна 36x32x14 см. Наковальня лежала на 14 см выше уровня пола. Вероятно, она скатилась в котлован полуземлянки после разрушения постройки. Уровень пола полуземлянки-А был неровный. В западном углу полуземлянки зафиксировано углубление подпрямоугольных очертаний 1,4-1,2 м, ниже среднего уровня пола на 5-6 см (-87 см от современной поверхности). В ходе расчистки полуземлянки-А в ее северо-восточной части на уровне пола найден развал крупного глиняного сосуда, орнаментированного по обрезу венчика пальцевыми вдавлениями, в зоне шейки ямками, а по плечику — редкими вертикальными насечками (Рис. 4, 21).

Здесь же лежали обломки точил, терочников и отрубленный зубилом пруток железа 5,7×0,9×0,7 см (Р ис. 13, 7). В центральной части полуземлянки-А расчищены остатки от железоплавильной печи в виде пятна прокаленного грунта сложных очертаний. Пятно прокала на уровне пола имело округлые контуры диаметром до 42 см. Вокруг пятна были собраны многочисленные железные шлаки (Р ис. 10, 3) и обломки ошлакованных глиняных конструкций от верхней части железоплавильной печи. На некоторых из них отмечены отверстия для дутья диаметром 1,5-2 см, на 2 см выше уплощенного обреза основания (Рис. 10, 2, 4, 5). Дно ямы железоплавильной печи заглублено от уровня пола на -40 см. С южной и северо-восточной сторон к яме печи были прокопаны канавки, которые могли использоваться для выпуска жидкого шлака.

Еще одна подобная полуземлянка-Б выявлена к западу от жилища-1. Но она пока не исследована. Раскоп-7 только срезал ее северную стенку. В рельефе здесь видна западина (3x2x0,3 м). Дно полуземлянки-Б зафиксировано в профиле стенки раскопа по углистой прослойке с вкраплениями железного шлака, на уровне -72 см от современной поверхности. Скорее всего, внутри этой полуземлянки также проводилась варка железа. Видимо, из этой полуземлянки происходят и обломки глиняных конструктивных элементов железоплавильной печи, а также блюдцеобразные железные шлаки, которые найдены вдоль западной стенки жилища-1, как бы оконтуривая его с внешней стороны.

Кроме таких глубоких полуземлянок, приуроченных к грунтовым выемкам возле жилищ, в центральной части городища выявлен комплекс производственных полуземлянок с более высоким уровнем пола. Они слабо фиксировались в темном культурном слое. Предположительно, над ними были устроены каркасные постройки типа чума, легкие навесы. В одной из глубоких полуземлянок, где уровень пола залегал ниже суглинка и врезался в подстилающую материковую супесь, отмечено специальное предохранение железоплавильной печи от увлажнения грунтовыми водами. Гидроизоляция была устроена из кусков бересты. Судя по отверстиям, проколотым по кромке этих кусков, эта береста могла ранее служить для покрышек чума.

Железные шлаки на внутренней площадке городища встречены повсеместно. Особенно много шлаков собрано в непосредственной близости от мест устройства железоплавильных печей, от которых найдены обломки верхней глиняной конструкции (Рис. 10) и ямки с прокаленной почвой (не менее 15 мест). Наиболее полный комплекс расчищен в кв. Ф-14, У-14. Здесь кусочки прокаленного грунта концентрировались на площади прямоугольника 115×75 см, вытянутого по линии ЮЗ-СВ. В его западном углу фиксировался максимальный прокал грунта в виде пятна 45×40 см (Рис. 3, В). Мощность прокала составляла 10 см. К 3 и С от прокала встречено большое количество кусков железного шлака и обломки глиняных конструктивных элементов печи. В 40 см к СВ от прокала на том же уровне расчищена наковальня из гранитного валуна 37x25x18 см. На ее поверхности заметны следы, которые образовались от проковывания железных криц. Культурный слой вокруг этой наковальни был насыщен кусочками железной окалины. Еще один гранитный валун 37x25x14 см найден в 2,4 м к С от прокала в кв. Ф-13. Явных следов ковки на этой наковальне не видно, но следы ржавчины заметны. Всего на исследованной площади городища Городок найдено 7 каменых наковален. В нескольких местах на внутренней площадке городища встречались скопления обломков железной руды 10.

Вне контуров жилищ были найдены линзы прокалов не только на месте железоплавильных печей и кузнечных горнов. В некоторых очагах проводилась плавка бронзы и серебра. Такие открытые земляные очаги имели диаметр до 60 см, зольное заполнение и линзу прокала мощностью 10-15 см. Внутри заполнения очага в кв. М-19, к СВ от жилища-1, найден обломок ошлакованной стенки тигля. Другие обломки этого же тигля найдены рядом с очагом. Тигель имел форму слабопрофилированного стаканчика диаметром 4 см и высотой 6,5 см с толстым уплощенным дном (Рис. 7, 5). Еще несколько тиглей в обломках были найдены в кв. М-22 (Рис. 7, 4, 7), в кв. М-21 (Рис. 7, 8), в кв. 0-22 (Рис. 7, 1-3, 11). Мелкие кусочки тиглей встречались в разных частях городища. Большинство тиглей тонкостенные, в виде круглодонных стаканчиков, их диаметр меньше высоты (средний размер тигля — 3×4 см), только у одного толстостенного тигля диаметр немного превышал высоту (4×3,5 см ) (Рис. 7, 7). Также только у одного тигля отмечен сливной носик (Рис. 7, 6). Часть тиглей имеет остекленевшие от высокого жара стенки или дно (Рис. 7, 1, 9, 11). Внутри тиглей отмечены следы расплавлявшегося металла. В трех тиглях отмечены капли серебра (Рис. 7, 7, 10, 11) в остальных есть зеленый налет окислов меди.

Участки межжилищного пространства исследованы в центральной части городища. По профилям стенок и бровок раскопов 2, 7 и 9 может быть дано описание обобщенной стратиграфии: дерн — 12-15 см; культурный слой — темная почва, с вкраплениями прокаленной почвы и древесных угольков — 25- 30 см; материк — бурая почва — 25-40 см, переходящая в глинистую супесь. Уже при снятии дерна в его основании встречались колотые кости животных плохой сохранности. Первый пласт после снятия дерна соответствовал на всю толщину культурному слою. Он включал кости животных, древесный уголь, прокаленные кусочки почвы, железные шлаки, обломки керамики и отдельные предметы. При снятии второго пласта отмечена неравномерная толщина культурного слоя на площади раскопов. Относительная неровность межжилищного пространства может быть связана со снятием грунта на отдельных площадях для обвалов¬ки жилищ. В наиболее глубоких ямах скапливался бытовой мусор, фрагменты керамики, зола и шлаки.

«Жертвенные» комплексы

Группа пятен от нескольких ям проявилась на уровне материка в северо-восточном углу раскопа-2 (Рис. 3, Б). Одна из них — круглая с вертикальными стенками и ровным дном (68×56 см), уровень дна -111 см. При разборке бурого заполнения, на уровне -99 см, был расчищен череп, шейные позвонки и передние лапы крупной взрослой собаки. Среди костей и под ними, до уровня дна, встречались крупные и мелкие обломки не менее чем от двух лепных сосудов. Один из них — горшок с вывернутым наружу уплощенным срезом венчика, орнаментированным гладкими косыми насечками. Реконструируемый диаметр его устья — не менее 21 см. Под обрезом венчика, в зоне шейки, нанесены в ряд вертикальные гладкие насечки с нажимом на вершину (Рис. 5, 2). Другой сосуд — миска с диаметром устья не менее 30 см. Ее вывернутый наружу уплощенный срез венчика украшен гладкими косыми насечками, а в зоне шейки небрежно наколоты в ряд редкие оттиски несомкнутой трубочки (Рис. 4, 13). Обломки от этих же сосудов были найдены в 2-4 м к ЮЗ от ямы. Южнее ямы с собакой расчищена еще одна круглая яма с покатыми стенками и ровным дном (64×56 см), уровень дна -91 см. При выборке ее серо-бурого заполнения находок не было. Между этими крупными ямами выявлена яма диаметром 14 см от вертикально установленного столба. Уровень его заглубления -112 см. Исследованный комплекс, вероятнее всего, имел жертвенный характер.

В центральной части городища в квадратах на пересечении линий Р, П / 18, 19 на уровне материка выявлены полуобгоревшие корни сосны. Судя по отсутствию находок на этой площади, можно предположить, что данное дерево росло в период функционирования городища и сгорело во время его гибели. К северу от сгоревшего дерева располагалась яма, заполненная обломками керамики и костей. Возможно, сосна не случайно была оставлена строителями городища в центре его площадки. Она могла иметь некое культовое значение.

В кв. Н, М / 13, 14 расчищен комплекс, который также мог быть остатками неких ритуальных действий. Это была каменная выкладка диаметром более 1 м, которая, судя по прокаленности камней, могла использоваться для воскурений. Рядом с ней в небольшой ямке был найден глиняный сосуд (Рис. 4, 1), нижняя челюсть марала и его же затылочная кость.

Керамика городища Городок выглядит достаточно однородной по технологии изготовления и орнаментации. Основная масса ее представлена слабопрофилированными горшками и мисками (Рис. 4, 13, 15-18). Найден всего один сосуд баночной формы — уменьшенных размеров (объемом до 100 г). Всего собраны фрагменты не менее чем от 200 сосудов. Вся посуда лепная, толстостенная. Средняя толщина стенок 8-9 мм. Преобладают горшки объемом от 2-3 до 5 л, но найдено и несколько крупных горшков объемом от 11 до 22 л. За исключением мисок с широким уплощенным дном, практически все сосуды круглодонные. Фрагментов плоских днищ не найдено. Часть сосудов использовалась для приготовления пищи. На ней фиксируется нагар. Отмечены следы починки тарных сосудов скреплением трещин через просверленные отверстия. В нескольких случаях сосуды подвергли ремонту до обжига, залепив образовавшиеся в ходе просушки трещины куском глины. В результате был замазан орнамент по срезу венчика и образовалось утолщение в виде ушка (Рис. 4, 15).

Срез венчика большинства сосудов вывернут наружу и уплощен. Часто встречается и приглаженный наружу воротничок с округлым срезом венчика (Рис. 4, 17, 19, 20; 5, 11, 15, 16). По обрезу венчиков или их внешней кромке нанесены пальцевые вдавления, оттиски ногтя, гладкие насечки, реже оттиски гребенчатого штампа. Тулово у большинства сосудов без орнамента, лишь в зоне шейки обычны ямки или небрежные наколы разных форм: кольцевые, треугольные, двузубые или длинные вертикальные с нажимом на вершину. Встречено несколько сосудов с наколами, сгруппированными парами (Рис. 4, 6, 17; 5, 4) и по три в вершинах условного треугольника (Рис. 4, 14; 5, 11). Отмечен случай с орнаментом в зоне шейки в виде наколов, сгруппированных в подквадратную фигуру (рис. 5, 14).

Рис. 4. Городище Городок. Керамика.

Рис. 5. Городище Городок. Керамика.

Рис. 5. Городище Городок. Керамика.

Рис. 6. Городище Городок. Керамика.

Рис. 6. Городище Городок. Керамика.

Керамическое тесто этого сосуда отличалось от основной массы керамики городища. Черепок был более плотный, отощитель имел более мелкие фракции. Встречено несколько неорнаментированных сосудов. Все они небольших размеров (от 0,1 до 0,8 л). У некоторых горшков в зоне плечика есть орнамент в виде вертикальных оттисков гладкого штампа (Рис. 5, 6), косых насечек (Рис. 4, 6, 7, 21) или ногтя. Редко встречаются сосуды (найдены фрагменты не более 25), орнаментированные оттисками гребенки (печатной или пильчатой). Вертикальны¬ми оттисками гребенки наносился узор в зоне плечика в виде горизонтальной или зигзагообразной ленты (Рис. 4, 1, 8, 9, 12; 5, 12; 9, 2). Даже визуально можно отметить корреляцию определенного стиля орнаментации с профилировкой сосуда, а также с тем или иным способом оформления венчика.

В керамическом материале городища Городок выделено несколько необычных по украшению и форме сосудов. В яме, расположенной к С от сгоревшей в центре городища сосны, найдены обломки горшка со сформованным по плечику толстым горизонтальным валиком (Рис. 6, 3). Фрагменты еще одного сосуда с таким же сформованным валиком найдены в соседних квадратах, к СВ от ямы. В отличие от первого сосуда, на котором не было орнамента, второй сосуд с валиком был украшен по обрезу венчика оттисками пильчатой трехзубой гребенки (Рис. 6, 1).

В кв. И-17, 3-16 найдены фрагменты керамики, которая резко отличается от всего керамического материала городища Городок. Это был слабопрофилированный сосуд с короткой прямой шейкой, со скошенным вовнутрь обрезом венчика, украшенным оттисками гребенки. На шейке нанесен жемчужник и орнамент из горизонтальных оттисков узкой лопаточки и ее уголка, разделенных горизонтальным желобком гребенчатых оттисков (Рис. 6, 5). Еще один фрагмент от типологически сходного тонкостенного сосуда, со скошенным вовнутрь обрезом венчика, украшенным оттисками гребенки, имел орнамент из оттисков печатной гребенки в виде горизонтальной елочки (Рис. 6, 6). К этой же группе керамики следует отнести и небольшой сосуд баночной формы с оттисками ямок в зоне шейки и трех рядов гребенки (Рис. 6, 4).

Инвентарь, полученный в ходе раскопок на городище Городок, не отличался большим разнообразием. Кроме изделий, отмеченных при описании исследованных объектов, отдельные находки были сделаны на межжилищном пространстве.

Самую многочисленную категорию находок на городище Городок, после керамики, составляют изделия из камня. Все они обычно представлены обломками. Это были части точил из песчаника и сланца (Рис. 8, 1) скребки и обломки зернотерок из плит мелкозернистого песчаника (Рис. 8, 3, 4, 6). Найдены куранты из длинных массивных галек (Рис. 8, 2, 5; 9, 2). Достаточно часто встречались маленькие обломки агата, которые, судя по сбитым граням, использовались для высекания огня (Р не. 8, 7-9). Отмечено использование плиток каменного угля, которые, видимо, использовались как материал для разметки дерева или кожи. На этих плитках видны стертые узкие грани. Найдены и кусочки охры с затертыми плоскостями. Из плиток угля, песчаника и сланца изготавливались круглые плоские пряслица диаметром 3,5-6 см (Рис. 7, 12-17). Пряслица вытачивали здесь же, судя по находке каменной заготовки (Рис. 7, 19). Встречены пряслица, сделанные из обломков керамики (рис. 7, 18).

Рис. 7. Городище Городок. 1-11 —тигли; 12-18 — пряслица; 19 — заготовка для изготовления пряслица. 1-11, 18 — глина; остальное камень.

Рис. 7. Городище Городок. 1-11 —тигли; 12-18 — пряслица; 19 — заготовка для изготовления пряслица.
1-11, 18 — глина; остальное камень.

Рис. 8. Городище Городок. 1 — точило из сланца; 2, 5 — курант; 3,4,6 — обломки абразивных камней и зернотерок; 7-9 — агаты

Рис. 8. Городище Городок. 1 — точило из сланца; 2, 5 — курант; 3,4,6 — обломки абразивных камней и зернотерок; 7-9 — агаты

Рис. 9. Городище Городок. 1 — абразивный камень; 2 — курант; 3 — гранитная наковальня для проковки криц.

Рис. 9. Городище Городок. 1 — абразивный камень; 2 — курант; 3 — гранитная наковальня для проковки криц.

Рис 10. Городище Городок. 1,2, 4, _5 - фрагменты глиняных стенок железоплавильных печей, 3 — железный шлак.

Рис 10. Городище Городок. 1,2, 4, _5 — фрагменты глиняных стенок железоплавильных печей, 3 — железный шлак.

Рис. 11. Городище Городок. 1-10, 12 — костяные наконечники стрел; 13-16 — костяные заготовки для изготовления стрел; 11 — костяная рукоятка шила.

Рис. 11. Городище Городок. 1-10, 12 — костяные наконечники стрел; 13-16 — костяные заготовки для изготовления стрел; 11 — костяная рукоятка шила.

Рис. 12. Городище Городок. 1,2 — рубленые кости; 3,4 — заготовки из рога; 5 — кость со следами обработки волокнистых материалов

Рис. 12. Городище Городок. 1,2 — рубленые кости; 3,4 — заготовки из рога; 5 — кость со следами обработки волокнистых материалов

Рис. 13. Городище Городок. 1 — железная ложка; 2, 3 — медные серьги; 4 — часть серебряной пуговицы; 5 — сердоликовая бусина; 6 — фаянсовая глазурованная бусина-амулет; 7, 15 — железные заготовки; 8 — железная пластинка; 9, 10 — медные пластинки; 11-13 — ножи; 14 — железная рукоятка неопределенного инструмента. 1,2,5 — находки из жилища-2 (раскоп-8); 7 — находка из полуземлянки-А (раскоп-7, остальное из межжилищного пространства).

Рис. 13. Городище Городок. 1 — железная ложка; 2, 3 — медные серьги; 4 — часть серебряной пуговицы; 5 — сердоликовая бусина; 6 — фаянсовая глазурованная бусина-амулет; 7, 15 — железные заготовки; 8 — железная пластинка; 9, 10 — медные пластинки; 11-13 — ножи; 14 — железная рукоятка неопределенного инструмента. 1,2,5 — находки из жилища-2 (раскоп-8); 7 — находка из полуземлянки-А (раскоп-7, остальное из межжилищного пространства).

При сортировке собранных в культурном слое костных материалов отмечено, что практически все кости расколоты. Даже бабки разрублены. Кроме этого выделены продукты первичной обработки костей в ходе их ремесленной утилизации — срубленные вкруговую эпифизы трубчатых костей лошади (Рис. 12, 1, 2), кости со следами тески и расщепления. На исследованной площади выявлены три скопления костяных заготовок. По некоторым из заготовок можно проследить стадии изготовления наконечников стрел (Рис. 11, 13-16). Практически единственными изделиями из кости, найденными на городище Городок, были наконечники стрел. Некоторые из них были вырезаны довольно небрежно. Все наконечники черешковые, крупные (от 12 до 16 см длиной), с пером ромбического сечения (одна плоскость часто сохраняла форму трубчатой кости) и покатыми плечиками (Р не. 11, 1-10, 12). Как правило, черешок плоский, но у одного наконечника черешок имел круглую шейку (Рис. 11, 9). Кроме наконечников стрел найдено костяное изделие подтреугольной формы с коническим углублением на одной из вершин. Вероятно, это рукоять инструмента вроде шила (Рис. 11, 11). Кроме заготовок из кости встречены куски тесаного лосиного рога (Рис. 12, 3, 4). Кости и предметы из кости, найденные на городище Городок, имеют очень плохую сохранность. Они легко крошатся и требуют консервации.

Изделий из металла на городище найдено относительно немного. Так в кв. С-17 был найден железный нож (12,6×1,4×0,3 см) с коротким черешком и утолщенным порожком вдоль обушка, выделенным в результате проковки лезвия (Р не. 13, 12). Однотипный нож, но более крупных размеров (15×1,6×0,3 см) и со слегка выгнутым обушком найден в кв. 0-13 (Рис. 13, 13). Железный нож уменьшенных размеров (8,5×1,1×0,2 см) найден в кв. У-10 (Рис. 13, 11), а рядом с ним — заготовка в виде отрубленного зубилом железного прутка квадратного сечения (5,8×1,2×0,8 см) с раскованным одним концом (Рис. 13, 15). В кв. Ц-13 найдена половинка шаровидной серебряной пуговицы с крепежным ушком (Рис. 13, 4). Крепежное ушко изготовлено из полоски металла. Ее кончики вставлены в отверстие в вершине полусферической половинки пуговицы и загнуты для фиксации ушка в разные стороны. В разных местах межжилищного пространства в центре городища найдено несколько металлических пластинок: железная пластин¬ка, согнутая под тупым углом, через сгиб пробит тонкий пробой с разогнутыми усиками (Рис. 13, 8); обрывки двух тонких медных пластинок, в одной пробито отверстие с рваными закраинками (Рис. 13, 9), вдоль кромок другой прочерчено по линии (Р ис. 13, 10).

В кв. Х-17 найден фаянсовый амулет-бусина в виде стопы человека. Амулет покрыт голубой глазурью (Рис. 13, 6).

Культурно-хронологическая принадлежность городища

Раскопки на городище Городок показали, что данный памятник является однослойным укрепленным поселением. Укреплений, подобных городищу Городок, в Притомье более не известно. Вместе с тем городища с реданами на валах на юге Сибири распространены со второй половины I тыс. и бытуют вплоть до позднего средневековья. Например, часть сходных с городищем Городок укреплений, известных в Новосибирском Приобье, приписывается чатским татарам 11.

Керамика городища Городок находит аналогии в большой группе памятников Приобья и Притомья, датируемых достаточно широко в пределах первой половины II тыс. Полученные на городище Городок предметные комплексы позволяют уточнить хронологию этого памятника. Широкую дату (первая половина II тыс.) можно сузить до периода X-XII вв. Ножи с уступчиком на лезвии возле обушка (Р не. 13, 12, 13) известны в памятниках Минусинской котловины X-XIII вв. 12 Железные ложки (Р не. 13, 1), подобные найденной на городище Городок, известны в погребальных комплексах Кузнецкой котловины с рубежа I и II тыс., например, в курганной группе Саратовка 13. Сердоликовая 14-гранная бусина (Рис. 13, 5) и серебрянная пуговица (Рис. 13, 4) имеют многочисленные аналогии в материалах могильников Притомья X-XII вв. Фаянсовый с голубой глазурью амулет в виде стопы человека (Рис. 13, 6) широко представлен в погребальных комплексах Среднего Чулыма и Прииртышья XI-XII вв. 14 Находка совместно с основным комплексом керамики фрагментов трех сосудов тех типов, кото¬рые более характерны для второй половины I тыс. (Рис. 6, 4-6), позволяет предполагать, что городище Городок возникло в начале установленного для него хронологического периода.

В начале II тыс. н. э. в Притомье и в Кузнецкой котловине происходит заметная смена культурной ситуации. Эти процессы достаточно хорошо коррелируются с изменениями, происходящими и в Верхнем Приобье, в памятниках которого отмечается резкое усиление «кыпчакского» компонента. Последнее, в свою очередь, может быть связано с событиями, повлекшими распад кимако-кыпчакского объединения Прииртышья 15. В этих обстоятельствах определенные группы кочевников могли укрыться в периферийных регионах, ранее мало привлекательных для них. Следует отметить, что памятники Притомья X-XII вв. демонстрируют значительную неоднородность населения, проникающего в это время в Кузнецкую котловину. Проявляется это не только в разнообразной погребальной обрядности, выявляемой при исследовании курганов (ингумация или кремация (иногда со шкурой коня), ингумация в подбоях (с конем на приступке) и т. п.), но и в смешанном составе керамических комплексов поселений. При внешней однородности основного керамического комплекса городища Городок в нем также можно выделить несколько технологических и орнаментальных традиций.

Реконструкции

Стратиграфия вала и планиграфические наблюдения позволяют утверждать, что ныне фиксируемый на городище Городок вал представляет собой остатки сложной дерево-земляной конструкции. Укрепления городища разрушились после пожара. Глубина рва с напольной стороны достигала 2,5 м, а ширина была не менее 3,5 м. Между дерево-земляной стеной и рвом была берма шириной до 1 м, препятствующая заполнению рва оплывающим грунтом внешней обваловки деревянной стены.

Входная перемычка во рву была оставлена при выкапывании рва. Ширина прохода не превышала 1,5 м. Для того чтобы эта перемычка не разрушалась, вдоль нее был устроен крепеж из полубревен. Боковые стенки прохода в валу могли быть зашиты горизонтальными полубревнами. Были прослежены внутренние и внешние стойки этой обшивки. Внешние стойки (с напольной стороны) были значительно тоньше внутренних. Чем прикрывались крепостные ворота, можно только предполагать.

Материалы раскопок позволяют достаточно полно реконструировать стены городища Городок (Рис. 14, А). В основе стены была система столбов, вертикально вкопанных на расстоянии 1-2 м друг от друга. С напольной стороны к ним горизонтально, вплотную друг к другу, врубались полубревна, плоской стороной внутрь вала. Для строительства использовалась сосна. С напольной стороны деревянная стена была присыпана песчаным материковым грунтом, вынутым при выкапывании рва. На стратиграфическом разрезе вала видно, что с напольной стороны грунт вала более темный. Это позволяет утверждать, что для наращивания высоты земляной части стены рыхлый грунт облицовывался толстой дерновой стенкой. Высота стены от уровня внутренней площадки городища, судя по объему земляной части и заглублению столбов, была не менее 3 м. Давление земляной обваловки на деревянный заплот требовалось компенсировать. Роль опоры мог выполнять жесткий каркас приподнятых настилов, устроенных вдоль стен. Их сооружение также было оправдано необходимостью обороны стены. На уровне основания вала, перпендикулярно к стене были уложены полубревна, на которые опирались стойки настила. Часть опорного полубревна заходила под земляную стену. Предлагаемый вид настила учитывает не только наличие фрагментов опорных полубревен, но и отсутствие с внутренней стороны стены столбовых подпорок.

При исследовании редана выявлены остатки срубного сооружения 3,5×3,5 м, открытого во внутрь городища. Внутри редана наверняка был приподнятый настил. Высота стен редана, судя по объему земляной части вала, была не меньше высоты заплотных участков стен.

Реконструкция жилищ городища основана на результатах микротопосъемки (Р ис. 14, Б) и раскопок двух объектов. Оба исследованных жилища имели каркасную самонесущую конструкцию в виде усеченной пирамиды высотой до 2 м. Какие-либо следы столбовых опор не выявлены. Если внутри жилища и использовались подпорные столбики, то в землю они также не заглублялись. Стены сооружались из наклонно установленных плах, обложенных корьем и утепленных снизу обваловкой из кусков дерна. Крыша, вероятнее всего, была плоская, крытая плахами и корьем, с дымовым отверстием в центре. Соответственно в центре жилищ располагался наземный открытый очаг, который в ряде случаев мог иметь глиняную обмазку. На полу вокруг очага мог быть легкий съемный настил, но не сплошной, так как в ряде случаев прослежена темная прослойка утоптанного грунта. Внутри жилищ могли выкапываться хозяйственные ямы для хранения инвентаря.

Рис. 14. Городище Городок. А — реконструкция исследованных фортификационных сооружений и жилища-1; Б — план микротопосъёмки на площади раскопа-4 (жилище-1)

Рис. 14. Городище Городок. А — реконструкция исследованных фортификационных сооружений и жилища-1;
Б — план микротопосъёмки на площади раскопа-4 (жилище-1)

Над очагами и металлургическими печами, устроенными на межжилищном пространстве, могли сооружаться легкие навесы. Но каких-либо столбовых конструкций рядом не отмечено.

Судя по найденным фрагментам, верхняя конструкция железоплавильной печи была съемной, изготавливалась из глины и имела вид усеченного конуса (Рис. 10, 1). Аналогичные железоплавильные печи использовались в Притомье до XVII-XVIII веков 16. Не вполне ясен характер воздуходувного устройства. В стенках крышек железоплавильных печей есть отверстия для дутья. Они расположены в 2 см выше нижнего обреза крышки. Но удивляет отсутствие воздуходувных сопел, которые обычно прикипают шлаками к стенкам печей. Следует отметить, что диаметр воздуходувных отверстий — 1,5-2 см (что соответствует внутреннему диаметру стандартных воздуходувных сопел) — не позволяет вставлять сопла. Не было найдено и отдельно воздуходувных сопел или их частей.

Часть железоплавильных печей размещалась в специальных производственных помещениях — полуземлянках, которые иногда примыкали к наземным жилищам, расположенным по периметру укрепления. Но особенно много полуземлянок с металлургическими печами размещалось в центре городища. Данных для реконструкции наземной части полуземлянок пока недостаточно. Возможно, это были облегченные конструкции с берестяной покрышкой, в виде чумов. Печь располагалась в центре полуземлянки. Проковку криц проводили на гранитных наковальнях снаружи помещений.

Характер находок в жилищах и вокруг них позволяет атрибутировать исследованные комплексы как жилищно-производственные, связанные с деятельностью металлургов-универсалов — кузнецов и ювелиров.

«Шаманский комплекс» с челюстью марала и каменной выкладкой для воскурения, сосна в центре городища, жертвенное место с разрубленной собакой в створе с воротами и точкой захода солнца показывают, что деятельность металлургов сопровождалась религиозно-магическими обрядами. Ориентация выхода на запад в данном контексте также, видимо, не случайна. Западная сторона у тюрков ассоциировалась с Эрликом, с которым, например, у кузнецких татар связано происхождение искусства металлургии.

Можно предполагать сезонный характер активной жизни в пределах укреплений. Наиболее вероятный период — осень-зима, так как среди кухонных отбросов преобладают кости лошади, встречены кости бобра. Кости овцы отмечены только в слоях, связанных со строительством укреплений. Нет признаков активного рыболовства — галечных грузил для сетей, массовых находок на тех поселениях Притомья, которые были обитаемы в весенне-летний период 17. Функционировало городище относительно недолго — не более 10 лет. Культурный слой городища довольно беден, нет следов перестроек, относительно мало металлургических шлаков. Его обитатели всего один раз успели почистить ров 18.

Судя по всему, гибель городища Городок не была связана с прямыми военными действиями. Вероятно, укрепления и внутренние постройки были сожжены намеренно, когда его владельцы по какой-то причине были вынуждены покинуть данную территорию.

Иные памятники в окрестностях городища Городок

С целью выявления археологических памятников разного типа и включения их в инфраструктуру музея «Тюльберский городок» нами было произведено обследование окрестностей д. Городок по нескольким маршрутам. Прежде всего в радиусе не менее 1 км были осмотрены все обнажения береговых террас и оврагов, разрезающих эти террасы. Сплошному обследованию были подвержены все удобные для поселений площадки вдоль правого берега р. Томи вниз по течению от д. Городок на протяжении 3,5 км. Визуальный осмотр без шурфовки и зачисток не выявил ничего, кроме древесных угольков в обнажениях высоких береговых террас. Эти угольки, конечно, могут быть связаны и с естественными гарями, но часто такой признак является и свидетельством близкого расположения поселенческих площадок. Большинство поселений Среднего Притомья были кратковременными, и не всегда на них удается обнаружить керамический материал и иные артефакты с первой попытки. Поиски стоит продолжить с применением шурфовки через регулярные промежутки.

Но прежде всего была обследована сама территория, отведенная под служебные постройки музея. В 250 м к ЮЗ от городища Городок и в 45 м к ЮЗ от кирпичного бункера насосной водяной скважины на территории музея был выявлен культурный слой поселения Городок-3 (Рис. 1, 2).

При выкапывании столбовых ям для ограды на глубине -37 см от современной поверхности были найдены фрагменты неорнаментированной лепной керамики слабого обжига. Это был небольшой плоскодонный сосуд баночной формы с диаметром устья около 13 см (Р ис. 15, 5).

Место находки представляет собой ровную площадку коренной террасы, примерно того же гипсометрического уровня, что и городище Городок. Данный участок в течение длительного времени распахивается под огороды, а в 10-15 м к СЗ от него начинается березовая роща, которая тянется до городища.

Для выяснения характера обнаруженного памятника был заложен разведочный раскоп. Дерн местами был разрушен перекопкой под огородные посадки. Перед началом работ мы удалили пахотный слой. Пахотный слой содержал современный мусор, в том числе гвозди, золу, кости. Сразу же под пахотным слоем на некоторых участках траншеи, видимо, в местах естественных понижений древнего рельефа, выявлены единичные скопления фрагментов керамики, прокаленных камней и окатанных кусочков обожженной глины (от бронзолитейных форм?).

На участке недалеко от первоначальных находок и на том же уровне был найден венчик крупного баночного сосуда с прочерченным орнаментом, от которого на фрагменте сохранился зигзаг с острой вершиной (Рис. 15, 3). В нескольких метрах к С были найдены фрагменты крупного глиняного сосуда, которые образовывали относительно компактное скопление в одном уровне, немного углубляясь. Большинство из этих фрагментов керамики были без орнамента. Найден всего один обломок из зоны шейки, орнаментированный крупными жемчужинами, разделенными длинными резными наклонными линиями (Рис. 15, 1). Кроме этого встречено несколько кусков от уплощенного донышка этого же сосуда.

Рис. 15. Поселение Городок-3. 1-3, 5, 6 — керамика; 4 — галечное грузило

Рис. 15. Поселение Городок-3. 1-3, 5, 6 — керамика; 4 — галечное грузило

В его придонной части, на уровне с поверхностью дна, с внешней стороны просверлены сквозные отверстия. Они отмечены по крайней мере на трех фрагментах (Р ис. 15, 6). Вероятно, данный сосуд предназначался для сцеживания.

Кроме этого в слое с керамикой найдено несколько обломков прокаленных растрескивающихся галек. Среди камней выделена оббитая на противоположных гранях плоская галька (Рис. 15, 4), которая могла быть грузилом для сети. Среди камней найдено несколько фрагментов керамики от баночного сосуда. Он был орнаментирован в зоне шейки жемчужником с разделителем в виде оттисков уголка лопатки. По ряду таких же оттисков было нанесено сверху и снизу от ряда жемчужника (Рис. 15, 2).

Проведенные работы показали, что на данном участке, вероятнее всего, располагалось поселение, которое к настоящему времени практически полностью разрушено многолетней распашкой. Культурный слой, содержащий какие-либо материалы, сохранился только на отдельных участках с естественным понижением древнего рельефа. Выявленные на площади раскопа стратиграфические аномалии (ямы с неровными краями и «вспученным» материковым заполнением) могут быть связаны с корчевкой деревьев, которую проводили в 1920-х гг. первопоселенцы д. Городок. Судя по орнаментальным особенностям керамики, поселение Городок-3 относится к одним из наиболее ранних в числе поселений Среднего Притомья эпохи раннего железа (середина I тыс. до н. э). Сходные материалы получены при сборах на поселениях в районе с. Старочервово (Рис. 1, 6, 7) 19.

В ходе планомерного обследования территории экомузея «Тюльберский городок» была выявлена еще одна поселенческая площадка в 40 м к ЮЗ от вала городища Городок, получившая наименование поселение Городок-4 (Рис. 1, 2). Здесь на чистой площадке вдоль посадки сосен по генеральной схеме планируется установка нескольких деревянных построек. Для проверки наличия или отсутствия культурного слоя был заложен разведочный раскоп. При вскрытии почвенного горизонта найдены неорнаментированные фрагменты керамики и пест из длинной окатанной гальки (Рис. 16, 1). Пест не имеет следов искусственной подработки формы, но следы его использования в качестве куранта фиксируются на торцах и некоторых боковых гранях.

В ходе работ на этом участке на уровне материка было выявлено пятно от постройки полуземляночного типа. В культурном слое, связанном с этой постройкой, были найдены неорнаментированные фрагменты керамики и венчик от сосуда, украшенного треугольными штампами (Рис. 16, 2).

Характер находок на площади раскопа-11 позволяет выделить еще один хронологический период обитания на террасе, занятой экомузеем. Данный период предварительно может быть связан с фоминской культурой и датирован второй четверью I тыс. н. э. Именно к этому периоду относится и знаменитый Елыкаевский клад, найденный на правом берегу р. Томи, в 35 км к С от этого места.

Рис. 16. Поселение Городок-4: 1 — курант; 2 — керамика. 3 — каменный топор, найденный у с. Сарапки

Рис. 16. Поселение Городок-4: 1 — курант; 2 — керамика. 3 — каменный топор, найденный у с. Сарапки

Находка на территории музея комплекса фоминской культуры также позволяет предполагать вероятность выявления культурного слоя данного периода и на площади городища Городок. В материалах городища типологически выделяется из однородного материала несколько фрагментов керамики, сходной с керамикой фоминской культуры (Рис. 6, 4, 6).

На левом берегу р. Томи напротив городища Городок располагается территория Крапивинского района Кемеровской области. В ходе археологической разведки на этом участке отрабатывались пешеходные и транспортные туристические маршруты, по которым в дальнейшем можно будет наиболее рационально посещать музей «Тюльберский городок». Маршрут проходил по левому берегу р. Томи на участке, примыкающем к устью ее левого притока р. Уньги, где были осмотрены береговые террасы вплоть до с. Сарапки. Было выявлено несколько памятников.

Поселение Шевели расположено на первой террасе левого берега р. Уньги высотой около 5 м, к ЮЗ от устья ручья (Рис. 1, 4). Площадка поселения ровная, чистая, лишь по кромке берега р. Уньги растут кустарники. В 70 м к Ю от поселения с ЮЗ на СВ проходит гравийная дорога из с. Шевели в дачный поселок и далее в с. Сарапки Крапивинского района Кемеровской области. С этой гравийной дороги есть съезд на грунтовую дорогу, которая проходит через поселение к устью ручья. В 70-100 м к ЮЗ, на более высоком участке коренной террасы р. Уньги, расположена турбаза «Экран».

Памятник впервые был обследован B.C. Горяевым в ходе археологической разведки 1998 г. Тогда в колее грунтовой дороги на бровке террасы при спуске к ручью был собран развал глиняного сосуда ирменской культуры. В 2000 г. на площадке поселения, в 25 м к ЮВ от места первоначальных находок керамики, дачниками сделана выемка плодородного грунта на площади более 50 кв. м. На месте разрушения В.М. Кимеевым были найдены неорнаментированные фрагменты керамики. Вслед за этим нами были произведены небольшие раскопки (на площади до 24 кв. м) с целью исследования поврежденного участка культурного слоя и выяснения характера поселения Шевели-1.

Все находки были приурочены к слою пограничному между темной и бурой почв. На уровне материка выявлен земляной очаг диаметром 38 см. Мощность прокаленной линзы не превышала 5 см. Насыщенность культурного слоя оказалась слабой. На уровне -25 см от современной поверхности были найдены единичные неорнаментированные фрагменты лепной керамики. Кроме этого был найден крупный кварцитовый скол (Рис. 17, 7), а также обломок куранта из крупной гальки со следами многочисленных ударов на всей поверхности. В 8 м к В от раскопа в выемке грунта был найден фрагмент баночного сосуда, орнаментированный жемчужником с разделителем в виде оттисков палочки (Рис. 17, 6). Судя по качеству глиняного теста, эта керамика может быть одновременна неорнаментированным фрагментам, которые были найдены в ходе работ на разведочном раскопе.

Таким образом, поселение Шевели-1 представляет собой многослойный памятник, содержащий поселенческие материалы эпохи поздней бронзы и раннего железа. Слабая насыщенность культурного слоя может свидетельствовать о кратковременности данных поселений.

Рис. 17. Поселение Экран-1: 1 — бронзовый стержень; 2 — обломок глиняной бронзолитейной формы; 3-5 — керамика. Поселение Шевели-1: 6 — керамика; 7 — кремневый отщеп.

Рис. 17. Поселение Экран-1: 1 — бронзовый стержень; 2 — обломок глиняной бронзолитейной формы; 3-5 — керамика. Поселение Шевели-1: 6 — керамика; 7 — кремневый отщеп.

Поселение Экран располагается в 55 м к ЮЗ от поселения Шевели-1 на мысу более высокого участка коренной террасы р. Уньги (12 м от уреза воды), у северо-восточного периметра ограды турбазы «Экран» (Рис. 1, 4).

В ходе осмотра обнажения береговой террасы на уровне -25 см от современной поверхности были найдены фрагменты неорнаментированной керамики. В этом месте был заложен разведочный шурф. В нем полностью вскрыт развал крупного баночного плоскодонного сосуда, орнаментированного в зоне шейки жемчужником. Наколы были столь глубокими, что местами жемчужины были проколоты насквозь (Рис. 17, 3). Диаметр устья этого сосуда достигал 19 см. Здесь же были найдены фрагменты еще двух сосудов. Один из них был так же, как и первый, орнаментирован жемчужником (Рис. 17, 4), другой кроме ряда жемчужин, наколотых близко к обрезу венчика, ниже был украшен четырьмя рядами наклонных насечек, которые образовывали горизонтальные елочки (Рис. 17, 5). Кроме керамики в слое было найдено несколько разбитых камней, обломок глиняной бронзолитейной формы (Рис. 17, 2) и обломок бронзового бесформенного стерженька (Рис. 17, 1).

Находки, сделанные в шурфе-1, позволяют отнести поселение Экран-1 к эпохе раннего железа. Судя по интенсивному разрушению берега, обнаруженное поселение, видимо, уже практически полностью разрушено. Сохранился только очень узкий мыс шириной не более 10-15 м, да и тот разрушается погребами и периодически переносимой оградой турбазы «Экран». Памятник нуждается в охранных раскопках.

Поселение Длинное Озеро расположено на уровне первой террасы на пойменной гриве у юго-восточного подножия бугра на правом низменном берегу р. Томи в устье р. Уньги, в 2 км к В от городища Городок (Рис. 1, 5). В 500 м к ЮЗ от поселения расположено старичное непроточное оз. Длинное. Вдоль западного и южного склона бугра проходит грунтовая дорога с пойменных сенокосных лугов на ЮВ в с. Сарапки Крапивинского района Кемеровской области. На месте поселения Длинное Озеро-1 эта грунтовая дорога раздваивается: одна колея продолжается вдоль низкой береговой террасы на ЮВ-В, другая поворачивает на СВ и, пересекая пойменную гриву, углубляется в осиново-березовый лес. К С от поселения расположена заболоченная низменность, к Ю — широкая заливная пойма с пересохшими старичными озерами, выемки которых заросли деревьями и кустарником. Грива, на которой расположено поселение, относительно чистая, более залесенная в северо-западной части. Судя по зарослям крапивы вдоль северной кромки гривы, здесь когда-то могли располагаться какие-то животноводческие постройки, например дойка. Площадка поселения над наиболее низкими участками заливной поймы возвышается не более чем на 4-5 м. Поселение было выявлено при помощи разведочных шурфов.

Шурф-l 1×1 м был заложен на южной кромке гривы в 4-5 метрах к СЗ от грунтовой дороги, пересекающей ее. Стратиграфия шурфа-1:
— дерн — 5 см;
— темная почва, светлеющая книзу — 8-9 см;
— серая почва —22-25 см;
— темно-серая почва, включающая кремневые отщепы — 9-12 см;
— материк — бурая почва переходящая в глинистую супесь.

Рис. 18. Поселение Длинное Озеро. 1-9 — материалы из шурфа-1; 10 — материалы из шурфа-3; 11, 12 — материалы из шурфа-2. 8, 9 — керамика; 1,2 — нуклеусы; 3-6, 11, 12 — пластины; 7, 10 — отщепы

Рис. 18. Поселение Длинное Озеро. 1-9 — материалы из шурфа-1; 10 — материалы из шурфа-3; 11, 12 — материалы из шурфа-2. 8, 9 — керамика; 1,2 — нуклеусы; 3-6, 11, 12 — пластины; 7, 10 — отщепы

На глубине -40-45 см от современной поверхности были найдены фрагменты толстостенной керамики красноватого обжига. Толщина стенок до 0,9 см, в тесте примесь шамота. Все фрагменты орнаментированы наклонными и горизонтальны¬ми линиями, выполненными глубокими отступающими наколами (Рис. 18, 8, 9). Судя по форме, фрагменты принадлежали придонной части крупного сосуда.

На глубине -45-50 см слой был насыщен мелкими чешуйками, отщепами и пластинками, снятыми с разнообразных кремнистых пород и яшмы (Рис. 18, 3- 7). Среди пластинок преобладали мелкие (не более 2 см) или сечения. Найдено два нуклеуса с негативами снятия призматических пластинок. Один из них — конусовидный (3,4×1,4×1,2 см) (Рис. 18, 2), другой (4,5×2,2×1,4 см) имел следы снятия призматических пластин только вдоль одной плоскости (Рис. 18, 1).

Для определения границ распространения поселенческого слоя, мы заложили еще два шурфа — у северо-западного и юго-восточного краев площадки. На СЗ уровень гривы повышается на 1,5 м и она постепенно переходит в пойменный бугор, а на ЮВ — понижается и зарастает осинником. Таким образом, ориентирами для закладки шурфов и стали эти естественные границы.

Шурф-2 1×1 м был заложен в 20 м к СЗ от шурфа-1.

Стратиграфия шурфа-2 аналогична шурфу-1.

На глубине -45 см слой так же, как и в шурфе-1, оказался насыщен многочисленными отщепами и обломками кремнистых пород. Среди находок здесь оказалось больше бесформенных отщепов, но было найдено и несколько мелких призматических пластинок и их сечений (Рис. 18, 11, 12).

Шурф-З 1×1 М был заложен в 33 м к ЮВ от шурфа-1.

Слой на этом участке оказался беднее, на глубине -45 см найден только один крупный отщеп черной кремнистой породы (Рис. 18, 10).

Таким образом, протяженность поселенческого слоя вдоль пойменной гривы не менее 55 м. Найденные в трех шурфах материалы, судя по морфологическим особенностям и залеганию в одном и том же слое, практически одновременны. Поселение Длинное Озеро-1 предварительно может быть отнесено к эпохе позднего неолита.

С этим же временем, вероятно, связана случайная находка на северной окраине с. Сарапки Крапивинского района Кемеровской области. Здесь в верхней части осыпи высокой террасы левого берега р. Уньги был найден каменный полированный топор. Он изготовлен из серо-зеленого порфира. Обушок и грани оббиты, лезвие прямое полированное, плоскости заполированы не тщательно. Лезвие в сечении асимметричное. Размеры топора — 12,4×3,7×1,6 см (Рис. 16, 3).

В этом месте терраса левого берега р. Уньги выходит к пойме р. Томи и образует мыс. Высота террасы от уреза воды 10 м, к СЗ мыс имеет пологий склон, к С и В круто обрывается. Мыс распахан под огород. Топор был найден в осы¬пи восточного обнажения этого мысообразного участка. В ходе осмотра обнажения выяснилось, что верхний слой (40-50 см) представлен отложениями русской деревни XVIII-XIX вв., основную толщу которых составляют навоз и полусгнившие конструкции хозяйственных построек. Глубже прослежена обычная для коренного берега р. Уньги стратиграфия, ни в одном из слоев которой не выявлены какие-либо культурные отложения, с которыми можно было бы связать найденный здесь каменный топор.

ЛИТЕРАТУРА

Адамов А.А. Городища чатских татар в Новосибирском Приобье // Памятники Новосибирской области. Новосибирск, 1989. С. 55-61.
Беликова О. Б. Среднее Причулымье в X-XIII вв. Томск, 1996.
Илюшин А.М. Могильник Саратовка: Публикация материалов и опыт этно- археологического исследования. Кемерово, 1999.
Илюшин А.М., Ковалевский А.С. Полевые сборы при работе по программе картографирования археологического наследия Кемеровской области // Сохранение и изучение культурного наследия Алтая. Барнаул, 2000. Вып. XI. С. 39-42. Каталог памятников истории и культуры Кемеровской области. — Кемерово, 1996.
Кимеев В.М., Ширин Ю.В. Палеоэтнографические исследования в Притомье // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы V Годовой итоговой сессии Института археологии и этнографии СО РАН. Декабрь 1997 г.). Новосибирск, 1997. С. 365-366.
Коников Б.А. Таёжное Прииртышье в X-XIII вв. Омск, 1993.
Кулемзин А.М., Бородкин Ю.М. Археологические памятники Кемеровской области. Материалы к Своду памятников истории и культуры СССР.— Кемеро¬во, 1989. Вып. 1.
Кызласов И.Л. Аскизская культура Южной Сибири X-XIV вв. / САИ. Вып. ЕЗ-18. М., 1983.
Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. Кемерово, 1994.
Ширин Ю.В. Археологические работы на реке Томи и Чулыме в 1940 г. // Труды Томского государственного объединенного историко-архитектурного музея. Томск, 1995. С. 57-64.
Ширин Ю.В. Металлургия кузнецких татар в XVIII веке // Вопросы ар¬хеологии и истории Южной Сибири. Барнаул, 1999. С. 209-216.
Ширин Ю.В. Опыт музеефикации средневекового городища Притомья // Сохранение и изучение культурного наследия Алтая. Барнаул, 2000. Вып. XI.
С. 34-37.
Эрдниев. У.Э. Типы древних поселений и жилищ в верховьях р. Томи // Некоторые вопросы древней истории

Notes:

  1. Ширин Ю.В. Археологические работы на реке Томи и Чулыме в 1940 г. // Труды Томского государственного объединенного историко-архитектурного музея. Томск, 1995. С. 60.
  2. Архив НКМ. НФ-Д. On. 1. Р. 1. Д. 23. Л. 26-30; Эрдниев. У.Э. Типы древних поселений и жилищ в верховьях р. Томи // Некоторые вопросы древней истории Запад¬ной Сибири. Томск, 1959. С. 13.
  3. Архив Музея археологии, этнографии и экологии КемГУ. Д. 22.
  4. Архив НКМ. НФ-Д. Оп. 1. Р. 1. Д. 39. Л. 19.
  5. Старожилов в д. Городок уже практически не осталось, теперь там больше дачников
  6. Кулемзин А.М., Бородкин Ю.М. Археологические памятники Кемеровской области. Материалы к Своду памятников истории и культуры СССР. Кемерово, 1989. Вып. 1. С. 60, 62.
  7. Каталог памятников истории и культуры Кемеровской области. Кемерово, 1996. С. 16.
  8. Кимеев В.М., Ширин Ю.В. Палеоэтнографические исследования в Притомье // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы V Годовой итоговой сессии Института археологии и этнографии СО РАН. Декабрь 1997 г.). Новосибирск, 1997. С. 365-366.
  9. Ширин Ю.В. Опыт музеефикации средневекового городища Притомья // Сохранение и изучение культурного наследия Алтая. Барнаул, 2000. Вып. XI. С. 34-37.
  10. По определению канд. геолого-минералогич. наук Ю.С. Надлера, собранные на городище Городок образцы представляют собой части ствола окаменелого дерева, органическая часть которого полностью замещена сидеритом (FеСОз), который, выветриваясь, окисляется до Fе20з
  11. Адамов А.А. Городища чатских татар в Новосибирском Приобье // Памятники Новосибирской области. Новосибирск, 1989. С. 55-61.
  12. Кызласов И.А. Аскизская культура Южной Сибири X-XIV вв. / САИ. Вып. ЕЗ-18. Москва, 1983. С. 39; табл. XVIII, 16.
  13. Илюшин А.М. Могильник Саратовка: Публикация материалов и опыт этно-археологического исследования. Кемерово, 1999. Рис. 58, 17.
  14. Беликова О.Б. Среднее Причулымье в X-XIII вв. Томск, 1996. Рис. 81, 16-21; Коников Б.А. Таежное Прииртышье в X-XIII вв. Омск, 1993. Рис. 24, 11; 35, 13.
  15. Савинов Д. Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. Кемерово 1994. С. 140.
  16. Ширин Ю.В. Металлургия кузнецких татар в XVIII веке // Вопросы археологии и истории Южной Сибири. Барнаул, 1999. С. 209-216.
  17. На городище Городок отмечен всего один случай находок костей рыбы в зольном заполнении очага производственной полуземлянки.
  18. Это косвенно также указывает на период бытования укрепления. Судя по нашим наблюдениям, ров, расчищенный в 1999 г., к 2003 г. еще не имел следов разрушения и не требовал дополнительной расчистки
  19. Илюшин А.М., Ковалевский А.С. Полевые сборы при работе по программе картографирования археологического наследия Кемеровской области / / Сохранение и изучение культурного наследия Алтая. Барнаул. 2000. Вып. XI. С. 40. Рис. 1.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1983 Умер Павел Николаевич Шульц — советский археолог, специалист по археологии Крыма, исследователь Неаполя Скифского.
  • 2013 Умер Герман Мюллер-Карпе — немецкий историк, специалист по доисторической археологии. Получил известность как автор фундаментального многотомного иллюстрированного труда «Руководство по древнейшей истории».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика