А. Я. Щетенко — Литейная мастерская эпохи поздней бронзы на юге Туркменистана

Археологические свидетельства металлургического производства и металлообработки для эпохи поздней бронзы (ЭПБ) и раннего железного века (РЖВ) в четкой стратиграфической позиции получены на юге Туркменистана на поселениях «вышка» Намазга-депе (Намазга) и Теккем-депе (Теккем), расположенных в 117 и 119 км к ЮВ от Ашхабада, в 10-12 км от хребтов Копетдага, отделяющих их от памятников северо-восточного Ирана.

«Вышка» Намазга скрывает остатки по меньшей мере трех археологических комплексов (Щетенко А. Я., 2002). Ранний комплекс (Вышка-I^) и кроющие слои (Вышка-Ш1—4) характеризуются разными планировочными и архитектурными схемами. Первый представлен частью многокомнатного здания регулярной планировки. Второй демонстрирует остатки поселка, состоявшего из отдельных домохозяйств. Материальная культура комплексов различается по типам керамики (сероглиняная и краснолощеная отсутствует в раннем периоде), изделиями из камня и металла.

На Теккеме нижние слои синхронны периоду Вышка-II. В южной части холма раскопана часть здания за массивной стеной с круглой башней. Вскрыто 15 комнат, соединенных дверными проемами. В помещениях есть окна, пристенные «суфы» (лежанки), контрфорсы, тумбы, ниши, угловые «камины», круглые очаги и квадратные столики. В центральной части Теккема характер планировки иной: на участке в 200 кв.м располагались четыре горна и рабочие площадки. Здание и горны перекрыты мусорными слоями (период запустения), а выше возведены однокомнатные дома с квадратными очагами, одновременные поселку Вышка-III.

Горны сложены из 2-3 рядов сырцовых кирпичей в форме квадрата (1х1 м), внутри которого вырыта ямка (Щетенко А. Я., 1999а, рис. 1.-4). В двух из них сохранились фрагменты тиглей со следами окислов меди. Рядом с горнами сооружены два «столика» из сырца, облицованных известкой. Здесь же находится оградка (диаметр 3 м), из трех рядов кирпичей, заполненная золой и углями. Неподалеку найдены шлаки, «выплески» меди, куски руды, глиняные тигли и сопла, каменные инструменты металлообработки (Щетенко А. Я., 1999б, рис. 5.-2-5, 8).

Южнее основной площадки расчищены еще два горна и яма (внутри обмазанная глиной) с набором литейщика (Щетенко А. Я., 1999а, с. 273, 275, рис. 2.-1-5, 7, 8). Это три каменные литейные формы для изготовления двухлезвийных ножей с черенком с кольцевым упором, пуговиц с литой петелькой, полусферических бляшек, булавок с кольцевидным крестообразным навершием, уникальных предметов, напоминающих вотивные топорики из джаркутанских могил (Ионесов В.И., 1990, с. 9, рис. 1). Здесь же лежали заготовка литейной формы, восемь крышек со следами нагара и изделия из бронзы: браслет, пуговица с литой петелькой, фрагмент ножа, а также каменные наковальня, шлифованный топор, кусок руды бурого железняка. Рядом с ямой найдены две каменные литейные формы, несколько крышек и каменные инструменты: наковальни, ступки, песты, молоты для дробления руды, молоточки для пикетажа и холодной проковки металла — орудия металлообработки и ювелирного ремесла.

Аналогией горнам Теккема может служить медеплавильная печь карасукской культуры Хакасии (Сунчугашев Я.И., 1973, с. 345-346, рис. 2, 3); похожую конструкцию, вероятно, имел и горн в литейной мастерской поселения Мало-Красноярка в Восточном Казахстане (Черников С.С., 1960, с. 41-43, рис. 6).

На Намазге в комплексе Вышка-II найден фрагмент каменной литейной формы для отливки двухлезвийных наконечников ножа, булавок с кольцевидным крестообразным или серповидным навершиями. Поздние комплексы (Вышка-Ш3—4) представлены двумя однолезвийными (один с выделенной рукоятью) и одним двухлезвийным ножами, браслетом в полтора витка, коротким шилом и фрагментом каменной литейной формы.

Металлические изделия Теккема и «вышки» Намазга составляют два основных класса: орудия труда и украшения. Первые представлены четырьмя группами: 1) режущие (два типа однолезвийных пластинчатых ножей, типом двухлезвийных черенковых с кольцевым упором и «ковровыми»); 2) скоблящие (два типа долот — желобчатые и тесловидные); 3) прокалывающие (пробойники, шилья); 4) составные части других орудий (стержни каменных прясел, обкладки, пластины). Украшения включают 9 групп: 1) булавки (с четырьмя типами наверший); 2) заколки для волос; 3) браслеты (два типа); 4) кольца; 5) серьги; 6) подвески (два типа); 7) круглые пуговицы с литой петелькой; 8) выпуклые бляшки; 9) бусины-колечки.

Все металлические предметы имеют широкий круг аналогий в памятниках ЭПБ подгорной полосы Копетдага: Сумбар-I и II, Пархай-I, Янги кала, Анау, Улуг-депе, Алтын-депе. Датирующими являются: 1) двухлезвийные ножи с черенком и кольцевым упором; 2) пластинчатые однолезвийные ножи с выделенной рукоятью; 3) литые пуговицы с петелькой; 4) булавки с кольцевидным крестообразным навершием. Указанные типы широко представлены в кладах и культурах ЭПБ степного пояса Евразии: Казахстана, Южного Зауралья, Волго-Уральского междуречья, Причерноморья, Днестровско -Прутского бассейна. Отмечены они и в комплексах эпо¬хи бронзы и РЖВ I Ирана (Сиалк-V, Сиалк-VI (могильник Б), Г иян-I, II, Шахдад) и Закавказья (Сачхери, Талыш 2).

Спектральному анализу подверглись 41 предмет и шлак с Теккема (Егорьков А.Н., Щетен¬ко А. Я., 1999, с. 43). Более трети образцов (15) по формальному признаку (примеси не достигают 1%) относятся к медным изделиям; в металле устойчиво присутствует мышьяк (93%); олово — в 19 образцах (сотые и десятые доли процента), при которых не сказывается его легирующее действие.

Отличительной особенностью металла Теккема является повышенное содержание желе¬за (более 1%) не только в изделиях, но и в шлаке (7,3%), что, несомненно, свидетельствует о приближении железного века и освоении новых технологий (Егорьков А.Н., Щетенко А. Я., 1999, с. 41). Наличие в шихте олова (4,3%) указывает, что в данном случае выплавка бронзы осуществлялась не сплавлением металлов, а совместным восстановлением их оксидов.

Преобладание мышьяковой бронзы на юге Туркменистана в ЭПБ объясняется, вероятно, использованием ближайших источников: более 200 залежей мышьяковой меди обнаружено в Иране и 241 — в Афганистане (Pigott V.C., 1989-1990, с. 457). Из этого сырья вплоть до РЖВ изготовлялись артефакты Суз, Шахдада, Хинамана (Salvatori S., 1995, p. 43-45). Характерна мышьяковая бронза и для культур Маргианы (Терехова Н.Н., 1990, с. 198-199) и Южной Бактрии (Сарианиди В.И., Терехова Н.Н., Черных Е.Н., 1977, с. 37).

Лишь в Северной Бактрии в сапаллинской культуре, ориентированной, вероятно, на иные источники сырья, в это время преобладают оловянные бронзы (Аскаров А., 1977, с. 123-124). И на юго-западе Туркменистана в металле могильников долины Сумбара оловянные и смешанные мышьяково-оловянные бронзы уже становятся ведущими типами сплава, составляя соответственно 45 и 32% всех типов, в то время как медь и мышьяковая бронза — 9 и 14% (Г алибин В. А., 1983, с. 233; Хлопин И.Н., Галибин B.A., 1990, с. 89). Металл Теккема распределяется по этим же типам следующим образом: медь — 37%, мышьяковая бронза (или медь) — 37, мышьяково¬оловянная бронза — 7, оловянная бронза — 17%.

Процентные соотношения примесей в металле Теккема показывают, что металлурги этого поселения, как, вероятно, и всей подгорной равнины, несколько «запаздывают» с внедрением оловянной лигатуры по отношению к литейщикам юго-западных областей Туркменистана. Возможно, это объясняется близостью последних к признанным центрам древнейшей металлургии — Месопотамии и Анатолии, откуда передовые технологии с опозданием проникали в более отдаленные восточные регионы (Moorey P.R.S., 1994, p. 251-254). К началу РЖВ в подгорной полосе Копетдага еще не сложились экономические условия для широкого использования оловянной лигатуры, и оловянная бронза производилась здесь лишь для престижных предметов или импортировалась извне.

Выявление временных разрывов в культурных наслоениях «вышки» Намазга и Теккема ставит вопрос о появлении нового населения в ЭПБ на подгорной равнине Копетдага (Щетен- ко А. Я., 2002). В новых комплексах отсутствуют основные категории артефактов, характерные для НМЗ-V. Меняется и архитектура: монументальная постройка на платформе (Вышка I) и крепость за стеной с башнями (ранний Теккем) напоминают архитектуру крепостей ЭПБ Маргиа- ны (Сарианиди В.И., 1997: рис. 2.-8, 12, 13). Истоки этих инноваций, вероятно, следует связывать с приходом нового населения. По другим археологическим критериям (архитектура, глиптика и пр.) намечен и предполагаемый маршрут такого переселения: из сиро-анатолийского центра через Элам, Гилян, Хорасан, Восточный Иран (Сарианиди В.И., 1999, с. 73). С этим населением, вероятно, следует соотносить и появление новых очагов металлургии и изделий из оловянной бронзы, связанных с существованием Ирано-Афганской металлургической провинции (Черных Е.Н., 1978, с. 71-72, рис. 9) .

Литейная мастерская Теккема датируется именно этим этапом ЭПБ, так как лишь на полах помещений укрепленного поселения и в погребении №52 раннего могильника найдены вещи с повышенным содержанием (более 10%) олова.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика