Щеглов А. Н. Памяти Павла Николаевича Шульца

Щеглов А. Н. Памяти Павла Николаевича Шульца // СА — М.: 1984, № 3. С. 285-287.

20 сентября 1983 г. после долгой тяжелой болезни, немного не дожив до 83 лет, скончался крупный советский археолог и искусствовед, кандидат исторических наук Павел Николаевич Шульц.

П. Н. Шульц — ровесник нашего века. Он родился 9 (22) октября 1900 г. в Петербурге, в семье ученого. Его отец, биолог Н. П. Шульц, заведовал Ботаническим кабинетом Петербургского университета и вел занятия со студентами. Интерес к истории П. Н. Шульц унаследовал от своей матери — дочери известного историка, специалиста по русской истории, профессора Варшавского и Харьковского университетов Н. Я. Аристова.

Закончив в Петрограде среднюю школу в 1918 г., П. Н. Шульц поступил на историко-филологический факультет Петроградского университета, но вскоре прервал занятия, уйдя на службу в ряды Красной Армии. Возвратившись в Петроград в 1921 г., он продолжил ученье в университете, который закончил в 1923 г. по специальностям археология и история искусства древнего мира. Его непосредственными учителями в университете были Б. В. Фармаковский и О. В. Вальдгауер. Под руководством последнего после окончания университета П. Н. Шульц более двух лет работал в Отделе древностей Государственного Эрмитажа, где совершенствовал свои знания по истории античного искусства. В 1926 г. он был принят в аспирантуру ГАИМК и здесь под руководством Б. В. Фармаковского начал заниматься изучением памятников скифской и сарматской монументальной скульптуры. Это направление тогда еще только начинало разрабатываться, и молодой исследователь, стал одним из первых его создателей. С указанной тематикой, в которой он стал ведущим специалистом, Павел Николаевич не расставался до конца жизни, постоянно возвращаясь к ней в своих работах.

После окончания аспирантуры в 1929 г. П. Н. Шульц был зачислен на должность старшего научного сотрудника античного отдела ГАИМК. С этого же времени начинается его плодотворная преподавательская деятельность — он стал доцентом ЛГУ. С 1936 по 1941 г. он был доцентом Академии художеств — читал курсы лекций на факультете истории и теории искусства, одно время исполнял должность декана факультета и бессменно заведовал Кабинетом истории искусства. Все, кто учился на факультете истории и теории искусства Академии художеств в предвоенные годы, с благодарностью вспоминают насыщенные, яркие и увлекательные лекции П. Н. Шульца.

В самом начале Великой Отечественной войны Павел Николаевич вступил добровольцем в ряды ополченческой дивизии. В конце июля 1941 г. он перешел в партизанский отряд, вместе с отрядом совершал рейды в тыл противника на Ленинградском, Тихвинском и Волховском фронтах. Страстный охотник и следопыт, прекрасный знаток местности, умеющий ориентироваться в любых условиях, опытный полевой исследователь, великолепный наблюдатель — все эти качества особенно пригодились бойцу партизанского отряда, действовавшему в тылу врага в тех тяжелых условиях, когда кольцо блокады сомкнулось вокруг Ленинграда. Оказались весьма полезными навыки и знание мест, приобретенные во время довоенных археологических разведок в Лужском и Гдовском районах Ленинградской области. Работая проводником партизанских отрядов в суровую зиму 1942 г. на Волховском фронте, Павел Николаевич получил тяжелое ранение и обморожение. Ему пришлось ампутировать пальцы рук. За боевые заслуги П. Н. Шульц, был награжден орденом Славы III степени и медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг».

После выхода из госпиталя в Москве П. Н. Шульц стал старшим научным сотрудником ИИМК, где в 1943—1944 гг. занимал должность ученого секретаря. На протяжении 5 лет (1944—1948) он по совместительству заведовал также античным отделом ГМИИ им. А. С. Пушкина и вел преподавательскую деятельность, читая лекции по истории искусства античного мира в Московском художественном институте им. В. И. Сурикова и на искусствоведческом отделении МГУ. В 1948 г. Президиум АН СССР направил П. Н. Шульца в Симферополь для организации Крымской научно-исследовательской базы АН СССР, преобразованной вскоре в Крымский филиал АН СССР. В составе базы Павел Николаевич создал отдел истории и археологии Крыма, который он возглавлял на протяжении почти двух десятилетий. После расформирования Крымского филиала АН СССР отдел истории и археологии был реорганизован в Отдел древней и средневековой археологии Крыма и вошел в состав Института археологии АН УССР. П. Н. Шульц заведовал отделом до возвращения в Ленинград в 1966 г., куда он был приглашен для руководства Группой античной археологии ЛОИА. В 1974 г. Павел Николаевич вышел на пенсию по болезни. За многолетнюю научную и научно-организационную деятельность он был награжден орденом «Знак Почета» и медалями.

Самостоятельные полевые исследования П. Н. Шульц начал в 1925 г. В этом и следующем году он организовывал Верхневолжскую экспедицию ГАИМК, в 1927—1929 гг. участвовал в Северо-Западной экспедиции П. П. Ефименко, в 1924 и 1928 гг.— в Северо-Кавказской экспедиции А. А. Миллера. Неоднократное участие принимал Павел Николаевич в работах Ольвийской экспедиции (1926, 1929—1930, 1932, 1939 гг.). В эти годы проявился особенный талант П. Н. Шульца в проведении археологической разведки, в которой ему всегда сопутствовала удача. Во время разведок по берегам Волги в районе г. Ржева и нижнего течения р. Вазузы им открыты поселения и могильники разного времени — от неолита до позднего средневековья. Он был одним из первых исследователей, начавших целенаправленный поиск и изучение поселений ольвийской периферии на правом берегу нижнего течения р. Южный Буг в 1929—1930 и 1939 гг.

С начала 30-х годов П. Н. Шульц начинает заниматься археологией Крыма. В 1933—1934 гг. он осуществил разведочное обследование побережья Северо-Западного Крыма, где открыл ряд греческих и позднескифских укрепленных и неукрепленных поселений, а также провел раскопки на городище Кара-Тобе. Он первым после М. И. Ростовцева вновь обратил внимание на важность комплексного изучения памятников этого района не только с точки зрения истории Херсонеса, но и истории скифо-сарматского мира, а также истории греко-варварских взаимодействий. Результаты разведок позволили П. Н. Шульцу выдвинуть новую гипотезу о греко¬скифских взаимоотношениях в Крыму в IV—III вв. до н. э. Эта гипотеза превратилась в общепризнанную концепцию, долгое время просуществовавшую в науке и оказавшую важное воздействие на развитие представлений о древней истории Причерноморья. В конце 50-х годов П. Н. Шульц возобновил широкие и всесторонние полевые исследования в Северо-Западном Крыму, которые продолжаются и сейчас его учениками и последователями.

Вся послевоенная научная и организационная деятельность П. Н. Шульца была связана с Крымом. Созданный и руководимый им отдел археологии в Симферополе стал практически центром археологических исследований в Крыму. Еще до образования Крымского филиала АН СССР по инициативе Павла Николаевича ИИМК и ГМИИ им. А. С. Пушкина в 1945 г. организовали постояннодействующую Тавро-Скифскую экспедицию (затем — экспедиция Крымского филиала), общее руководство многолетними работами которой осуществлялось П. Н. Шульцем. Регулярные полевые исследования трех-четырех отрядов этой экспедиции охватили почти всю территорию Крыма; работы велись в степных, предгорных и горных районах, а также на южном побережье полуострова. В экспедиции принимали участие и другие центральные научные учреждения и музеи Крыма — П. Н. Шульц постоянно стремился привлечь для комплексного изучения крымских древностей и решения поставленных задач максимум научных сил. В дальнейшем он создавал и возглавлял ряд других экспедиций, Крымского филиала и ИА АН УССР, в том числе ‘Симферопольскую, Ялтинскую и Северо-Крымскую, которая с 1952 г. и по настоящее время проводит исследования по трассе Северо-Крымского канала и в зонах •орошения земель в Степном Крыму. С 1967 г. до заболевания П. Н. Шульц руководил Боспорской экспедицией ЛОИА.

Павел Николаевич был разносторонним и широко одаренным исследователем, крупным специалистом в разных разделах археологии. Но основные его научные интересы лежали в области изучения позднескифской и кизил-кобинской культур, древностей тавров, а также памятников скифской и сарматской монументальной пластики. Ведущая роль советской науки в изучении культуры скифов общепризнана. Исследования П. Н. Шульца занимают в ней особое место. Благодаря им получены новые данные, позволившие сформировать принципиально новые представления о развитии и состоянии общества и государства поздних скифов с центрами в Крыму. Его наблюдения и выводы, изложенные в ряде статей, обобщены в работе «Позднескифская культура и ее варианты на Днепре и в Крыму (постановка проблемы)» (В кн.; Проблемы скифской археологии. М., 1971, с. 127—143). Громадное значение для науки имеют проводившиеся под руководством «П. Н. Шульца в 1945—1963 гг. и получившие широкую известность раскопки главного центра Крымской Скифии — городища Керменчик, отождествляемого с Неаполем. Исследование этого позднескифского города — целая глава в развитии скифоведения. Многолетние работы дали обширный новый материал для изучения последнего этапа скифской культуры. Среди открытых на городище памятников — знаменитый мавзолей, усыпальница верховной знати, по-видимому, царского рода. Главные итоги этих исследований подведены в ряде трудов П. Н. Шульца, среди которых обобщающая статья «Исследования Неаполя скифского (1945—1950 гг.)» (В кн.: История и археология древнего Крыма. К., 1957, с. 61—93) и монография «Мавзолей Неаполя скифского» (М., 1953). В последние годы работы П. Н. Шульц практически завершил раскопки самого крупного на Боспоре кургана Кара-Оба — монументального памятника II в. до н. э., исследование которого было начато еще в XIX в. А. Е. Люценко и продолжено В. Ф. Гайдукевичем.

Еще в начале 30-х годов П. Н. Шульц разработал первую систематику скифских и сарматских изваяний, оставшуюся неопубликованной. В дальнейшем он постоянно ее совершенствовал и собирал материалы для Свода памятников скифской монументальной пластики. Эта работа была им завершена, а краткие выводы из нее опубликованы в широко известной специалистам статье «Скифские изваяния Причерноморья» (В кн.: Античное общество. М., 1967, с. 225—237).

Ведущее место принадлежит П. Н. Шульцу и в исследовании таврской проблемы. Разведки и раскопки, проводившиеся Тавро-Скифской экспедицией, позволили ему обосновать первую стройную периодизацию памятников Горного Крыма и создать обобщающий труд «О некоторых вопросах истории тавров (территория, хронология, взаимоотношения с античными городами и скифами)» (В кн.: Проблемы истории Северного Причерноморья в античную эпоху. М., 1959, с. 235—272).

П. Н. Шульц опубликовал немногим более 60 работ — это не соответствует тому действительному вкладу, который он внес в науку. Но дело в том, что Павел Николаевич принадлежал к тому счастливому типу ученых, которых называют «генераторами идей», и он охотно и с радостью делился идеями с коллегами и учениками, совершенно не жалея своего времени. Он обладал даром синтезировать разрозненные и, казалось бы, случайные мелкие и незначительные факты и наблюдения, видеть за ними общие явления и процессы, строить обобщающие модели и концепции. В то же время он был блестящим полевиком, особое значение придававшим археологической разведке, поиску, всегда подчиненному определенной научной цели. Будучи человеком с душой необычайной щедрости, он все свое знание и умение стремился передать другим. Одна из важнейших заслуг П. Н. Шульца — создание современной школы крымской археологии. Из-под его крыла вышло — немало специалистов. Учил он всегда и везде: и в поле, и в лаборатории, и просто в беседах, причем всегда незаметно и без всякого давления. В первые послевоенные годы «ненавязчиво, исподволь, но, как всегда, последовательно и методично перестраивал он вчерашних фронтовиков с покалеченными телами и израненными душами в «гражданских» — тех прежних мирных научных работников и студентов, какими мы были накануне войны» — так тепло вспоминает Павла Николаевича в книге «Аю-Даг—„Святая» гора» (Симферополь, 1975, с. 102) один из его первых учеников О. И. Домбровский. С такой же теплотой и благодарностью хранят светлую память о Павле Николаевиче Шульце его ученики всех поколений и возрастов и все те, кому посчастливилось с ним вместе работать и кто продолжает дело, которому он посвятил свою жизнь.

Щеглов А. Н. Памяти Павла Николаевича Шульца // СА — М.: 1984, № 3. С. 285-287.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика