Сельское хозяйство, ремесла, торговля

Основой экономики латенской эпохи было мощное сельское хозяйство с полным циклом хлебов, включая овес. У кельтов сначала на побережье Средиземного моря, а затем в более северных районах появились виноград и оливки, распространение которых началось с середины II в. до н. э. Все породы скота были известны. Вспашка производилась плугом с железным треугольным лемехом, охватывавшим дерево ползуна двумя загнутыми полукруглыми лопастями. У серпов, также железных, сначала лезвие и черешок составляли одну дугу, но в позднем латене черешок был отогнут под углом к лезвию. Косы-горбуши также распространились на позднейшем этапе латенской культуры. Сохранилось немало кривых садовых ножей. Очень многое из этого найдено на поселениях Латен и Стратонице.

Переработка зерна в муку начиная со II в. до н. э. производилась на вращающихся мельницах небольших размеров. По данным английских археологов, около 100 г. до н. э. мельницы распространились в Англии 1, куда они могли попасть со вторым проникновением белгов (рис. 42). Предполагают, что вращающиеся мельницы пришли в области латенской культуры с римскими легионами во II в. до н. э. Однако влияние кельтского земледелия на римское, хотя бы после завоевания, несомненно. Название бороны у римлян-«осса» — кельтского происхождения. Из кельтской Северной Италии — Цизальпинской Галлии — некоторые улучшения в плуге пришли в остальную Италию.

Металлургия была весьма сильно развита. Цезарь отмечает умение кельтов проводить шахты и штольни. Остатками сыродутного способа производства железа являются известные в разных местах сыродутные домницы, например из Юры, где сохранилось много остатков кузнечного дела и варки железа. Примитивными кричными печами служили ямы, вырытые в склонах холмов. Более сложные кричные горны часто имели цилиндрическую форму высотой 2 — 2,5 м при диаметре от 45 до 50 см. Емкость их достигала 100 куб. дц. Стенки толщиной в 30 — 40 см были из глины и снаружи одеты камнем. В Бибракте открыт целый квартал металлургического мастерства. Кричные печи там имели квадратную форму площадью 0,9X0,9 м; их стенки сделаны из глиняных шаров и облицованы камнем. Рядом находились кузницы, из которых происходят шарнирные кузнечные клещи, наковальни, кувалды, ручники и пробойники. Подобные находки обнаружены и на других городищах. Среди металлургических инструментов известны напильники с поперечной, довольно крупной насечкой. Кроме напильников слесарное ремесло представлено специальными молотками и пробойниками (см. рис. 4). Образцом слесарного искусства, в частности, служат многочисленные замки и ключи, особенно распространившиеся в конце эпохи в связи с ростом имущественного неравенства и торговли.

В работах по меди продолжалось развитие гальштатских традиций и мастерства, то есть приготовление изделий из пластин и проволоки. Однако известно также и литье, преимущественно мелкое, по восковой модели. Глиняные формы найдены в Бибракте, Стратонице и других городах. Товарный характер изделий из железа и цветных металлов хорошо прослеживается по широкому распространению латенских образцов, особенно оружия, орудий, а также фибул и других украшений. Латен и Кабиллонум — склады-фактории по распространению оружия и орудий. Известны марки мастерских на мечах и копьях, такие, как серп месяца, человек, пьющий из рога, кабан. Широкое применение железных орудий помогало развитию сельского хозяйства.

Лесной характер стран, занятых кельтами, привел к развитию обработки дерева. Многочисленные скобели, топоры, пилы, стамески и долота разных образцов, молотки и сверла рисуют очень дифференцированные виды плотничного и столярного ремесел. Одним из специфических видов этого ремесла были бочарное дело и резьба деревянной посуды. Для этого латенские мастера применяли разнообразные ложкарные и бочарные инструменты.

Женская домашняя работа — прядение и ткачество — еще не ушла далеко от гальштатских форм. Для кройки могли служить пружинные ножницы. Иглы и шилья применялись при шитье. В Англии, как видно из находок на Гластонбери, почти до самого конца эпохи изготовляли костяные проколки и иглы.

Сапожное дело в городах типа Бибракте стало также ремеслом. Для раскроя кожи использовали специальные резчики, имевшие обычно форму, похожую на нашу сечку для капусты, а иногда — треугольника, основание которого затачивалось в лезвие. Мелкие рез чики надевали по нескольку штук на железное кольцо для удобства ношения, может быть, бродячими сапожниками, работавшими на рыночных площадях, как это широко бытовало в античном мире и еще недавно практиковалось у нас. Шилья, в частности кривые, служили для шитья обуви. Встречаются характерные сапожные молотки. Универсальное орудие мужчины — нож был прямой или с довольно значительно отогнутым вверх и назад острием. В позднюю эпоху он получил кольцо на конце ручки.

В позднем латене в собственно Галлии и прирейнских областях возникают фабрики краснолаковой посуды по италийским образцам. Эта провинциальная промышленность после римского завоевания стала очень успешно конкурировать с такими же изделиями италийских мастерских и вывозилась даже в Италию.

В конце IV в. до н. э. с кельтских рынков исчезли тропические красные кораллы, украшавшие различные металлические предметы, и взамен пришло позаимствованное со Средиземного моря эмальерное мастерство.

В первый же 1867 г. раскопок древней Бибракте была открыта мастерская эмалей. Затем такие мастерские открывали постоянно. В простых деревянных сараях в небольших ямах-печах находили следы этого производства. Его кельты усвоили вполне и затем около трех столетий изготовляли такую кроваво-красную эмаль. Это объясняется апотропеическим назначением алого цвета: предшествовавшие эмали красные кораллы считались окаменевшей кровью обезглавленной Персеем Медузы. Сначала эмаль укреплялась в гнезде или желобке на смоле. Со временем открыли огневой способ скрепления эмали с металлом. В специальных отверстиях на украшаемых предметах укреплялись железные гвоздики со шляпкой, имевшей бортик и покрывавшейся эмалью. Наконец, в третьем этапе латена гвоздики сменились полусферическими бронзовыми шишечками, перекрещенными бороздками, державшими эмаль крепче. Промежутки заполнялись эмалью. Поверхность получалась выпуклой. Эмалью украшали фибулы, браслеты, пояса (рис. 41), уздечные бляхи, кольца удил, щиты, шлемы. В начале нашей эры эмальерное дело развилось в Британии и Шотландии, в конце латена его восприняли в Швеции, около нашей эры оно проникло в прибалтийские районы СССР. Около этого же времени кельты нарушили традицию и стали изготовлять разноцветные эмали. Скифы и сарматы не развили у себя этого ремесла. Эмали у них были импортными. Преобладали античные изделия этого класса. Впрочем, на Каменском городище был найден один гвоздик с красной эмалью на шляпке. В сарматское время в степи появились бронзовые фибулы с широкой дужкой с эмалью и надписью кельтского мастера AVCISSA. Эти фибулы известны из Ольвии, с Каменского городища, с Хопра и из других мест. Но не все они с эмалью. Фибула этого мастера найдена и под Можайском. Это — прирейнская кельтская фабрика, экспортировавшая свои фибулы в Италию и через Черное море в наши степи. Но этот экспорт к кочевникам Северного Причерноморья был невелик. Развившись в самостоятельное ремесло в целях украшения металлических вещей, эмальерное дело шло бок о бок с новыми стилистическими формами, сменившими геометрическую орнаментику гальштатского времени. Сложные многоколенные меандры раннего латена дали почву развитию разнообразных завитков. Зигзаги дали место волне, иногда с бегущими в одну сторону гребнями. Свастики и гамшированные трискелии сменились завитками на концах. Круги заполняются завитками, расположенными крестообразно. Иногда завитки размещаются по отношению друг к другу как геральдические звери. Плавная свободная линия стала заменять ломаную. Отчасти такие тенденции развивались самостоятельно. Мы их знаем хотя бы в навершиях мечей, в наконечниках ножен, в изгибах фибул. Отчасти их распространению помогли орнаменты на металлических изделиях, проникавшие еще в гальштате из античного мира: пальметки в основании ручек энохой, гирлянды и лозы на металлической посуде, а также и то и другое на чернофигурных и краснофигурных вазах. Пальметки у кельтов обычно сводились к трем листкам и сочетались по две, по три и т. п. Сочетания кругов, завитков, волн и гирлянд украшали ножны мечей, металлические поверхности щитов, даже поверхности пера копий, нащечники и тульи шлемов. Прорезные узоры из таких же сочетаний украшали фалары от доспехов и сбруи. Поясной набор и пряжки украшали подобным же образом. Иногда к свободному орнаменту из кругов и волн присоединялась красная эмаль. Порой в орнамент входили геральдически поставленные звери, кони, птицы или головы баранов и быков. Их клювы, пасти, шеи, рога, уши, спины, хвосты трактованы свободными и плавными изогнутыми линиями. Этот стиль дополнял и украшал более всего изделия металлургии. Однако он проник и на керамику, сначала распространенную в Восточной Франции, а также в деревянную резьбу домов (Гластонбери). Геометрические узоры не исчезли совсем, но их место стало более скромным. Дополнением такого орнамента стали по-разному сочетавшиеся с ним человеческие головы впрямь, реже в профиль. Если они иногда сопровождались шевелюрой, то и она трактовалась теми же плавными и волнистыми линиями-прядями.

Рис. 47. Каменная скульптура Кельтов

Рис. 47. Каменная скульптура Кельтов

В Ирландии, Франции и ФРГ встречаются округленные наверху, конические и пирамидальные столбы, сплошь покрытые такими же сложными рельефными переплетениями кругов, завитков и волн, лоз, в иных случаях окружающих примитивно выполненные мужские головы (рис. 47).

В последнее столетие гальштата и в самом начале латена широко распространился ввоз амфор, бронзовых, может быть, этрусских эпохой с длинным носиком и т. п. В дальнейшем этот ввоз дожил, все возрастая, до конца кельтской свободы. По рекам и волокам Франции амфоры с вином и оливковым маслом уходили в глубь страны, оседая среди аристократии кельтских племен, даже белгов, живших ближе к секванам. Иные из племен белгов до конца эпохи свободы сопротивлялись ввозу вина. Германские свевы, воспринявшие латенскую культуру и достигшие к началу нашей эры среднего течения Рейна, запрещали его ввоз совсем. Однажды они распяли римских купцов, привезших к ним вино. За это в 11 г. до н. э. против них был двинут в карательную экспедицию с кавалерией Лоллия, потерпевший полное поражение. Но основная территория кельтов была вовлечена в торговлю вином марсельским, греческим и италийским. Недаром галлы около 390 г. до н. э. якобы вторглись в Италию в поисках родины винограда как лучшего плода земли, а завоеватель Галлии видел в вине одно из средств ее покорения 2.

Конечно, не только вино ввозилось и не только связанные с виноделием сосуды. До конца IV в. до н. э. с Индийского океана, попадая на Средиземное море, шел в обилии на кельтские рынки красный коралл, который кельты приспособили для инкрустирования украшений, оружия и сбруи. Ткани, украшения, зеркала и другие греко-италийские товары находили здесь свой сбыт. Страбон, хотя и несколько позднее эпохи кельтской свободы, дал перечень товаров, вывозившихся из Кельтики; это — зерно, скот, золото, серебро, железо, шкуры, рабы и охотничьи собаки, то есть сырье и рабочая сила 3. Торговля рабами была особенно развита. Их захватывали и завоеватели-римляне, и кельты в постоянных междоусобных войнах — картина, подобная африканской работорговле. В Кельтику шли предметы роскоши и такие изделия, как «браслеты из слоновой кости, ожерелья, янтарь, сосуды из стекла и мелкая утварь», — говорит тот же географ. Через Галлию античные товары достигали Англии и Скандинавии. Через альпийские перевалы, по Гаронне-Жиронде, по Роне и Луаре, вдоль Соны и Марны и далее по Сене шли они на север. Известное еще по меньшей мере с гомеровских времен под именем cassiteros британское и луарское олово шло морем, реками и обозами через всю Галлию к устью Роны. Это картинно описано Диодором Сицилийским 4.

У народов, охваченных латенскими формами материальной культуры, широкое развитие всех видов металлургии, окончательное превращение их в ремесла привели к торговле металлическими изделиями. Среди поселений отдельных кельтских государств возникают ремесленно-торговые центры. С одним из них, столицей эдуев Бибракте, лежавшей на водоразделе Сены и Луары, то есть на оловянном пути, мы уже познакомились. Здесь были открыты ряды лавок и множество металлургических и эмальерных мастерских. По свидетельству Цезаря, здесь постоянно жили римские купцы, притом еще до завоевания.

В очень близком по характеру городище Стратонице под Прагой были обнаружены подобные же мастерские. Во всех этих центрах в обилии находятся ходившие у галлов монеты. Сообщения между Британией и Галлией по побережью последней и, наконец, со Скандинавией совершались на судах. Армориканское племя венетов, например, обладало мощным торговым флотом, которым венеты пользовались для торговли с Британией. «Их собственные корабли были следующим образом построены и снаряжены: их киль был несколько более плоским, чтобы легче было справляться с мелями и отливами; носы, а равно и кормы, были целиком сделаны из дуба, чтобы выносить какие угодно удары волн и повреждения; ребра корабля были внизу связаны балками в фут толщиной и скреплены гвоздями в палец толщиной; якоря укреплялись не канатами, но железными цепями; вместо парусов на кораблях была грубая или же тонкая дубленая кожа» 5. Повозки на окованных железом колесах, ступицы которых вытачивались уже на токарном станке, везли товары по дорогам Галлии.

Мы уже встречались у кельтов с крицами восточного образца, распространившимися с гальштатской эпохи в Западной и отчасти Центральной Европе. Их распространение и более или менее сходный вес говорят за денежное применение криц. Вскоре они сменились золотой, серебряной и медной монетами, подражавшими греко-римским образцам 6. Только в Британии — «самой крайней», как тогда говорили, Цезарь еще застал применение железных денег. В подтверждение его свидетельства, в музеях Англии хранится немало таких криц в виде длинных язычков с петлей на широком конце. Их средний вес 618 г. Есть крицы в половину этого веса или, наоборот, в 2 или 4 раза превосходящие его. Сохранились гири в 300 г. Все это близко еще несколько редуцированной эгинской мине. Цена 6 полных криц соответствовала цене за 3 молочные коровы или за одну рабыню из древней Ирландии. Походы кельтов, жалованье кельтским наемникам, непосредственное соприкосновение с Массалией и торговля с римлянами приучили кельтов к настоящей монете и, естественно, что их собственная монета на первых порах подражала греко-римским образцам. Товарооборот, его направление, развитие ремесел, восприятие торговых обычаев Средиземноморья неизбежно склоняли галлов к тому, чтобы первыми ввести у себя и распространить по Европе монету.

Уже в IV в. до н. э. пошли в Галлию монеты Массалии с головой городской нимфы на лицевой и львом или быком на оборотной стороне. Шли туда и монеты Роды, Эмпория и других колоний северо-восточного побережья Испании. Подражания всем этим монетам достигли Бибракте и Стратониц.

Рис. 48. Кельтские монеты

Рис. 48. Кельтские монеты

В III — II вв. до н. э. статеры Филиппа II Македонского с головой Аполлона на аверсе и парной колесницей Победы на реверсе, статеры Александра Великого с головой Афины на лицевой стороне и крылатой Никой на обороте распространились от Трира до Чехии; сначала они сохраняли более или менее верные вес, изображения и даже греческую легенду, а затем эти монеты были упрощены. Изображения на них искажены почти до неузнаваемости. Хотя и редко, но на подражаниях такого рода встречаются исторические имена Верцингеторикса, Думнорикса и Коммия, упоминаемых Цезарем, и некоторые другие.

Эти типы переходили и на серебро. Во II в. до н. э. чеканили подражания римским денариям, особенно во Франции и Швейцарии, но достигали они и Чехии. После падения в битве при Пидне (186 г. до н. э.) Македонского государства тетрадрахмы Филиппа II широко распространились как образец подражаний, особенно в Прикарпатье и Австрии. Самостоятельно развивались также золотые монеты с фигурой кабана на лицевой стороне и воином на обороте и многие другие. К I в. до н. э. появился тип золотых «радужных чашечек» — «regenbogenschesselchen» (такое название они получили, так как их нередко находят после дождя) в Восточной Франции, Баварии и Чехии с разными знаками на лицевой и оборотной сторонах (дракон, птица, гривна). Близки времени Филиппа V (221 — 179 гг. до н. э.) фасосские серебряные тетрадрахмы с головой нимфы Фасос на лицевой и с Гераклом на оборотной сторонах. Они были тоже международной монетой и, тоже привившись у галлов, подверглись сильной до неузнаваемости переработке. К середине I в. до н. э. появилось много серебряных тетрадрахм в Чехии с очень разнообразными типами надписей кельтских имен латинскими буквами (ВІАТЕС и т. п.) (рис. 48).

Notes:

  1. Г. Чайлд. Прогресс и археология. Пер. М. Б. Граковой-Свиридовой. М., 1949, стр. 81.
  2. Плутарх. Сравнительные жизнеописания…, т. I. Камилл, XV, стр. 176.
  3. География Страбона, в семнадцати книгах. Пер. и пред. Ф. Г. Мищенко. М., 1879, IV, 1, § 2; IV, 4, § 3; IV, 5, § 3.
  4. Г. Кларк. Ук. соч., стр. 275—276.
  5. Юлий Цезарь. Галльская война, III, 13.
  6. Я. Филип. Кельтская цивилизация…, стр. 130— 138; J. Filip. Keltovй ve strлdni Evropл, str. 224—248; Юлий Цезарь. Галльская война, V, 12.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика