Седов В.В. Языческие святилища смоленских кривичей

К содержанию 87-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В Смоленском Приднепровье известна немногочисленная группа городищ, которые своеобразной формой и особым положением заметно выделяются среди прочих укрепленных поселений. Расположены эти городища обычно в низких, заболоченных местах, отчего иногда называются болотными. Одни из них занимают небольшие естественные островки среди болот, другие искусственно насыпаны близ болот или сооружены в конце низких мысов, образуемых болотистыми низинами.

Форма этих городищ всегда круглая или овально-округлая; размеры их очень невелики (диаметр площадок — от 14 до 28 м). Площадки городищ возвышаются над уровнем окружающей болотистой местности всего на 2—4 м и во время значительных весенних разливов становятся островками. Площадки отдельных городищ ровные, в других случаях — слегка приподнятые к середине, в третьих — имеют небольшую воронкообразную вогнутость. Площадки городищ ограничены кольцеобразными рвом и валом или двумя невысокими валами, между которыми находится неглубокий ров. Культурного слоя на этих городищах нет.

Впервые на эти памятники обратил внимание первый исследователь смоленских городищ А. Н. Лявданский 1. Описав семь таких городищ, он отметил, что «по своим крошечным размерам они не могли быть укрепленными пунктами на случай защиты от нападения, а тем более местом жилищ, …остается допустить, что они служили для обрядовых и вообще религиозных целей. Подтверждением этому может отчасти служить и их круглая, отнюдь не случайная форма» 2.

Вновь касаясь этих памятников в работе, посвященной классификации смоленских городищ, А. Н. Лявданский выделил их в особую (третью) группу городищ, продолжая считать их обрядовыми 3. Предпринятые А. Н. Лявданским попытки датировать эти памятники оказались безуспешными, так как никаких находок на них обнаружить не удалось. Попытки датировать эти городища на основе материалов соседних селищ также не привели к определенным результатам. Окрестности городищ не были подвергнуты сплошной археологической разведке, а случайно открытые селища, несмотря на явную однотипность болотных городищ, датировались различно: близ некоторых городищ этого типа были обнаружены селища с лепной керамикой первой половины I тысячелетия н. э., а около двух других — селища древнерусского времени.

После работ А. Н. Лявданского эти памятники никем не обследовались, хотя относительно «их были высказаны различные точки зрения. Так, С. В. Киселев, обратив внимание на соседство Петровского болотного городища с древнерусским селищем, склонен был видеть в круглых городищах убежища для населения окрестных земледельческих деревень 4. А. В. Арциховский рассматривал эти городища как феодальные замки Древней Руси. Он полагал, что обрядовое назначение их ничем не мотивировано. По его мнению, незначительные размеры жилых площадок городищ, большие размеры валов и рвов, связь со славянскими селищами заставляют думать, что это были, скорее всего, феодальные замки 5. Но на смоленских круглых городищах жилых слоев нет; их валы и рвы, наоборот, отличаются малыми размерами. Характеристика, предложенная А. В. Арциховским, основана на Тушковом городище, где, действительно, небольшая жилая площадка сочетается с мощными земляными укреплениями, в один ряд с которым были ошибочно поставлены болотные городища Смоленщины.

Рис. 18. Карта района археологического обследования 1955—1958 гг. I — круглые городища; II — селища; III — курганные могильники; 1 — Кушлянское городище; 2 — Петровское; 3 — Шапыревское; 4 — Красногорское; 5 — Рудловское

Рис. 18. Карта района археологического обследования 1955—1958 гг. I — круглые городища; II — селища; III — курганные могильники; 1 — Кушлянское городище; 2 — Петровское; 3 — Шапыревское; 4 — Красногорское; 5 — Рудловское

В связи с характеристикой городищ правильной геометрической формы касается этих памятников и П. А. Раппопорт. Отмечая нерешенность вопроса о сущности и датировке круглых городищ Смоленщины, он высказывает предположение, что смоленские болотные городища «представляют собой не городища, а своеобразные майданы, т. е. разрытые для каких-то целей курганы» 6.

Рис. 19. Планы и разрезы круглых городищ. 1 — Шапыревское; 2 — Кушлянское; 3 — Рудловское; 4 — Красногорское; 5 — Петровское; 6 — Купринское; 7 — Буловицкое; 8 — разрез святилища в Перынн.

Рис. 19. Планы и разрезы круглых городищ. 1 — Шапыревское; 2 — Кушлянское; 3 — Рудловское; 4 — Красногорское; 5 — Петровское; 6 — Купринское; 7 — Буловицкое; 8 — разрез святилища в Перынн.

В 1955—1958 гг. на левобережье Днепра к югу и юго-востоку от Смоленска Смоленским отрядом Среднерусской экспедиции ИИМК была проведена сплошная археологическая разведка, итогом которой явились открытие и обследование около 300 археологических памятников разного времени — от неолитических до поселений XV в. На этой территории были обследованы известные в археологической литературе и открыты новые круглые городища. Поскольку все эти городища лишены каких-либо находок, для определения даты их сооружения и использования большое значение имеет открытие археологических памятников по соседству с ними. В результате разведок установлено, что всем круглым городищам сопутствуют древнерусские памятники — селища и курганные могильники, начальные даты которых относятся к IX—X вв. Разберем эти памятники подробнее (рис. 18).

Шапыревское городище 7 занимает небольшое всхолмление — островок среди широкой болотистой низины, по которой в 0,5 км восточнее городища протекает р. Березинка — левый приток Днепра. Ровная площадка городища имеет овальную форму (ее размеры — 20,5 X 14,5 м) и окружена невысоким валом и рвом (рис. 19—1). Культурного слоя на площадке городища нет, непосредственно под дерновым слоем лежит материковая глина. Вал городища насыпан из окружающей дерновой земли, что исключает предположение о курганном происхождении этого городища.

Обследование окрестностей городища показало, что ближайшим к нему памятником является славянское селище с лепной и раннегончарной керамикой IX—XI вв. Селище это открыто на правом берегу Березники в 0,7 км юго-юго-восточнее городища, недалеко от дер. Березинка. Здесь же, рядом с селищем, находится курганный могильник, ныне частично распаханный. Сохранилось только 16 круглых насыпей; все они — со следами раскопок узкими кольцами или с глубокими кладоискательскими ямами. В начале XX в. часть курганов этого могильника была раскопана М. К. Тенишевой и В. И. Сизовым. Это были курганы с одиночными трупосожжениями, в которых обнаружены славянские лепные и раннегончарные сосуды. Другие вещи, найденные при раскопках, позволяют бесспорно датиро¬вать этот могильник IX—X вв. 8

Такое сочетание круглого городища с ранними древнерусскими селищем и курганным могильником не единично. В верховьях р. Мошны (приток р. Сожа) близ дер. Кушлянщина еще А. Н. Лявданеким было обследовано круглое городище, устроенное на небольшом островке 9. Площадка городища (ее размеры — 28 X 26 м) окружена невысоким кольцеобразным валом (рис. 19—2), сооруженным из окружающего грунта (красно¬ватой глины). Разведывательной шурфовкой установлено, что культурный слой на городище отсутствует; под дерном и слоем гумуса (общей толщиной 0,35—0,45 м), не содержащими никаких культурных остатков, залегает глинистый материк 10. На противоположном, правом берегу реки А. Н. Лявданский открыл селище 11. На распаханной площадке селища собраны черепки гончарной керамики с линейным и волнистым орнаментом. Первый исследователь поселения отмечает, что некоторые черепки, собранные на пашне, тождественны с керамикой, происходящей из близлежащих курганов, другие относятся ко времени XI—XIV вв.

Упомянутый курганный могильник расположен на левом берегу р. Мошны в 200 м западнее городища и состоит из 79 курганных насыпей, среди которых одна длинная (ее размеры—21 X 10 м при высоте около 2 м). А. Н. Лявданеким и К. А. Дергачевым здесь было раскопано четыре круглых кургана 12. Судя по обряду захоронения в этих курганах, по керамике и вещам, курганный могильник сооружался в X в. и в самом начале XI в. Наличие же в составе курганного могильника длинной насыпи позволяет полагать, что начальная дата этого могильника относится к VIII— IX вв. 13 Таким образом, это второй случай, когда рядом с круглым городищем, лишенным культурного слоя, расположены селище и курганный могильник древнерусского времени.

В 1957 г. городище подобного типа открыто в бассейне р. Волости (левый приток Днепра) близ дер. Рудлово. Городище занимает часть очень невысокого мыса, образованного заболоченной долиной р. Песошенки и безымянным ручьем. Несколько шурфов, заложенных в различных пунктах площадки, показали полное отсутствие культурного слоя на этом памятнике 14. Площадка городища имеет овально-округлую форму и окружена двумя рядами невысоких кольцеобразных валов и рвов между ними. Размеры городища — 28 X 22 м (рис. 19—3). Предположение о том, что Рудловское городище было убежищем, куда собиралось для защиты население окрестных деревень, отпадает сразу же после его первичного осмотра. При сооружении этого городища совершенно не был использован рельеф местности, что кажется невозможным при сооружении городищ-убежищ. Более того, совсем рядом (в 400 м от круглого городища) находится другое городище, с культурным слоем раннего железного века, занимающее высокий, труднодоступный мыс правого берега р. Песошенки, которое могло бы быть в случае опасности использовано как убежище с большим успехом.

Опять-таки ближайшим к Рудловскому круглому городищу археологическим памятником оказалось древнерусское селище, открытое прямо напротив городища на правом берегу р. Песошенки. Культурный слой селища оказался перепаханным. На пашне собраны обломки древнерусской гончарной керамики X—XIII вв., по распространению которой определены приблизительно границы селища (его размеры — 150 X 100 м) 15. Курганных могильников около этих памятников не оказалось. Не исключена возможность, что такой могильник здесь был и к настоящему времени целиком распахан. С другой стороны, по-видимому, не обязательно, чтобы курганный могильник был расположен близ городища. Может быть, курганным кладбищем населения окрестных деревень был могильник на р. Смородинке близ дер. Тимошево, отстоящий от Рудловского городища на 2,5 км. В настоящее время этот могильник полностью уничтожен кладоискательскими раскопками и распашкой. В 1914 г. два кургана этого могильника были исследованы Н. И. Савиным 16. В обоих курганах были открыты остатки трупосожжений IX—X вв.

Красногорское городище расположено в топкой, болотистой местности на невысоком всхолмлении в 40 м от безымянного ручья — правого притока р. Россажи. Площадка городища имеет воронкообразную форму (ее размеры — 25,5 X 23,5 м) и ограничена кольцеобразным рвом шириной от 12 до 18 м и затем невысоким валом (рис. 19—4). В настоящее время площадка городища не годится для раскопочных исследований, так как испорчена многочисленными ямами. В обнажениях и при зачистке ям ни вещей, ни керамики не обнаружено.

Исследованиями 20-х годов XX в. было установлено, что площадка Красногорского городища насыпана искусственно 17. В траншее, заложенной в восточной части городища, на материке (на глубине 1,5 м) открыта каменная вымостка размерами 3,5X3 м, сложенная в один ярус из не пригнанных друг к другу булыжников и колотых камней. Поверхность вымостки была очень неровная. Все камни носили следы огня, промежутки между ними были заполнены зольным слоем, выше каменной вымостки залегали мощный слой золы и обгорелые бревна. По мнению А. Н. Лявданского, обгорелые бревна являлись остатками навеса над каменной вымосткой, на которой горел костер. Здесь же исследователь замечает, что если это был действительно навес, то неясно, как он держался, потому что никаких следов вертикальных стояков не обнаружено. Если это все же было строение, пишет далее А. Н. Лявданский, то оно, вне всякого сомнения, не могло быть жилым; костер на каменной вымостке зажигался в связи с какими-то другими целями.

При изучении остатков каменной вымостки и сгоревших бревен над ней нужно учитывать, что все эти остатки покрыты не культурным, а насыпным слоем, состоящим из золы, угля и темного гумуса. Поэтому каменную вымостку, открытую на материке, нужно относить ко времени сооружения городища, а не к тому времени, когда оно уже функционировало. Нам представляется более вероятным, что вымостка была сооружена перед тем, как насыпалось городище, и на ней был зажжен ритуальный костер, чтобы освятить место будущего городища-святилища. Именно в это время у смоленских кривичей был распространен обряд освящения огнем того места, где насыпался курган. Остатки ритуальных кострищ открываются во всех курганах смоленских кривичей IX—X вв.

Для определения даты Красногорского городища в 1958 г. были произведены археологические разведки в верховьях р. Россажи. В 130 м южнее городища, на склоне холма, на котором расположены постройки бывшего Красногорского имения, открыто селище. На пашне были собраны черепки гончарной керамики X—XIII вв. Разведывательный шурф, заложенный в восточной части селища, показал, что культурный слой селища полностью перепахан и насыщен черепками, обломками глиняной обмазки и мелкими угольками.

Таким образом, как и описанные выше круглые городища, Красногорское городище связано с древнерусской эпохой 18.

К этому же времени относится и круглое городище, обследованное А. Н. Лявданеким, в верховьях р. Сожа близ дер. Петрово 19. Городище, как обычно, расположено в болотистой низине. Диаметр его круглой площадки равен 23,4 м. Площадка имеет воронкообразную вогнутость и ограничена рвом шириной от 8,5 м (с восточной стороны) до 13,2 м (с западной стороны); глубина рва — около 1,5 м. За рвом насыпан кольцеобразный вал, вершина которого ниже площадки городища (рис. 19—5). Внешний вид этого городища подчеркивает, что создано оно отнюдь не для оборонительных целей. Рядом с городищем находится большое селище, площадка которого, отмечает А. Н. Лявданский, почти сплошь усеяна черепками и кусками обожженной глины. Размеры селища — свыше 300 X 115 м на левом берегу ручья и до 210 X 120 м на его противоположном берегу 20. Многочисленная керамика, собранная «а селище, принадлежит к древнерусской гончарной керамике; в том числе найдены венчики типа сосудоз Гнездовского могильника, поэтому начальной датой селища нужно считать X в. 21

Таким образом, около всех обследованных Смоленским отрядом круглых городищ открыты древнерусские поселения 22. Однотипные памятники сопровождаются одновременными селищами. При этом следует подчерк¬нуть, что начальные даты всех без исключения селищ, расположенных близ круглых городищ, относятся к VIII—X вв., т. е. к дохристианскому времени. К этому времени нужно отнести и рассматриваемые городища 23.

Датировка круглых городищ Смоленщины VIII—X вв. (может быть, VIII—XI вв.) не нарушает схему развития различных типов древнерусских оборонительных сооружений, намеченную П. А. Раппопортом. Он справедливо указывает, что городища правильной геометрической формы (в том числе и круглые) появляются позднее мысовых и островных городищ. Самые ранние городища правильной геометрической формы, пишет далее этот исследователь, возникают только в XI в. и получают широкое распространение лишь в XII—XIII вв. 24 Ни одно из описываемых круглых городищ Смоленщины не, могло иметь военно-оборонительного значения. При их сооружении не использован рельеф местности, площадки этих городищ совсем открыты для противника, так как их валы незначительны по размерам и в ряде случаев расположены ниже площадок городищ. Рвы, окружающие эти городища, часто находятся перед валом (с внутренней стороны валов), что неудобно для обороны. Наконец, площадки городищ слишком малы для убежищ; другими словами, круглые городища Смолен¬щины убежищами быть не могли. Выстроены они явно с иными целями и поэтому должны быть исключены из разряда оборонительных сооружений Древней Руси.

Отсутствие культурных напластований на этих памятниках указывает на их нежилой характер. Поэтому для выяснения назначения городищ первостепенное значение имеет сравнительный материал. Ближайшей аналогией рассматриваемым памятникам является прежде всего древнерусское языческое святилище, открытое в Перыни 25. Смоленские городища, подобно Перынскому святилищу, в своей основе имеют круглую (или овально-округлую) площадку, ограниченную кольцеобразным рвом (площадки смоленских городищ ограничены или кольцеобразным рвом, а затем валом, или двумя рядами кольцеобразных валов, между которыми находится ров). Очень сходны очертания рассматриваемых смоленских памятников и Перынского святилища в разрезе, очень близки их размеры (см. рис. 19). Датировка Перынского святилища и круглых городищ Смоленщины совпадает. Все это позволяет рассматривать Перынское святилище и описываемые городища Смоленщины как памятники одного и того же порядка. Смоленские курганы-городища были языческими святилищами.

Рвы, окружавшие площадки смоленских городищ, подобно кольцеобразному рву Перынского святилища и ровикам древнерусских курганов, имели ритуальное значение. Культовый характер кольцеобразного рва святилища в Перыни и близость Перынского святилища и древнерусских курганов были подчеркнуты при публикации материалов о раскопках в Перыни 26. В связи с этим можно заметить, что и на знаменитом Арконском го¬родище ров находится внутри земляных валов 27.

Топографическое положение смоленских круглых городищ на островках среди болот не является особенностью. Наоборот, островное положение характерно для западнославянских языческих святилищ. Перынское святилище тоже расположено на холме, окруженном болотистой низиной и водами Волхова.

Трудно сказать, являются ли круглые городища рассматриваемого типа памятниками, распространенными только у смоленских кривичей, или же они характерны и для других восточнославянских земель. Несомненно, к этому типу памятников принадлежит круглое городище около дер. Хильчицы, расположенное в 5 км юго-восточнее г. Турова 28А. Зьм. Кавалсня і С. С. Шута у. Матеріяльї з дагісторьі Т<ураушчыны. Працы, археолёпчнай камісіі, т. 2. Менск, 1930, стр. 362, 363 и рис. 6.[/ref]. Вогнутая площадка городища, несколько больших размеров (43 X 38 м), окружена сначала кольцеобразным рвом, потом валом, вершина которого на несколько метров ниже площадки городища. Близ городища открыто селище, на площадке которого, наряду с кремневыми орудиями и сожженными косточками, найдены лепная керамика второй половины I тысячелетия н. э. и древнерусская гончарная керамика. Возможно, что к этому типу памятников относится городище Освейка на Полотчине, расположенное на острове Освейского озера, на возвышении, именуемом Перункой. А. Г. Митрофанов, произведший разведывательное обследование городища, не нашел здесь никакого материала[ref]Сообщение А. Г. Митрофанова.[/ref]. Круглые городища известны и в ряде других областей Восточной Европы, но отнесение их к святилищам невозможно без специального археологического обследования каждого из них. Никаких данных для предположения о том, стояли ли на площадках смоленских святилищ деревянные идолы, как это было на Перынском святилище, или же каменные изваяния наподобие человека («болваны»), находки которых известны в различных местах Смоленщины, у нас нет. Это тема специального исследования, которое может появиться только после раскопочных работ на этих памятниках.[ref]В 1961 г. П. Н. Третьяков произвел раскопочные исследования на упомянутом выше Шапыревском городище. Находка обломков лепных и раннегончарного сосудов под дерном близ вала городища подтвердила предлагаемую датировку круглых болотных городищ Смоленщины. П. Н. Третьяков относит эти памятники к числу городищ-святилищ восточных балтов.[/ref] К содержанию 87-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. А. Н. Лявдянский. Материалы для археологической карты Смоленской губернии. Труды смоленских государственных музеев, вып. 11 Смоленск, 1924, стр. 47—56.
  2. Там же, стр. 50.
  3. А. Н. Лявданский. Некоторые данные о городищах Смоленской губернии. Научные известия Смоленского государственного университета, т. 3, вып. 3. Смоленск, 1926, стр. 187—190.
  4. С. В. Киселев. Поселение. Труды секции теории и методологии Института археологии и искусствознания РАНИОН, вып. 2, 1928, стр. 61.
  5. А. В. Арциховский. Археологические данные о возникновении феодализма в Суздальской и Смоленской землях. ПИ ДО, 1934, № 11-12, стр. 49—51.
  6. П. А. Раппопорт. Очерки по истории русского военного зодчества X—XIII вв. МИА, № 52, 1956, стр. 40.
  7. Ранее это городище был обследовано А. Н. Лявданским (А. Н. Лявданский. Некоторые данные о городищах…, стр. 270, 271).
  8. Вещи из раскопок не сохранились, но подробно описаны А. Н. Лявданеким (А. Н. Лявданский. Некоторые данные о городищах…, примеч. 1 на стр. 271).
  9. А. Н. Лявданский. Некоторые данные о городищах…, стр. 259, 260.
  10. А. Н. Лявданский отмечает, что местные жители добывали на этом городище камень, который, по их словам, залегает на глубине 0,4—0,5 м в виде мостовой в северо-западном углу площадки городища. Шурфовка А. Н. Лявданского не обнаружила здесь никакой каменной вымостки.
  11. А. Н. Лявданский. Некоторые данные о городищах…, стр. 260.
  12. Там же, стр. 260—263.
  13. Другие курганы этого могильника могут относиться и к XI—XIII вв.
  14. До 1936 г. на площадке городища находилось кладбище. Могилами заняты значи¬тельная площадь городища и часть его валов. В центре площадки городища стояла дере¬вянная часовня, разрушенная во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.
  15. В срединной части селища, кроме обломков древнерусской керамики, найдено несколько фрагментов лепной керамики, характерной для ранних городищ Смоленщины.
  16. Н. I. Савін. Раскопкі курганоу у Дарагабускім і Ельнінскім паветах Смаленс^ой губ. Працы археолігічнай камісіі, т. 2, Менск, 1930, стр. 220 и 223.
  17. А. Н. Лявданский. Некоторые данные о городищах…, стр. 266—269.
  18. В 100—250 м севернее городища А. Н. Лявданеким собрано несколько черепков лепной керамики, характерной для первой половины I тысячелетия н. э. Эти находки не мешают предложенной датировке. При хронологическом определении этих городищ необ¬ходимо учитывать однотипность памятников, которая не позволяет относить их к совершенно различным эпохам, к разным народам.
  19. А. Н. Лявданский. Материалы для археологической карты…, стр. 51, 52.
  20. Там же, стр. 52—54.
  21. В 2 км от селища есть длинный курган и неисследованный могильник, состоящий из круглых курганных насыпей.
  22. Близ Булохинского и Зязинского городищ А. Н. Лявданеким найдены черепки лепной керамики типа древнейших городищ Смоленщины. Все эти находки являются случайными, так как систематического археологического обследования в этих районах не производилось; поэтому и отнесение городищ к раннему времени случайно и ошибочно. Вероятнее всего, при обследовании окрестностей и этих городищ здесь откроются древ¬нерусские селища, как это случилось с Красногорским городищем.
  23. Интересно размещение круглых городищ в Смоленском Приднепровье. В настоящее время известно около 20 памятников этого типа, и все они расположены на той территории, где известны длинные курганы, а также в области густого распространения круглых круганов с трупосожжением IX—X вв., т. е. в тех районах, которые были заселены кривичами в последней четверти I тысячелетия н. э.
  24. П. А. Раппопорт. Указ. соч., стр. 46.
  25. В. В. Седов. Древнерусское языческое святилище в Перыни. КСИИМК, вып. L, 1953, стр. 92-103.
  26. Там же, стр. 101 и 103.
  27. Carl Schuchhardt. Arkona — Rethra — Vineta. Berlin, 1926, рис. 4 и 5.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика