О.М. Рындина — Системное исследовние орнаментики или к вопросу об истоках уточки

К оглавлению сборника «Керамика как исторический источник»

Рассмотрение орнаментики как некоего целостного образования, составленного из связанных и образующих единство частей, существенно расширяет интерпретационные возможности исследования. Системными компонентами при этом выступают такие крупные области орнаментального творчества, как выскабливание на берестяных вместилищах, инкрустация оловом на деревянных и костяных курительных принадлежностях, вышивка на женской одежде из домотканого холста и др. Каждой из этих областей присущи внутренние закономерности становления, развития и функционирования, однако, один из основных системных принципов — структурность — обусловливает отношения связи и зависимости между компонентами, и от характера этих связей во многом зависит поведение всей системы в целом. Благодаря структурности орнаментики генетические процессы, затронувшие сильнее всего некоторые ее компоненты, находят отражение и в других, правда, в несколько трансформированном виде. Подобное отражение создает основу для реконструирования недостающих звеньев в общей эволюции целых серий орнаментальных мотивов. Актуальность использования структурных свойств объекта возрастает при обращении к тем его составным, традиция воспроизведения которых пресеклась и не дошла до этнографической современности.

Керамический декор — это .лишь один из орнаментальных компонентов, и параллельно с ним шло развитие узорочья и на других предметах, предполагавшее иные материалы, технические приемы и конфигурационные особенности мотивов. Применительно к Западной Сибири можно вести речь об орнаментальном сосуществовании керамики, изделий из меха и бересты, начиная с неолита, а керамические мотивы эпохи бронзы обнаруживают удивительное тождество с узорами вышивки. С учетом синхронного функционирования нескольких орнаментальных областей, а также с учетом представительности орнамента на любом историческом срезе не только актуальными, но и редуцированными формами, можно прийти к необычному на первый взгляд заключению. Узоры, фиксируемые в XX в., например, на бересте, подчас таят в себе генетически более архаичную информацию, чем орнамент на керамике, относящийся, например, к периоду бронзы. В данном контексте возможно привлечение этнотрафических материалов для решения дискуссионных проблем, сопряженных с происхождением устойчивых орнаментальных канонов на керамике.

К числу подобных задач принадлежит вопрос об истоках «уточки” — мотива, столь широко распространенного на территории Западной Сибири с эпохи бронзы и служащего орнаментальным маркером кулайской культуры, ключевой для понимания многих процессов древней истории региона. Существует несколько литературных версий возникновения данного мотива: из зигзагообразных узоров, переосмысленных как “птнчковидные элементы” (Хлобыстин, 1976), из — S видного штампа, с помощью которого наносится треугольный зигзаг ( Кирюшин, Малолетко, 1985 ), из “прокатанной змейки” (Елькина, 1977), из меандра позднего происхождения (Косарев, 1964), из части свастического солярного знака, составленного в свою очередь из элементов- меандров (Молодин, 1992) и др. Оставляя последнее слово за археологами относительно конкретных механизмов возникновения “уточки” на керамике, думается небезосновательным будет обращение к этнографическим данным с точки зрения отражения в них тех экзогенных процессов, что, возможно, и подготовили становление “уточки” и сходных с нею форм на различных орнаментальных материалах.

При этом в качестве постулата следует принять следующее положение: общее развитие орнаментики предполагает движение от простых форм к более сложным. На локальном уровне возможна и обратная направленность, но она не в силах изменить результирующего вектора орнаментальной эволюции в целом. Выявление орнаментальных превращений, итоговым звеном которых служит “уточка”, возможно при обращении к обско-угорским материалам.

Наиболее архаичный вид вышивки (продернутая вышивка) содержит специфический набор мотивов, аналогичных андроновским. Этим же видом шва выполнялись и узоры в виде сложнооформленной “уточки”. Однако, определить первооснову данного орнамента по вышивке не представляется возможным.

На узких полосах, нанизанных из бисера и окаймляющих края одежды, также присутствует “уточка”. Она имеет здесь производный характер, а в роли исходного мотива выступают параллельные наклонные полосы, заключенные между двумя горизонтальными рядами. К симметрии формы подключается симметрия цвета, и в единый мотив оказываются слитыми вертикальная полоса и прилегающие к ней сверху и снизу части горизонтальных полос. Благодаря полихромности орнамента происходит размыкание изначальной формы с образованием мотива в виде классической “уточки”. Орнаментальная технология обских угров в области бисерных узоров включает в себя нашивание и нанизывание бисеринок. Ее особенности композиционно предопределяют ряды горизонтальных полос и ромбическую сетку.

Бордюры из наклонных полос инородны для бисерной среды. Их становление следует связывать с узорной обработкой бересты. На своем начальном этапе она иммитировала технологический псевдоорнамент — наклонные стежки шва на формообразующих деталях берестяной утвари. Для более точного достижения соразмерности и ритмичности наклонных полос они выскабливались на заранее ограниченной поверхности, а в роли ограничителя выступали горизонтальные полосы. Технологическая детерминированность, лаконизм формы и аналогии с керамической орнаментацией западносибирского неолита свидетельствуют о глубокой древности рассматриваемого мотива. В выскабливании на бересте он дал начало вторичным узорам, однако большее распространение получила здесь законсервированная исходная форма.

Таким образом, керамическую “уточку” можно рассматривать как одно из возможных направлений развития большой серии бордюров из наклонных и горизонтальных полос, представленной в орнаментальном творчестве хантов и манси на различных материалах. В возникновении данной фигуры существенную роль сыграл прием размыкания исходной формы. Он неоднократно выступает на первый план в генезисе обско-угорской орнаментики, порождая устойчивый ряд вторичных мотивов.

Так, в выскабливании на бересте разъединение зигзага с уголками послужило отправной точкой для конструирования бордюров из параллельных уголков, а при нанизывании узоров из бисера второе рождение получила конфигурация металлических отливок, но в разомкнутом варианте.

Хорошо вписываясь в контекст обско-угорской орнаментальной динамики, “уточка” занимает изолированное положение на фоне самодийской (селькупской и ненецкой) орнаментики. Характерные черты последней предполагают криволинейные мотивы, элементной базой которых служит зубец. Вопрос об истоках “уточки” вновь со всей очевидностью высвечивает проблему этнической интерпретации кулайской культуры, орнаментальное своеобразие которой в значительной мере было определено указанным мотивом.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1904 Родился Николай Николаевич Воронин — советский археолог, один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре.
  • Дни смерти
  • 1947 Умер Николай Константинович Рерих — русский художник, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха — первого в истории международного договора о защите культурного наследия, установившего преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Проводил раскопки в Петербургской, Псковской, Новгородской, Тверской, Ярославской, Смоленской губерниях.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика