Русь во второй половине XIII-XV вв.

К оглавлению книги / К следующей главе

Объем письменных источников XIV и особенно XV вв. существенно больше, чем для раннего Средневековья. Обширнее стал летописный материал, но он по-прежнему ориентировался на политические события, военные столкновения, уделяя внимание княжеским династиям, церковным иерархам, чрезвычайным событиям и не отражая повседневную жизнь. Корпус актовых материалов стал шире. Существенно важные сведения предоставляют данные писцовых книг. Некоторые зарисовки дают литературные памятники, в том числе агиография. Тем не менее археологический материал остается существенно важным, а в ряде случаев единственным источником для реконструкции экономики, социального состояния, культуры и быта. Синтез письменных свидетельств и материальных памятников в том случае, когда он возможен, дает полномасштабную историческую картину.

В страшных событиях 1237-1240 гг. монгольская орда разграбила русские земли. В прах и пепел обратились города, уничтожены прекрасные творения материальной и духовной культуры. Неисчислимы человеческие потери, а оставшиеся в живых либо пленены и угнаны на чужбину, либо разбежались по лесам. Разорение Руси — одна из величайших катастроф в мировой истории.

С 40-х гг. XIII в. на Руси установилась система монголо-татарского владычества. Русские князья были поставлены в зависимость от ханов и вынуждены были ездить на поклон в далекие ханские столицы, где произвол завоевателя решал — вернется князь с жалованным ярлыком на княжеский стол или, став жертвой козней соперников, сложит голову. Монголо-татарские чиновники переписали население страны и обложили его тяжелой данью.

Нашествие 1237-1240 гг. было наиболее масштабной акцией монголо-татар, но не единственной. Все 250 лет господства Золотой Орды Русь постоянно находилась под угрозой, в условиях изнурительной борьбы за выживание. Монголо-татарское нашествие нарушило ход экономического развития, уничтожило массу производительных сил, существенно затормозило общественный прогресс, замедлило темпы социального развития.

В области сельского хозяйства, в ремесле русскому народу после монголо-татарского нашествия пришлось восстанавливать хозяйство практически сызнова. Удар захватчиков был настолько разорительным, что архео¬логические данные фиксируют продолжительную паузу в экономическом развитии. Даже в Новгородской и Псковской землях, избежавших разрушительного нашествия, отмечается замедленность развития.

Основной отраслью феодальной Руси во второй половине XIII-XV вв., как и раньше, было сельское хозяйство. Главное место занимало земледелие, в первую очередь хлебопашество.

Еще в домонгольское время определились зерновые культуры: рожь, пшеница, овес, ячмень, просо, греча. Первостепенное значение играли посевы ржи. В XIII-XV вв. на Руси главной яровой культурой становится рожь. Увеличиваются посевы гречи и ячменя. Возделывали бобовые (горох, чечевица), технические (лен, конопля, хмель, мак).

В XIV- XV вв. значительно расширились площади пашенного земледелия за счет целинных земель и возрождения заброшенных участков.

Для второй половины XIII -XV вв. характерно широкое распространение паровой системы с двух- и трехпольным севооборотом, основанным на чередовании посевов озимых и яровых культур и временного отдыха для третьего поля. С XIV в. применялось унаваживание почвы. Сохранялись такие формы земледелия, как пашня «наездом» и подсека. Первую применяли на земле, удаленной от поселения. Подсека просуществовала вплоть до начала XX в. и применялась в районах, где эта форма земледелия была удобной по природно-хозяйственным условиям.

Сельскохозяйственные орудия устойчиво традиционны. Вспашку производили сохой или плугом. Больше использовали двузубую соху, но применяли также однозубую (в лесной полосе) и многозубые сохи. На широкое использование сохи указывает и то, что единица оброка сельского населения также называлось «сохой». Сошники в XIII-XV вв. длиннее, что приводило к глубинной вспашке земли и повышению урожайности полей. Плуг был меньше распространен и применялся преимущественно на высокопродуктивных землях. При подсечном земледелии главным орудием оставался топор, иногда называвшийся «секирой».

Хлеб жали серпами. Помол зерна по-прежнему производили на ручных жерновах, но появляются водяные мельницы. О существовании ветряных мельниц в лесной полосе Руси вплоть до XV в. сведений нет. Мельничное дело только зарождалось в качестве специального занятия.

Кроме полевого земледелия было распространено огородничество и садоводство.

Скотоводство на селе и в городе было придомным. В стаде домашних животных были представлены типичные для данных географических условий виды домашнего скота; лошади, коровы, овцы и бараны, а также козы и свиньи. Скотоводство давало тягловую силу для землепашца (лошади, иногда волы), молочную и мясную пищу. Кожа использовалась в кожевенном производстве. Овечья шерсть шла на изготовление шерстяных тканей. Породистые лошади использовались под седло.

В сельской местности значительную часть года скот держался в стадах (кроме свиней), на пастбищах. Для горожан характерен пастушеский выгон скота. Зимой переводили скот в стойло: конюшни, хлева, скотные дворы. На зиму заготавливали сено. Косы-горбуши найдены во множестве и повсеместно.

В археологическом материале представлены все элементы сбруи и упряжи рабочих и верховых лошадей.

Разводились также все основные виды домашней птицы.
Важное место занимали промыслы: рыболовство, охота, бортничество, существовавшие как особые отрасли и как дополнительное занятие сельских жителей и горожан. Находки предметов рыболовства повсеместны.

Охотой добывали дополнительную мясную пищу и пушнину. Меха были важной статьей русского экспорта. Промысловая охота развивалась на севере. Охота была также любимым развлечением феодалов. Охотничьи угодья охранялись законом. В охоте использовались специально натренированные на дичь собаки и ловчие птицы. Зверя и птицу били стрелами. Для пушной охоты использовались деревянные стрелы и томары — стрелы с шаровидным костяным навершием. Для охоты на медведя и вепря использовали рогатины.

На севере били морских зверей — тюленей, моржей, дававших кожу, жир и ценную рыбью кость (клыки).

Бортничество издревле было важной отраслью хозяйства. Оно давало мед, который в то время заменял сахар. Из меда готовили различные напитки. Воск употребляли для изготовления свечей. Воск использовался сапожниками для вощения ниток, в смеси со смолой — для конопаченья лодок, употреблялся в народной медицине. Наконец, воск был важнейшей статьей экспорта. В Новгороде существовала корпорация купцов-вощников. осуществлявших оптовую торговлю воском. Сложным и трудоемким промыслом была добыча соли. Известны два способа: выварка морской воды (применялась на побережье Белого моря) и выварка рассола подземных вод.

Работы по солеварению вели артелями. Для добычи рассола ставили многометровые бревенчатые леса — буровые. При бурении в скважину опускались деревянные трубы уменьшающегося диаметра, через которые вычерпывали раствор. Выварку производили в специальных помещениях, внутри которых устраивали варничную печь — яму со стенами, облицованными камнем и обмазанными глиной. Процесс варки требовал большого мастерства, поэтому его осуществляли специалисты — повара.

Большое место в хозяйстве Руси XIII-XV вв. занимали лесные промыслы — заготовка древесины, смолокурение, дегтярное и углежогное дело.

Данные материальных и письменных источников о сельском хозяйстве и промыслах на Руси свидетельствуют, что во второй половине XIV в. эти отрасли народного хозяйства были восстановлены, а затем получили дальнейшее развитие.

Ремесло. На фоне разорения сельского хозяйства, вызванного ордынским нашествием, положение ремесленного производства было еще более удручающим. Города, в которых ремесло составляло основу экономической жизни, были главными объектами удара монголо-татар, поэтому потребовался продолжительный период восстановления для достижения уровня 30-х гг. XIII в.

Железообработка составляла основу развития производительных сил. Технической основой производства черного металла оставалась технология прямого восстановления железной руды в металлическое железо — сыродутный процесс. Железоделательное производство по-прежнему было деревенским. В домонгольский период и, вероятно, до второй половины XIV в. домницы делались с одной печью. В последующем домницы делали с двумя печами, что обеспечивало непрерывность процесса и повышало производительность.

Наряду с железом широко применяли углеродистую сталь. Рабочие части инструментария и оружие изготовлялись из стали.

Деревенские металлурги доводили процесс варки железа до изготовления товарных криц, поставлявшихся в кузнечную обработку.

Огромную массу черного металла перековывали в изделия в основном городские специализированные кузнецы. На долю деревенских мастеров выпадало изготовление, ремонт и переделка всевозможного сельскохозяйственного и бытового инвентаря.

В кузнечном ремесле сохранялись основные технологические операции: сварка, термическая обработка, пайка и художественная ковка.

Наиболее технически сложным и интересным был процесс художественной ковки, технология которой была комплексной. Мастер применял и кузнечную ковку, и сварку, и резание металла зубилом и напильником, и инкрустацию цветными металлами; кроме того, он должен был обладать творческой изобретательностью и художественным вкусом. Художественную ковку применяли при изготовлении бытовых вещей или оружия и конской сбруи.

В послемонгольской Руси возрастает специализация кузнечного ремесла. Известны ножевники, гвоздочники, замочники. Одной из древнейших профессий кузнечного дела была профессия бронников. Они изготовляли оборонительные доспехи: всевозможные брони, шлемы, личины. В изучаемую эпоху кроме кольчуг употреблялись пластинчатые доспехи. Широкое распространение имели чешуйчатые брони — кожаные рубашки, на которые нашивались небольшие тонкие стальные пластины.

Огнестрельное оружие появилось на Руси в последней четверги XIV в. Первые пушки были железными. Лишь в 70-х гг. XV в. появляется новая техника — литье пушек из бронзы. Из железа продолжали ковать только ручные пищали. Кузнечная технология изготовления огнестрельного оружия была трудоемкой, требовавшей высокого профессионализма. Пушки и пищали изготовляли разных калибров. Ствол оружия сваривали из отдельных многослойных секций-труб, что требовало тщательности при их сварке в единый ствол — нужно было виртуозно владеть температурным режимом и умело пользоваться припоями.

В XIV в. ушла мода на многочисленные украшения и детали одежды из металла. Ювелирное ремесло в XIV-XV вв. развивалось в значительной степени в области церковных художеств. Ювелирные изделия оседали в ризницах иерархов и монастырей, украшали интерьеры соборов. Это закономерно: церковь быстрее восстановила свое экономическое положение.

Русское оружие XIII—XIV вв.: 1 меч Довмонта (XIII в.), 2 меч «Всеволода» (XIV в.); 3 — рогатина Бориса Александровича; 4 — рогатина; 5 — кинжал; 6 — арбалетные стрелы; 7 — пластинчатый доспех; 8 — пушка мастера

Русское оружие XIII—XIV вв.:
1 меч Довмонта (XIII в.), 2 меч «Всеволода» (XIV в.); 3 — рогатина Бориса Александровича; 4 — рогатина; 5 — кинжал; 6 — арбалетные стрелы; 7 — пластинчатый доспех; 8 — пушка мастера

Для ювелирного дела в послемонгольское время характерен определенный технологический спад. Златокузнецы и серебреники в первую очередь закабалялись ордынцами. Исчезло ученичество, прервались традиции обработки драгоценных металлов. Их восстановление шло трудно, наработкой нового опыта. Некоторые технические достижения древнерусских ювелиров были утрачены, например эмальерное искусство, зернь. Скань восстанавливалась постепенно и, вероятно, не без участия византийских мастеров. Традиционно использовались технические приемы гравировки, черни, художественного литья.

Значительным элементом храмового убранства XIII-XIV вв. были двери, выполненные в сложной технике золотой наводки по меди. Медные накладные пластины покрывались слоем лака, на котором гравировался рисунок. Образовавшиеся в лаковом покрытии углубления натирались при большой температуре замшевым мешочком со смесью тонко растертого золота и ртути. При этом лак выгорал, ртуть испарялась, а золото накрепко соединялось с медью. Полностью сохранились великолепные Власьевские врата новгородского Софийского собора, вывезенные Иваном Грозным в Александровскую слободу.

Широко применялась набивная ленточная филигрань. Рисунок филиграни предварительно размечали на железной основе, а затем узким зубильцем нарубали поперечные заусенцы по всей линии рисунка. После этого бронзовую полоску укладывали на заусенцы по рисунку и легкими ударами вбивали в металл. Затем проводили зачистку чеканки и шлифовку предмета.

Примером композиционной художественной гравировки является рогатина Бориса Александровича Тверского. На ее восьмигранную железную втулку набиты тонкие серебряные накладки, на которых выгравированы различные фигуры и надпись. Фон покрыт косыми насечками или рядами зигзагообразных линий. Семь гравированных сцен на рогатине, вероятно, составляли иллюстрацию к какой-то, неизвестной нам повести.

Среди шедевров русского прикладного искусства оклад Евангелия боярина Федора Кошки (1392), украшенный золотым сканным узором. На окладе 29 накладных литых фигур, размером 2-3 см, которые вписаны в килевидные киотцы и розетки. Этот прием украшения был технологическим новшеством изучаемой эпохи.

В XIV-XV вв. литейное дело превращается в крупную отрасль металлообрабатывающей промышленности. Литье по-прежнему базировалось на экспорте цветных металлов с Запада, Востока, из Средней Азии и Приуралья. Широко использовали вторичные металлы: все старые, поломанные изделия шли на переплавку.

Наиболее сложными и трудоемкими литейными операциями были колокольное и пушечное дело. Литье колоколов на Руси известно с домонгольского времени, но колокола X-XIII вв. были небольшими и для их изготовления не требовалось специальных плавильных печей и литейных агрегатов. С середины XIV в., согласно летописным сообщениям, начинается литье больших колоколов и именно в это время появляются колокольни. От начала XV в. до нас дошли и колокола. Колокол Троице-Сергиевского монастыря, отлитый в 1420 г., весит 20 пудов.

Для отливки колокола копали большую яму, в которой изготовляли и располагали литейную форму. По бокам ямы ставили плавильные печи. Печь состояла из большой ванны, вмещавшей металл, и находившейся рядом топки. Пламя и горячие газы, отражаясь от потолка печи, проходили над ванной и расплавляли металл. В одном из наклонных мест ванны делали отверстие, из которого металл по желобу поступал в форму. Форма представляла глиняный болван, на который наносили слой сала, смешанного с древесным углем. После сушки формы сало вытапливали и в образующуюся пустоту заливали расплавленный металл. После остывания форму разламывали и извлекали колокол, поверхность которого затем шлифовали.

Высокий профессионализм колокольных литейщиков способствовал в XV в. быстрому освоению техники производства пушек. Литые пушки изготовляли в неразъемных глиняных формах. Древнейшая дошедшая до нас пушка — мастера Якова (1485).

Довольно сложными изделиями с конструктивной и художественной стороны были церковные паникадила (хоросы) — подвесные подсвечники, которые состояли из десятков деталей, отливавшихся в индивидуальных литейных формах.
Вскрытые в городах мастерские свидетельствуют об узкой специализации ремесленников по обработке цветных металлов. Даже сходные производства изготовления перстней и браслетов зачастую обеспечивались отдельными мастерами.

Власьевские врата (золотая наводка по меди; деталь)

Власьевские врата (золотая наводка по меди; деталь)

Ассортимент русских косторезов XIV-XV вв. был разнообразен. Из кости делали бытовые и туалетные предметы. Изготовляли технические детали — подшипники, валики, обкладки луков и т.п. Примечательны костяные именные печати. В Новгороде найден восковой отпечаток, сделанный такой печатью.

Вещи хозяйственного и домашнего обихода в XIV-XV вв. По сравнению с домонгольским временем более стандартны, строги и максимально рационализированы. Также максимально упрощена и технология. Это явление связано с развитием узкоспециализированного городского рыночного ремесла.
Большое количество костяных предметов изготовлялось на токарном станке. Он был менее мощный, чем у токарей по дереву: возможно, его приводили в действие ручным лучковым приводом.

Художественная резьба по кости и камню, подобно ювелирному искусству, развивается в основном в области церковно-прикладного искусства. Затейливость рисунка костяных посохов церковных иерархов, стилистическая продуманность каменных и костяных иконок относятся к шедеврам русской прикладной пластики.

В XIII-XV вв. Великий Новгород, счастливо избежавший иноземного нашествия и сохранивший непрерывность традиций художественной культуры, являйся ведущим центром русского искусства. В XIV в. Москва, возглавившая борьбу с ордынцами и процесс объединения русских земель, постепенно превращается в национальный культурный центр.

Наиболее масштабными ремесленными отраслями были деревообработка, ткачество, кожевенное дело, гончарство.

Изменения в наборе деревообрабатывающих инструментов были локальными. Топоры с легким симметричным лезвием, наварным стальным острием и круглым обухом в XV в. сменились новым, более утяжеленным типом с асимметричным лезвием и плоским массивным обухом. Деревянные рукоятки топоров в отличие от современных были прямыми и удлиненными. Такие топоры имели больший коэффициент действия. В XIV-XV вв. шире использовались пилы. Они были двух типов: ножовки для поперечного пиления и лучковые пилы для продольного пиления.

Посуду чаще всего вытачивали на токарном станке. Парадную покрывали красной или желтой краской, иногда сюжетно расписывали.

Свойства дерева были благодатными для резьбы. Чаще всего по дереву резали в технике плоского рельефа: дерево между узорами выбиралось, отчего фон понижался, а границы рельефного рисунка сглаживались. Распространена была трехгранно-выемчатая резьба, а в архитектурном декоре широко использовалась прорезь.

Людогощинский крест

Людогощинский крест

К шедеврам русского декоративно-прикладного искусства относится деревянный Людогощинский крест 1359 г. из Новгорода. Декоративность креста проявляется в контрастном сопоставлении крупных медальонов с изображением святых с орнаментальными завитками и спиралями, покрывающими всю плоскость креста. Развивалась деревянная скульптурная пластика.

Отделение ткачества от прядения в русских городах произошло еще в домонгольский период. Ткач в городе стал ремесленником, а прядение оставалось еще несколько столетий в сфере домашней деятельности женщин в городе и деревне.

Самый трудоемкий процесс при изготовлении ткани — производство нити. Оно состояло из получения исходных материалов — шерсти, льна и конопли; длительной их подготовки к прядению и самого прядения. Заключительная операция текстильного производства — само тканье — составляет не более четверти общих затрат труда, но оно требовало высокого профессионализма и специального оборудования. Городские ткачи в XIV-XV вв. работали на сложных горизонтальных ткацких станках и изготовляли десятки видов добротных тканей разных систем плетения и рисунков. В напластованиях городов с хорошей сохранностью органики встречена масса предметов, связанных с прядением и ткачеством — от пряслиц и веретен до прялок и деталей ткацких станков. Лопасти прялок иногда орнаментировались. Много образцов тканей. На Руси изготовлялись шерстяные и льняные ткани. Употребляли шелковые и хлопчатобумажные ткани, но их привозили с юга и из Средней Азии.

Крашение шерстяных и льняных тканей производили специальные мастера — красильники. Эти довольно многочисленные ремесленники в древнерусских городах заселяли целые улицы.

Кожевенное дело имело большой удельный вес. Спрос на кожаные изделия был велик. Горожане ходили в кожаной обуви. Из кожи делали колчаны, рубашки для пластинчатых и чешуйчатых броней, конскую сбрую, а также многочисленные изделия хозяйственного и бытового назначения. Еще в домонгольское время началась специализация мастеров. Кожевники (специалисты по выделке кож) и сапожники разделились на две самостоятельные профессии. В XIV-XV вв. выделяются еще несколько профессий: шорники, сумочники, скорняки, колпачники.

Для сырья русские кожевенники использовали шкуры коней, крупного и мелкого рогатого скота. Основные технологические приемы выделки кож с древности сохранялись практически без изменений до XIX в.
Кожаная обувь была нескольких фасонов — поршни, мягкие туфли, полусапожки и сапоги. Туфли и полусапожки, господствовавшие в X-XIII вв., в течении XIV в. вышли из употребления. Наиболее трудоемким было изготовление сапога: он состоял из нескольких деталей, для которых использовали разные сорта кожи. Обувь шили с использованием колодок. Колодки были двух видов: простые — из одного куска дерева и составные — со съемным верхом-подъемом, который соединялся с основой колодки шипом. Встречены колодки для взрослых, подростков и даже детей. Их всегда делали для правой и левой ноги.

Кожаные изделия нередко украшали. Применяли тиснение, аппликации, ажурные, точечные или штриховые вырезки. Использовались цветные нити.

В гончарстве XIV- XY вв. продолжались технические традиции предшествующего времени. Во второй половине XV в. появился ножной гончарный круг, более мощный и производительный.

Основным видом гончарной продукции была кухонная печная посуда: горшки, миски, плошки. Изготовляли бытовые предметы: кувшины, руко¬мойники (водолеи), светильники, подсвечники. Амфоры-корчаги, характерные сосуды домонгольского времени, в середине XIII в. исчезли. Многообразие кухонной посуды в XIV-XV вв. еще более увеличилось.

Горшки украшали орнаментом, чаще всего нарезным волнисто-линейным, треугольным, ромбическим штампом или в виде насечки. Рукомойники имели многообразные, довольно затейливые формы; часто носик водолеев делали в виде головы поросенка, овцы, птичьего клюва и т.п.

Среди глиняных игрушек XIV-XV вв. излюбленными были свистульки. Их изготовляли в виде уток, баранов и других животных. Иногда детские игрушки покрывали поливой, чаще желтого цвета.

Некоторые отрасли ремесленного производства в ордынское время не восстановились в прежнем объеме либо изменились по характеру. Так, например, не достигло домонгольского уровня стеклоделие, продукция которого резко сократилась количественно и по номенклатуре. Массовое производство косторезов приобретало все больший утилитарный характер.

На Руси широко использовались механизмы. К механическим приспособлениям относятся клещи, ножницы (простые и по металлу), дрели (лучковые сверла), круговые точила и ручные мельницы, вороты, колесные повозки и ткацкие станки, камнеметы и жомы, токарные станки. В XIV-XV вв. получают развитие водяные мельницы и часы, артиллерия, ножной гончарный круг и др. Каждый механизм состоял из множества деталей, деревянных и металлических, в большом количестве встречаемых при раскопках. Деревянные детали изготовлялись из разных пород дерева в зависимости от степени изнашиваемости.

В первой половине XIV в. в Западной Европе появились башенные механические часы с гиревым и колебательным регулятором. Они имели все основные узлы современных настенных часов, кроме маятника.

Русские монеты XIV-XV вв.: 1 — Москва; 2 — Можайск; 3-4 — Дмитров; 5 — Новгород; 6 — Псков; 7-8 — Тверь

Русские монеты XIV-XV вв.:
1 — Москва; 2 — Можайск; 3-4 — Дмитров; 5 — Новгород; 6 — Псков; 7-8 — Тверь

В самом начале XV в. часы появляются и на Руси. Первые были установлены в Московском Кремле в 1404 г. В 1436 г. архиепископ Ефимий построил в новгородском Кремле часовню и установил часы. Возможно, такая башня была в Твери.

Торговые связи русских городов, существенно нарушенные монголо-татарским разорением, к рубежу XIII-XIV вв. восстановились в прежнем объеме, а в XIV-XV столетиях демонстрировали дальнейший устойчивый рост. Это объясняется как постепенным восстановлением экономики русских земель, так и заинтересованностью зарубежных торговых партнеров в возобновлении торговли с Русью, богатой пушниной, медом, воском. Немаловажным фактором являлось также географическое положение Руси, находившейся на важных трансконтинентальных торговых дорогах, связывавших Европу с Востоком.

Торговый потенциал прежде всего был восстановлен на Северо-Западе, после того как Новгород в 40-х тт. XIII в. укрепил границы Руси, отбив шведскую угрозу и агрессию Тевтонского ордена. Особое значение для Новгорода и Пскова имела балтийская торговля. Новгород был торговым партнером союза северогерманских городов — Ганзы, в Новгороде постоянно действовал Немецкий двор. Взаимоотношения между ними регулировались договорными обязательствами.

Центрами международной торговли в XIV-XV вв. стали Москва, Тверь, Нижний Новгород.

В рассматриваемый период большее значение приобретает межобластная торговля, чему способствовала специализация отдельных районов по производству товарной продукции. Север поставлял пушнину. Соль Галицкая, Соль Переяславская, Руса — соль. Из Новгородских и Псковских земель шли хмель, лен и т.д. Новгород зависел от поставок хлеба из «низовских» земель — южных и восточных областей.
В XIV-XV вв. заметно возрастает сухопутная торговля, хотя речная остается доминирующей.

Происходит дальнейшее расслоение купечества, представители которого входят в состав «лучших людей». Богатое купечество, которое вело оптовую торговлю, летописец называет великими купцами.

Государственная власть сознавала значение торговли, приносившей за счет таможенных пошлин пополнение казны. Договорными условиями регулировалась межобластная торговля. За торговые дороги шла борьба. Примечательно, что после присоединения Новгорода и выселения крупных купеческих семей в Новгород были направлены московские купцы для сохранения торговых отношений с Западом.

Восстановление экономики русских земель создало во второй половине XIV в. условия для организации монетной чеканки. Завершался длительный безмонетный период на Руси, во время которого для розничной торговли была характерна меновая форма, а для оптовой использовались слитки серебра — гривны.

Русская чеканка началась в Москве в 70-х гг. XIV в. и почти одновременно в Рязани и Нижнем Новгороде. Первые русские монеты были анонимными. Только после Куликовской победы Москва чеканит монету с именем Дмитрия Донского.
В первой четверти XV в. чеканка монет расширяется не только за счет крупных экономических центров (Тверь, Ярославль, Новгород, Псков), но и ряда удельных княжеств. Этот калейдоскоп монетной чеканки постепенно ликвидировался в процессе объединения страны под рукой Москвы. Со второй половины XV в. Москва постепенно начинает унификацию собственной монеты, прекращает чеканку удельных княжений и присоединенных территорий. Во многом переходу территорий на московскую монету способствовало наличие для большинства русских земель базовой весовой нормы серебра — низовской (московской), а несколько отличающаяся новгородская имела определенную кратность в соотношении с московской.

В конце XV в., когда объединение русских земель было завершено, была создана единая национальная денежная система.

Сельские поселения. Основным типом поселений, распространившихся на новые земли, раньше незаселенные, была деревня — небольшой поселок, состоявший из двух-пяти дворов. Само название «деревня» в письменных источниках появляется поздно — не ранее 30-х гг. XIV в. Происхождение слова чаще связывают с глаголом «драть» в значении «пахать целину». В понятие деревни входило не только поселение, но и обрабатываемая земля.

К тому же типу сельских поселений относится починок. Это название (от «почин» — начало) давали в лесной зоне поселению, которое только еще образовывалось и не создало для себя прочной постоянной пашни. С течением времени починки обычно превращались в деревни.

Село отличалось от деревни по своему происхождению, характеру и размерам (в них было до 100 и более дворов). В XIII-XV вв. села оставались владельческими поселениями, где был двор феодала и дворы зависимых от него людей. Село имело иную планировку. Его организующим центром являлась господская усадьба. Впоследствии многие владельцы устраивали возле своих дворов небольшие церкви, которые становились религиозными центрами для населения окружающих деревень. С XVIII в. именно наличие церкви являлось признаком, отличающим село от деревни, но в XIII-XV вв. далеко не все села имели церкви.

В северных и северо-западных земляк для обозначения сельского поселения употребляется также название погост, что, вероятно, можно связывать именно с наличием церкви и дворов церковного причта.

В XIII-XV вв. получают развитие также слободы, или свободы, жители которых пользовались временными льготами от уплаты налогов и от выполнения других феодальных повинностей. Слободы были не только земледельческие, но и ремесленные. Последние представляли собой обычно отдельные городские кварталы.

В конце XV в. появляется еще один тип поселения — рядок. Это поселок переходного типа от деревни к городу. Обычно они возникали на торговых путях, в местах, удобных для развития промыслов.

Города. Самый страшный удар орды Батыя нанесли по русским городам. Из 75 городов домонгольского времени 49 были разорены и все без исключения испытали тяжелые последствия ханского ига, даже Новгород, Псков и Смоленск. В городах, принявших на себя удар вражеских полчищ, в слоях 30-40 гг. XIII в. обнаружены следы страшных пожарищ и многие сотни погибших. Из 49 городов, разоренных ордынцами, 14 вовсе не поднялись из пепла и еще 15 так и не смогли восстановить прежнего уровня, постепенно превратившись в поселения сельского типа. Примечательно, что все эти 15 городов в домонгольское время были экономически слабыми, малонаселенными городами — центрами небольших волостей. Из столиц древнерусских земель-княжений только Рязань в конце концов уступила свое место Переяславлю (нынешняя Рязань).

Таким образом, большинство развитых городов с трудом, но преодолели и трагедию погрома, и тяготы длительного иноземного господства. Это обстоятельство свидетельствует, что большинство древнерусских городов имели высокую степень экономической и социальной прочности.

В XIV-XV вв. рост и развитие городов были связаны с углублением разделения труда в ремесле, расширением товарообмена в торговле. Возникают новые города, ставшие вскоре столицами самостоятельных княжеств, крупными ремесленными и торговыми центрами. К их числу относится Тверь, основанная в XIII в., а в начале XIV в. ставшая одним из самых могущественных русских городов. Москва представляла собой к середине XIII в. один из многих городков. Сожженная дотла в 1237 г., она быстро восстановилась и за последующее столетие выдвинулась на первое место среди русских городов. Переживают бурный рост Нижний Новгород, Переяславль Рязанский, Звенигород и др.

Крепость Копорье

Крепость Копорье

Русские города имели много общих черт, обусловленных экономической и социальной сущностью города, в частности — в городской планировке. К центральной укрепленной части — кремлю или городу, как его тогда называли, — примыкали ремесленные посады и торг, зачастую не имевшие своих укреплений. Кремль был административным центром и княжеской резиденцией.

Вплоть до второй половины XIV в. городские фортификации были в большинстве деревянно-земляными. Их основу составляли земляные валы, внутрь ядра которых были положены бревенчатые конструкции. По гребню вала возводились деревянные стены и башни. По мере повышения статуса и роста территории города укрепления обновлялись и включали новые районы и население в городскую черту.

Примечательна история неоднократных обновлений фортификаций Москвы. Город возникает на окраине Суздальских земель как пограничная крепость. Первоначальные укрепления не сохранились, однако их местоположение определимо — центральная часть Боровицкого холма. Площадь укрепленного участка — 1,3га.

В конце XII — первой трети XIII в. Москва эволюционирует в малый город. Укрепления подверглись реконструкции, а площадь города была увеличена до 14 га.

В XIV в. Кремль был расширен до 19 га. Новый Кремль отличался от прежнего размерами и мощностью крепостных стен, которые были рублены из толстых дубовых бревен. Перестроен был и княжеский дворец: к этому обязывал новый титул — великих князей. Дворец занимал территорию, где сейчас стоит Оружейная Палата и Большой Кремлевский Дворец. К востоку от княжеского дворца после постройки соборов образовалась Соборная площадь. Однако дубовый кремль просуществовал недолго. Войны с Золотой Ордой, Литвой, рязанскими и тверскими князьями, быстрый рост военной техники требовали возведения более современных укреплений.

В 1367 г. в Москве ставят каменную крепость. Территория Кремля опять была расширена и достигла 23 га. Крепость охватывала почти всю площадь современного Кремля, за исключением северного угла и узкой полосы вдоль р. Неглинной. Стены были сложены из белого камня. Поставлены пять проездных ворот, башен было больше. Московский Кремль имел самое современное по тем временам вооружение. На его стенах и башнях стояли первые русские пушки. Кремль 1367 г. прослужил более ста лет. Разрушенные в ходе осад участки стен заделывали деревянными срубами и засыпали землей. В конце концов таких включений стало едва ли не больше участков с сохранившейся каменной кладкой.

Строительство нового кирпичного Кремля было начато в 1485 г. с Тайницкой башни. Башня получила название по тайному выходу к Москве-реке. Всего было возведено 20 башен. Стены и башни клались на мощном бутовом фундаменте. Забутовка была также внутри стен, снаружи облицованных кирпичом. Башни отличались от современных формой кровель. Нынешние декоративные шатры на них построены в XVII в. Закончена постройка кремлевских укреплений была в 1516 г. сооружением рва на Красной площади, превратившего Кремль в неприступный остров.

В XIV в. строительство каменных крепостей на Руси было повсеместным. Целая система крепостных сооружений была возведена в Псковской земле, что было связано с постоянной военной угрозой, исходившей с запада, со стороны Литвы и Ливонского ордена. Псков, Изборск, Гдов, Остров и другие крепости были первоклассными сооружениями, неоднократно выдерживавшими осаду.

Много пограничных крепостей строил в XIII-XV вв. Великий Новгород. Новгородцы сосредоточили всю оборону на своих северных и юго-западных рубежах, укрепив Ладогу, Орехов, Копорье, Порхов, Руссу и др. города.

Укрепления самого Новгорода в XIV-XV вв. претерпели значительные изменения. В 1302 г. начато строительство каменных стен детинца, возводившихся из серого тесаного плитняка. Работы были завершены лишь в 1330-х гг. В XV в. новгородский кремль был вновь перестроен. Технология возведения стен из кирпича была аналогична московской, и вполне вероятно участие в их строительстве итальянских архитекторов.

Фортом Твери были каменные крепостные стены Федоровского острова, поставленные в 1421 г.

В число укрепленных пунктов, прикрывавших Москву, входили Звенигород, Можайск, Серпухов и другие города-крепости.
За пределами кремля, обычно вблизи реки и пристаней речных судов, располагался городской торг — экономический центр города. На торговой площади стояли ряды и лавки. Строили, вероятно, и постоянные дворы для регулярно приезжавших купцов из других городов. Здесь же возводили церкви. На торговой и соборной площадях происходили собрания горожан.

Кремль и торг образовывали центр города, к которому со всех сторон сходились узкие улицы. Средневековый город представлял собой сложнейший лабиринт улиц и улочек с переулками и тупиками, прокладывавшихся стихийно, по мере надобности и учитывавших при этом только условия местности и систему уже существовавших строений, в том числе наличие крепостных воротных башен.

Въезд и выезд из города был возможен только через немногочисленные ворота в валу. Обычно проездные воротные башни ставились на важнейших магистралях и к этим воротам по мере застройки сходились другие улицы. Так образовывались узлы кривых переулков, доныне сохранившиеся во многих старых городах, где крепостные стены давно уже снесены (например, Арбатская площадь, районы Никитских, Покровских, Красных ворот в Москве).

Общую направленность главных улиц определяли магистрали от торга и кремля либо от берега реки к окраинам города, где они выходили на важнейшие сухопутные дороги. Подобную систему магистралей можно проследить во всех средневековых городах.

Территория вне стен кремля носила чаще всего общее название — посад, но в некоторых городах (Новгород, Смоленск, Псков, Ладога, Ростов) существовали крупные районы — концы. На посаде жила основная масса населения — ремесленники, купцы, «черные люди».

В состав посадов входили владельческие слободы, принадлежавшие княжеским и боярским семьям. Обычно люди одной профессии и одинакового социального положения селились поблизости, в одной части города. Так складывались аристократические и демократические районы. С древнейших времен известно о кварталах, заселенных ремесленниками одной профессии. Отсюда название старых
московских улиц — Котельники, Гончарные, Бронная, Пушечная, Кузнецкий мост и др. Аристократическая застройка зачастую вытесняла черное население из центра.

Части города, разделенные реками, соединялись мостами, в ту пору обычно деревянными. Это были сложные конструкции, опиравшиеся на столбы-ряжи и имевшие иногда значительную длину. Существовали и наплавные мосты на специальных поплавках, разводившиеся для пропуска речных судов.

В больших городах посады обычно защищались второй линией укреплений — внешним, или окольным, городом.

В XIV в. после завершения строительства мощных оборонительных стен московского Кремля начали возведение вала и рва вокруг разросшегося Великого посада. Первоначальные укрепления — деревянные гродни из вертикально врытых в землю столбов и жердей. Связи таких жердей назывались «кита». Отсюда пошло название огороженной части Москвы — Китай-город. Новгородцы в последней четверти XIV в. окружили городскую территорию Окольным валом, который включал каменные башни.

Рост укреплений обычно немного отставал от роста города, и посады выходили далеко за линию фортификаций. При приближении неприятеля все население загородных посадов укрывалось за городскими стенами, а посады зачастую сжигали.

Постройки. Русские города представляли море деревянных строений. Из общей массы выделялись каменные церкви и отдельные каменные дома знати.

Дворы рядового городского населения включали жилой дом, одну-две хозяйственные постройки. На усадьбе знати ставили два-три жилых дома, некоторые в два этажа, несколько хозяйственных построек, бани.

С XIV в. в городской застройке появляются отдельные каменные гражданские постройки. В Новгороде при раскопках на Неревском конце был вскрыт каменный фундамент дома посадника Юрия Онцифировича. Позднее в Славенском конце были открыты каменные боярские дома, сложенные из ракушечника. Активно гражданское каменное строительство велось в Пскове, где до сих пор сохраняются средневековые постройки.

Каменные палаты в середине XV в. строили князья и духовные иерархи. В 1442 г. новгородский архиепископ Евфимий построил «комнату каменну в своем дворе». Московский митрополит Иона в 1450 г. «заложил на своем дворе палату каменну». Представление о характере каменных палат дают сохранившиеся до наших дней дворцы конца XV в. (Угличский дворец, Грановитая палата Московского Кремля, владычная палата в Новгороде).

Культура. Неисчислим урон, нанесенный монголо-татарами русской культуре. Повсеместно от Киева до Владимира полностью остановилось храмовое каменное строительство. Прекратилось развитие многих видов монументально-декоративного искусства. Лишь в конце XIII в. в Галицко- Волынской Руси и в Новгороде, а в Северо-Восточной Руси и во Пскове в начале XIV в. возобновляется церковное строительство. По мере восстановления экономического потенциала каменное храмовое строительство возобновлялось и в других землях.

Фундамент каменного дома новгородского посадника Юрия Онцифировича

Фундамент каменного дома новгородского посадника Юрия Онцифировича

В XIV-XV вв. церковное строительство развивалось на традициях двух домонгольских архитектурных школ: новгородско-псковской и владимирской.

Для новгородско-псковского храмового строительства было характерно возведение небольших по объему одноапсидных одноглавых храмов, практически лишенных декоративных элементов.

Новгородские строители использовали пористый местный ракушечник. Кирпич применялся главным образом при возведение верхних частей постройки. В Пскове строили из плитняка. Церковное строительство в Новгороде и Пскове велось широко. Заказчиками выступали не только бояре, но и купцы, и корпорации уличан. Заметную роль в храмовом строительстве Новгорода играли церковные иерархи, осуществлявшие также широкое строительство монастырей. В середине XIV-XV вв. город окружало ожерелье пригородных монастырей.

Владимирские архитектурные традиции наиболее полно реализовались в московском храмовом строительстве XIV-XV вв. Трехапсидные пятиглавые московские церкви имели значительные объемы. Фасады храмов декорировались. При строительстве использовались блоки белого известняка.
Наиболее полно тенденции владимирского храмового строительства были реализованы обстройкой Соборной площади московского Кремля в последней четверти XV — начале XVI в., когда при участии итальянских архитекторов Аристотеля Фиорованти и Алевиза Нового были воздвигнуты Успенский и Архангельский соборы, дополненные небольшими храмами Ризоположения и Благовещения, возведенными псковскими мастерами. Кремлевские соборы были своеобразными эталонами дальнейшего развития общерусской церковной архитектуры.

В первой половине XIV в. постепенно восстанавливается живопись. Важнейшими элементами церковных интерьеров становятся многоярусные иконостасы, вбирающие в себя основные темы храмовой росписи. Послемонгольская иконопись все больше отходит от византийских образцов. Эволюцию русской фресковой живописи и иконописи во многом помогает восстановить археология.

В XIV-XV вв. сложились три основные школы иконописи — новгородская, псковская и московская.

Для новгородского и псковского искусства XIV-XV вв. характерно усиление реалистических тенденций. Иконопись Новгорода отличает лаконичность сюжета и особая сила цвета. Живописи псковских иконописцев присущи энергичная манера письма, импульсивная форма выражения при более приглушенной цветовой гамме. Образа, созданные московскими иконописцами, обращены к светлому духовному миру человека, воплощают мечту о высоком духовном идеале, полны глубокой внутренней тишины.

Возрождение живописи происходило во второй половине XIV в. прежде всего в Новгороде под воздействием южнославянских художников, участие которых в создании фресковых росписей церквей Федора Стратилата и Успения на Волотовом поле определяется стилистическим анализом, а работа великого Феофана Грека в церкви Спаса Преображения на Ильине улице удостоверяется летописью, так же как дальнейшая деятельность мастера в Москве.

Синтез древнерусской живописи и южнославянских традиций реализовался в творчестве гениального Андрея Рублева и других русских художников.

Таким образом, монголо-татарское нашествие 1237-1240 гг. и последовавшее 250-летнее золотоордынское иго существенно повлияли на темпы и характер экономического, социального и культурного развития Руси. И все же благодаря самоотверженному труду русского народа, в первую очередь крестьян, ремесленников, купечества, экономический потенциал страны был восстановлен и приумножен. В конце XV в., после того как окончательно было сброшено татарское иго, перед тазами Запада и Востока на просторах Восточной Европы встало новое мощное государство — Московская Русь.

К оглавлению книги / К следующей главе

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 30.10.2014 — 07:38
Яндекс.Метрика