А.П. Рунич — О конской сбруе из района Пятигорья

К содержанию журнала «Советская археология» (1973, №1)

Наиболее ранний амулет с изображением лошади из Пятигорья (рис. 1, 2) был найден при исследовании Султан-горского могильника вместе с бронзовыми удилами и другим инвентарем, который относится к VIII—VII вв. до н. э. [1], а наиболее поздний был обнаружен в катакомбе VII—VIII вв. около Кисловодска (рис. 1, 2) [2]. Амулеты, изображающие лошадь, известны также из скальных погребений в Хасауте [3], из Балкарии [4], из Салтовского и Дмитровского могильников [5] и из ряда других мест.

Значение лошади для человека в древности хорошо подтверждается находками конской сбруи, которую клали умершим вместе с «необходимым» им оружием, орудиями труда, бытовыми предметами, украшениями и т. п. Анализ находок остатков конской сбруи дает возможность проследить ее эволюцию. Собранный этнографический материал, дополняя археологический, позволяет осветить ряд вопросов, которые до настоящего времени остаются не вполне выясненными не только для Пятигорья.

Наиболее важными являются материалы из Березовского могильника 1, могильника 1 в «Мокрой балке», из катакомб на Рим-горе.

В каменных ящиках Березовского могильника 1, относящегося к VIII—VII вв. до н. э., в могиле воина вместе с традиционной керамической чашкой и железным наконечником копья находились «строгие» бронзовые удила с псалиями (рис. 1, 4). В двух других могилах воинов, с таким же копьем и чашкой, были найдены только псалии, в одном случае костяные (рис. 1, 6), в другом бронзовые (рис. 1, 5) 6. Расстояние между лежавшими в могиле бронзовыми псалиями было 14 см, между ними прослежены остатки от скрученного сыромятного ремня, пропитанного окисью меди (pиc. 1, 5). Никаких следов конской сбруи в остальных 12 могилах воинов с таким же вооружением не оказалось.

В Эчкевашском могильнике того же времени только в одном наиболее богатом погребении вождя или знатного воина были найдены бронзовые удила с псалиями. Кроме удил в этом комплексе были: булава из низкопробного серебра, железный наконечник копья и железный кинжал [7]. Никаких следов конской сбруи в других могилах воинов не оказалось.

Рис. 1. Детали конской сбруи

Рис. 1. Детали конской сбруи

То же явление отмечается в погребениях VIII—VII вв. до н. э. на территории Кисловодской мебельной фабрики и в других могильниках этого времени.

В могильнике у горы Джуцы, около Пятигорска, погребенному в каменном ящике были положены сломанные бронзовые удила с костяными псалиями (рис. 1, 12), копье с железным наконечником, оселок и поставлен керамический сосуд. В других могилах воинов конской сбруи не оказалось [8].

В Минераловодском могильнике скифского времени, который частично описал H. М. Егоров [9], в мужских погребениях были найдены железные наконечники копий, бронзовые наконечники стрел и т. п., но ни в одном не было конской сбруи.

Аналогичная картина обнаруживается и в катакомбных могильниках V—XII вв.

Нет конской сбруи в катакомбных могильниках V—VIII вв., около Кисловодска [10].

То же самое отмечено в катакомбных захоронениях VII—VIII вв. у г. Кисловодска [11], в катакомбах XI—XII вв. на территории Кисловодской мебельной фабрики и в других катакомбах этого времени [12].

Из исследованных 98 катакомб в «Мокрой балке» только в трех наиболее богатых усыпальницах были найдены железные удила и всего в одной следы от седла и железные стремена. Этот могильник хорошо датируется найденными в погребениях монетами и индикациями VI—VII вв.

При исследовании 58 катакомб X—XII вв. на Рим-горе был найден особенно интересный инвентарь. Катакомбы этого могильника в основном вырублены в песчанике, в них не проникала вода, и они обычно не были заполнены грунтом. В камерах сохранились остатки тканей, деревянные, керамические и стеклянные сосуды, остатки кожаных колчанов, деревянные ложки и шкатулки, дубовые столики, кожаные сумочки, различные украшения, сабли, почти полностью сохранились древки стрел и дротиков и т. д. Кроме того, здесь найдены сравнительно хорошо сохранившиеся части седел, луки которых украшала резьба и обкладка из листовой бронзы [13]. Из восьми найденных здесь остатков седел только при трех были железные стремена двух типов (рис. 1, 17, 18). В катакомбе 54 находились остатки седла, но металлических стремян при седле не оказалось [14]. Вместо них были прослежены две ременные петли, в которые вставлены дощечки с прорезями по торцам. Ремень к дощечке прибит бронзовыми гвоздиками (рис. 1,19). Остатки от таких же дощечек с кусками прибитого к ним ремня были обнаружены еще при двух седлах в ограбленной катакомбе [31] и в камере 8 (рис. 2, 4), но металлических удил в катакомбах Рим-горы не оказалось.

Таким образом, в перечисленных могильниках VIII—VI вв. до н. э. и V—XII вв. н. э. в районе Пятигорья конское снаряжение встречается довольно редко и только в наиболее богатых погребениях, а в ряде могильников конской сбруи вообще не было. Трудно допустить на основании этого, что в VIII—VI вв. до н. э. лишь богатые воины имели лошадей, а остальные соплеменники, вооруженные такими же копьями, передвигались пешком и воевали в пешем строю [15].

Объяснить это явление в первую очередь помогает Березовский могильник 1, в котором из 15 могил воинов только в одном богатом погребении были найдены «строгие» бронзовые удила, а в двух псалии с остатками от мягких ременных удил. По-видимому, всем остальным воинам, покоящимся в этом могильнике, были положены мягкие удила с костяными или деревянными псалиями, которые не сохранились. Существование мягких удил доказано Г. Потратцем [16] и убедительно подтверждается

Рис. 2. Остатки седел, найденных в районе Пятигорья

Рис. 2. Остатки седел, найденных в районе Пятигорья

на материалах VIII—VII вв. до н. э. из района Поволжья и Приуралья [17]. О применении мягких удил говорят и данные этнографии. Так, подобные мягкие удила часто делали крестьяне глухих деревень царской России. Для этого на куске ремня или веревки обычно завязывали узлы. Расстояние между средними узлами делалось на 5—7 см больше ширины челюсти лошади. Чтобы уздечка не «продергивалась», в эти узлы вставляли по одной палочке длиной около 8—10 см с вырезами в середине. Затем «удила» обильно смазывались дегтем или жиром. После «зануздывания» концы ремня соединялись и заводились за затылок лошади, а между средними и крайними узлами крепился повод (рис. 1,14).

Значительно реже мы находим остатки от такой важной части конского снаряжения, как седла и связанные с ними стремена. К сожалению, седло VI—VII вв., найденное в катакомбе «Мокрая балка», полностью истлело и конструкцию его выяснить не удалось. У седел X—XII вв., найденных в катакомбах на Рим-горе, наиболее хорошо сохранились передние луки (рис. 2, 1, 3) и задние (рис. 2, 2), украшенные резьбой и обкладкой из листовой бронзы. Здесь также найдены остатки от ленчиков и подушек. Но полностью выяснить вид этих седел также не удалось. Мягкие стремена здесь сохранились только частично (рис. 1,19 и рис. 2,4).

Железные стремена VI—VII вв., найденные в «Мокрой балке», оказались сильно погнутыми и были сделаны очень примитивно из квадратного стержня, со слегка расширенной подножкой. Петля для подвешивания стремени отделена перехватом с зазором (рис. 1, 16). На подножке прослежен след от дерева. Железные стремена X—XII вв., найденные в катакомбах на Рим-горе, более массивны и совершенны. Оба типа стремян имеют на подножке, с нижней стороны, продольное ребро жесткости в виде валика. У первого типа стремян подножка вогнутая, боковые прутья имеют вид полуовала, верхняя часть стремени не сохранилась (рис. 1, 17). Второй тип стремян имеет ровную подножку и полуовальные боковые прутья. Петля для подвешивания отделена перехватом (рис. 1, 18). Нужно сказать, что аналогичные стремена известны из Вознесенского погребения и с Правобережного Цимлянского городища [18], а также из катакомб Змейского могильника [19]. Близки по форме и стремена из кургана у села Ново-Татарское Минераловодского района, раскопанного в 1913 г. И. А. Еременко, ныне работающего фельдшером. Судя по описанию и рисунку И. А. Еременко (рис. 1, 15), стремена были отлиты из бронзы, полуовальные с петлей для подвешивания. Овальная подножка имела в средней части овальное отверстие. Стремена происходят из погребения человека с конем, находившегося в грунтовой могиле ниже подошвы кургана, под слоем сгнившего дерева и навалом камней. Инвентарь погребения состоял из железных удил с двумя парами крупных бронзовых колец, плохо сохранившегося короткого железного меча или сабли, крупного керамического сосуда типа корчаги. Все материалы погибли во время немецкой оккупации г. Минеральные Воды, поэтому точно судить о датировке погребения трудно.

Третьим наиболее примитивным типом являются стремена, состоящие из ременной петли и деревянной подножки, которые были найдены в катакомбе 52 и в двух камерах на Рим-горе (№ 8, 31). Необходимо отметить, что ребро жесткости, имеющееся снизу у железных стремян (рис. 1, 17, 18), как бы повторяет ремень, проходящий под деревянной подножкой мягких стремян (рис. 1, 19, 20), что указывает на преемственность между ними (рис. 1,17—20).

Нужно сказать, что мягкие стремена, аналогичные Рим-горским, еще в недавнем прошлом можно было часто видеть в селах Ставрополья, в деревнях Воронежской области и в других местах центральной России. Такие стремена делали крестьяне, когда им приходилось ехать верхом на дальнее расстояние. Эти примитивные стремена делались из ремня или веревки следующим образом: на соответствующей длине ремня или веревки завязывались две петли, которые не могли затянуться. Чтобы петля не стягивала ногу, в нее вставляли деревянную подножку, привязанную тонким ремешком или веревкой (рис. 1, 20). Чтобы не потереть спину лошади, под ремень подкладывали кусок толстой полсти, к которой и крепили этот ремень, а сверху клали второй слой полети, или подушку, набитую соломой. Все это притягивалось подпругой.

Интересно отметить, что аналогичное мягкое седло без ленчнка изображено на Чертомлыцкой вазе, где «скиф стреноживает оседланную лошадь» [20]. Здесь на лошади хорошо видна уздечка, подпруга, мягкое седло и свисающий ремень от стремени. Конечно, можно доказывать, что это большая пряжка от подпруги. Но такое предположение опровергается
следующими доводами: 1) если скиф «треножит» оседланную лошадь, то подпруга должна быть подтянута и пряжка от нее висеть не может,
2) никогда не отпускают спутанную лошадь со свободно лежащим на ней седлом. Из практики конника известно, что если нужно дать лошади отдохнуть, то необходимо несколько отпустить подпругу или снять седло, потом путать или треножить лошадь и после этого, ее разнуздать или снять уздечку. В случае, если нужно оседлать спутанную лошадь, всегда сначала надевают уздечку, зануздывают лошадь, потом снимают путы и тогда уже седлают лошадь. Значительно реже надевают седло, а потом снимают путы, что, очевидно, и изображено на вазе.

Описывая средневековое оружие, Н. Я. Мерперт писал о значении стремян для конного воина, подчеркивая, что без стремян для всаднпка весьма трудно наносить рубяще-секущие удары, невозможно рубить в конном строю [22].

Найденные в мужских погребальных комплексах Пятигорья наконечники копий и бронзовые удила убедительно свидетельствуют о том, что здесь были похоронены конные воины, но стремян в погребениях не оказалось. В связи с этим невольно возникает вопрос: мог ли конный воин успешно действовать копьем или метнуть его, сидя на скачущей лошади, не имея опоры для ног? Совершенно очевидно, что после нанесения удара или метания копья всадник неизбежно терял равновесие и часто не был в состоянии удержаться на лошади. Без стремян невозможно было успешно действовать копьем так же, как рубить в конном строю. Кроме того, и сама езда верхом на лошади, даже по ровной или слабопересеченной местности, без стремян являлась очень тяжелым и утомительным способом передвижения, а по горной местности была практически невозможна. При езде по горам очень большое значение имела и конструкция седла (типа «казачьего»), и опора для ног, а следовательно, стремена. Все это дает основание утверждать, что седло со стременами прежде всего должно было появиться у жителей гор.

Особенность горного седла и его укрепление на лошади хорошо видны на бронзовой фигурке VII—VIII вв. (рис. 1, 2). Здесь на спине лошади показано короткое седло. Хорошо видны особенности крепления горного седла — две подпруги, одна из которых, возможно, изображает ремень с мягким стременем, нагрудный ремень и ремень под крупом лошади. Седло с луками показано и на фигурке лошади из Салтовского могильника [23].

На бронзовой фигурке конного воина VII—VIII вв. (рис. 1, 3) из катакомбного захоронения у Кисловодска хорошо виден нагрудный панцирь, шлем, небольшой круглый щит, седло и его крепление на лошади [24]. Воин изображен в статичной позе, привставшим на стременах, но сами стремена не показаны, хотя в погребениях этого времени в районе Кисловодска уже известны даже железные стремена. На другой статуэтке конного воина из этого могильника конская сбруя совсем не показана.

Совершенно очевидно, что так же как и орудия труда, оружие, украшения, конская сбруя прошла длинный путь развития от самого примитивного приспособления к более совершенным формам. Первоначально удила, видимо, делали просто из палки, к концам которой привязывали уздечные ремни и поводья. Это подтверждается древнейшими типами удил из Микен и Переднего Востока, которые представляли собой сплошной металлический стержень без шарнира в середине [26]. Конечно, удила из палки были малонадежны, так как палка ломалась, ее могла перекусить лошадь и т. п.

Безусловно, более надежными оказались удила из сыромятного ремня или сухожилий. При сопоставлении «палочек» от современных мягких удил (рис. 1, 14) и псалий из «Мокрой балки» (рис. 1, 13) с костяными пластинками, «назначение которых неясно» (рис. 1, 7, 8), найденными в энеолитическом поселении [27], обнаруживается полное их сходство. Это дает основание считать, что древние обитатели Пятигорья начали использовать лошадь в качестве верховой уже в III тысячелетии до н. э., как и на Украине [28].

Когда человеку приходилось объезжать лошадь или иметь дело с «горячей лошадью», требовались «строгие удила» (рис. 1, 4, 10), которые могли быть сделаны только из металла — сначала они были бронзовыми (рис. 1, 4, 9, 10, 11, 12), потом железными (рис. 1, 13). Такие металлические удила безусловно были очень дороги, поэтому они встречаются сравнительно редко и только в наиболее богатых захоронениях. Рядовые же воины продолжали пользоваться мягкими удилами, которые, как правило, в погребениях не сохраняются. Следует подчеркнуть, что все типы металлических удил, в том числе и современные, в средней их части имеют шарнирное соединение, придающее им известную гибкость.

Безусловно, вначале люди ездили на неоседланных лошадях. Потом для удобства начали подкладывать на спину лошади подстилку из шкуры или полсти, но такое «седло» сползало и его начали укреплять на лошади ремнем. Таким образом, появилась подпруга. Следующим этапом в развитии стало мягкое седло без ленчика, аналогичное седлу, изображенному на Чертомлыцкой вазе. Но езда на таких седлах без стремян была очень неудобна, утомительна, в условиях горной местности просто невозможна. Совершенно очевидно, что до появления металлических стремян [29] в течение длительного времени существовали примитивные приспособления в виде ременной петли.

С течением времени в петлю для удобства вставляли деревянную подножку. Очевидно, этот тип стремян оказался достаточно удобным в эксплуатации, дешевым и простым в изготовлении. Не случайно, что такие мягкие стремена с деревянной подножкой наряду с железными еще бытовали у древних обитателей Рим-горы до X—XII вв.

Мягкие стремена имели узкие боковые ременные прутья и тонкую подножку, которая скрывалась под стопой ноги всадника. Они как бы сливались с ногой всадника и были едва заметны, а ремень, на котором висело стремя, вообще не был виден, так как он всегда находился за голенью всадника. Очевидно, в этом заключается причина, почему такие стремена не были обозначены на древних изображениях (рис. 1, 3).

A. P. Rounitch — A PROPOS DES HARNAIS PROVENANT DE LA RÉGION DE PIATIGORSK

Résumé

Dans les caisses funéraires en pierre rattachables aux VIII—VIIe3 siècles avant notre ère et dans les catacombes des V—XIIe3 siècles de notre ère on a découvert, outre des armes et objets de ménage et de parure, des amulettes représentant les chevaux et leurs harnais. Cela montre que les chevaux avaient une grande importance pour des habitants anciens de la région de Piatigorsk. Dans les sépultures datant des VIII—VIIe8 siècles avant notre ère ont été mis au jour des mors de bride non seulement en bronze mais aussi en cuir munis des psalions (tiges verticales retenant les mors de bride) en os et en bronze. Les catacombes des VI—XIIes siècles de notre ère ont livré des étriers en fer et ceux en cuir à grille de bois. Il est à noter que les mors et les étriers métalli¬ques ne sont présents que dans de riches sépultures de guerriers.

Le matériel ramassé donne lieu à constater que l’évolution des mors de bride dura quelques deux millénaires et connut toutes les étapes à partir des objet primitifs jusqu’à ceux de haute perfection remontant aux VIII—VIIes siècles avant notre ère. Des selles et des étriers parcoururent également cette longue voie de développement. Les courses à cheval étant dures dans les montagnes, les selles et les étriers devraient paraître, en premier lieu, chez les montagnards.

1. В. Б. Виноградов, А. П. Рунич. Новые данные по археологии Северного
Кавказа. Археолого-этнографический сборник. III., Грозный, 1969, стр. 134, рис. 14, 39.
2. А. П. Рунич. Катакомбный могильник VII—VIII вв. около г. Кисловодска. СА, 1968, 3, рис. 2, 5.
3. А. П. Рунич. Скальные захоронения в окрестностях Кисловодска. СА, 1971, 2, рис. 5, 32.
4. Е. П. Алексеева. Карачаевцы и балкарцы древние народы Кавказа. Черкесск, 1963, табл. XIII, рис. 4, 5.
5. С. А. Плетнева. От кочевий к городам. М., 1967, рис. 49,13,14,15.
6. А. П. Рунич. Отчеты в Институте археологии за 1963 и 1966 гг.
7. А. П. Рунич. Отчет в Институте археологии за 1966 г.
8. Из личного архива автора. Инвентарь хранится в Пятигорском музее.
9. H. М. Егоров Могильник скифского времени близ г. Минеральные воды. КСИИМК, 58, стр. 53—62.
10. А. П. Рунич. Аланские катакомбные могильники V—VIII вв. около Кисловодска. Материалы по археологии и древней истории Северной Осетии. II. Орджоникидзе, 1969, стр. 97—111.
11. А. П. Рунич. Катакомбный могильник VII—VIII вв. около г. Кисловодска СА, 1968, 3, стр. 208—214.
12. А. П. Рунич. Катакомбные могильники в районе Кисловодска. СА, 1963, 3, стр. 241—244.
13. А. П. Рунич. Катакомбы Рим-горы. СА, 1970, 2, стр. 198—208.
14. Там же, стр. 206.
15. Это целиком относится и к более позднему времени (VI—XII вв.), когда появляется сабля, которая стала оружием конного воина. Н. Я. Mepпeрт. Из истории оружия племен Восточной Европы в раннем средневековье. СА, XXIII, 1955, стр. 142.
16. H. A. Potratz. Die Pferdegebisse des Zwischenstramländischen. Raumes. Archiv fur Orientalforschung. XIV, 1/2, Berlin, 1941, cmp. 28—33.
17. K. Ф. Смирнов. Археологические данные о древних всадниках Поволжско-Уральских степей. СА, 1961, 1, стр. 46, 47.
18. С. А. Плетнева. Ук. соч., рис. 46, 5, 8.
19. В. А. Кузнецов. Змейский катакомбный могильник. Археологические раскопки в районе Змейской в Северной Осетии, стр. 63—102. Тр. Археологической экспедиции 1953—1957 гг. Орджоникидзе, 1961.
20. Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа, Л., 1966, рис. 175.
21. Треножнть — значит связать две передние ноги лошади и к ним привязать одну из задних. Путать — связать только две передние ноги, что и изображено на вазе (примеч. автора).
22. Н. Я. Mepперт. Ук. соч., стр. 142.
23. С. А. Плетнева Ук. соч., рис. 49, 15.
24. А. П. Рунич. Катакомбный могильник VII—VIII вв. около г. Кисловодска рис. 2, 1. т
25. Там же, рис. 2, 3.
26. К. Ф. Cмиpнов. Ук. соч., рис. 6, 7, 8.
27. A. П. Рунич. Энеолитическое поселение близ Кисловодска. СА, 1, 1967 рис. 3, 7, 8, 14. ‘
28. Д. Я. Телегин. Основi рисп та хронологiя середньосточiвськоi культури «Археологiя», XXIII, Kиiв, 1970, стр. 16, 22.
29. Н. Я. Meрпeрт. Ук. соч., стр. 142.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 19.10.2014 — 21:40
Яндекс.Метрика