Рогачев А.Н. Палеолитическое поселение Костенки IV

К содержанию 4-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Палеолитическая стоянка Костенки IV находится в с. Александровке Гремяческого района Воронежской обл., в самом устье большого Александровского лога, прорезывающего правый высокий берег Дона. Она расположена на краю террасообразного уступа, возвышающегося на 3—4 м над поймой Дона, и занимает площадь до 0.5 гектара. Культурный слой залегает на глубине 1.50 м в лессовидном делювиальном суглинке, прикрывающем аллювиальную толщу отложений первой надпойменной террасы Дона. Сверху делювиальный суглинок покрыт толщей чернозема.

Большими раскопами 1937—1938 гг. на стоянке вскрыты остатки двух больших жилищ. Они расположены рядом, почти параллельно друг другу на расстоянии 15—20 м, и принадлежат с нашей точки зрения одному поселению (рис. 10).

Остатки жилища, вскрытого в 1937 г., представляют собой углубление в лессе длиной до 34 м, шириной до 5.5 м. Общая планировка этого углублениями связанная с ней система расположения очагов тремя группами позволяют заключить, что это жилище представляло собой как бы длинный дом, состоящий из трех отделений (I, II и III на плане). На местах соединения этих отделений наблюдалось небольшое поднятие пола. Культурный же слой был одинаковым во всех отделениях западины. В полу жилища, кроме девяти очажных углублений, расположенных по длинной оси западины, встречено много более глубоких ямок. В большинстве случаев эти ямки округлы, диаметр их 20—35 см, глубина 30—40 см. Нижняя часть слоя, заполнявшего их, почти всегда интенсивно окрашена красной охрой и содержит в большом количестве находки костей зайца. В некоторых случаях удалось проследить положение костей лап зайца в анатомическом порядке. Часто в ямках встречаются предметы, вырезанные из кости или из бивня мамонта.

В 1938 г. вскрыты остатки второго большого жилища, состоящие
из трех плотно примыкающих друг к другу углублений. Одно из них (IV на плане) аналогично вышеописанному длинному жилищу как по устройству, так и по собранной в нем коллекции. Однако оно
не может быть разбито на отделения, как это имело место в первом
жилище. Ширина жилища 5.5 м, длина 21 м. По длинной оси его расположены девять очажных углублений. Расстояние между всеми очагами IV жилого углубления почти равные.

Остатки очагов в обоих жилищах представляют собой неглубокие (8—12 см) округлые чашеобразные ямки диаметром 60—70 см, заполненные черной зольной массой, содержащей в большинстве случаев пережженные кремни.

Кроме очажных ямок в IV жилом углублении встречено много более глубоких ямок, вырытых в полу. В большинстве случаев ямки округлы.

Рис. 10. Палеолитическое поселение Костенки IV (план). Наверху раскоп 1938 г.; внизу раскоп 1937 г.

Рис. 10. Палеолитическое поселение Костенки IV (план). Наверху раскоп 1938 г.; внизу раскоп 1937 г.

Диаметр их 20—30 см, глубина 30—35 см. Нижняя часть заполнения этих ямок, как и в первом жилище, почти всегда интенсивно окрашена
красной охрой. На дне таких ямок встречались, главным образом, небольшие гальки (часто в единичных экземплярах) из кремнистых пород черного и сероватого цветов.

Иногда вместе с гальками находились костяные шилья и просверленные раковины небольшого пресноводного моллюска.

Попутно заметим, что в IV жилом углублении встречено больше сотни просверленных раковин пресноводного моллюска и много просверленных у корня зубов лисицы и песца, тогда как в первом жилом углублении найдено всего три раковины и один просверленный клык лисицы. Просверленные раковины и зубы животных попадались небольшими скоплениями. В заполнении более крупных ям, всегда окрашенных охрой, встречаются кости животных, кремневые осколки и отщепы, поделки из костей животных и т. п.

Кремневые изделия, собранные при расчистке длинных жилищ, состоят из большого числа пластинок с притупленным ретушью краем. Это самая многочисленная группа поделок из кремня. Многочисленной является и группа пластинок и отщепов с подтеской краев и концов. Количественно меньшую группу составляют скребки, среди которых много экземпляров на узких, длинных пластинках. Резцы встречаются единицами. Поделки из кости представлены шильями и лощилообразными инструментами.

Весьма интересны примыкающие к IV длинному жилищу округлые жилые углубления (V и VI на плане). Диаметр их около 6 м. Культурный слой, заполняющий их, интенсивно окрашен и отличается от заполнения длинных жилых углублений более темным цветом. В центре обоих округлых жилищ находится по одному большому очажному углублению. Глубина их незначительна, а диаметр достигает 1 м. Вокруг очагов имеется ряд узких, но глубоких ямок, заполненных, как и очажные углубления, зольной массой. Это были, вероятно, земляные печи или пекарные ямы. Они были встречены также при раскопках стоянки Костенки 1.

В центре VI жилого углубления, около очага, на полу лежали друг на друге два черепа и верхняя челюсть льва. В западном крае жилища найдена небольшая головка животного, вырезанная из мергеля. В центре V жилого углубления рядом с очагом лежали крупный камень и бивень мамонта, опирающийся на концы.

Рис. 11. Костенки IV. Шлифованные изделия из камня (неск. ум.).

Рис. 11. Костенки IV. Шлифованные изделия из камня (неск. ум.).

Под стенами округлых жилищ встречались загадочные поделки из сланца в форме двояковыпуклых линз с острыми ребрами. Они изго¬товлены при помощи шлифования (рис. 116). Величина их различна, от 3 до 8 см в диаметре. Кроме того, у края VI жилища в разных местах встречены три небольших сланцевых стержня, один из них сильно зашлифован (рис. l2). Небольшой шлифованный стержень из сланца был найден в ямке, вырытой в полу V жилища, вместе с поделками из кости.

Кремневый инвентарь округлых жилищ отличается от описанного выше инвентаря длинных жилищ. Здесь очень мало пластинок с при¬тупленным краем и пластинок с подтеской. Зато много резцов, главным образом, типичных срединных. Скребки, встреченные здесь, отличаются эмассивностью. Они сделаны на широких пластинках. У некоторых ткземпляров основание оформлено в виде срединного резца. Найдены вакже двусторонне обработанные наконечники копий (2 экз.) и острия в форме лаврового листа с ретушью со стороны спинки и основанием, оформленным в виде срединного резца. Изделия из костей более много¬численны, чем в длинных жилищах. Тщательно изготовленные шилья, лощила, стержни, вырезанные из бивня мамонта, мотыгообразные орудия из осколков бивней составляют интересную коллекцию. Кроме того, найдены загадочные изделия из мергеля в форме пряслиц с узким отверстием (рис. 11а) и много кусков мергеля со следами обработки. Различие в характере культурного слоя и инвентаря округлых и длинных жилищ, а также частичное перекрывание комплексом VI комплекса IV ставит вопрос о разновременности этих комплексов. Однако имеются наблюдения, подтверждающие одновременность их. Например, отсутствие ямок, вырытых в полу в северо-западной части V жилого углубления Позволяет предположить существование непосредственной связи между длинным и округлым жилищами. Наличие вышеописанных ямок с гальками на дне и отдельно встречающиеся гальки как в длинном, так и округлом жилище сближают эти комплексы. Частичное перекрытие слоем VI жилища слоя IV жилища могло произойти в результате сползания VI жилища, расположенного несколько выше по склону.

Таким образом имеются факты, позволяющие думать, что в Костенках IV мы имеем дело со сложной системой одного поселения, построенного по единому плану.

Рис. 12. Палеолитические жилища. Костенки IV. Рис. В. Д. Запорожской (опыт реконструкции).

Рис. 12. Палеолитические жилища. Костенки IV. Рис. В. Д. Запорожской (опыт реконструкции).

За пределами границ жилых углублений, как правило, встречаются лишь единичные находки кремней и костей. Но в некоторых местах наблюдались скопления культурных остатков. Такое скопление имеется к северу от I жилого углубления. Оно имеет форму сильно вытянутого овала, длиной 7 м и шириной 2—3 м. Здесь, в пределах неясно выраженных границ, наблюдается слабо окрашенный слой незначительной мощности, содержащий большее количество расщепленного кремня, чем в других местах раскопа, не занятых жилыми углублениями. Аналогичный комплекс культурных остатков расположен южнее III жилого углубления. Мощный слой почти такой же, как и в других жилищах, лежит в западине. Кремневой инвентарь в обоих скоплениях совершенно тождествен инвентарю длинных жилищ. Незначительное скопление культурных остатков, по своему характеру и по составу инвентаря приближающихся к инвентарю округлых жилищ, имеется в восточном конце раскопа 1937 г. Наконец, в западном конце раскопа 1938 г., на расстоянии 2 м от IV жилого углубления, встречено скопление костей лошади, состоящее из ребер, лопаток и других костей, принадлежащих, вероятно, одной особи. Интересно отметить, что кости двух ног до коленных сочленений лежали в анатомическом порядке. Рядом с костями найдено известное по другим стоянкам изделие из рога северного оленя в форме молота и крупное рубящее орудие из камня.

Стоянка Костенки IV датируется раннемадленским временем и следует за солютрейскими стоянками Костенковско-Боршевского района. Культурный слой ее заключен в делювиальном суглинке первой надпойменной террасы Дона, в отличие от более ранних стоянок, располагающихся на более высокой террасе. Несмотря на значительное количество находок шлифованного камня (мягких пород), она древнее позднепалеолитической стоянки Боршево II. Об этом свидетельствует состав фауны, собранной в Костенках IV. В списке фауны имеются: мамонт, лошадь, северный олень, сибирский носорог, сайга и другие животные. Очень много собрано костей зайца, возможно беляка; его остатки принадлежат около 100 особям.

Раскопки поселения Костенки IV дали исключительно ценный материал для изучения культуры древнего человека, стоящего на средней ступени дикости. Наши исследования еще более подтверждают мысль о наличии у людей верхнепалеолитического времени достаточно сложных и прочных жилищ. Раскопки стоянки Костенки IV позволяют представить себе конструкцию этих жилищ (рис. 12). Большая мощность культурного слоя (20—30 см) и строгая локализация его в жилых западинах, на ряду с редкими находками кремней вокруг них, заставляет предполагать прочную крышу над этими западинами. Из факта расположения очагов — строго по прямой линии в пределах вышеописанных групп — можно сделать ряд выводов о характере сооружения. Жилища, повидимому, были без стен и имели шалашевидную форму. Кровля, вероятно, была низкой и у самых краев углублений соприкасалась с землей. Как у всех длинных шалашей, кровля с обеих сторон вверху упиралась в жердь, укрепленную на столбах на развилке. Эта конязьковая жердь и близость перекрытия жилища к огню очагов и определяли место каждого очага. Над очагами в крыше были, вероятно, отверстия, как обычно во всех примитивных, отапливаемых очагом жилищах. Поскольку жилище отеплялось очагом, необходима была огнеупорность его крыши, которая, повидимому, состояла из плотно примыкающих друг к другу жердей, покрытых шкурами животных, а вероятно и землей. При такой конструкции крбпни достигалась большая утепленность жилья.

К содержанию 4-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика