Расширение границ науки

Из всех областей антропологической науки антропогенез привлекает внимание и специалистов, и рядовых читателей, интересующихся философскими проблемами мироздания. Широко распространенное представление об антропогенезе как о науке, не имеющей перспективы (Ч. Дарвин доказал происхождение человека от обезьяны, Ф. Энгельс доказал, что оно осуществилось под влиянием труда, что же исследовать дальше?), опровергается простым сравнением книги Дарвина «Происхождение человека и половой отбор», изданной в 1871 г., с любой современной книгой на эту тему 1. Среди многочисленных ископаемых приматов открыты формы, наиболее близкие к человеку, выявлены этапы его формирования, установлена точная хронология этих этапов, получены сведения о наличии нескольких тупиковых ветвей, развивавшихся параллельно с главным, магистральным направлением человеческой эволюции, но по тем или иным причинам вымерших, нарисована картина сравнительно-анатомического совершенствования отдельных органов и систем человеческого тела, вскрыты движущие силы и закономерности эволюции человека. Интерес к этой области остается огромным, в нем отражено извечное стремление людей к неожиданным открытиям и новому знанию.

В ответ на спрос растет и предложение — общие вопросы происхождения человека постоянно освещаются не только в статьях, но и в книгах популярного характера. Они выходят с малыми интервалами и, как правило, чутко реагируют на новые находки и изменения в трактовке того или иного вопроса.

На протяжении последних 20 лет мы были свидетелями кардинального изменения во взглядах на древность человеческого рода, прародину человечества и ранние этапы очеловечения, связанного с сенсационными находками в Восточной Африке. Если считать началом подлинно человеческого общества изготовление орудий труда, то возраст человечества с этими находками увеличился более чем втрое. Останки ископаемых предков человека, обнаруженные в Африке, заставили именно ее считать тем континентом, на котором впервые произошло выделение человека из животного мира. Находки вынудили отказаться от концепции «мозгового Рубикона», согласно которой мозг испытал значительное увеличение и усложнение своей структуры при переходе к трудовой деятельности.

В качестве такого «рубикона» служил объем мозга в 800 см3. Оказалось, что при объеме мозга, ненамного превышающем 600 см3, предок современного человека смог перейти к изготовлению простейших орудий, уже будучи прямоходящим существом со свободной верхней конечностью, с противопоставляющимся большим пальцем 2. Наметилась определенная последовательность в формировании так называемой гоминидной триады.

Тесное переплетение антропологических с популяционно-генетическими, физиологическими, медико-географическими исследованиями способствовало накоплению множества фактов о самом активном влиянии жизненной среды (географической оболочки и биосферы) на организм человека и о роли этого влияния в расовой и популяционной дифференциации и динамике. Антропологи вскрыли и проследили в деталях многие механизмы поведения организма человека в зависимости от наследственных факторов, естественного отбора, популяционной структуры человечества и средовых воздействий. Однако вся эта громадная по объему, по результатам и по значению для смежных дисциплин работа остается малоизвестной широким кругам читателей-неспециалистов, так как она пока редко освещается на страницах популярных изданий, возможно, из-за нетрадиционности тематики и малой активности самих антропологов.

После открытия К. Ландштейнером в 1900 г. четырех групп крови у человека прошло более 20 лет, прежде чем было осознано исключительное значение этого открытия для антропологии. В 1919 г. вышла статья Л. Гиршфельда о различной частоте групп крови у разных народов, что послужило толчком к развитию антропологической серологии, изучающей распределение групп крови у представителей разных рас и народов.

Группы крови иногда называют эритроцитарными факторами крови. Их химическая структура до сих пор остается не вполне ясной. Считают, что это полисахариды, находящиеся на поверхности красных кровяных телец — эритроцитов. Они создают специфическую для каждого организма внутреннюю биохимическую среду, имеют решающее значение при переливании крови, частично обусловливают избирательную устойчивость ко многим заболеваниям, поскольку выражают глубинные физиологические реакции именно данного организма, а их частота в популяции — групповую физиологическую специфику. Изучение групп крови у представителей разных рас и народов ознаменовало, следовательно, начало нового направления антропологических исследований — физиологической антропологии.

Антропология на протяжении многих десятилетий была почти полностью морфологической наукой и пользовалась морфологическими методами. В центре внимания антропологов стояла форма, структура, по сочетанию и числу структурных элементов выделялись конституционные и расовые типы земли. То, что это не только разные формы, но и разные функциональные системы, что физиология негра, живущего в тропиках, отличается в каких-то интимных процессах от физиологии эскимоса, живущего за Полярным кругом, что носитель пикнической конституции имеет особый обмен веществ в сравнении с астеником, угадывалось интуитивно многими крупнейшими антропологами прошлого века, например П. Брока или И. И. Мечниковым, но для подтверждения этих гениальных догадок не было данных. После изучения распределения частоты групп крови во многих тысячах популяций земного шара антропология перестала быть только морфологической наукой и превратилась в науку морфофизиологическую, исследующую не только форму, но и функции на уровне отдельного организма и на популяционном уровне.

Четырьмя группами крови, открытыми К. Ландштейнером, не исчерпывается серологическое разнообразие человечества. Сейчас открыто более двух десятков систем и более пятидесяти факторов внутри их.

Не все они одинаково важны в функциональном отношении, многие встречаются редко и поэтому слабо изучены. Однако ясно, что поверхность эритроцитов представляет собой поле сложнейших биохимических реакций, ответственных за многие важные физиологические особенности человеческого организма. При переливании неподходящей группы крови могут возникать тяжелые осложнения со смертельным исходом; анемия, если супруги несовместимы по одному из факторов системы резус, опасна для матери и новорожденного. Роль других кровяных факторов пока мало исследована, поэтому возможны новые неожиданные открытия.

Физиологическая антропология не исчерпывается изучением групп крови. Строение белков сыворотки крови не менее сложно. Были открыты три формы белков — гамма-глобулины, гаптоглобины и трансферины со своими особенными функциями каждая, а главное — с особыми фракциями, напоминающими по физиологической активности группы крови 3. Гемоглобин, ответственный за дыхательную функцию крови (перенос кислорода по кровяному руслу), имеет, помимо нормальной формы, еще несколько аномальных. Аномальные формы гемоглобина распространены преимущественно в тропическом поясе, что вызвано, по-видимому, их высокой устойчивостью к инфекциям, в частности к малярии 4. Все человеческие популяции различаются по числу входящих в их состав людей, ощущающих вкус особого вещества — фенилтиокарбамида 5. Появились данные об аналогичной дифференциации рас и народов по ферментной активности, составу ушной серы и т. д. Сфера физиологической антропологии, следовательно, широка и разнообразна.

Чрезвычайно перспективным оказалось также использование рентгенофотометрии. Рентгенофотометрнческая методика была приспособлена для определения содержания минеральных веществ в костях in vivo, т. е. у живого человека, в полевых условиях. Она позволила получить данные о процессах минерального обмена в разных популяциях. Содержание минералов в скелете прямо зависит от содержания их в пище и окружающей среде, представляет собой еще одну нить, связывающую человека с природой 6.

Notes:

  1. См., напр.: Бунак В. В. Род Homo, его возникновение и последующая эволюция. М., 1980; Wolpoff М. Paleoanthropology. N. Y., 1980; Lewin R. Human evolution: An ill. introd. Oxford, 1984.
  2. Обзор и анализ данных: Хрисанова Е. П. Эволюционная морфология скелета человека. М., 1978.
  3. Спицын В. А. Полиморфизм ферментных и других белков крови и их значение при решении ряда антропологических проблем // Морфология человека и животных. Антропология. М., 1974. Т. 6.
  4. Livingstone F. Abnormal hemoglobins in human populations. Chicago, 1967.
  5. Накоплены обширные данные, к сожалению до сих пор не сведенные воедино. Старая сводка: Schwidetzky I. Erganzte Karten fur Hautleistenmerkmale und PTC — Schmcckfahigkeit//Homo. 1966. Bd. 17, H. 1.
  6. Алексеева Т. И. Биогеохимия и проблемы антропологии // Современные задачи и проблемы биогеохимии. М., 1979. (Тр. Биогеохим. лаб.; Т. 17).

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 29.09.2015 — 13:31

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика