Ранний железный век степной Евразии

К оглавлению учебника «Археология» // К следующей главе

Скифо-сибирский мир

В середине I тысячелетия до н. э. в степях современной Украины, Поволжья, Приуралья, Казахстана и Южной Сибири — от Дуная на западе до Забайкалья и плато Ордос (Северо-Восточный Китай) на востоке — сложились культуры так называемого скифо-сибирского мира. Названия одних народов, входивших в него, известны — это скифы, савроматы, саки. О других народах мы знаем только по оставленным ими памятникам: культура курганов Горного Алтая, тагарская культура, уюкская и др. Еще в прошлом веке было отмечено сходство археологического материала из южнорусских курганов скифской знати и из курганов, раскопанных в Южной Сибири.

На обширной территории степей в раннем железном веке было распространено оружие близких образцов: бронзовые и железные кинжалы, похожие на скифские коротколезвийные акинаки с бабочковидным (в форме расправленных крыльев бабочки) перекрестием и валиковым навершием, и многочисленные трехлопастные и трехгранные втульчатые и черешковые наконечники стрел. Одинаковыми или близкими по устройству были удила и псалии, а из предметов искусства — бронзовые или золотые изображения оленя с ветвистыми рогами и подогнутыми ногами. Об общности материальной и духовной культуры свидетельствуют так называемые скифские котлы, отлитые из бронзы на поддоне, с вертикальными массивными ручками, круглые бляшки — символы солнца, а также устройство погребальных склепов, украшения, алтари и глиняная посуда, обычно баночной формы без орнамента.

Археологический материал отражает новое историческое явление — культурно-историческое единство,— которое возникло в степях Евразии. Таким образом, на северных окраинах цивилизаций Древней Греции, ахеменидской Персии и Китая появилась сила, сдерживавшая экспансию этих цивилизаций на север, принципиально иная по своей хозяйственной, культурно-исторической и идеологической направленности. Культурно-историческое единство возникло как результат воздействия нескольких факторов: природно-географического, экономического, этнического, идеологического, внешнеполитического и социального.

Единство сложилось на территории степной, горно-долинной части Евразии. С севера на всем протяжении пояс степей в древности был ограничен зоной лесов, где обитали племена с другим традиционным хозяйственно-культурным укладом. С юга почти непрерывная цепь гор отделяла эту территорию от Переднего Востока и Южной Азии, т. е. от зоны древнейших, первичных цивилизаций. Природно-географический фактор, начиная с энеолита, с возникновения здесь производящих форм хозяйства, определял направленность хозяйственного развития этого региона с преобладающей ролью скотоводства.

Степной пояс Евразии, протянувшийся почти на 11 тыс. км, то расширяется, то сужается до совсем незначительных коридоров. На западе степи охватывают Южную Украину, степной Крым, Северное Предкавказье, Нижнее Поволжье, Южное Приуралье, расширяясь в огромные степные массивы Казахстана, Барабы, Кулунды. К востоку степи идут узким коридором между Северными отрогами Кузнецкого Алатау и лесной таежной зоной, а в Хакасско-Минусинском районе Южной Сибири, Центральной Азии и Забайкалье распространяются вширь.

Степи различны по плодородности почвы: чернозем Украины, Южной Сибири с тучным гумусовым слоем и засушливые земли Крыма, Заволжья, Казахстана и Хакасии. Эта территория весьма разнообразна и в рельефном отношении. Здесь можно выделить три типа зон: открытые, равнинные обширные массивы (Украина, Заволжье, Казахстан), предгорные степные районы (Крым, Северное Предкавказье, Южный степной Урал, Казахстан), котловины и замкнутые горами степные долины Тянь-Шаня, Памира, Саян и Алтая.

Природно-ландшафтные различия играли свою роль в культуре скифо-сибирского мира и способствовали формированию особенностей хозяйства отдельных его частей. Нельзя не обратить внимания на еще один географический фактор — гидрологический. Реки Днепр, Дон, Волга, Обь, Иртыш и, наконец, Енисей текли во многих местах степного пояса с севера на юг или, наоборот, с юга на север. В древности реки являлись определенным препятствием для установления культурно-исторических связей. Тем не менее связи развивались вдоль степей по направлению запад — восток — запад. Основным транспортным средством была лошадь, на которой ездили либо верхом, либо, запрягая ее, в повозке. Сами степи стали большой транспортной дорогой, соединявшей Восток и Запад. Потребовалось около двух тысяч лет активного освоения степей, прежде чем возникло такое историческое явление, как скифо-сибирский мир.

Природно-географическая среда была не только географической реальностью, но и фактором образования скифо-сибирского культурно-исторического единства в VI—III вв. до н. э. Географически скифо-сибирский мир соприкасался в Причерноморье с древнегреческими полисами, а в Средней Азии — сначала с ахеменидской Персией, а потом, после ее разгрома и похода Александра Македонского, с царством Селевкидов и поздними эллинистическими государствами — Греко-Бактрией и Парфией. На востоке ордосский центр культуры скифского облика развивался в непосредственной близости от циньского Китая. На севере граница была более расплывчатой, но в основном совпадала с контактной зоной лесостепей и лесными таежными массивами. На западе скифо-сибирский мир граничил с фракийским миром и поздними культурами гальштата и латена, которые на восточных своих окраинах испытали влияние скифов.

Степной пояс Евразии был зоной традиционного обитания древнего европеоидного населения. У древних индоиранцев уже во II тысячелетии до н. э. возникли андроновская и срубная общности, распространившиеся на территории, где позднее сложились культуры скифо-сибирского мира.

В результате рациональных приемов ведения скотоводческо-земледельческого хозяйства произошел резкий демографический скачок в среде степного населения Евразии в VI—V вв. до н. э. Вряд ли он был связан с приходом на эти территории нового населения.

В период сложения единой общности в степях Евразии, видимо, имело место передвижение части саков с территории современного Казахстана на восток. Вероятно, в конце VI—V вв. до н. э. происходила миграция населения на Алтай и, возможно, в Минусинскую котловину, что обусловило резкое изменение характера тагарской культуры на рубеже VI—V вв. до н. э. Миграционные процессы в этот период, как известно, шли повсеместно: передвижения в Причерноморье привели к установлению господства скифов; в Заволжье, Приуралье и Западном Казахстане устанавливается господство савроматов и, наконец, в VII—VI вв. до н. э. в Южной Сибири завершается подчинение индоиранцами местного населения — носителей ирменской культуры в лесостепи, карасукской и других групп населения в Хакасско-Минусинском районе.

Таким образом, при всей сложности и пестроте в степях Евразии в первой половине I тысячелетия до н. э., очевидно, преобладало население индоиранской группы. Шел процесс оформления скифо-сибирского единства, прежде всего его идейно-мифологической и хозяйственно-экономической основ, установления культурных и экономических связей между отдельными частями этого степного евразийского мира.

В степях Евразии в скифское время наряду с местными культами возникали имеющие древнюю подоснову общие скифо-сибирские культы: предков, животных, солнца, растительных сил природы (Древа жизни), а позднее, с V в. до н. э.,— культ огня. Они являлись отражением представлений о Вселенной, солнце, борьбе добра и зла, таинстве круговорота в природе. Отголоски этой сложной мифологической системы прослеживаются в погребальном обряде и искусстве так называемого звериного стиля, которые являются убедительным доказательством идеологического единства культур скифо-сибирского мира.

Общим для всего этого мира стало изображение солнечного божества в виде летящего золотого оленя. Символами солнца у древних народов скифо-сибирского мира, кроме этого, были распространенные в степях золотые бляшки. Они встречаются в погребальных комплексах и на оленных камнях (каменных стелах) в виде кругов, где солярные символы изображены рядом с летящими оленями.

Древние народы степной Евразии — скифы, саки — жили в непосредственной близости от рабовладельческих классовых обществ древнего мира — греков и персов. Образование греческих полисов в Причерноморье, экспансия ахеменидской Персии в скифский и сакский мир, походы греко-македонской армии на восток способствовали ускорению процессов консолидации народов скифо-сибирского мира, развитию социальных отношений и образованию политических объединений раннегосударственного типа, которые могли противостоять древним рабовладельческим обществам.

Сложение скифо-сибирского мира было связано с ускоренными процессами дифференциации внутри общества. Об этом свидетельствуют огромные царские курганы скифов, саков, курганы пазырыкского типа на Алтае, а также целые комплексы укрепленных поселений и отличающиеся особым устройством и богатством инвентаря могильники. Социальный фактор был порожден новой эпохой и играл свою роль в степях на рубеже эпохи бронзы и раннего железа вплоть до V в. до н. э., когда активно шел процесс формирования идеологического, социального, военного лидерства, зафиксированный в погребальных курганах Аржан и Салбык в Сибири, Келермес на Украине и Иссык в Казахстане.

В эпоху скифо-сибирского единства на рубеже VI—V вв. до н. э. сложились крупные политические образования тагарцев и горно-алтайцев в Южной Сибири, саков в Казахстане, савроматов в Поволжье и Южном Урале. Возможно, что археологические культуры степного пояса того времени и их варианты являются отражением существовавших раннегосударственных образований.

В развитии скифо-сибирского единства можно выделить несколько этапов. С конца VIII по VI в. до н. э. идет формирование культур скифского облика, возникают отдельные центры в Причерноморье, на Северном Кавказе, в
Казахстане, Южной Сибири. V—III вв. до н. э. отмечены хозяйственным подъемом в степях на базе скотоводства и пойменного земледелия, распространением единой идеологии и искусства, демографическим скачком, формированием политических объединений раннегосударственного типа. Некоторые изменения произошли в скифо-сибирском мире в конце III в. до н. э. Для этого времени характерно почти повсеместное увеличение подвижности населения и изменение облика археологических культур в степях Евразии. Наблюдается усиление влияния культур скифо-сибирского мира на соседние территории, прежде всего на лесную зону.

На территории степной Евразии археологические культуры представлены двумя группами: основные культуры скифо-сибирского мира, определяющие его содержание, тенденцию развития, и находившиеся под их влиянием культуры скифоидного облика. Возможно, такое деление отвечает и этническим различиям. Носителями культуры скифо-сибирского мира были древние индоиранцы. По соседству с ними жили народы финно-угорской, самодийской, протославянской и других групп.

К основным культурам скифо-сибирского мира относятся собственно скифская, савроматская, культура саков, пазырыкская культура Горного Алтая, тагарская и уюкская культуры Тувы, культура ордоса скифского времени.

Вопрос о географии Скифии сложный. Различают две большие части: восточную, степную, между Доном и Днепром, включая северный степной Крым, занятую кочевниками, и западную — до Приднестровья и частично до Буга с земледельческим населением. Западная граница расселения скифов постоянно менялась. Влияние скифской культуры распространялось в период IV—III вв. до н. э. далеко на запад, в Карпато-Дунайскую область, фракийский мир и на север. Более стабильной была восточная граница. По сведениям Геродота, она проходила по Дону, разделявшему скифов с савроматами.

К востоку от скифов находилась территория савроматов. Границы ее со временем менялись, особенно на западе, где савроматы рано начали проникать в земли, занятые скифами. Земли савроматов — это Нижнее и частично Среднее Поволжье, Заволжские и Южноуральские степи, Северо-Западный Казахстан. В конце IV в. до н. э. савроматы проникли в степи до Северного Кавказа и Дона. Археологические материалы позволяют различать савроматов Поволжья (западных) и савроматов Приуралья и Оренбуржья (восточных). Их соседями в Азии были саки, о границах расселения которых стало возможным делать какие-то выводы лишь благодаря исследованию их археологических памятников. Саки занимали земли от Восточного Приаралья по Сырдарье до оз. Балхаш и Тянь-Шаня, а на юге до Памира. Однако саки не составляли территориально единой группы населения. Это отмечено в письменных источниках, а в последнее время подтверждается и археологическими материалами. Геродот говорит о саках тарадарана, вероятно, приаральских. К югу от них жили саки хаомоварга, а к востоку — саки тиграхауда, что в общем соответствует археологическим памятникам, известным сейчас в Приаралье, Восточном Казахстане и на Памире. ^

Народы и археологические культуры скифо-сибирского мира: I - территория степей и лесостепей; II — горные хребты; III — зона скифо-сибирского мира Евразии; IV — отдельные культуры скифо-сибирского мира: скифы, 2 — савроматы, 3 — саки, 4 — тагарская культура, 5 — культура Горного Алтая, 6 — культуры Тувы и Монголии, 7 — Ордос; V — города-государства Причерноморья

Народы и археологические культуры скифо-сибирского мира: I — территория степей и лесостепей; II — горные хребты; III — зона скифо-сибирского мира Евразии; IV — отдельные культуры скифо-сибирского мира: скифы, 2 — савроматы, 3 — саки, 4 — тагарская культура, 5 — культура Горного Алтая, 6 — культуры Тувы и Монголии, 7 — Ордос; V — города-государства Причерноморья

В горных долинах Алтая — Пазырык, Укок и на Кош-Агачском плато — жил народ (его самоназвание не зафиксировано у древних авторов), известный по памятникам пазырыкской культуры. Очевидно, территория этой культуры скифской эпохи была шире и включала монгольский Алтай, на юге — китайский Алтай, западный Алтай на территории Казахстана. В центре Южной Сибири, в Хакасско-Минусинском районе по обоим берегам Енисея, в пределах степных и лесостепных долин и на север до линии Красноярск — Ачинск — Мариинск существовала тагарская культура — наиболее мощный центр культуры скифского мира на востоке. В верховьях Енисея и долине Тувы обитали племена уюкской культуры. Наконец, восточную часть скифо-сибирского мира занимала культура ордос в Восточной Азии.

Таким образом, в скифскую эпоху европейские и азиатские степи и прилегающие к ним лесостепи, полупустыни, горные долины и предгорья были заселены различными племенами в основном иранской языковой группы. Скифы, саки и савроматы, вероятно, говорили на диалектах североиранской языковой группы.

Древние народы степной Евразии составляли этническое, культурное и идеологическое единство. Они были основными создателями и носителями хозяйственных и идеологических приоритетов. Тем не менее культуры скифо-сибирского мира не составляли территориального единства, они были как бы отдельными, оторванными друг от друга островками в степях Евразии. На остальном же пространстве евразийских степей и в прилегающей лесостепной зоне существовали культуры, имевшие иную историческую основу, а зачастую и иное направление хозяйства, со своими традициями в инвентаре, на которые оказали влияние культуры скифского мира.

Среди них можно выделить культуры скифского облика, настолько близкие к группе основных культур, что их инвентарь фактически ничем не отличался от скифского: культура лесостепной Скифии, милоградская и ананьинская культуры на периферии скифов, на юге — культуры скифского времени Узбекистана, на востоке — культура скифского времени Забайкалья. Наряду со специфическими обрядом погребения, устройством погребальных сооружений, керамикой, просматривается единообразие предметов вооружения, бронзового и железного инвентаря, а также скифо-сибирского «звериного стиля». Это саргатская культура в Барабе, большереченская на Оби, культуры Красноярско-Канского района и Южного Приангарья. К тому же этнический и языковой состав древнего скифского населения не был единым, здесь были и финно-угры, как, например, ананьинцы, и, возможно, прототюрки — к востоку от Енисея.

До сих пор не решен вопрос о происхождении культур скифо-сибирского мира. Причину образования единой общности в степях Евразии исследователи всегда видели в действии одного какого-то центра, который играл определяющую культурологическую роль. В методологическом плане теорию заимствования можно рассматривать как своего рода культуртрегерство, распространение более передовой культуры и восприятие ее достижений соседями. Широкое хождение получила теория западного, скифского происхождения культур евразийских степей, которая трактуется весьма расширительно: от «простого проникновения вещей скифского типа» и передвижения племен в глубь Сибири до наличия сложных социально-экономических предпосылок распространения скифского влияния. Однако еще в конце XIX в. возникла противоположная точка зрения о сибирском происхождении скифской культуры и всего скифо-сибирского культурно-исторического единства. Была высказана мысль о том, что центр возникновения основных элементов, характерных для культур скифо-сибирского облика, надо искать не в самих степях, а за их пределами, в недрах древневосточных цивилизаций — в Малой Азии, Иране, Эламе.

Таким образом, гипотезы о происхождении как скифо-сибирского мира в целом, так и отдельных входивших в него культур сводились к поискам какого-то одного центра. Нельзя сказать, что эти теории не имели под собой никаких оснований. Они отражали тот уровень научных знаний, который был характерен для начала XX в. Теории строились на наблюдениях и первых научных оценках материалов, полученных из скифских и сибирских курганов, и благодаря археологическим открытиям в Передней Азии.

Современная точка зрения была выдвинута в конце XX в. археологом М.П. Грязновым. На основании археологических материалов он показал, что формирование культур происходило на всем протяжении степей в предскифское и раннескифское время. Около десяти центров участвовали в процессе создания новых ценностей скифо-сибирского облика.

За последние десятилетия открыты раннескифские памятники в Центральном и Южном Казахстане, в Туве и других местах. Особое значение в решении вопроса о происхождении культур скифо-сибирского мира имеют такие памятники, как Птичаша Могила в Болгарии около Варны, Высокая Могила на Днепре и царский курган Аржан в Туве. Эти памятники свидетельствуют о том, что, начиная с VIII в. до н. э., на обширных просторах степей синхронно возникают и развиваются культуры скифо-сибирского типа, сходные в своих основных чертах. При наличии миграций и межплеменного обмена прогрессивные культурные приобретения быстро распространялись. Так шел процесс формирования культур и всего культурно-исторического единства в степях Евразии.

В скифо-сибирском мире существовала система рационального использования природно-климатических условий горных долин и засушливых степей. В результате здесь возникло несколько типов хозяйства: полукочевое степное (скифы-кочевники, царские скифы, саки), оседлое (тагарская культура, скифы-земледельцы) и горно-долинное сезонное отгонное скотоводческое (Горный Алтай, Тува, Памир). Определенную роль сыграл и предшествующий опыт развития скотоводческого хозяйства и земледелия в степях Евразии. Получение устойчивого прибавочного продукта способствовало увеличению населения в степях.

Скифо-сибирский мир просуществовал почти 500 лет. Внутри него создавались материальные и духовные ценности. Этот мир как активная политическая сила оказал влияние на многие исторические события, оставив значительный след в истории.

Киммерийцы, скифы, греки и Передняя Азия

С начала I тысячелетия до н. э. в степях Причерноморья и частично на Северо-Западном Кавказе жили киммерийцы. Это название народа отражено в ассирийских, греческих, урартийских и персидских источниках, по которым можно сделать вывод, что основной областью обитания киммерийцев был Восточный Крым и степные районы Причерноморья, Таманский полуостров. Сообщается также о походах киммерийцев через Кавказ в Малую Азию в VIII в. до н. э. Киммерийцы нападали на Фригию, угрожали Лидии, в середине VII в. до н. э. осаждали г. Эфес и Сарды. Последнее появление киммерийцев в Малой Азии относится к концу VII в. до н. э. (614—611 гг. до н. э.). На рубеже VII—VI вв. до н. э. киммерийцев в степях Причерноморья и Крыма вытеснили скифы. В источниках упоминается о могилах киммерийских царей у г. Тиры в устье Днепра. Однако в археологии все еще нерешенной остается проблема соотнесения киммерийцев как этноса с определенной археологической культурой. До сих пор сложно выделить археологическую культуру киммерийцев. К исторически известным киммерийцам относили кобанскую культуру горного Кавказа, позднекатакомбные памятники и срубную культуру. Такой подход не оправдал себя, так как киммерийцы — название, видимо, собирательное и распространялось на доскифское население обширной территории степей Причерноморья.

На территории, которую исторические источники связывали с киммерийцами, обнаружены предметы предскифского периода. Это бронзовые кельты с округлыми ушками и плоские двулезвийные ножи с плоским перекрестием, крюкастые серпы, наконечники копий с коротким листовидным пером. Кроме того, к киммерийскому времени относятся клепаные котлы и кубки с зооморфными ручками. Выделяется тип предскифских удил с двумя кольцами на концах (иногда с крестообразными или колесовидными знаками) и псалии со шляпками, относящиеся ко второй половине VIII — первой половине VII в. до н. э. Этим временем датируется и Новочеркасский клад: бронзовый топор кавказского типа, удила, псалии и литейная форма для наконечников стрел.

Однако комплекс вещей, рассматриваемый как киммерийский, не настолько велик по количеству и составу, чтобы его можно было определить как археологическую культуру именно киммерийцев. В переходный период эпохи бронзы и раннего железного века на территории, заселенной киммерийцами, а позднее и скифами, существовало несколько археологических культур.

К предскифскому времени в Северном Причерноморье относятся собатиновская и белозерская срубные культуры, датируемые X — серединой VIII в. до н. э. Белозерская культура изучена по поселениям на Белозерском лимане и в других местах Приднепровья. Здесь встречаются сосуды со слабо отогнутой шейкой, украшенные одним-двумя опоясывающими валиками и нарезкой, невысокие двуручные кубки, низкие миски с почти вертикальными стенками, слегка горбатые бронзовые ножички, широкие кельты и серпы с крючком на ручке. Курганы и бескурганные погребения предскифского времени известны по берегам Днепра до Молдовы на западе. В этот период возрастает роль кочевого скотоводства, меняется быт, возникает обычай при погребении всадника класть рядом с ним сбрую и оружие.

Вещи из погребений предскифского времени в Северном Причерноморье: изображения киммерийца на сосуде, бронзовые и железные предметы, керамика сабатиновского и белоозерского типа.

Вещи из погребений предскифского времени в Северном Причерноморье: изображения киммерийца на сосуде, бронзовые и железные предметы, керамика сабатиновского и белоозерского типа.

В низовьях Дона известна кобяковская культура (поселения Кобяково, Хапры, Сафьяново). Она просуществовала с конца X до начала VIII в. до н. э. Вероятно, носители этой культуры наряду с другими племенами вошли в состав киммерийцев.

Зафиксировано проникновение киммерийцев на запад, на территорию современной Румынии и Болгарии. В лесостепной зоне Восточной Европы в предскифский период возникает чернолесская культура. Последний ее этап, жаботиновский, связан уже со скифской эпохой. Здесь распространены погребения с трупосожжением в урнах или в ямах; имеются и трупоположения. Наряду с курганами встречаются и грунтовые могильники. На жаботиновском этапе появляются наземные глинобитно-каркасные дома, глиняные жертвенники, бронзовые орудия труда, предметы вооружения и браслеты из бронзы, лощеная керамика, миски с прямым или загнутым внутрь краем. Часть керамики украшена заштрихованными треугольниками, ромбами и зигзагами. Здесь прослеживается влияние культуры фракийско-балканского мира.

Считать какую-либо из этих культур чисто киммерийской нельзя. Они, скорее, принадлежали как киммерийцам, так и другим предскифским племенам, а также, вероятно, и собственно скифам. Видимо, в предскифский период господствующей силой в Причерноморье были киммерийцы, которых в последующем сменили скифы, а название «киммерийцы» относится не столько к какой-то отдельной археологической культуре, сколько к целой хронологической эпохе. Впоследствии так же получилось и со скифами, Скифией и археологической культурой скифов.

Скифы упоминаются еще в первой половине VII в. до н. э. в ассирийских клинописных текстах как народ, проникший из Причерноморья через Западное Закавказье на территорию Передней Азии. В течение 28 лет они господствовали в Мидии, участвовали в штурме Ниневии, в разгроме государства Урарту. В конце VII в. до н. э. скифы возвратились в Причерноморье и подчинили местные племена. Началось 500-летнее господство скифов в степях Причерноморья. Вряд ли правильно объяснять формирование скифской культуры только завоевательными походами скифов. Это был сложный процесс перегруппировки сил, вытеснения, консолидации, формирования новых основ хозяйства, который и знаменовал начало скифской эпохи, т. е. лидерство скифов в Причерноморье.

Скифия простиралась от Нижнего Дуная и Карпат до Дона, на юге до побережья Черного и Азовского морей, а на севере — до лесной зоны. Территорию населяли этнически неоднородные племена и народы, различавшиеся по типу хозяйства и образу жизни. Северо-Западное Причерноморье занимали каллипиды — смешанные греко-скифские земледельческие племена. К западу от Днепра жили фракийцы, воспринявшие многие особенности скифской культуры. Между Днестром и Днепром расселились скифы-пахари. Вероятно, они были прямыми потомками чернолесских племен. В степях Причерноморья обитали скифы-кочевники и царские скифы. Левобережное лесостепное Приднепровье принадлежало скифам-земледельцам, которые постепенно расширяли свою территорию в южном направлении. \

К северу от скифов проживали невры, меланхлены и будины. Это обстоятельство привело к возникновению в науке двух точек зрения. Одни ученые полагают, что под скифами греки понимали различные народы, включая как собственно скифов, так и другие племена, жившие по соседству с ними и говорившие на разных языках. Другие же видят в скифах единый народ, расселившийся на обширной территории южнорусских степей.

Интерес к скифским памятникам возник очень давно, но дореволюционная археология изучала в основном курганы скифской знати. Первый скифский курган был раскопан еще в 1763 г. А.И. Мельгуновым. В нем был найден железный меч в золотых ножнах с изображением стреляющих из луков львов и крылатых быков с человеческими лицами. Эти изображения по типу близки к ассиро-вавилонским. Несмотря на то что большинство скифских курганов было ограблено еще в древности, обнаружены неподражаемые образцы ювелирного искусства. В кургане Куль-Оба около Керчи, среди предметов, найденных в гробнице и тайнике, интересен сосуд, сделанный из сплава золота и серебра (электра). На нем изображены скифы-воины в башлыках, конических головных уборах, одетые в кафтаны и длинные штаны. Один натягивает тетиву лука, другой перевязывает раненому ногу, третий — удаляет товарищу зуб.

Около Никополя во второй половине XIX в. был раскопан один из самых знаменитых царских курганов — Чертомлык. Высота его более 20 м, а окружность — 350 м. Внутри кургана находились два погребения знатных людей. Рядом с вождем в особых камерах похоронены жена, шесть рабов и одиннадцать коней. Среди множества предметов быта и украшений особый интерес представляет большой серебряный сосуд для вина с кранами внизу. Его поверхность украшена цветами и птицами, а в верхней части помещена композиция с изображением скифов, которые ловят и спутывают лошадей.

Другой большой курган — Солоха (около Никополя)— раскопан в начале XX в. Н.И. Веселовским. Внутри него тоже два погребения: центральное было ограблено, а боковое осталось нетронутым. Могилы имели форму колодца с двумя камерами по сторонам. В особой камере обнаружено захоронение пяти коней и конюха. На скелете вождя остались золотые бляшки с геометрическим орнаментом и изображениями зверей. Очевидно, бляшки нашивали на одежду или погребальное покрывало. Около скелета лежал меч в ножнах, украшенный золотыми изображениями зверей. На правой руке вождя красовался золотой браслет с львиными головками на концах, около головы находился бронзовый шлем и золотой гребень. С погребенным лежала булава — знак власти — и стояли шесть серебряных сосудов. Около стены камеры найден скелет в панцире, рядом с ним — наконечники стрел и меч. Вероятно, это был оруженосец. У входа в камеру обнаружены останки подростка, должно быть, слуги. В особом углублении, сделанном в виде ниши, стояли три бронзовых котла с лошадиными, коровьими и бараньими костями, большой медный таз, ситечко для процеживания вина и остатки серебряной обивки деревянных сосудов. В другой нише стояли греческие амфоры, в которых, вероятно, хранились вино и масло. Из многочисленных вещей, найденных в кургане, наибольшую известность приобрел золотой гребень, на рукоятке которого изображено сражение всадника и двух пеших воинов.

Раскопки царских курганов велись и в более позднее время. Уникальные вещи были найдены в 1969—1970 гг. в Гаймановой Могиле в Запорожской области. Огромный курган (более 8 м высотой и 80 м в диаметре) окружали семьдесят небольших курганов. На склоне его обнаружены следы поминальной тризны: обломки сосудов, наконечники стрел, кости животных. У основания кургана были открыты два входа, ведущих в подземную камеру, расположенную на глубине 8 м. Это погребальное сооружение служило царской усыпальницей и является ценнейшим археологическим памятником Скифии. В нем обнаружены атрибуты скифской царской власти: богатейшая утварь, несколько тысяч превосходных ювелирных изделий и великолепные предметы из тайника: золотые и серебряные ритуальные сосуды, деревянные чаши с накладными золотыми пластинками по венчику, два ритона для вина, серебряные кувшины (килики) с золотыми раструбами и чаша. Интересна серебряная с позолотой чаша, украшенная рельефным фризом с изображением длинново-

Археологическая культура скифов. Материалы из погребений, поселений и случайные находки: скифский меч, наконечники копья и стрел, металлические украшения в «зверином стиле», керамические сосуды и бронзовые котлы

Археологическая культура скифов. Материалы из погребений, поселений и случайные находки:
скифский меч, наконечники копья и стрел, металлические украшения в «зверином стиле», керамические сосуды и бронзовые котлы

I: 1 — золотой сосуд из кургана Куль-Оба; 2 — золотая фигура оленя из Костромского кургана; 3 — стилизованное изображение пантеры из кургана Келермес; 4— ваза для вина, сплав электра (курган Чертомлык); 5— золотой гребень с изображением батальной сцены из кургана Солоха; 6 — серебряный сосуд с изображением сцены охоты; 7— золотая пластина от горита с изображением стилизованных оленей (курган Келермес); 8— нашивные золотые бляшки из кургана Солоха; 9— золотая диадема (курган Келермес) II: 1 — каменное изваяние скифа; 2— рельеф из Неаполя Скифского; 3 — каменное изваяние из кургана Трех Братьев; 4 — изображение скифа на сосуде из кургана Куль-Оба; 5—скифский бронзовый котел; 6—10— навершия с изображениями стилизованных животных; 11—17— барельефные украшения, выполненные в «зверином стиле»

I: 1 — золотой сосуд из кургана Куль-Оба; 2 — золотая фигура оленя из Костромского кургана; 3 — стилизованное изображение пантеры из кургана Келермес; 4— ваза для вина, сплав электра (курган Чертомлык); 5— золотой гребень с изображением батальной сцены из кургана Солоха; 6 — серебряный сосуд с изображением сцены охоты; 7— золотая пластина от горита с изображением стилизованных оленей (курган Келермес); 8— нашивные золотые бляшки из кургана Солоха; 9— золотая диадема (курган Келермес)
II: 1 — каменное изваяние скифа; 2— рельеф из Неаполя Скифского; 3 — каменное изваяние из кургана Трех Братьев; 4 — изображение скифа на сосуде из кургана Куль-Оба; 5—скифский бронзовый котел; 6—10— навершия с изображениями стилизованных животных; 11—17— барельефные украшения, выполненные в «зверином стиле»

лосых, бородатых скифов, которые сидят, облокотясь на щиты. На них узорчатые кафтаны, узкие штаны, полусапожки с острыми носами. Один держит ножны с мечом, другой — колчан со стрелами, в руках обоих плети. Благодаря тому, что лица и кисти рук сделаны из серебра, а одежда и оружие — из золота, фигуры наделены изумительной портретной выразительностью.

В 70-х годах XX в. в Днепропетровской области был раскопан курган Толстая Могила с царским погребением в центре, двумя ямами для погребения коней и могилами конюших. В боковой гробнице лежал скелет молодой скифянки. Ее одежду и покрывало украшали орнаментированные золотые пластинки, а шею — массивная литая гривна с фигурами львов, охотящихся за оленями. На висках погребенной были подвески с изображением сидящей на троне богини, на руках — широкие золотые браслеты и 11 перстней. Рядом в алебастровом саркофаге был погребен ребенок. На его скелете также обнаружены золотые бляшки, перстни, браслеты. Здесь же находились миниатюрные атрибуты царской власти, сосуды для вина и широкий золотой пояс.

В центральной, царской, могиле, несмотря на то что она была ограблена, обнаружены парадные вещи царя: обложенный золотом меч, золотые украшения нагайки и золотая царская пектораль весом более килограмма.

Обряд погребения, как показали раскопки, совпадает в основном с тем, что описывал в свое время Геродот. Согласно Геродоту, труп умершего вождя, пропитанный воском, возили от племени к племени. Затем умершего доставляли к заранее приготовленной могиле и клали на подстилку. В могилу хоронили одну из предварительно задушенных наложниц, виночерпия, повара, конюха и слугу, клали по особи разного скота и золотые чаши. После этого над могилой насыпали высокий курган.

Материалы раскопок больших скифских курганов позволяют воспроизвести элементы быта знати, но они мало говорят о жизни рядовых скифов. О том, как жили простые люди, сведения дали их погребения и раскопки поселений.

Могилы рядовых скифов представляют собой невысокие насыпи, под которыми расположены скромные погребальные сооружения в виде неглубоких катакомб или простых ям. В большинстве могил встречаются лишь простые лепные горшки, бронзовые кольца и серьги, железные ножи с костяными ручками и наконечники стрел. Однако и среди этой группы погребений есть богатые, например, несколько могил с античными импортными сосудами, гривнами у с. Любимовка.

Скифские поселения стали исследовать позже, чем курганы. Только в XX в. начались раскопки скифских городищ. Наиболее ранние поселения скифов известны у Бугского лимана. Они отличаются небольшими размерами. Скифы жили в домах-полуземлянках с глинобитным полом и печами. Обязательной принадлежностью таких домов были хозяйственные ямы для хранения зерна. На поселениях много костей домашних животных — коров, овец и лошадей. В V в. до н. э. на Среднем Днепре и по берегам Буга появились большие укрепленные скифские городища. Особенно много их открыто за последнее время в лесостепной части скифской периферии. Они располагались в большинстве случаев на берегах небольших притоков. Наиболее известными городищами являются Пастырское площадью около 35 га, Немировское около Винницы, Григорьевское у Могилев-Подольского, Матронинское и Вельское. Люди жили в землянках, крытых корой и соломой. На территории собственно Скифии хорошо изучено Каменское городище на Днепре. Оно занимало площадь около 12 кв. км, было окружено мощным земляным валом шириной около 11 м и примерно такой же высоты. Вдоль наружной стороны вала тянулся ров. Внутри городища, на берегу реки, находился акрополь. Население в социальном отношении было неоднородным; в акрополе, отделенном каменной стеной, жила скифская аристократия. В этой части города обнаружены остатки каменных и сырцовых (из необожженного кирпича) домов с печами, сделанными из глины на деревянном каркасе. Совсем иной вид имели постройки, открытые археологами в ремесленной части поселения, это наземные жилища и землянки. Наземные дома состояли из двух или трех комнат. Они сооружались из ряда поставленных вертикально столбов и плетней. Землянки были разделены внутри столбовыми стенами на комнаты, в некоторых обнаружены очаги из глины. Оба вида построек использовались под жилье и под хозяйственные и производственные нужды: мастерские, амбары для хранения продуктов и прочих надобностей. Несколько построек, как правило, составляли комплексы. Такой хозяйственный комплекс обносили забором. Производственный комплекс объединял несколько родственных семей, занимавшихся ремеслом. В центре обычно находился небольшой храм богини огня. На поселении много керамики. Посуду делали вручную, поэтому ее поверхность груба, неровна и шероховата. Сосуды украшали ямками и незатейливыми линейными узорами. По форме они были разными: с выпуклыми овальными боками, шейкой и отогнутым наружу венчиком. Наряду с местной посудой жители поселения пользовались привозной греческой посудой.

На Каменском городище сохранилось немало разных предметов ремесла и домашнего хозяйства. Городище было населено по преимуществу металлургами. В результате раскопок обнаружены многочисленные остатки железного шлака, куски кричного железа, заготовки, наконец, сами изделия и инструменты металлургов и кузнецов. Орудия труда скифы делали в основном из железа. Металл выплавляли на поселении. Известны скифские железные серпы, топоры, черешковые ножи, к которым приделывалась рукоятка из кости или дерева. Скифы пользовались железной пилой. Довольно разнообразны орудия труда ремесленников: молотки, зубила, стамески, клещи, наковальни, пряслица и иголки.

На городищах найдены земледельческие орудия труда: железные серпы с крючком на конце для крепления к деревянной ручке, зернотерки в виде овальных плоских плит, а также обгорелые зерна ячменя. Зерновое хозяйство, производство хлеба было широко развито у скифов. Они производили зерно не только для себя, но и на вывоз. Скифское зерно скупали греки, жившие по соседству в городах. На поселениях обнаружены предметы, свидетельствующие о развитии животноводства.

Предметы скифского вооружения составляют значительную коллекцию. Хорошо известен скифский меч-акинак из железа, короткий, клиновидный, а также бронзовые наконечники стрел, железные наконечники копий, крючки для колчанов, железные пластины от панцирей и детали конской сбруи. Самые ранние образцы наконечников стрел — плоские с втулкой (специальным отверстием для надевания на древко) и с шипом, но больше всего трехгранных или трехлопастных стрел.

Скифы были конными воинами, вооруженными небольшими луками. Лук и стрелы помещались в горите — специальном деревянном футляре, обтянутом кожей. Гориты знатных скифов украшены золотыми и серебряными рельефными пластинками. Многие всадники имели доспехи, которые состояли из бронзового шлема, панцирной рубашки из нашитых на кожаную основу бронзовых или железных пластин и поножей. Воина надежно защищал овальный или прямоугольный щит из дерева, обтянутый толстой кожей. В снаряжение воина входили кожаный пояс, украшенный железными или бронзовыми пластинками, слева к нему крепился горит, справа — ножны с мечом. В бою применялось различное оружие: дротики, тяжелые копья с массивным железным наконечником, железные мечи и боевые топоры.

Скифия археологическая и Скифия историческая, по описанию Геродота, в основном совпадают, хотя распространение скифских предметов и культурно-историческое влияние скифов были значительно шире. Геродот говорит о расселении в Скифии шести «этносов»: от Ольвии на западе «первыми живут каллипиды», выше их — алазоны, которые сеют хлеб, лук, чеснок, чечевицу и просо; выше алазонов живут скифы-пахари, которые сеют хлеб на продажу; вдоль Днепра и к востоку от него живут скифы-земледельцы, а еще восточнее — скифы-кочевники, ничего не сеющие и не пашущие. На востоке собственно скифского мира живут царские скифы — «самые лучшие, считающие прочих своими рабами». Политическое единство, сложение системы подчинения и интенсивные хозяйственные связи способствовали распространению на всей территории сравнительно однородной скифской культуры. В политическом отношении Скифия образовалась в результате завоевания и подчинения царским скифам многочисленного населения страны и установления военно-даннических отношений. В то же время по своей структуре это было архаическое общество с сохранением родоплеменных связей.

В конце V — начале IV в. до н. э. произошли важные социально-политические изменения: скифские племена объединились во главе с царем Атеем. Скифское царство достигло своего расцвета. К этому времени относится большинство так называемых царских курганов и укрепленных городищ. Происходит усиление имущественного и социального неравенства, идеологическое обособление знати, что заметно, например, по акрополю Каменского городища, где знатные обитатели жили в каменных домах. На этот период приходятся расцвет городской жизни, рост торговли. Происходит экспансия скифов на запад: завоевание Атеем части фракийцев, утверждение скифов в Добрудже. Скифы становятся важным фактором политической жизни на Балканах.

За последние десятилетия хорошо изучены племена, жившие на окраинах Скифии и в лесостепной зоне, которые испытали непосредственное влияние скифской культуры. Среди них меотские племена Восточного Приазовья и Кубани. По уровню социально-экономического развития они были близки скифам. Наряду с погребениями общинников у них известны курганы родовой знати (около Ульского аула). Культура скифо-меотов генетически связана с населением, жившим в Прикубанье раньше, и в частности с культурой эпохи бронзы. В обряде погребения большое место отводилось лошади. В одном из ульских курганов обнаружена площадка с 50 скелетами погребенных лошадей, а в основании кургана открыты остатки деревянного шатра, вокруг которого лежали кости более чем 300 скелетов лошадей. В Елизаветинских курганах обнаружены погребения женщин-рабынь, они были убиты и погребены у самого спуска в могилу. В коридорах, ведущих в каменный склеп, находились остатки колесниц и запряженных в них лошадей.

Конское убранство скифской эпохи

Конское убранство скифской эпохи

К северу, в пограничных со скифами районах лесостепи, обитали оседлые земледельцы. Здесь открыто большое количество городищ скифского времени. Среди них выделяются Немировское в Винницкой области и Григорьевское у Могилев-Подольского, относящиеся к VII—V вв. до н. э. Городища в лесостепи возникли на месте более древних поселений. Они были укреплены валом. Например, длина вала на Немировском городище 5 км, а высота даже сейчас достигает 9 м. В укрепленной части городища открыты легкие наземные жилища и жилища в виде полуземлянок. Внутри жилищ были каменные очаги. Найдено много керамики местных форм: большие корчаги для хранения продуктов, горшки баночной формы для варки, черпаки, кубки, миски. Посуда богато украшена геометрическим орнаментом в виде различных комбинаций из ромбов, треугольников, квадратов. Кроме местной, встречается греческая посуда, много мелкого бытового инвентаря в виде булавок, игл, костяных шильев, молотков, глиняных пряслиц и каменных оселков.

Поздняя Скифия: 1 - жилища (реконструкция); 2 - рельеф с изображениями скифских царей Скилура и Палака; 3 - роспись склепа 9-ого некрополя Неаполя Скифского; 4 - костюм знатной скифянки (реконструкция); 5 - погребение сарматского воина

Поздняя Скифия: 1 — жилища (реконструкция); 2 — рельеф с изображениями скифских царей Скилура и Палака; 3 — роспись склепа 9-ого некрополя Неаполя Скифского; 4 — костюм знатной скифянки (реконструкция); 5 — погребение сарматского воина

В верховьях Буга на запад от Днепра расселились геродотовы невры. В скифское время здесь сложилась чернолесская культура, возникшая на базе белогрудовской культуры конца бронзового века. Интересными памятниками являются зольники — большие скопления золы, которые рассматриваются как остатки жилищ или жертвенных сожжений. На месте расселения белогрудовско-чернолесских племен найдены укрепленные поселения и курганы. Хозяйство развивалось на основе пашенного земледелия и домашнего скотоводства. На поселениях находят железные серпы, зернотерки, костяные изделия. В погребениях часто встречаются оружие скифского типа, предметы скифского искусства, много погребений с конем.

Большие изменения произошли в южнорусских степях в III в. до н. э. На территорию скифов вторглись жившие к востоку от них сарматы. Пришельцы
подчинили часть скифов, другие же передвинулись в Крым, где продолжали развивать скифскую культуру и основали столицу Неаполь (Неаполь Скифский). Остатки этого города сохранились на окраине Симферополя, где обнаружена часть оборонительной каменной стены, развалины каменных домов, зерновые ямы. Недалеко от крепости исследован мавзолей скифской знати. В каменной гробнице был погребен царь, а рядом в деревянных саркофагах покоились представители знати. С погребенными находилось много золотых и серебряных вещей и оружия. Обнаружены также вырубленные в скале склепы. В одном из них сохранилась живопись: бородатый скиф в кафтане и высокой шапке играет на лире. Здесь же изображена сцена охоты: скиф верхом на коне и с собаками травит кабана.

Позднескифская культура испытывала влияние Греции и Рима, которое проявилось, в частности, в предметах роскоши и в архитектуре городских построек. Большие общественные здания и даже многие частные дома построены из камня по эллинистическому образцу: с двускатной крышей, колоннами, полуколоннами и фронтоном. Эти явления подтверждают перерождение скифской культуры.

Савроматы и саки

За Доном к востоку от скифов, охватывая степи Заволжья и Южного Приуралья, расселились родственные им по языку и культуре скотоводческие племена савроматов. Происхождение савроматских племен, как и скифов, восходит к глубокой древности и генетически связано с жившими на этой территории представителями срубной и андроновской культур. В культуре савроматов обозначены два больших периода: ранний — савроматский (VII—IV вв. до н. э.) и поздний — сарматский (III в. до н. э.— II в. н. э.).

Основными памятниками савроматского периода являются погребения. Известны также поселения и кратковременные стоянки на берегах волжских притоков и по р. Маныч. Большинство памятников открыты и исследованы в послевоенные годы. Савроматские курганы представляют собой большие родовые усыпальницы, расположенные группами, иногда до сотни и более курганов вместе. Под насыпями находятся узкие прямоугольные ямы, в которых хоронили рядовых общинников. Встречаются и другие типы могил — обширные квадратные погребальные камеры. Вырытые в грунте ямы были специально оборудованы: на дно клали подстилку, а стены укрепляли деревом. Обычным для савроматов является вытянутое трупоположение, чаще всего головой на запад.

На территории обитания савроматов, в центре евразийских степей в междуречье Волги и Урала, открыты курганы сарматских вождей. Филипповские курганы расположены в степи, на левом берегу р. Урал, недалеко от Оренбурга. По грандиозности сооружения и богатству погребения большой курган Филипповки не уступает «царским» курганам Скифии. Диаметр кургана 120 м, высота более 7 м. Вероятно, первоначально эта степная пирамида была высотой не менее 20 м. В огромном погребальном склепе, двух тайниках и коридорном входе в могилу обнаружены предметы культуры и искусства кочевников Приуральских степей, сопровождающие захоронение IV в. до н. э.: бронзовые котлы, сосуды из золота и серебра, золотые украшения ремней и сбруи, короткие и длинные железные мечи с золотой инкрустацией и золотые художественные украшения — подвески. В кургане находились «зеркала» (диски, изображавшие солнце), серебряный ритон и целая серия деревянных сосудов, украшенных высокохудожественными золотыми накладками. На накладках, выполненных в «зверином стиле», изображены архары, олени, кабаны, верблюды и хищники.

Особую ценность представляют найденные в коридоре и двух тайниках усыпальницы 26 скульптур оленей. Она достаточно большие по сравнению с известными изображениями скифской эпохи, их высота около 50 см, размер рогов 20—25 см. Скульптуры сделаны из дерева и покрыты золотыми и серебряными листами.

Скульптуры оленей статичные, они стоят в спокойной позе, туловище украшено спиральными завитками и изображениями, похожими на крылья. Головы показаны условно. Наибольший интерес вызывают рога. Они неестественны — состоят из ритмично повторяющихся завитков, образующих подобие орнамента, куста или дерева. Рога двух типов: изображенные в одной плоскости с оленем и поперечные туловищу. Предметы культа не случайны в погребальном сооружении савроматского вождя, они являются художественными символами мифологических сюжетов.

Однако самым массовым археологическим материалом савроматской культуры является керамика и многочисленные наконечники стрел. Выделяется несколько основных форм глиняной посуды. Наиболее распространенными были баночные сосуды с прямыми или немного выпуклыми боками, широко известные на этой территории еще в эпоху бронзы. Наряду с ними существовали горшки (т. е. сосуды с шейкой и венчиком) различной формы. Многие сосуды снабжены носиками-сливами и ручками. В Приуралье наряду с вышеназванными применялись плоскодонные сосуды с шаровидным туловом и узким цилиндрическим горлом. Поверхность сосудов украшена узорами, которые ведут свое начало от орнамента срубной культуры: ряд ямок под венчиком, насечка ногтем, выдавленные изнутри бугорки. Вместе с глиняной посудой в ходу были и литые бронзовые котлы. Возможно, они имели ритуальный характер. В большинстве савроматских могил присутствуют кости животных; костей овец и лошадей больше, чем костей крупного рогатого скота.

В страну, населенную савроматами, попадала привозная стеклянная посуда из Ирана, Передней Азии, а возможно, и из Греции. Значительную роль играла деревянная посуда местного изготовления: миски, блюда, лотки и корыта. Из культовых предметов известны бронзовые зеркала, глиняные курильницы и каменные блюда. Каменные блюда, будучи своеобразными переносными алтарями, использовались для разжигания в них священного огня и жертвоприношений. Религиозный, символический характер носило и савроматское искусство. Навершия мечей, различные бляшки, ручки ножей и зеркал украшают стилизованные образы животных или сцены борьбы. Излюбленными были образы грифонов и свернувшихся в пружину или зловеще вытянувшихся хищников с оскаленной пастью и сильными лапами, отдаленно напоминающие барсов.

Савроматская культура: 1 - сосуд; 2 — каменный алтарь; 3, 4 — мечи; 5-8— наконечники стрел

Савроматская культура:
1 — сосуд; 2 — каменный алтарь; 3, 4 — мечи; 5-8— наконечники стрел

Среди археологических материалов много оружия. Основным вооружением был короткий сложный лук скифского типа. Практически не отличались от скифских и ранние савроматские трехгранные и трехлопастные бронзовые втульчатые и черешковые наконечники стрел. Уже в ранний период истории у савроматов самым распространенным типом наступательного оружия были длинные мечи.

В I тысячелетии до н. э. население Средней Азии и Казахстана по хозяйственному укладу делилось на оседлых земледельцев и полукочевых скотоводов. То мирные, то враждебные отношения этих категорий населения являлись одним из факторов исторического развития на этой территории.

Скотоводческое население Средней Азии и Казахстана в персидских ахеменидских источниках известно под названием саков. В надписи на знаменитой Бехистунской скале говорится о походе персидского царя Дария I в страну саков. На этом памятнике высечены фигуры саков в характерных одеждах скотоводов. Более подробные сведения о среднеазиатских кочевниках середины I тысячелетия до н. э. содержатся в «Истории» Геродота. Он называл их азиатскими скифами и описывал поход прославленного персидского царя Кира I в страну массагетов, в котором персидская армия потерпела поражение. Сведения древних авторов путаны: то они всех называют саками, то выделяют племена саков, массагетов, дахов, исседонов. Название «саки» было, вероятно, собирательным и распространялось на родственные племена.

Археологические памятники скотоводов встречаются на огромной территории — от Сырдарьи до Памира и Тянь-Шаня, включая Южный Казахстан и Кыргызстан. Хорошо изучены в Приаралье несколько поселений и могильники Тигискен и Уйгарак. В погребениях скифского времени найдены богатейшая коллекция оружия, предметы конской сбруи, украшения в «зверином стиле». Эти материалы близки к савроматским памятникам Приуралья.

В другом районе Средней Азии — на Памире — исследованы десятки сакских могильников: Акбеит, Аличур, Харгуш и др. Курганы представляют собой небольшие насыпи из камней или плоские овальные и четырехугольные выкладки. В грунтовых ямах обнаружены скелеты в скорченном положении. С погребенными клали бронзовые прямые ножи, кинжалы, стрелы, похожие по форме на скифские, и слепленные руками неорнаментированные сосуды, в большинстве выпуклодонные, а также шаровидной и грушевидной формы.

Особой пышностью выделяются курганы Семиречья (юго-восток Казахстана и север Кыргызстана). В этом районе исследованы как «царские» курганы, так и рядовые могильники. Среди них большую ценность представляют Чиликтинские курганы (Восточный Казахстан), могильник Бесшатар в долине р. Или к востоку от Алма-Аты. Диаметр отдельных курганов доходил до 100 м, а высота — до 20 м. Под насыпью больших курганов находились бревенчатые склепы с коридором. Сверху они были закрыты бревнами и камышовыми матами. Под землей прорывались проходы, общая длина которых под Бесшатарским курганом составляла 55 м. Почти все курганы знати ограблены. По сохранившимся предметам можно составить представление о погребальном инвентаре. Вместе со знатными мужчинами погребали жен или рабынь. Иначе хоронили рядовых воинов: под небольшими насыпями в прямоугольных ямах, выложенных деревом или камнем. В яму с погребенным клали короткий меч-акинак и колчан с бронзовыми наконечниками стрел. В этих погребениях сохранились бронзовые зеркала и украшения, очень похожие на скифские, а также детали конской сбруи. Многие бытовые и культовые предметы украшены фигурками животных. Кочевники Средней Азии отдавали предпочтение литым фигуркам горных козлов с гипертрофированными рогами.

Уникальным памятником саков является могильник Иссык, состоящий из 45 больших курганов. Могильник расположен на берегу р. Иссык, в 50 км восточнее Алма-Аты. Он состоит преимущественно из больших «царских» курганов. Это своего рода Долина царей. Особым богатством отличался один курган. Под его насыпью находились две погребальные камеры — центральная и боковая, сооруженные из бревен. В камере найдены останки погребенного с многочисленными золотыми нашивками на одежде, головном уборе и обуви, а также посуда. Со скелетом лежали предметы вооружения: остатки железного меча и ножен, железный кинжал, предметы туалета и различная утварь. У южной и западной стен в определенном порядке была размещена глиняная и деревянная посуда: кувшины, миски, блюда и черпаки, бронзовые и серебряные сосуды. В кургане Иссык обнаружено свыше четырех тысяч золотых предметов: многочисленные бляшки в виде барсов, лошадей, горных козлов, пластины, различные декоративные нашивки из листового золота, пронизки, серьги. Расположение предметов позволило реконструировать одежду и головной убор. По положению золотых бляшек установлено, что погребенный был одет

Культура саков: 7, 2 — курганы из камня и земли; 3 — удила; 4 —керамика; 5, 9— кинжалы; 6, 10 — бронзовые наконечники стрел; 7 — золотая пластина с изображением сака из Амударьинского клада; 8 — образец неизвестной письменности; 11 — крючок

Культура саков:
7, 2 — курганы из камня и земли; 3 — удила; 4 —керамика; 5, 9— кинжалы; 6, 10 — бронзовые наконечники стрел; 7 — золотая пластина с изображением сака из Амударьинского клада; 8 — образец неизвестной письменности; 11 — крючок

в короткий кожаный кафтан и штаны, обшитые треугольными бляшками из золота. Обувь также украшали золотые нашивки. Кафтан был перетянут парадным наборным поясом, украшенным золотыми бляшками-накладками.

Рубашка с золотыми нашивками сакского "царя" из кургана Иссык.

Рубашка с золотыми нашивками сакского «царя» из кургана Иссык.

На территории Средней Азии найдено много уникальных художественных изделий саков, которые объединены общим названием Амударьинский клад. Его предметы хранятся в Британском музее. Среди них алтари, украшенные фигурами идущих друг за другом барсов, прямоугольные жертвенные столы на ножках и с ручками по бокам, золотые пластины с изображением саков, золотая модель колесницы с запряженными лошадьми, золотые браслеты, диадемы, перстни, объемные золотые фигуры людей и животных, котлы, служившие для приготовления ритуальной пищи. Эти предметы в разное время в XIX в. были собраны в Средней Азии и контрабандой переправлены в Пешавар, где и были приобретены и переданы в Британский музей.

Материалы «царских» курганов позволяют сделать вывод о социальной дифференциации у семиреченских саков-скотоводов. Огромные размеры курганов, особая, украшенная золотом одежда свидетельствуют о возвеличивании вождя, возведении его в ранг солнцеподобного божества. Изображения крылатых коней, оленя, козла и архара подтверждают этот вывод. Конь в религиозных представлениях многих индоиранцев был символом солнца, солнечного божества. Большое значение для решения вопроса о социальном строе саков имеют надписи на серебряной чаше, которые еще не расшифрованы, надпись на дне каменного сосуда и знаки письменности на трехгранном камне. Пышные захоронения племенной знати, грандиозные сооружения, наличие надписей являются признаками, определяющими общество саков как раннегосударственное образование, где еще сохраняется родоплеменная структура.

Тагарская культура

Большинство земляных курганов в Хакасии, в южной части Красноярского края и на соседних территориях относится к тагарской культуре, названной по острову на Енисее около г. Минусинска, где был раскопан крупный могильник. Курганы до недавнего времени являлись основными памятниками этой культуры. Сейчас известно около ста татарских поселений, места добычи руды, каменоломни, оросительные каналы и писаницы. Самая ценная — писаница на горе Бояры к северу от Абакана, где изображен поселок людей тагарской культуры. Тагарская культура хорошо изучена и представлена большим количеством исследованных памятников.

Изучение тагарской культуры имеет большую историю. Первый курган был раскопан еще в 1722 г. участниками Первой Сибирской экспедиции. Много курганов было открыто в XIX в. Д. Клеменцом, А. Андриановым и другими археологами. Раскопки тагарских курганов продолжили в XX в. С. Киселев и М. Грязнов. Большие курганные могильники исследованы у Тагарского озера, у с. Тесь, Сарагаш на юге Красноярского края, в лесостепной территории у с. Серебряково, Тисуль и в других местах Кемеровской области. Хорошо изучены горные выработки и обследованы древние оросительные каналы в Хакасско-Минусинском регионе.

Памятники тагарской культуры датированы VII — началом II в. до н. э. В настоящее время известны две родственные культуры: тагарская культура Хакасско-Минусинского района и тагарская культура лесостепной части Красноярского края и Кемеровской области. На протяжении существования культуры менялся обряд погребения, инвентарь, хозяйство, идеология. Тагарская культура прошла несколько этапов в своем развитии. Расцвет тагарской культуры приходится на период V—IV вв. до н. э. Основные памятники — курганы. Под насыпями содержатся обширные квадратные погребальные камеры, стены которых выложены камнем или деревянным срубом. Они были родовыми усыпальницами: внутри погребено до нескольких десятков умерших. С погребенными находятся бронзовые вещи: ножи с отверстием на ручке, проколки, чеканы, кинжалы, похожие на скифские, украшения, «зеркала» и фигурки «летящих» оленей. К концу существования культуры характерными становятся огромные, одиноко стоящие курганы, под насыпью которых обычно находится одна обширная погребальная камера со следами сожжения погребенных. В захоронениях много предметов из бронзы, однако в конце тагарской культуры в могилы клали только миниатюрные, специально предназначенные для того вещи. В это время появляются глиняные сосуды новых форм (с поддоном) и кувшины с ручками.

О развитии земледелия свидетельствуют бронзовые массивные серпы со слабо скошенным лезвием и отверстием для привязывания ремня, с помощью которого серп надевали на руку во время работы. Другими земледельческими орудиями являются бронзовые мотыги-кельты. Кроме того, в одной из могил Тисульского могильника присутствовали обгоревшие зерна проса и ячменя. Земледелие у племен тагарской культуры было мотыжным. Обрабатывались, очевидно, только мягкие и влажные земли речных долин. Интересно, что большинство тагарских серпов найдено именно в таких наиболее пригодных для мотыжного земледелия районах.

В засушливых районах Хакасско-Минусинской котловины действовали оросительные каналы. Около каналов обнаружены заброшенные древние пашни. К сожалению, нет уверенности, что это тагарские пашни, скорее всего они относятся к более позднему времени.

Тагарская культура: 1, 2 - раннетагарские погребения; 3 - "коллективная" погребальная камера; 4-14 - бронзовые предметы тагарской культуры: 4 - проколка; 5 - кельт; 6 - керамика; 9 - вток, 10 - чекан; 11-13 - ножи; 7, 8, 14 - бронзовые бляшки

Тагарская культура: 1, 2 — раннетагарские погребения; 3 — «коллективная» погребальная камера; 4-14 — бронзовые предметы тагарской культуры: 4 — проколка; 5 — кельт; 6 — керамика; 9 — вток, 10 — чекан; 11-13 — ножи; 7, 8, 14 — бронзовые бляшки

Наряду с земледелием в хозяйстве тагарского населения большую роль играло скотоводство. Примеров, доказывающих существование развитого скотоводства, достаточно. Почти в каждой тагарской могиле встречаются кости домашних животных — коровы, овцы, лошади. Разводили низкорослых рабочих лошадей и лошадей для верховой езды, о чем свидетельствуют предметы конского снаряжения: подпружные пряжки, бляшки, уздечки, бронзовые двухсоставные удила.

Однако роль лошади в быту не была такой значительной, как у саков или савроматов. Тагарцы жили оседло, что подтверждают многочисленные поселения трех типов: долговременные неукрепленные поселения, укрепленные городища и временные сезонные поселения. На поселении Объюл были обнаружены остатки небольших землянок глубиной до метра. Сверху над котлованом жилища возвышались наземные стены. Остатки наземных четырехугольных жилищ открыты на Шестаковском городище на берегу Кии в Кемеровской области и поселении Косоголь в Красноярском крае. Оседлость тагарского населения засвидетельствована и писаницами на хребте Бояры. Изображенный на скале поселок состоит из бревенчатых рубленых прямоугольных домов с четырехскатной крышей и круглым очагом внутри. Там же изображены сосуды, в которых без труда можно узнать «скифские котлы», широко распространенные в Евразии. Женщины представлены в широких коротких одеждах, в руках они держат сосуды. Рядом с поселком пасется стадо животных.

Племена тагарской культуры достигли больших успехов в развитии бронзовой металлургии и металлообработки. Об этом можно судить по громадному количеству дошедших до нас бронзовых вещей. Большая часть древних медных рудников, найденных в горах Южной Сибири, принадлежала, вероятно, племенам тагарской культуры. Они значительно улучшили состав бронзы, умели делать сплавы различных качеств. Знаменитая тагарская золотистая бронза лучше карасукской, большинство изделий почти не разрушилось от времени. Часто встречаются бронзовые ножи. Наиболее распространенными были прямые ножи, у которых ручка не отделяется от лезвия и имеет одно или несколько отверстий. В быту употреблялись массивные бронзовые кельты и тесла, назначение которых, как известно, зависело от способа крепления к ручке: топор, мотыга, заступ или тесло.

В могилах обнаружено большое количество кинжалов и чеканов. Тагарские бронзовые кинжалы просты: клинки имеют вытянутую форму со сплошной ручкой, прямым или бабочковидным перекрестием и навершием в форме валика с изображениями голов фантастических грифонов. Чекан — ударное приспособление с острым бойком, обухом и втулкой, он крепился на деревянную ручку, с противоположного конца которой надевался вток, своего рода наконечник.

Из бронзы тагарцы делали большинство украшений: бронзовые выпуклые бляшки украшали спереди головной убор, на груди носили диск, изображавший солнце (так называемое зеркало), на головной убор нашивали диадемы в виде тонких изогнутых полосок бронзы.

Вопрос об употреблении железа в тагарской культуре спорен. В Минусинской котловине найдены кинжалы и чеканы, сделанные из железа. Судя по форме и технике изготовления, они, скорее всего, не местного производства. Если железоделательное производство и было известно людям тагарской культуры, то широкого распространения оно не имело вплоть до II в. до н. э. Причина проста: расположенные рядом горы богаты полиметаллическими рудами, сама природа создала здесь прекрасные условия для длительного и перспективного развития бронзолитейного производства.

Наряду с обработкой металлов существовали другие домашние производства: гончарное, костерезное, выделка кож, прядение и ткачество.

Наиболее известная форма сосудов — баночный сосуд с плоским дном. Но встречаются и другие формы глиняной посуды: кубки на поддонах, низкие мисочки, округлые сосуды.

В тагарских могилах часто находят кусочки кожи и ткани. Это в основном остатки одежды погребенных. Тагарцы умели выделывать тонкие кожи, из которых шили ремешки, небольшие чехлы и одежду. Толстые кожи шли на изготовление ремней, упряжи, крупных чехлов и обуви. Все тагарские ткани шерстяные. Они различны по качеству: простого, саржевого и диагонального переплетения, а также вязаные полотна. Исследование погребальных сооружений показало, что люди обрабатывали дерево, из которого строили дома срубовой конструкции, делали посуду, деревом выкладывали изнутри могилы. Тагарцам были знакомы почти все основные приемы деревянного строительства.

В тагарской культуре развивалось искусство «звериного стиля». В курганах встречаются бронзовые стилизованные изображения оленей с подогнутыми ногами. Известны бронзовые чашевидные полые алтари с фигурами баранов и оленей. Были распространены культы огня, солнца и растительных сил природы. Символами солнца были круглые бляшки и «солнечные» олени с кругами и солярными знаками на крупе. Такое предпочтение изображению животных в искусстве и символике объясняется еще и тем, что образы зверей лежали в основе сложных мифов о происхождении людей и Вселенной.

Горный Алтай, Тува, Ордос в скифскую эпоху

В долинах Горного Алтая расположены курганы скифского времени: в урочище Пазырык, долинах Башадар и Туэкты, на плато Укок и Кош-Агач и в других местах. Такие курганы есть в Западном Алтае на территории Казахстана, в Монгольском Алтае и на юге Алтая в Синьцзянь-Уйгурском автономном районе Китая.

Внешне курганы Горного Алтая представляют собой большие каменные насыпи. Под ними в глубоких ямах сооружались двойные рубленые бревенчатые камеры. Внутри обширной камеры, по размерам не уступающей жилому помещению, находилась другая, меньших размеров. Между ними было воздушное пространство. Под курганами образовались участки вечной мерзлоты, так как затекавшая внутрь влага замерзала, а камни за лето прогревались столь незначительно, что лед под их покровом не мог растаять. Вечная мерзлота сохранила то, что в других условиях исчезло бы бесследно. В камерах пазырыкских курганов уцелели все деревянные конструкции, драгоценные ткани, ковры, изделия из шерсти, меха, кожи, войлока и многое другое, включая бальзамированные трупы. Подобное явление имеет место не во всех курганах, а только в больших «царских» и расположенных к тому же на достаточной высоте — не менее 2500—2700 м над уровнем моря. Тем не менее материала достаточно, чтобы составить представление о том, как жили строители курганов пазырыкской культуры. Это были скотоводы, достигшие высокого уровня развития и близкие по культуре и типу хозяйства к сакам, известным по могильникам Семиречья.

В курганах Горного Алтая найдены предметы роскоши, доставленные из далеких стран. Таковы, например, иранские ткани ахеменидского времени с изображениями жриц в высоких тиарах, изделия из шкуры леопарда, семена кориандра и раковины каури с берегов Индийского океана. О богатстве и знатности погребенных свидетельствует сохранившийся полностью бальзамированный труп женщины, обнаруженный Н.В. Полосьмак в долине Укок. Удалось реконструировать одежду знатной молодой женщины.

Монументальные размеры могил, их великолепие подтверждают ту важную роль, которую играли среди сородичей погребенные в курганах. Это были, очевидно, вожди, возглавлявшие крупные племена или целые племенные объединения, их влияние, должно быть, выходило за пределы долины, где они погребены.

Интересно погребение вождя во Втором пазырыкском кургане. К подбородку погребенного была привязана длинная борода, густо окрашенная черной краской, а его тело покрывала роскошная татуировка. На груди была изображена фантастическая фигура зверя или грифона с птичьей головкой на конце хвоста. На правой руке уцелела татуировка из серии рисунков: кулана, фантастического крылатого зверя, горного козла, оленя с птичьим клювом на конце морды, клыкастого хищника и оленя с подстриженной зубцами гривой.

Связь с другими культурами скифо-сибирского мира подтверждают и предметы искусства из пазырыкских курганов. Центральное место принадлежит изображениям животных (лось, косуля, лев, тигр, кабан) и птиц (лебедь, гусь и особенно хищные птицы). Здесь в искусстве «звериного стиля» доминировали нереальные, мифические существа, причудливо совмещающие в себе признаки различных животных. Один из наиболее часто повторяющихся фантастических образов — грифон — существо с телом льва или тигра, крыльями птицы и ушастой головой. Среди других изображений — расцвеченный яркими красками сфинкс с красно-коричневым лицом, мясистым горбатым носом и закрученными вверх усами. На голове у сфинкса пышный олений рог, на спине эффектно оформлено крыло из длинных разноцветных перьев. Как реальные, так и фантастические, звери часто представлены в сценах яростной борьбы, например грифон, терзающий горного козла.

Специфические признаки стиля сближают алтайские изображения с искусством Древнего Востока, в первую очередь ахеменидского Ирана. Несмотря на это, искусство древних племен Алтая, образцы которого уцелели в ледяных камерах пазырыкских курганов, глубоко самобытно, оно связано с высокой культурой местного населения.

В Пятом пазырыкском кургане были найдены два уникальных ковра. Один изготовлен из войлока и поражает размерами — длина 6,5 м, ширина 4,5 м. По всему полю ковра расположены двумя горизонтальными рядами повторяющиеся изображения всадника и сидящего человека в высоком головном уборе и длинной одежде. Фигура, сидя в кресле, держит в руке цветущую ветвь. Это, вероятнее всего, божество земли и плодородия. Перед божеством изображен всадник, одетый в короткую куртку и короткий плащ.

Пазырыкская культура: 1 - сосуды; 2 - бронзовые предметы; 3 - божество плодородия; 4 - аппликации; 5 - сфинкс

Пазырыкская культура: 1 — сосуды; 2 — бронзовые предметы; 3 — божество плодородия; 4 — аппликации; 5 — сфинкс

Второй ковер размером 4 кв. м — древнейший в мире многоцветный тканый ковер с бархатным ворсом. Вокруг центрального поля квадратной формы,

Татуировки на погребенных в пазырыкских курганах (по Н.В. Полосьмак)

Татуировки на погребенных в пазырыкских курганах (по Н.В. Полосьмак)

заполненного геометрическим узором в виде лучистых розеток, на орнаментальной кайме изображены фантастические грифоны, олени, лошади со всадниками.

Среди находок в курганах Горного Алтая четырехколесная повозка, на которой, очевидно, доставляли в могилу саркофаг с вождем. Повозка состояла из легкой станины на больших колесах с втулкой и спицами и крытого верха. Ее можно было разбирать в нужный момент: верхнюю часть снимали с колес и превращали в удобные носилки.

Наряду с огромными усыпальницами родовой и племенной знати на Алтае известно большое количество курганов рядовых общинников. Здесь минимальное количество инвентаря (бронзовый нож, кинжал, круглая бронзовая бляшка, «зеркало»).

В соседней Туве к скифскому времени относятся курганы и грунтовые погребения, поминальные и ритуальные сооружения, так называемые оленные камни и наскальные изображения. Памятники очень разнообразны. Только курганных сооружений известно несколько типов: земляные и каменные курганы с кольцом, с прямоугольной оградой, с отходящими по сторонам света дорожками и каменными столбами.

На оленных камнях Тувы, которые воздвигались в VII—III вв. до н. э., выбиты изображения животных (маралы, лоси, кабаны, лошади), предметов вооружения (кинжалы, чеканы, луки) и знаков (крути, четырехугольники, пояса). По мнению большинства исследователей, оленные камни являются посмертными памятниками.

Основные археологические памятники Тувы — курганы погребальных комплексов Саглы-Бажи, Кызылган, Усть-Хемчик, Уюк и др. Для культуры Тувы скифского времени характерны парно расположенные курганы из камней, укрепленные по краю более крупными камнями. Погребения одиночные, в каменных ящиках, составленных из вертикально врытых в землю плит. Положение погребенных скорченное на боку. В курган клали сбрую коня: удила, пряжки, уздечки. Встречаются кинжалы раннескифских форм, бляшки с изображениями свернувшихся хищников и втульчатые наконечники стрел с ромбическим пером и жальцем у основания. К этому времени относится и знаменитый курган Аржан.

В V—III вв. до н. э. в долинах Тувы сложилась уюкская культура. Ее курганные комплексы представляют собой насыпи из камней и земли. Погребения совершались внутри бревенчатых четырехугольных камер-срубов. В таких склепах погребено десять и более человек. С погребенными клали бронзовые акинаки, чеканы, наконечники стрел из бронзы, кости и дерева (аналогичные наконечникам стрел на других территориях скифо-сибирского мира), бронзовые котелки шаровидной формы, деревянную посуду, бронзовые и костяные украшения одежды. Группу археологического инвентаря составляют металлические предметы конского снаряжения, солярные бляшки — «зеркала» и украшения: бусы из камня, подвески из клыков кабана, раковины каури, штампованные из золота бляшки в виде головы антилопы, крылатых орлов, баранов с подогнутыми ногами, грифов и хищников семейства кошачьих. В могилах находились остатки ритуальной пищи в виде костей и черепов баранов. Жители Тувы скифского времени кочевали по определенным маршрутам, что определяло их хозяйственный уклад. Скот круглый год содержался на подножном корму.

Курган Аржан. Сооружение из бревен

Курган Аржан. Сооружение из бревен

В Забайкалье к раннему железному веку относится культура поздних плиточных могил, названных по характерному устройству в виде погребальных ящиков, сделанных из каменных плит. В V в. до н. э. появляются первые железные изделия: сложные кованые прямоугольные пластины с заклепками, являющиеся деталями наборных лат, пряжки, железные наконечники стрел. На памятнике у с. Кункур обнаружены остатки железоплавильной печи в виде прямоугольного каменного ящика, покрытого сверху глиняным сводом. В целом же инвентарь из плиточных могил невелик, известны отдельные предметы вооружения из бронзы и железа скифской эпохи. Характерной особенностью являются так называемые оленные камни. Это вытянутые каменные глыбы, на поверхности которых выбиты «летящие» олени со стилизованными рогами.

Оленные камни распространены и в Монголии. Их концентрация в степной части этой территории Евразии и набор инвентаря скифской эпохи позволяет поставить вопрос о выделении культуры оленных камней.

Восточная окраина скифо-сибирского мира — это культура плато Ордос в Северо-Восточном Китае. Собранная там коллекция археологических материалов из бронзы рассредоточена по ряду музеев мира, самая большая ее часть находится в музее Метрополитен в США. При сравнении ордосских бронз с материалами соседних территорий становится ясно, что среди предметов есть как ранние, так и более поздние, относящиеся в основном к последним векам до н. э. и первым векам н. э. Большинство предметов принадлежит к образцам скифо-сибирского мира, но имеются и специфические. Все это свидетельствует о том, что мы имеем дело с особой, самой восточной культурой скифской эпохи, памятники которой изучены плохо.

Древнейшие государства в степях. Скифо-сибирский мир — особый тип цивилизации

Вопрос о возникновении государственности рассматривался, основываясь на археологических и письменных источниках, только применительно к скифскому обществу. Скифское общество, его социальную структуру по степени изученности можно считать образцом для других обществ скифо-сибирского мира, своего рода эталоном. Разработку этой темы начал в конце XIX в. А.С. Лаппо-Данилевский, который полагал, что скифы были народом варварским, но находившимся близко к цивилизации. В начале XX в. М.И. Ростовцев считал, что уже в ранний период у скифов существовала мощная держава; он первым, основываясь на сведениях Геродота, стал рассматривать Скифию как общество классовое, со сложившейся государственностью.

Основное внимание уделялось вопросу о времени возникновения государства у скифов и его характере. При этом ученые исходили из концепции эволюционного развития истории и постоянного стремления сравнивать исследуемое общество с каким-нибудь хорошо изученным, например с античной цивилизацией или переднеазиатскими древневосточными обществами, однако без учета разницы между ними.

Относительно времени возникновения государства у скифов существует в основном две точки зрения. Одни ученые считали, что государство у скифов возникло в V в. до н. э., другие связывали это явление с III в. до н. э. Широкое хождение получила точка зрения о рабовладельческом характере скифского государства. Ряд исследователей вслед за М.И. Ростовцевым полагали, что государство скифов походило на Хазарский каганат и определяли их общественный строй как военно-феодальный.

Заслуживает внимания положение об особом типе социальных отношений и государственности у скифов, который не укладывается в представление ни о рабовладельческой, ни о феодальной структуре государства в их классических вариантах. Еще в 20-х годах XX в. Ю.В. Готье подметил, что скифское государство было особым типом государства, «образовавшимся именно здесь, в южнорусских степях», где деспотичная власть сочеталась со сложной системой племенных и социальных отношений, с данническими отношениями. Именно в этом направлении, подчеркивающем отличие скифского общества от рабовладельческого и феодального, развивается научная мысль в последние годы.

На основе источников А.М. Хазанов убедительно показал, что скифское государство было «раннеклассовым с недостаточно развитыми структурами», с различными, еще не устоявшимися формами эксплуатации, без преобладания какой-либо одной из них. Социальная структура скифов рассматривается им как бы в двух срезах: с одной стороны, семья и ее формы, род, линейность родства, порядок наследования, родоплеменная структура скифов, с другой — различные стратовые и раннеклассовые образования у скифов: категории зависимого населения, рабы, свободное население, жречество, аристократия, царский род. Такой подход характеризует особенности ранних государств, когда сохраняются старые первобытно-общинные институты и возникают новые социально-экономические и общественные образования.

Геродот делил Скифию на три царства. Внутри царств были провинции (архэ) и округа (номы). Кроме этого деления, как известно, Скифию населяли шесть «этносов». По вопросу об «этносах» и их размещении написано достаточно. За племенами сохранялись функции административно-политические: территория проживания или кочевания, аппарат управления, племенной вождь и фискальная функция. Племена осознавали свое единство — территориальное, этническое, языковое (диалект языка). Племя в эпоху ранней государственности можно рассматривать как протогосударственную микроструктуру. Именно из племен или на их основе сложились номы в Египте Древнего царства, города-государства архаической Греции. В каждом номе-племени имелось племенное святилище. Вероятно, сохранялось и представление о генеалогическом родстве всех соплеменников. Области или провинции, очевидно, можно рассматривать как союзы племен, территории, являвшиеся составными частями государства. Племенными объединениями были, видимо, и те шесть «этносов», о которых упоминает Геродот. Они частично прослеживаются археологически.

Основу скифского общества составляли рядовые свободные кочевники — скифы (по Лукиану, «восьминогие»), владеющие парой волов и повозкой с кибиткой. Об этой категории населения хорошо известно по материалам погребений VI—IV вв. до н. э. В них скромное имущество, редко можно встретить предметы греческого импорта. Свободное население несло повинности: составляло большинство войска и выполняло различные общественные работы. У скифов существовало несколько категорий зависимого населения. Наиболее многочисленными были неполноправные обедневшие общинники.

Большую категорию населения составляли данники. Суть данничества заключалась в том, что группы зависимого населения отдавали часть произведенного продукта, отчуждали его. Это надо рассматривать как вид коллективной экономической и правовой зависимости. Сами же эти зависимые группы сохраняли свою социальную и экономическую структуру.

В Скифии, по сведениям Геродота, Лукиана, Псевдо-Гиппократа, существовали и аристократы, отличавшиеся знатностью происхождения, особой одеждой и образом жизни, так называемые пилофоры. Именно им принадлежали специальные головные уборы, навершия, предметы культового характера. Это были представители господствующего рода, мелкие «князьки», подвластные царю, вожди племен и их приближенные. Они могли выполнять и судебные функции.

О том, как высок был престиж знати, свидетельствуют погребения в царских курганах Чертомлык, Гайманова Могила, Солоха. Аристократия составляла верхушку общества и всей государственной структуры, но она не была едина по своим правам и роли в обществе. Лукиан и Геродот среди скифской аристократии выделяли царский род из племени царских скифов. Этот род господствовал в Скифии, его власть распространялась и на соседние племена. Идеологической основой этих притязаний служило представление о божественном происхождении царя.

Известно, что Скифское царство состояло из трех государств, одно из которых возглавлялось царем всей Скифии (царские скифы). Вероятно, уже в IV в. до н. э. при царе Атее был ликвидирован триединый характер государства и оно стало более централизованным. Тогда же скифы утвердились в Добрудже и на Балканах. Обострилась борьба скифов с греческими городами Северного Причерноморья, усилилось давление Скифии на греческие полисы, в частности на Ольвию. Такова в общих чертах социальная структура и государственность у скифов, прослеживаемая археологией.

Какие же данные мы имеем о других обществах скифо-сибирского мира? Общественное развитие восточных соседей скифов — савроматских племен — с V в. до н. э. было близко к скифскому времени эпохи Геродота. Однако савроматское общество в целом было, видимо, примитивнее. Существуют отдельные «богатые» погребения, например курганный погребальный комплекс Филипповка около Оренбурга, исследованный А.Х. Пшеничнюком в 90-е годы XX в. Здесь центральный «царский» курган окружали 16 курганов меньших размеров; золотые предметы (оружие, сосуды и золотые фигуры оленей) сопровождали погребение савроматского царя.

О социальной дифференциации свидетельствуют курганы на р. Илек (Пятимары I), где вместе со знатным предводителем были погребены телохранители.

В последнее время в результате открытия погребальных комплексов Бесшатыра и «царской» усыпальницы Иссык внимание исследователей привлек общественный строй саков. Огромные сооружения, пышность и богатство одежды, масса золотых украшений, особое устройство головного убора погребенного в кургане Иссык царя были рассчитаны не только на внешний эффект — таким образом вождя возводили в ранг божества. Размеры «царских» курганов подчеркивали положение знати по отношению к рядовым общинникам. Большие курганы интерпретируются как могилы царей или племенных вождей, средние — как могилы знати, воинов, малые — как могилы дружинников. Здесь еще раз просматривается четырехступенчатая структура общества: семья, род, племя и крупное родоплеменное объединение (страна) во главе с правителем — царем.

Социальная структура горно-алтайского населения скифского времени известна по материалам раскопанных курганов в долинах Пазырык, Башадар, Укок. Еще в 50-х годах XX в. С.И. Руденко сделал выводы о том, что в Горном Алтае помимо больших курганов — захоронений вождей — имеются сравнительно богатые курганы средних и малых размеров. Эти выводы подтвердили последующие раскопки. На материалах курганов Горного Алтая выделяются четыре социальные группы пазырыкцев, которые различались по способу погребения и составу сопровождающего инвентаря. Среди них «царские» курганы.

Наличие погребений вождей, которые по размерам погребальных сооружений, пышности обряда, инвентарю не уступают скифским, доказывает социальное, военное, идеологическое лидерство верхушки общества и существование организованной власти в границах Горного Алтая. На сооружение «царских» курганов уходило в среднем по 3 тыс. человеко-дней, если брать шумерскую меру производительности труда: 1,5 куб. м на один человеко-день.

Такой же сложной организацией обладало и тагарское общество. Оно традиционно рассматривалось как находившееся на уровне разложения первобытно-общинного строя. Анализ инвентаря позволил выявить богатые погребения, с большим количеством вещей, и бедные, находки в которых часто ограничивались парой сосудов и одной-двумя бронзовыми бляшками. Выделены погребения воинов. Их головы украшали повязки с бляшками, бронзовые пластинки были нашиты на их обувь. Рядом с останками обнаружено вооружение: крепившиеся к поясу кинжалы и ножи, клевцы или боевые топоры и стрелы с костяными и бронзовыми наконечниками. Особую группу погребений образуют хорошо вооруженные воины, при них найдены специальные отличительные знаки — навершия. На существование категории воинов не раз указывали исследователи.

В последние годы были получены новые данные по тагарскому обществу. Исследование археологических памятников показало, что мы имеем дело с раннегосударственным образованием, с делением общества на страты (группы) при сохранении родов и племен. Племена (номы) имели представление о своем единстве, своей территории, о генеалогическом родстве соплеменников, нормах хозяйственного освоения территории, идеологических, моральных нормативах. У них существовало свое племенное святилище. Учитывая устойчивую связь отдельных тагарских племен с определенными физико-географическими территориями, их можно отождествить с областями или провинциями государства.

На основании различий в обряде погребения в тагарском обществе, как и в других обществах этого мира, выделяются социальные группы населения (страты), имущественное и правовое положение которых закрепляли идеологические установки. Богатые и влиятельные представители знати сосредоточивали в своих руках власть внутри племени. Над ними возвышался «царь» — верховный правитель. Об этом свидетельствует царский курган Салбык — колоссальный погребальный комплекс, раскопанный С.В. Киселевым в 1954-1956 гг. Ему нет равных в Минусинской котловине. Высота кургана равнялась 11 м, ограда высотой 2 м сложена из массивных плит, угловые вертикальные камни весят по 30—40 т каждая. Под насыпью находилась погребальная камера размером 5×5 и глубиной 1,8 м. Монументальность могильного сооружения, наличие дромоса — специального коридора, ведущего в погребальную камеру,— ставит Салбык в один ряд с «царскими» усыпальницами саков и скифов. Высокое общественное положение погребенного подтверждают останки у южной стены дромоса. Погребенные здесь, вероятно, люди зависимые, несвободные, которые должны были последовать за своим господином в потусторонний мир.

«Царский» погребальный комплекс Аржан в долине Тувы представляет собой круглую платформу диаметром 80 м, площадью 5 тыс. кв. м, на которой расположены 70 камер и могила «царя» площадью 64 кв. м. В Аржане было погребено не менее 160 верховых коней из 13 географических пунктов. В поминальных тризнах, как подсчитано, приняли участие не менее 10 тыс. человек, было съедено около 300 лошадей. В сентябре (по срезу дерева) на похороны «царя» съехались тысячи людей. Они срубили лиственницы и сложили из них огромное деревянное сооружение, которое 1500 человек могли сделать за 7—8 дней. Детали погребального обряда рисуют картину похорон «царя» как всенародное траурное пиршество — последняя почесть верховному правителю.

Итак, к северу от цивилизаций Древней Греции, Персидской державы, Древней Индии, Китая и возникших впоследствии эллинистических государств сложилась цивилизация древних скотоводов и земледельцев степей Евразии со своими материальными и духовными ценностями, древнейшими государствами: скифов на западе, савроматов Заволжья и степного Приуралья, саков на территории Казахстана и горных областей Средней Азии, скотоводов в долинах Горного Алтая, Тувы и государством тагарцев (динлинов). Структура этих государств была примерно одинаковая.

Проведенные подсчеты по коллективным погребениям в культурах скифо-сибирского мира свидетельствуют о существовании у скотоводов скифо-сибирских обществ небольших по численности семей (6—8 человек). Такое количество членов семьи делало возможным самостоятельное ведение хозяйства, основанного на скотоводстве, при известной помощи семей друг другу в рамках родовых связей.

Во всех обществах скифо-сибирского мира отмечается существование рода. Он занимал промежуточное место между семьей и племенем. Однако род нельзя понимать как нечто постоянное и застывшее. Все общества скифо-сибирского мира имели и развивающуюся классово-стратовую структуру. Эта особенность характерна для всех ранних государственных образований: традиционная общественная система приспосабливалась к новым условиям.

В ранних государствах правили «цари». Царь был олицетворением власти и мира в понимании подчиненных, носителем идеологических и культовых категорий, обладателем сложной инвеституры и божественных функций.

Основу общества составлял класс рядовых общинников, которые выступали производителями материальных благ и организованной рабочей силой при выполнении крупных общественных работ. Высокое общественное положение занимала аристократия. Вряд ли она уже сформировалась как класс эксплуататоров. Очевидно, в большей мере это была функция управления. Эта категория населения не была единой: здесь и верховные представители знати, и родовая и племенная аристократия, и представители лидирующих родов и племен. Они еще были связаны со старой родовой и племенной структурой, их гражданское, военное и идеологическое лидерство было обеспечено традицией.

Во всех обществах выделяются воины. Их погребения отличаются по имеющемуся снаряжению, наличию особых знаков, например нашивок на обуви, как у тагарцев. Формировался и слой ремесленников, связанных, как уже отмечалось, с теми видами ремесленного производства, которые носили общественный характер и требовали высоких профессиональных навыков: горное дело, металлургия. Рабы в небольшом количестве зафиксированы тоже во всех обществах. Наличие их подтверждается материалами погребальных комплексов знати.

Возникшие к V в. до н. э. в степях Евразии государства скотоводов с их высоким уровнем развития хозяйства, культуры, идеологии, социальных отношений и организации власти были ведущей и определяющей силой всего скифо-сибирского мира. Их влияние распространялось на соседние племена и народы, не достигшие еще уровня государств. Таким образом, применительно к степной зоне Евразии можно говорить о своеобразном очаге цивилизации и культуры и ранних государствах в середине и во второй половине I тысячелетия до н. э.

В развитии ранней государственности в степях Евразии отмечают два периода. В первый — VII—VI вв. до н. э,— появляются наиболее ранние «царские» погребальные усыпальницы: в скифском кургане Келермес на Украине, в могильниках Тигискен и Уйгарак в Приаралье, Тасмала у саков, Аржан у племен Тувы и Минусинской котловины. Это время образования крупных племенных союзов под властью вождей. Однако еще не сформированы границы и внутренняя структура будущих политических объединений.

С V в. до н. э.— новый период развития социальной структуры — наблюдается подъем материальной культуры, искусства, возникают сложные идеологические воззрения, на огромных территориях складывается единая экономическая, политическая и административная структура во главе с верховным вождем.

Таким образом, в середине I тысячелетия до н. э. скифо-сибирский мир сложился как своеобразная степная скотоводческая цивилизация, включавшая ряд раннегосударственных образований, связанных единым уровнем эко¬номического и общественного развития и идеологии. Это своеобразный тип цивилизации со своими особыми признаками: курганами как монументально-архитектурными памятниками, искусством «звериного стиля» и скотоводческой направленностью хозяйства.

Литература

Алексеев А.Ю. Хронология европейской Скифии VII—IV вв. до н. э. СПб., 2003.
Алексеев А.Ю., Мурзин В.Ю., Ролле Р. Чертомлык — скифский царский курган IV в. до н. э. Киев, 1991.
Взаимодействие кочевых культур и древних цивилизаций. Алма-Ата, 1989.
Граков Б.Н. Скифы. М., 1971.
Грач А.Д. Древние кочевники в центре Азии. М., 1980.
Грязнов М.П. Аржан. Царский курган раннескифского времени. Л., 1980.
Деревянко А.П., Молодин В.И. и др. Древние культуры Бертекской долины. Новосибирск, 1994.
Иванчук А.И. Киммерийцы и скифы. М., 2001.
Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А. и др. Скифская эпоха Горного Алтая. Ч. I. Барнаул, 1997; Ч. II. Барнаул, 2003.
Корякова Л.Н. Ранний железный век Зауралья и Западной Сибири. Свердловск, 1988.
Кубарев В.Д. Курганы Юстыда. Новосибирск, 1991.
Кызласов Л.Р. Древняя Тува. М., 1979.
Лесков А.М. Новые сокровища курганов Украины. Л., 1972.
Литвинский Б.А. Древние кочевники «Крыши мира». М., 1972.
Максименков Г.А. Материалы по ранней истории тагарской культуры. СПб., 2003.
Марсадолов Л.С. Исследования в центральном Алтае. СПб., 1992.
Мартынов А.И. Лесостепная тагарская культура. Новосибирск, 1979.
Мартынов А.И., Алексеев В.П. История и палеоантропология скифо-сибирского мира. Кемерово, 1986.
Мелюкова А.И. Скифия и фракийский мир. М., 1979.
Мошкова М.Г. Происхождение раннесарматской (прохоровской) культуры. М., 1974.
Погребова М.Н., Раевский Д.С. Ранние скифы и Древний Восток. М., 1992.
Полосьмак Н.В. Стерегущие золото грифы. Новосибирск, 1994.
Полосьмак Н.В. Всадники Укока. Новосибирск, 2001.
Проблемы истории и культуры сарматов. Волгоград, 1994.
Руденко С.И. Культура населения Горного Алтая в скифское время. М.; Л., 1953.
Рыбаков Б.А. Геродотова Скифия. Историко-географический анализ. М., 1979.
Самашев 3., Мыльников В. Деревообработка у древних скотоводов Казахстана. Алматы, 2004.
Скифо-сибирское культурно-историческое единство. Кемерово, 1980.
Смирнов К.Ф. Савроматы. Ранняя история и культура сарматов. М., 1964.
Смирнов А.П. Скифы. М., 1965.
Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время // Археология СССР. М., 1989.
Степная полоса азиатской части СССР в скифо-сарматское время // Археология СССР. М., 1992.
Сунчугашев Я.И. Древняя металлургия Хакасии. Эпоха железа. Новосибирск, 1979.
Тереножкин А.И. Киммерийцы. Киев, 1977.
Хазанов А.М. Социальная история скифов. Основные проблемы развития древних кочевников евразийских степей. М., 1975.
Членова Н.Л. Происхождение и ранняя история племен тагарской культуры. М., 1967.
Членова Н.Л. Центральная Азия и скифы. М., 1997.

К оглавлению учебника «Археология» // К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика