Психологические аспекты конституции. Психосоматические ассоциации

К содержанию учебника «Антропология» | К следующей главе

Общее понятие о психотипе

Психический (психологический) тип человека — сложное обобщенное понятие, отражающее интегративную сущность самой его природы. Обычно пытаются разграничивать биологически обусловленные особенности индивида и особенности, определяющиеся социально, т. в. характеризующие его как социальную личность, однако такое противопоставление само по себе условно. Психологический тип иногда рассматривается и как наследственный строй личности, чем подчеркивается его биологическая основа. В то же время многие ученые считают, что личность представляет собой явление особого рода, ею не рождаются, а становятся. Как продукт историко-эволюционного и индивидуального развития личность формируется довольно поздно, в результате проявления наследственных и врожденных черт, в определенных условиях внешней среды и под воздействием социальных факторов.

Поскольку индивидуальные различия человеческой психики обусловлены как биологическими, так и социальными факторами, предлагается выделять в психике несколько «уровней», каждый из которых определяет индивидуальность человека, причем, верхние уровни интегрируют нижние, определяя тем самым интегративность психики в целом. В основе ее лежит генотип, который влияет на поведение только через морфофункциональный (биологический) уровень (Равич-Шербо, 1982). Для конституционологии принципиально важно разграничивать содержательную сторону психики (мировоззрение, нравственные критерии, сумма знаний и т. д.) как приобретенную под влиянием социальных факторов, от динамической, обусловленной преимущественно физиологически, которая может зависеть от наследственного фактора. Очевидно, что именно вторая категория признаков представляет наибольший интерес для выявления психосоматических ассоциаций.

В основе изучения психосоматических связей лежат особенности темперамента, которые, со своей стороны, зависят от свойств нейро-эндокринной системы. К числу ее психологических черт относятся, прежде всего, сила нервных процессов, лабильность, уравновешенность, которые проявляются в таких признаках темперамента, как скорость, интенсивность, темпы психических процессов и состояний. Хотя свойства нервной системы и не предопределяют никаких конкретных форм поведения, они образуют почву, на которой некоторые из них формируются легче.

Создателем учения о темпераментах был Гиппократ, но предположение о связях между ними и психическими особенностями впервые высказал К. Гален в своем трактате «О темпераментах» (лат. temperamentum — соразмерность, мера). Древнейшая гуморальная концепция объясняла особенности темперамента состоянием жидких сред организма, чем по сути было положено начало изучению его взаимоотношений с «химизмом крови», а в последующем — с системой нейроэндокринной регуляции, основного субстрата темперамента.

В классификациях типов и факторов темперамента существуют некоторые расхождения, но обычно в них фигурируют, по крайней мере, два главных фактора, выделенных Г. Айзенком (1947): невротизм и экстра-интроверсия. Они являются фундаментальными параметрами структуры личности. Невротизм варьирует от чрезвычайной устойчивости, зрелости, хорошей адаптированности до чрезвычайной нервозности, неустойчивости, плохой адаптации. Норма находится в интервале между этими состояниями. Экстра-интроверсия дает вариации от импульсивности, активности, контактности, поверхности и др. до спокойствия, серьезностности, выдержанности, замкнутости, склонности к депрессии.

Оценка темперамента как конституционального признака предполагает, прежде всего, определение роли генетического фактора в его проявлениях. Значение наследственности изучалось с помощью близнецового и генеалогического методов, предпринимались также попытки связать свойства темперамента с четкими генетическими маркерами, например, группами крови.

Сравнение коэффициентов внутрипарной корреляции в группах однояйцевых (монозиготных) и двуяйцевых (дизиготных) близнецов показало, что у монозигот, имеющих идентичный генотип, по сравнению с дизиготами, похожими друг на друга, как обычные братья и сестры, связи достоверно выше. Например, по такому психическому качеству, как общительность, они равны, соответственно, 0,50 и 0,07 (взрослые) и 0,56 и 0,08 (дети) при максимальном теоретически возможном коэффициенте ±1,0. По импульсивности коэффициент равен, соответственно, 0,53 и 0,06 (взрослые), по активности: 0,51 и 0,02 (взрослые), властолюбию: 0,60 и 0,06 (взрослые), внимательности (рассеянности): 0,66 и 0,19 (дети).

Вопрос о соотношении темперамента и характера ставился многими психологами и решается неоднозначно — от отождествления этих понятий, как, например, у Кречмера, до их противопоставления. Достаточно распространено мнение, что темперамент является врожденной основой характера и личности, их динамической стороной; он сказывается на динамике протекания не только эмоциональных, но и волевых, мыслительных и других процессов.

Обычно темперамент включает, в первую очередь, особенности эмоционально-волевой сферы, в той или иной степени устойчивые к внешним воздействиям. Я. Стреляу (1982) определяет темперамент как совокупность формальных и относительно устойчивых характеристик поведения, проявляющихся в энергетическом уровне поведения и во временных параметрах реакций. Это означает, что темперамент сам по себе (в отличие от личности) не составляет содержания поведения, он проявляется, в действиях независимо от их содержания и направленности, но не только в эмоциональных реакциях, но и в интеллектуальных действиях. Энергетический уровень поведения определяется индивидуальными различиями физиологических механизмов, ответственных за накопление и освобождение (разрядку) накопленной энергии. С ним связаны два основных свойства темперамента — реактивность и активность. При этом активность выше у низкореактивных индивидов, а ее противоположность — пассивность — у высокореактивных. Временная характеристика реагирования — это скорость реакции, ее подвижность, последействие, темп и ритмичность.

Характеристики интеллекта как качества, имеющего преимущественно социальную обусловленность, реже используются при изучении психосоматических ассоциаций, однако определенная роль наследственного фактора показана и для них. В ряде исследований обнаруживалось, что по интеллектуальным тестам монозиготные близнецы обычно оказывались более сходными, чем дизиготные, хотя показатель наследуемости имел умеренную величину и был ближе к 0,5, чем к 0,7. Имеются также данные, что разница в оценках интеллекта у монозигот, выросших вместе, была примерно вдвое меньше, чем у выросших отдельно, что подчеркивает роль социального фактора; все же и в этом случае у дизигот она была значительно больше, по сравнению с обеими этими группами (втрое в первом и примерно в 1,5 раза во втором случае). Интеллектуальные тесты показали более высокие связи между родителями и единокровными детьми, сравнительно с приемными, хотя все они были невысокими. Имеющиеся расхождения объясняются сложностью интеллекта как поведенческого признака и его социальной сущностью. Видимо, наследственны лишь задатки умственных способностей, и роль средовых влияний здесь значительно выше, чем для признаков темперамента. Даже сторонники генетической обусловленности интеллектуальных потенций признают, что, кроме генов, одаренные люди обычно получают и хорошее воспитание и образование, осложняющее дифференциацию этих факторов.

Психосоматические ассоциации и конституциональные схемы

Сфера взаимоотношений соматических и психологических типов человека (темперамент, психологические признаки нервной системы) всегда привлекала пристальное внимание исследователей. Гуморальная концепция положила начало поиску физиологических основ темперамента и его связей с другими системами конституциональных признаков. С середины XVIII в. развивались теории, согласно которым такими основами следует считать некоторые свойства нервной системы. В современных эндокринологических и психофармакологических работах показано, что ряд обычно относимых к темпераменту свойств (реактивность, чувствительность, эмоциональность, уравновешенность) в значительной степени зависит от индивидуальных различий в функционировании гормональной системы. На рубеже XIX-XX вв. возникают теории, связывающие особенности темперамента с различиями в телосложении, а с другой стороны, со свойствами нейро-эндокринной системы, поскольку поиск механизмов формирования психосоматических ассоциаций ориентирован прежде всего на ее гормональное звено. Известно, что ряд гормонов обладает морфогенетическим (формообразующим) действием, влияя на строение и состав тела человека.

Впервые эта проблема была четко поставлена и основательно разработана Э. Кречмером, хотя такие попытки предпринимались и раньше. Межсистемные ассоциации первоначально были установлены Кречмером на клиническом контингенте, поскольку разноуровневые структурно-функциональные связи обычно лучше выявляются в условиях «поломки» (болезни). У обследованных Кречмером пациентов психиатрической клиники оказалась повышенной частота астеников и лептосомов среди шизофреников и пикников — среди циклоидных больных (маниакально-депрессивный психоз), хотя в обоих случаях встречались и все остальные конституциональные типы. В дальнейшем Кречмер выдвинул предположение, что зависимость между телосложением и психикой может существовать и у здоровых людей. Он выделил три типа темперамента: шизотимию (интроверсия, замкнутость, склонность к теоретическому мышлению и др.); циклотимию (открытость, мягкость, практический склад ума и т. д.); иксотимию (от греч. ixos — тягучий, спокойный, маловпечатлительный, трудно приспосабливающийся к переменам обстановки). В своей схеме Кречмер придерживался мнения, что темперамент является природной основой характера, и по существу сводил характер и личность к конституциональным, биологическим особенностям, с чем не согласны многие психологи. Выбрав среди физически и психически здоровых людей представителей «чистых» астеников, атлетов и пикников, он нашел у них те же самые задатки, которые в патологии существуют в утрированной и искаженной форме, а в норме являются регуляторами здоровой психической жизни. Согласно его представлениям, темперамент обусловлен гуморально, его субстратом является аппарат мозга и желез. Эта классификация неоднократно критиковалась и подвергалась проверке. Далеко не всегда находили подтверждение ассоциации лептосомии с шизотимией, пикноморфии с циклотимией и особенно — атлетического типа с иксотимией. В любом случае, видимо, можно говорить лишь о тенденциях в некоторых психосоматических связях.

В США весьма распространена психосоматическая схема У. Шелдона, опубликовавшего основные работы в начале 40-х годов. Исходное понятие в классификации Шелдона, как уже говорилось выше, не тип, а компонент. Выделяются три компонента темперамента, каждый из которых представлен 20 признаками; последние оцениваются, как и соматические признаки, по семибалльной шкале. Основные компоненты темперамента в схеме Шелдона: церебротания (малая общительность, склонность к обособлению и одиночеству, повышенная реактивность); соматотония (резкость поведения, любовь к приключениям, склонность к риску, смелость, активность, агрессивность); висцеротония (любовь к комфорту, расслабленность, медленные реакции). Сам Шелдон получил очень высокие связи (порядка 0,8) между балльными оценками компонентов телосложения и темперамента: висцеротония-эндоморфия, соматотония-мезоморфия, церебротония-эктоморфия. Проверка этих ассоциаций
другими исследователями не привела к однозначным результатам. Отчасти, это может объясняться и тем, что Шелдон, как и Кречмер, причислял к врожденным, соматически обусловленным психическим чертам и такие, которые в значительной степени или даже полностью определяются социальными факторами. Основным недостатком этих, как и некоторых других психофизических схем, является их статичность и «соматический фатализм», т. е. игнорирование или недооценка роли среды и социальных условий в развитии психики и становлении межсистемных связей в ходе индивидуального развития. Все же достаточно обоснованным представляется мнение, что существует косвенная много-многозначная зависимость в ряду: морфотип-темперамент-личность. Некоторые из полученных психосоматических ассоциаций подтвердились при более объективном подходе: выделении лишь динамических черт психики — психофизиологических свойств (контактность, активность, эмоциональность и др.). Так, у взрослых и подростков показано тяготение пикнического типа к категории высокочувствительных, обнаружена слабая положительная связь абсолютной чувствительности с жировой координатой и более выраженная отрицательная — с костно-мышечной. Атлетический (мускульный) тип относится к категории низкочувствительных .

Полученные зависимости являются прежде всего структурными и не дают достаточной информации о причинно-следственных взаимоотношениях. Высказываются лишь гипотезы, объясняющие их действием плейотропных или тесно сцепленных генов, а также влиянием социальных воздействий на ранних этапах развития. Предполагается также, что гены, контролирующие телосложение, регулируют и развитие нейро-эндокринной системы, от гормонального звена которой зависят многие особенности телосложения. Факты профессионального предпочтения лиц с разным телосложением, видимо, могут свидетельствовать и об определенных свойствах темперамента (например, связь мезоморфии со спортом и военной профессией). Высказывается, в частности, предположение, что при раннем формировании мускульного типа с характерным для него повышенным уровнем андрогенов создаются предпосылки для развития таких черт характера, как уверенность в своих силах, активность во взаимоотношениях со сверстниками, нередко стремление подчинить их себе. Позднее же развитие этого типа способствует большей концентрации внимания на речевых процессах, занятиях, не требующих интенсивного развития мускулатуры, что приводит к становлению других черт характера. Это означает, что проявления разных черт характера у лиц одного конституционального типа могут зависеть и от темпов созревания, обусловленных преимущественно генетическим, но также и социальными факторами. Следует подчеркнуть, что ни типология нервной системы, ни свойства темперамента не дают оснований для предпочтений каких-либо из них остальным.

Соматотипы и «акцентуации характера»

Особенно большой интерес представляет изучение психосоматических взаимоотношений в процессе индивидуального развития человека, прежде всего, в пубертатном периоде, когда происходят очень резкие соматофункциональные и психологические сдвиги. Рассмотрим этот вопрос на примере «акцентуаций характера» (преходящего явления в онтогенезе) у подростков юга России, обследованных в 90-х годах О.А. Бутовой (1999).

Акцентуации характера — это варианты нормального психотипа, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены и приводят к избирательной уязвимости по отношению к определенным психогенным воздействиям при хорошей или даже повышенной устойчивости к другим. Различают явную акцентуацию (крайний вариант нормы) и скрытую (обычный вариант нормы). Основные типы акцентуаций: циклоидный, гипертимный (иногда включается в группу циклоидов), шизоидный, эпилептоидный, истероидный, психастенический, лабильный, сенситивный, конформный и др. Существует много смешанных и промежуточных вариантов.

По данным обследования весьма представительного контингента школьников юга России, не обнаруживается сколько-нибудь отчетливых психосоматических связей, соответствующих классическим представлениям Кречмера. Как среди шизоидов, так и среди циклоидов встречаются оба крайних соматотипа — дигестивный (пикнический) и астеноидный, без выраженного преобладания какого-либо из них. Мускульный тип как будто оказывается наименее уязвимым по этим акцентуациям характера. Среди мальчиков мускульного типа выделено всего 8-10% шизоидов и циклоидов и 1,5-4% истероидных детей, тогда как оба крайних соматотипа (астеноидный и дигестивный) характеризуются наибольшей частотой акцентуаций. Примечательно, что среди всех соматотипов преобладает частота встречаемости эпилептоидного типа. Этот социально самый «трудный» вариант с его склонностью к правонарушениям и алкоголизации и пониженной способностью к социальной адаптации был достаточно равномерно распределен по всем соматотипам в целом, хотя имелись и региональные различия. Они отмечены и по другим типам акцентуаций. При этом внутригрупповая изменчивость намного больше, чем межгрупповые различия. В генезисе этих различий как внутри групп (популяций), так и между ними большую роль могут играть культурные и социально-экономические факторы.

Влияния этих факторов особенно сказываются при оценке интеллекта. Поэтому вряд ли можно ожидать сколько-нибудь выраженных ассоциаций между соматотипами и показателями интеллекта: как эволюционно молодой признак, имеющий общую социальную обусловленность, он отличается большой изменчивостью. Однако, помимо содержательного, в интеллекте существуют и энергетические (психодинамические) аспекты, обусловленные биологически, поэтому предполагается, что уровень развития некоторых интеллектуальных функций может быть конституционально зависимым признаком. В действительности, имеются сведения, хотя и немногочисленные, о корреляциях между соматическими признаками и некоторыми подобными функциями интеллекта (например, эффективность одновременных и последовательных интеллектуальных действий), в большей мере проявляющихся у мужчин. В периоде развития такие «конституциональные связи» могут быть и результатом разных темпов созревания соматотипов. Например, подростки мускульного типа, по сравнению с остальными имеют незначительное превышение средних баллов оценок школьной успеваемости (Клиорин, 1979), что может объясняться более ранним созреванием мальчиков этого типа и его более продвинутым биологическим возрастом. Известно, что связи биологического возраста с интеллектуальными показателями (тестами) невысоки (0,1-0,4), и значение этого фактора сглаживается по завершении процесса развития.

В целом, в периоде развития выявляются некоторые ассоциации конституциональных типов с особенностями характера и показателями интеллекта, но они имеют, видимо, преходящий характер. Этот вопрос требует дальнейшего исследования, прежде всего, методом продольных наблюдений.

К содержанию учебника «Антропология» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 25.10.2014 — 20:39
Яндекс.Метрика