Пронин. Г.Н. Сопки, курганы, жальники (к вопросу о преемственности)

К содержанию 166-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В раннесредневековой археологии северо-запада европейской части СССР наиболее важен вопрос о происхождении, взаимосвязи и преемственности сопок с другими, более поздними типами памятников — курганами с трупосожжениями IX—XI вв.; курганами с кольцевой валунной обкладкой; жальниками. Памятники этих трех типов распространены только на определенной территории, охватывающей современные Новгородскую, частично Ленинградскую, Псковскую и Калининскую области. Выяснение вопроса о генетической преемственности между ними тесно связано с проблемой их этнической атрибуции.

Сопки наряду с длинными и круглыми курганами с трупосожжениями VI (VII)—IX вв. — наиболее ранний пласт памятников региона. Какая-либо достоверная информация о памятниках предшествующего периода, которые могли бы быть связаны с ними, отсутствует. Сопки явно выделяются по ряду внутренних конструктивных и внешних признаков среди предшествующих им и синхронных древностей северо-запада Восточной Европы. Исследователи предполагали, что население, оставившее эти памятники, пришлое, и высказывали различные гипотезы о его этнической принадлежности 1. Итоги многолетних исследований сопок были подведены в специальной работе В. В. Седова 2.

Анализируя конструкции насыпей, обряд погребений и инвентарь, В. В. Седов, хотя и с оговорками, пришел к выводу о принадлежности сопок славянам. В настоящее время эта точка зрения находит много сторонников. Подводя итоги анализу сопок, В. В. Седов подчеркивает, что «больше всего связующих элементов обнаруживается между сопками и достоверно славянскими насыпями Новгородчины». К числу таких связующих элементов относится, во-первых, расположение «сопок и курганных насыпей словен новгородских в одних могильниках», причем «основная часть новгородских курганов с трупосожжениями IX—X вв. сконцентрирована в области наиболее густого распространения сопок» 3. Во-вторых, это — «выкладывание кольца камней в основании насыпей курганов новгородских словен IX—XIV вв.», что объясняется «наследием ритуала того населения, которое сооружало сопки». В-третьих, сходство по всем деталям погребальной обрядности.

Действительно, низкие полусферические курганы с трупосожжением широко распространены в ареале сопок. Они встречаются в одних группах с сопками и — значительно чаще — в группах с длинными курганами. Есть также могильники, состоящие только из низких полусферических насыпей. К сожалению, карта распространения курганов с трупосожжениями в ареале сопок, приведенная в работе В. В. Седова, немая 4. В большинстве из раскопанных низких круглых полусферических насыпей с трупосожжениями в ареале сопок инвентарь ограничивался сильно поврежденными в огне, трудноопределимыми вещами 5. Датированные же могильники IX—X вв. с погребениями по обряду кремации немногочисленны: курганы в районе озер Крюково и Пелено, у д. Воймерицы на Мете, курган 4 в группе у д. Низовка, некоторые насыпи у д. Боково (раскопки автора) и ряд других. Никаких оснований относить все низкие полусферические насыпи с трупосожжениями к IX—X вв. нет 6. Большинство из них следует сопоставлять скорее всего с кругом памятников культуры длинных курганов. Расположение круглых полусферических насыпей в одних могильниках с длинными курганами или в непосредственной близости от них — явление обычное. На территории плотного распространения сопок нет практически ни одного могильника, в котором бы круглые полусферические насыпи не находились вместе с длинными 7. Предпринимаемые в последнее время некоторыми исследователями попытки выделить в особую группу могильники, состоящие только из низких круглых полусферических насыпей, и отнести их к собственно славянским древностям в ареале сопок нельзя считать серьезными 8. Такие могильники до настоящего времени не исследованы, неясны ареал их, датировка и т. д. Относить же те или иные могильники именно к этой группе памятников только по их внешнему виду или топографии неправомерно.

Каменные кольца в основании насыпи — специфическая черта курганов в земле словен новгородских. На этом основании можно выдвинуть гипотезу о генетической преемственности между сопками, для многих из которых также характерна кольцевая обкладка, и курганами IX—XIV вв., которые в ходе дальнейшей эволюции сменяются жальничными погребениями. Картографирование памятников показывает, что ареалы курганов с кольцевой валунной обкладкой и сопок совпадают только в бассейне Верхнего Полужья (рис.). На остальной территории плотного распространения сопок известно лишь несколько таких могильников: Русское Большое, Миробудицы, Ивантеево, Яколово — в верховьях Поломяти; Дохино, Курово, Точилово, Пухтеево — в верховьях Ловати. В бассейне Полы и ее притоков курганы с кольцевой обкладкой имеются лишь в составе курганно-жальничных могильников: Горки, Горное, Заболотье, Боково, Кожино. В двух последних есть круглые жальничные могилы. Немногочисленны они также в бассейнах Мды и Сяси: Марконицы, Жуково-Дрегли, Чисть, Клишино. Поэтому предположение о генетической преемственности между сопками и курганами с кольцевой обкладкой, базирующееся лишь на наличии каменных кругов у тех и других, представляется преждевременным.

Рис. Ареал сопок, курганов с кольцевой валунной обкладкой и ранних жальников (схематично). а — сопки; б — территория плотного распространения курганов с кольцевой валунной обкладкой; в — ареал ранних жальников; г — курганы с кольцевой валунной обкладкой - и курганно-жальничные могильники в пределах плотного распространения сопок. 1 — Русское Большое; 2 — Миробудицы; 3 — Ивантеево; 4 — Яколово; 5 — Дохино; б — Курово; 7 — Точилово; S — Пухтеево; 9 — Горки; 10 — Горное; 11 — Заболотье; 12 — Боково; 13	— Кожино; 14 — Марконицы; 15 — Жуково-Дрегли; 16 — Чисть; 17 — Клишино

Рис. Ареал сопок, курганов с кольцевой валунной обкладкой и ранних жальников (схематично). а — сопки; б — территория плотного распространения курганов с кольцевой валунной обкладкой; в — ареал ранних жальников; г — курганы с кольцевой валунной обкладкой — и курганно-жальничные могильники в пределах плотного распространения
сопок. 1 — Русское Большое; 2 — Миробудицы; 3 — Ивантеево; 4 — Яколово; 5 — Дохино; б — Курово; 7 — Точилово; S — Пухтеево; 9 — Горки; 10 — Горное; 11 — Заболотье; 12 — Боково; 13 — Кожино; 14 — Марконицы; 15 — Жуково-Дрегли; 16 — Чисть; 17 — Клишино

Попытки решить вопросы происхождения, эволюции и этнической принадлежности сопок привели к рождению еще одной гипотезы, изложенной в ряде работ Г. С. Лебедева 9. Все сопки он разделяет на три «типо-хронологических пласта». Первый, наиболее ранний, ловатский пласт — сопки с мощным кострищем в основании, сожжением на стороне, каменными кольцами и вымостками. Второй пласт, более поздний, представлен на обширной территории — «средняя Мета, окрестности Старой Ладоги, северная Псковщина, юго-восточное Приладожье». Это насыпи с сожжением на стороне, на Подсыпке или в верхней части насыпи, различными каменными конструкциями. И, наконец, третий пласт, наиболее поздний, — сопки «с сожжением на стороне, нередко в урне, или трупоположениями, как правило, в основании насыпи (?) — в окрестностях Старой Ладоги и на реках южного Приладожья». Позднее Г. С. Лебедев несколько ослабил такое четкое разграничение насыпей по «типо-хронологическим пластам» в основном за счет выделения сопок «переходных типов». Перечисленные пласты, по Г. С. Лебедеву, последовательно сменяют друг друга. Так, сначала «традиция сооружения сопок исчезает на Ловати и в верховьях Волхова, затем на Мете, Шелони и Луге и, наконец, постепенно исчезает и вырождается на окраинах южного Приладожья». Наиболее поздние захоронения в сопках Г. С. Лебедев относит к X и даже к XI в. Однако само по себе подобное деление сопок не решило вопроса об их происхождении и связи с другими памятниками. Это привело Г. С. Лебедева к мысли о существовании некой «предкурганной культуры», представлявшей собой «локальное культурное единство», занимавшей центральную часть территории Северо-Запада и совпадавшей с ареалами сопок и длинных курганов. Никаких данных о существовании этой культуры, как отмечает сам Г. С. Лебедев, археологические материалы не предоставляют. В пределах этой ничем не фиксируемой культуры под воздействием двух противоположных «культурных импульсов» с начала второй половины I тысячелетия н. э. одновременно распространяется обычай сооружения сопок и длинных курганов: для сопок — это «культурный им¬пульс» с юго-востока (генетическая связь с курганами типа Шаньково — Почепок, Беседы), для длинных курганов — с северо-запада, с территории восточной Эстонии.

Г. С. Лебедев, вслед за В. В. Седовым, намечает связь между сопками и наиболее поздним типом погребальных памятников рассматриваемого региона — жальниками. Но если В. В. Седов искал эту взаимосвязь в конструктивных признаках (от каменных колец в сопках к курганам с кольцевой обкладкой и затем к жальникам), то Г. С. Лебедев пытается обосновать непосредственную связь сопок с жальничными погребениями. Аргументация следующая. Выделяется три региона: южный — верхняя и средняя Ловать, для которого характерны сопки или могильники, состоящие из сопок и курганов; северный — Ижорское плато, северо-восточное побережье Чудского озера — отсутствие сопок и обилие курганов и жальников (?); центральный — верхняя Луга, нижняя Ловать, Великая, Мета, Шелонь, восточное Приильменье — могильники, состоящие из сопок, окруженных жальниками. При этом подчеркивается наличие здесь жальничных могил XI—XII вв. Поскольку в центральном «сопочно-жальничном» регионе нет памятников переходного типа, Г. С. Лебедев предлагает считать таковыми, с одной стороны, каменные круги, известные в основном по раскопкам Н. К. Рериха на нижней Ловати 10, с другой — погребения по обряду ингумации в насыпях некоторых сопок (как, например,. в насыпи сопки у д. Репьи с выкладками типа жальничных могил) 11.

В качестве памятника, в котором сочетаются черты сопок, каменных кругов и жальников, приводится Юрьевский жальник у д. Горки в верховьях Меты 12. Сопки и жальники Г. С. Лебедев рассматривает как памятники местного финно-угорского населения — чуди, исходя в основном из соответствия территории их распространения «ареалу древней западно¬финской гидронимии на русской территории».

Предложенная гипотеза не объясняет, однако, ни одного из поставленных вопросов. Членение всего круга погребальных памятников, относимых к сопкам, на три «типо-хронологических пласта» является искусственным. Так, нет оснований считать ловатские сопки (первый пласт) наиболее ранними. Ни в одной из исследованных ловатских сопок (Селяха—1, Коровитчино — 1, 5, 6; Марфино — 1, 2; Селеево) не обнаружено вещей, которые позволяют хотя бы приблизительно датировать то или иное погребение. Утверждение Г. С. Лебедева, что кремация на месте была более ранним по сравнению с другими обрядом, требует какого-то обоснования. Теория о последовательном переходе от одного пласта к другому повисает в воздухе. Погребения сопок в низовьях Волхова в большинстве также не поддаются датировке. Так, из пяти погребений в сопке 140 (раскопки H. Е. Бранденбурга) в рамках от VII (может быть, VI) до VIII в. датируется лишь погребение 1. Этим же временем датируется погребение 2 из сопки 143. Погребения в сопке 2 (раскопки С. Н. Орлова) относятся к IX в. Новые раскопки В. П. Петренко в районе Старой Ладоги также не дают основания для датировки сопок временем позднее IX в. 13 Из 23 сопок, раскопанных в бассейне Меты, ни в одной нет датирующих материалов. Таким образом, сопки второго «типо-хронологического пласта» хронологически не отличаются от основной массы сопок. Наиболее ранние материалы происходят из насыпей, расположенных на периферии сопочного ареала, — сопок у деревень Репьи, Романово, не документированные материалы — из насыпей у д. Горско.

Третий пласт, выделяемый Г. С. Лебедевым, представляется наиболее гипотетичным. К нему он относит крупные насыпи, раскопанные в бассейнах Тихвинки, Паши и Сяси А. Колмогоровым 14. Из них близки к сопкам лишь некоторые. Таков курган Іуд. Татарова (высота 4 м). В его основании разбросаны кальцинированные человеческие кости и фрагменты керамики. (Второй курган этой группы содержал трупоположение на материке.) Группу у д. Рядань составляли три кургана высотой от I, 5 до 5 м, все — с кольцевой валунной обкладкой. В основании кургана 1 на материке открыт толстый угольный слой, на котором — отдельные кучки кальцинированных костей и при них «топор в виде секиры с золотой инкрустацией и подвески в виде баранчиков». В кургане 2 высотой 3,5 м, аналогичном кургану 1 по устройству и обряду погребения, при костях найдена зооморфная подвеска-уточка. В кургане 3 — безынвентарные погребения по обряду кремации на стороне. В насыпи, вероятно значительных размеров, у Ильинского погоста открыты две угольные прослойки: одна — на глубине 1,5 м от поверхности — содержала разбросанные в беспорядке ладейные заклепки и кости животных: другая находилась в основании кургана. Мелегежские курганы выделяются размерами — высота до 12 м (?). В восьми из них обнаружены погребения по обряду трупосожжения, в девятом ничего не найдено. В кургане 1 у с. Горбиничи (в могильнике все насыпи — с кольцевой обкладкой) на глубине 2 м открыта зольно-углистая прослойка, на которой находился горшок, обложенный по бокам камнями, с остатками органики и сожженными человеческими костями. В основании сопки — мощная угольная прослойка с обломками камня, среди которых найдены, топор, нож, обломок копья — все со следами пребывания в огне. В кургане 3 этой же группы на угольной прослойке на материке обнаружен горшок с кальцинированными костями и рядом с ним — подвеска в виде ложечки со следами золотой инкрустации и бубенчик на короткой цепочке. Все перечисленные насыпи сближают с сопками крупные размеры, наличие зольно-углистых прослоек, кольцевые обкладки.

Однако анализ погребального обряда и инвентаря не позволяет связывать тихвинские курганы в целом с сопками и видеть в них финальный этап существования последних. Общим для насыпей с трупосожжениями является наличие зольно-углистых прослоек в основаниях насыпей, а также кострищ-«очажков». Погребения содержат урны, иногда накрытые сковородками. Кальцинированные кости часто бывают вместе с костями животных.

Большинство же тихвинских курганов, раскопанных А. Колмогоровым, содержали погребения по обряду ингумации на материке, в основном с южной ориентировкой, с определенным набором инвентаря, который позволяет датировать их XI в., может быть, первой половиной XII.

В данном случае мы имеем дело с культурой местных финских племен, близкой по всем признакам культуре приладожских курганов.

Переход от обряда кремации к ингумации (в основном это сопки третьего «типо-хронологического пласта») обосновывается Г. С. Лебедевым прежде всего на материалах сопки у д. Репьи, где в насыпи обнаружено большое количество поздних трупоположений и каменные выкладки типа жальничных могил 15. Расположение могил по склонам насыпи от середины высоты до основания, стратиграфия насыпи, обряд погребения, отсутствие вещей явно свидетельствуют о том, что эти захоронения являются более поздними, впускными в насыпь сопки. Попытки обосновать ссылками на другие памятники единую линию развития от ранних сопочных погребений VI—VII вв. до поздних трупоположений в сопках, что позволило бы увязать их с жальниками, недостаточно аргументированы. Так, в сопке у д. Средние Озерцы (бассейн Луги) в юго-западной поле на глубине 0,7 м открыты глиняная урна и три камня; в верхней части насыпи — несколько больших камней; еще выше — «христианские поздние могилы — 15 штук» 16. Насыпь у д. Ушерска (высота 3,6 м) была «наполовину распахана» 17. Сваленные в беспорядке человеческие черепа и кости найдены на глубине 2,1 м от поверхности. В сопке у д. Родивоново сложенные в беспорядке человеческие черепа и кости, как отмечает автор раскопок Н. Г. Богословский, «по-видимому, случайного происхождения», обнаружены на глубине 0,7 м. То же самое можно сказать о сопке у д. Горско и других, которые упоминает Г. С. Лебедев.

Мысль о непосредственном переходе от сопок к жальникам была высказана еще Н. К. Рерихом 18. Им же были обнаружены кольцевые и овальные круги-вымостки в низовьях Ловати у деревень Подгощи, Солониско, Сущево, располагавшиеся неподалеку от сопок. Круг у д. Подгощи представлял собой сплошную выкладку из крупных валунов диаметром около 15 м. Под камнями обнаружен уголь и в одном месте — черепки лепного горшка. Раскопки аналогичной конструкции у д. Сущево результатов не дали 19. При раскопках в 1910 г. у д. Солониско были обнаружены остатки трупосожжений и вещи, датируемые в пределах от III—IV до VI—VIII вв. 20 В. В. Седов обоснованно интерпретировал эти и аналогичные им сооружения как «памятники прибалтийскофинского населения, занимавшего Новгородскую и Псковскую земли до славянской колонизации» 21. Рассматривать эти сооружения как переходное звено от сопок к жальникам значило бы утверждать, что этот переход начался одновременно с появлением традиции сооружения сопок, тем более что Г. С. Лебедев пытается установить близость, «если не синхронность их первому типо-хронологическому пласту сопок» 22.

Юрьевский жальник, в котором якобы сочетаются общие для сопок, каменных кругов и жальников признаки, служит пока единственным аргументом в пользу высказываемой гипотезы. Однако интерпретация и реконструкция его весьма гипотетичны. Под каменной вымосткой здесь находились пять обычных жальничных могил, в четырех из которых найдены безынвентарные захоронения на уровне материка, а в пятой — ни¬чего, кроме отдельных углей. Погребения были засыпаны значительным слоем земли, а сверху перекрыты валунной выкладкой. Оснований для утверждения о синхронности всех захоронений нет. Возможно, что все они были совершены в разное время, а затем перекрыты каменной кладкой. Датировать же весь комплекс XI в. по обнаруженному между каменными выкладками трупосожжению в ямке нельзя.

Сопки в одном могильнике с жальниками известны в 22 пунктах. Причем во всех случаях они сочетаются с жальничными могилами позднего типа (по классификации А. А. Спицына) — прямоугольной формы, ориентированными по линии запад—восток, с обкладкой из валунов средних размеров — или с могилами, отмеченными двумя камнями в головах и ногах погребения. Недостоверные сведения о нахождении в могильнике сопки и ранних могил круглой формы имеются лишь об одном пункте — Крестецкая Ямская Слобода 23. Совпадение же ареала сопок и ранних жальников прослеживается только в районе Верхнего Полужья и частично Псковского озера, т. е. на периферии сопочного региона.

Материалы не позволяют утверждать генетическую преемственность между сопками и курганами с кольцевой валунной обкладкой (наиболее ранние из них датируются XI в.), основная масса которых концентрируется на северо-западной и западной окраине ареала сопок. То же самое можно сказать и о жальниках. Единственный общий признак для них и для сопок — каменная обкладка. Неясен и вопрос о взаимоотношении сопок и круглых курганов с трупосожжениями IX—X (XI) вв.

Проблема культурно-этнической принадлежности сопок не может сейчас быть решена однозначно в пользу либо славян, либо финно-угорских племен. Наиболее перспективна наметившаяся в результате раскопок последних лет связь культуры сопок с культурой длинных курганов.

К содержанию 166-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Бранденбург Н. Е. Курганы Южного Приладожья. — МАР, 1895, 18; Спицын А. А. Сопки и жальники. — ЗРАО, 1899, XI, 1-2; Равдоникас Б. И. Доисторическое прошлое Тихвинского края. Тихвин, 1924.
  2. Седов В. В. Новгородские сопки. — САИ, 1970, вып. Е1-18.
  3. Там же, с. 31.
  4. Там же, табл. XIX.
  5. Рерих Н. К. Некоторые древности пятин Деревской и Бежецкой. — ЗОРСА, 1903, V, 1; Глазов В. Н. Отчет о поездке в Крестецкий уезд Новго¬родской губернии. — ИАК, 1904, 6.
  6. Ляпушкин И. И. Славяне Восточной Европы накануне образования древнерусского государства. — МИА, 1968, 152, с. 111—113.
  7. Седов В. В. Длинные курганы кривичей. — САИ, 1974, вып. Е1-18, с. 51—53.
  8. Лебедев Г. С. Начало Верхней Руси по данным археологии. — В кн.: Проблемы истории и культуры северо-запада РСФСР. Л., 1977, с. 92, 93.
  9. Лебедев Г. С. Начало Верхней Руси…, с. 90—95; Лебедев Г. С., Рябинин Е. А. Сопки и жальники. — В кн.: Проблемы археологии. .Л., 1978, 2. с. 152— 163.
  10. Рерих Н. К. Некоторые древности Шелонской пятины и Бежицкого конца.—ЗРАО, 1899, XI, 1-2, с. 351—372.
  11. Лебедев Г. С. Сопка у д. Репьи в Верх¬нем Полужье. — КСИА, 1978. 155, с. 93—100.
  12. Передолъский В. С. Бытовые остатки насельников Ильменско-Волховского побережья и земель великоновгородского державства каменного века. СПб., 1893, с. 89.
  13. Петренко В. П. Некоторые сведения о сопках Северного Поволховья. — В, кн.: Проблемы истории и культуры северо-запада РСФСР. Л.. 1977, с. 85—90.
  14. Колмогоров А. Тихвинские курганы. — Труды XV АС. М., 1914, I, с. 411—434.
  15. Лебедев Г. С. Сопка у д. Репьи…, с. 93—100.
  16. ОАК за 1913 г., с. 164.
  17. Богословский Н. Г. Отчеты о раскопках. — ИОЛЕАЭ, 1878—1879, XXXI, с. 205, 206.
  18. Рерих Н. К. Некоторые древности Шелонской пятины…, с. 350. 351.
  19. Там же, с. 371, 372.
  20. Alexandrow V. V Tallgren А. М. Funde aus der romischen Eisenzeit im Gouv. Novgorod. — ESA, 1930. V.
  21. Седов В. В. Новгородские сопки, с. 17.
  22. Лебедев Г. С., Рябинин Е. А. Сопки и жальники, с. 159.
  23. Репников Н. И. Жальники Новгородской земли. — ИГАИМК, 1931. IX, 5. № 365.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
http://arheologija.ru/pronin-sopki-kurganyi-zhalniki-k-voprosu-o-preemstvennosti/