Происхождение человека: современная проблемная ситуация в археологии и пути её разрешения

«Проблемная ситуация в современной археологии» | К следующей главе

Проблема происхождения человека — одна из ведущих тем в археологии. Изучение памятников палеолита на протяжении уже почти двух столетий осуществляется прежде всего под знаком разрешения вопросов происхождения и древнейших этапов развития человечества. За истекшее время накоплен огромный фактический материал и исследованы многочисленные аспекты этого сложного и трудного для понимания процесса. Тем не менее следует отметить, что в изучении антропогенеза в археологии по некоторым даже узловым вопросам до сих пор не достигнуто единства мнений. Указанные противоречия отчетливо проявляются тогда, когда данные археологии рассматриваются в комплексе с выводами других научных дисциплин, занимающихся этой проблемой. Сложилась ситуация, требующая детального анализа проблемы с целью поиска путей ее разрешения.

Прежде всего предстоит осветить основной вопрос: как в современной археологии решается указанная проблема. Чтобы получить ясный и хорошо обоснованный ответ, необходимо рассмотреть ряд частных вопросов: в чем сущность антропогенеза и каковы философско-мировоззренческие принципы решения проблемы; в какой мере они используются при формировании выводов археологии; когда и под влиянием каких факторов сложилась существующая противоречивость во взглядах; и наконец, каковы предпосылки выхода из сложившейся ситуации и создания на этой основе логически упорядоченной научной концепции. Получение ответов на поставленные вопросы предполагает как онтологический, так и гносеологический анализ археологического знания по затрагиваемым вопросам; ибо предстоит рассмотреть не только содержащиеся в нем выводы, но и методы их получения и каким образом происходил процесс становления человека и общества, как в развитии органического мира возникла новая социальная форма движения материи. Эта проблема имеет комплексный междисциплинарный характер, ибо изучение человека в его генетических истоках требует совместных усилий представителей многих научных дисциплин как обществоведческого, так и естественнонаучного профиля. Человек, человеческая деятельность, мир человека — всеобщие категории, раскрывающие специфику социального бытия и его качественные отличия от биологической жизнедеятельности, — вот почему проблема антропогенеза носит ярко выраженную мировоззренческую окраску. Сказанное определяет важную роль методологических аспектов проблемы не только в осмыслении конкретно-научных фактов, но и в определении самого характера научного поиска, в выделении стержневых на том или ином этапе разватия науки вопросов, требующих первостепенного решения. Философско-методологическая постановка проблемы антропогенеза позволяет преодолеть свойственные отдельным научным дисциплинам узко специальные подходы в решении междисциплинарных по содержанию задач и тем самым обеспечить их полноценное участие в формировании целостного знания.

Археология со времени своего возникновения активно включилась в исследование вопросов древности человеческого общества, ибо только она в качестве непосредственного объекта своего исследования рассматривает предметный мир, порожденный новой социальной формой существования жизни. Кроме того, в процессе экспедиционных исследований археологи добывают не только вещественные археологические материалы, но и антропологические источники, позволяющие восстановить процесс формирования тела человека, следовательно, его физических и психических свойств, необходимых для осуществления социальной жизнедеятельности.

Проблема антропогенеза относится к теоретическим проблемам высокого абстрактного уровня. Она требует рассмотрения человека не в контексте многообразия его конкретно-исторических форм существования, а как всеобщего субъекта истории, носителя качественно отличной от биологической социальной жизнедеятельности. Эта специфика создает для археолога, работающего в области антропогенеза, значительные познавательные трудности. Археология является общественной научной дисциплиной, но археолог, будучи обществоведом, при решении указанных вопросов должен выйти за пределы обществоведения, ибо речь в данном случае идет не столько об общественном развитии как таковом, сколько о процессе его возникновения на основе достижений биологической формы развития органического мира. Кроме того, за отдельными археологическими комплексами, которые рассматриваются в археологии прежде всего с точки зрения их локальных и региональных особенностей, археолог должен увидеть и оценить всеобщие, универсальные, необходимые характеристики и скоррелировать их с выводами других конкретных наук, исследующих данную проблему со своей специфической стороны. Иными словами, археолог, занимающийся теорией антропогенеза, должен выйти за пределы обычных в археологии приемов и методов оценки источников, побороть в себе искушение замкнуться в рамках конкретно-исторической оценки фактов, неприемлемых для теоретического исследования.

Анализ археологического знания по проблеме антропогенеза может быть продуктивным при соблюдении нескольких условий. Важнейшее из них — четкое осознание сущности антропогенеза, специфического места, которое занимает знание о нем в системе наук.

Антропогенез — происхождение человека. Следовательно, чтобы ответить на вопрос о сущности антропогенеза, необходимо ответить на вопрос: что такое человек, в чем его сущность? Сущность человека является, таким образом, конструктивным принципом теории антропогенеза. Диалектико-материалистическая методология рассматривает человека в качестве биосоциального существа, подчиняющегося в своем развитии действию как биологических, так и социальных закономерностей, подчеркивая, однако, что последние являются главными, ведущими, определяющими в развитии человека и общества. По своей природе человек — существо биосоциальное, но основная сущность его социальна.

При определении социальной сущности человека возникает вопрос: с каких позиций ее оценивать? Ведь человек в своем историческом движении не остается неизменным; он развивается, совершенствуя и обогащая свою социальную сущность. Следовательно, сущность человека должна определяться в контексте его всеобщих отличий от биологических существ, которые проявляются на всех этапах исторического развития человека. В определении сущности человека должны фигурировать те характеристики, которые свойственны не только человеку настоящего и прошлого, но и человеку будущего. В марксистско-ленинской философии сущность человека рассматривается как совокупность всех общественных отношений, объединяющих людей в общество. Таким образом, при решении вопросов генезиса человека он рассматривается в его всеобщности, как субъект социальной истории, как существо, качественно отличное от биологических существ. При таком подходе научный поиск не выходит из строгих рамок теоретического исследования, т.е. поиска всеобщих закономерностей, он не вовлекает в себя временные, региональные и локальные особенности, играющие важную роль, когда на основе теоретического знания решаются задачи конкретно-исторического характера.

Человек — носитель качественно новой, по сравнению с биологической, социальной жизнедеятельности. Выделившись из животного царства, сохранив за собой принадлежность к органическому миру, человек в ходе собственного становления вышел за пределы биологического и создал качественно иной, надбиологический мир своего существования. Человек, с одной стороны, характеризует высший этап развития живой материи, а с другой — является существом, сущностные силы которого определяются надбиологическими факторами.

Исходным принципом, единым основанием, позволяющим рассматривать человека как закономерный и высший этап эволюции живой материи и одновременно как продукт собственного исторического развития, есть труд — целесообразная, сознательная предметно-практическая деятельность, направленная на переработку вещества природы в пригодную для человека форму потребления, которая осуществляется с помощью специально изготовленных средств — орудий труда. Если марксизм рассматривает труд в качестве основы социального бытия человека, его социальной сущности, но становление человека есть становление труда. Вот почему марксистская концепция происхождения человека получила наименование трудовой теории антропогенеза. В ходе этого процесса формируются не только труд и его атрибуты — сознание, язык, коллективность, — но и сам человек — его физические и психические свойства, позволяющие ему осуществлять социальную жизнедеятельность. Формируясь, труд формирует своего субъекта — человека, являющегося существом сознательным и коллективным, т.е. социальным. В этом суть хорошо известной фразы Ф.Энгельса: ”…труд создал самого человека” (Маркс, Энгельс, т. 20, с. 486). Здесь, как и во всей работе ”Роль труда в превращении обезьяны в человека”, имеется в виду не труд в его расширительном смысле, включающий в себя и так называемый инстинктивный труд животных, а собственно человеческий труд. Чтобы убедиться в этом еще раз, достаточно вдуматься в содержание фразы К.Маркса: «…всемирная история есть не что инее, как порождение человека человеческим (разрядка наша. — С.С.) трудом” (Маркс, Энгельс, т. 42, с. 127). На указанное обстоятельство необходимо обратить особое внимание по той причине, что в конкретных науках, и прежде всего в современной археологии, приведенным выше словам Ф.Энгельса нередко придают совершенно иной смысл: трактуют их как указание на то, что сначала возник человеческий труд, который затем в своем развитии создал из биологического предшественника самого человека.

Итак, марксистское положение о том, что природное в человеке есть продукт истории, что оно опосредовано социальным — вот та философско-мировоззренческая основа, которая позволяет преодолеть научные заблуждения и построить надежный концептуальный базис для решения проблем генезиса и исторического развития человека. Марксистская философия отстаивает монистическое понимание человека, рассматривает в единстве его физическую и психическую природу. Единство истории и природы в развитии человека проистекает из диалектико-материалистического единства законов природы и общества. Монистическое понимание человека есть реализация теоретического положения о том, что высшая социальная форма движения материи включает в себя более низкие — физическую, химическую, а также биологическую, но уже в преобразованном виде. Вот почему биологическое в человеке опосредовано социальным. Этот вывод — величайшее завоевание марксизма, оно впервые радикально устранило психофизиологический и социобиологический дуализм в изучении человека, его настоящего, прошлого и перспектив будущего. «Именно на основе такого понимания в историческом материализме решается проблема антропогенеза и социогенеза в их единстве” (Ананьев, 1977, с. 19).

Монизм человека — отправной пункт любого анализа фактов в вопросах происхождения человека, безотносительно к тому, каких научных дисциплин они касаются. Единство человека и труда в его истории определяет подходы к выяснению самого механизма происхождения человека на основе конкретных научных фактов. Вне всякого сомнения, был прав М.Б.Туровский, когда писал: «…диалектика марксистской теории антропогенеза заключается в том, если труд создал человека, то человек, и только он, создал труд” (Туровский, 1963, с. 57).

В этом — объяснение важнейших принципов трудовой теории антропогенеза — принципа труда и принципа целостности. Ведущая роль труда в антропогенезе заключается в том, что формируясь сам как основа жизнедеятельности нового социального типа, он подчиняет себе сферы физического и психического развития наших далеких предков и на этой основе формирует самого человека, его специфические физические и психические свойства. Благодаря труду возникающие новые, неизвестные в биологическом мире факторы организации живой материи срастаются в неразрывное единство — социальную систему. Труд в процессе антропогенеза выполняет роль системообразующего фактора, он формирует весь социальный комплекс: сознание, язык, социальные связи, общественную психологию и т.д. (Шинкарук, Молчанов, Хорошилов, 1973, с. 29).

В работах по антропогенезу труд часто рассматривается односторонне — как процесс получения необходимых для человека жизненных благ. Но, являясь таковым, он в то же время — процесс социальнообразующий, постоянно воссоздающий не только материальные и духовные блага, но и социальные связи между людьми. Вот почему становление труда нужно оценивать и как процесс становления социальности. Становление общества и становление труда суть разные стороны одного и того же процесса.

В теории марксизма общественное развитие рассматривается как развитие, системное по своему характеру. За историческими закономерностями диалектико-материалистическая методология видит закономерности смены одних общественных систем другими. Антропогенез — это становление социальной системы самого высокого уровня, включающей в себя более частные системы. Системный характер имеют и трудовая деятельность, средства труда, производство, производительные силы общества, сознание, коллективность, поэтому становление человека и общества нельзя рассматривать вне формирования системных взаимосвязей различных уровней и сфер общественного развития.

Антропогенез есть переходный период между животным и человеком, длительный эволюционный процесс, в ходе которого формируется новое социальное качество.

Обоснование переходного характера антропогенеза опирается на философскую категорию становления и находит объяснение в диалектике прерывного и непрерывного. Возникновение социальности означало скачок, т.е. перерыв постепенности в развитии живой материи. Переходное состояние связывает биологическую и социальную формы ее развития и обеспечивает тем самым диалектичность понимания антропогенеза как скачка и как единого эволюционного процесса (Товмасян, 1972, с. 16).
Таким образом, принцип переходности теории антропогенеза вытекает из самой сути диалектико-материалистического понимания развития в природе и обществе.

Новая форма движения материи не может возникнуть внезапно; всякому новому предшествует созревание предпосылок нового в недрах старого качества, возникновение генетически исходных элементов нового, обогащение их содержания и форм, ведущее к окончательному отрицанию старого и полному господству нового. Обоснование переходного периода в теории антропогенеза принадлежит Ф.Энгельсу. ”… Признав происхождение человека из царства животных, — писал он, — необходимо допустить такое переходное состояние” (Маркс, Энгельс, т. 21, с. 29). В соответствии с этим он говорил о переходных существах, названных им формирующимися людьми (там же, т. 20, с. 487, 489, 492).

Понимание переходности антропогенеза выдвигает необходимость выделения не только переходных существ по структуре тела, но и переходных типов их жизнедеятельности. Следует при этом подчеркнуть, что переходные существа, т.е. формирующиеся люди, не могут быть сведены ни к исходным животным формам, ни к готовому, сформировавшемуся человеку (Батенин, 1976, с. 56, 57). «Переходные существа», — пишет ИЛ.Андреев, — уже нельзя причислить к обезьянам, как нельзя признать их «готовыми людьми”. Первобытное стадо не было животной стаей, однако еще не являлось собственно социальной ячейкой, до которой ему предстояло пройти громадный эволюционный путь” (Андреев, 1982, с. 184). Содержание жизнедеятельности переходных существ — становление социальных форм жизни. «Становящийся человек, — отмечал М.Б.Туровский, — есть животное, вовлеченное в небиологическое отношение. Поэтому главным содержанием антропогенеза является переделка его животной природы” (Туровский, 1963, с. 68).

Принципы труда, целостности и переходности ни в коей мере нельзя рассматривать как одну из многих теоретических позиций для оценки фактов по антропогенезу. Это единое исходное методологическое основание для системной разработки проблемы, оно вытекает из мировоззренческого и научного потенциала марксизма в вопросах человекознания. Системность есть основное условие построения подлинно научного знания, вот почему и методологические принципы решения проблемы антропогенеза представляют собой неразрывное единство теоретических оснований, являющихся составной частью марксистской методологии. Использование этих принципов не может быть половинчатым или непоследовательным. Они взаимосвязаны и взаимообусловлены, и только при условии их всестороннего и последовательного использования в качестве методологических средств рассмотрения фактов всех наук, изучающих проблему антропогенеза, возможен прогресс в изучении всех слагаемых процесса происхождения человека.

Специфика антропогенеза определяет то место, которое наука о происхождении человека занимает в системе научных знаний. Поскольку антропогенез есть переходный период между царством животных и человеческим обществом, в котором органически переплелись закономерности биологические и социальные, трудовая теория антропогенеза относится к научным дисциплинам переходного характера. ”Эта теория обусловливает переход процесса развития от ступени природы на ступень человека как мыслящего и социального существа. Благодаря этой теории была найдена важнейшая объективная основа для того, чтобы органически вместе с тем диалектически связать две основные отрасли научного знаний — естественнонаучное и гуманитарное знание. Тем самым выполнялась задача общего теоретического синтеза всех наук вообще’’ (Кедров, 1985, с. 89). Этой объективной основой, как уже подчеркивалось, является труд, только в нем природное превращается в социальное.

В современной науке сложились два концептуальных подхода к объяснению праистории человечества. Эволюционно-биологический подход ставит своей задачей решение проблемы в границах и средствами естественнонаучной теории. Социально-трудовой подход решает проблему на основе поиска генетических основ социальности, в центре которой лежит труд. Но чтобы получить целостное знание о человеке как о высшем результате закономерного развития живой материи и продукте собственной истории, необходимо объединить оба подхода, и это возможно только при условии выхода за пределы каждого из них и объединения на основе методологических подходов более высокого уровня, о которых писалось выше. При такой постановке проблемы в центре внимания оказываются не биологические предпосылки становления человека и не его социальные последствия, а сам механизм данного процесса (Иванов, 1979, с. 64, 65, 94).

Специфически переходное положение теории антропогенеза в системе наук ставит перед каждым исследователем, и перед каждым археологом в том числе, ряд серьезных методологических требований.

Чтобы осуществить такой широкий подход к рассмотрению источника, необходимо учитывать не только многообразие социального, но и многообразие биологического, не замыкаться в узких для этих целей рамках данной конкретной науки, а стремится к освоению фактов и методов других наук, т.е. к соединению этих двух диалектически противоположных подходов к оценке фактического материала. Иными словами, нужно осваивать междисциплинарный уровень исследования проблемы. Интегрирующую роль при этом призвана сыграть философия. Без освоения и практического применения философских аспектов проблемы раскрыть механизм антропогенеза не представляется возможным. Игнорирование философской сути проблемы происхождения человека ведет к подмене теоретических реконструкций междисциплинарного уровня конкретно-научными реконструкциями либо биологического, либо обществоведческого характера, которые сами по себе не в состоянии ответить на основной вопрос: как осуществилось возникновение социального на основе высших достижений биологического.

Таковы в самом общем виде методологические подходы к изучению проблемы происхождения человека, из которых вытекают задачи, стоящие перед конкретными науками, занимающимися этой проблемой.

В заключение несколько слов о терминологии. В последние годы при объяснении происхождения человека кроме термина антропогенез широко используется термин социогенез. Под социогенезом понимается становление социальных факторов и социальных связей. Его используют тогда, когда в конкретном исследовании вопросы формирования человека как биологического вида остаются вне поля зрения исследования. По этой причине термин антропогенез у некоторых исследователей приобретает новое значительно более узкое содержание — становление структуры тела человека, т.е. его соматических признаков. В этих условиях, чтобы обозначать процесс становления человека в единстве его биологических и социальных характеристик, введен в научный оборот новый термин — антропосоциогенез.

В настоящем разделе мы не используем термин антропосоциогенез, и вот почему. Марксистская методология отстаивает деятельную сущность человека. Она, как подчеркивал К.Маркс, ”… есть совокупность всех общественных отношений” (Маркс, Энгельс, т. 3, с. 3). Человек не существует вне его социальных характеристик. Монистическое понимание человека, единство в нем биологического и социального требуют единого термина для обозначения его исторического возникновения. Термин антропогенез выполняет именно такую смысловую нагрузку. Антропогенез включает в себя социогенез в качестве необходимого и важного момента. Социогенез, таким образом, есть одна из сторон антропогенеза. При таком подходе использование термина антропосоциогенез оказывается излишним. Что же касается процесса формирования телесных свойств человека как одного из моментов целостного процесса становления человека, то для него целесообразно использовать термин морфогенез человека.

«Проблемная ситуация в современной археологии» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика