Предисловие

В последние годы в археологии резко возрос интерес к проблеме реконструкции, как единственно возможному выходу археологических исследований. Подходы, процедура и методы реконструкции базируются на самых разных достижениях отечественной и зарубежной научной мысли. Это широкое использование методов естественных наук, математической статистики, этнографических, астрономических и географических наблюдений, экспериментальных и социологических исследований и т.п. В практике реализации различных подходов и методов отечественная наука развивается своим путем, отличным от американской и западноевропейской археологии. Специфика отечественной археологии заключается в доминанте социально-экономических и этнокультурных реконструкций исторического процесса, в то время как область источниковедения, методов анализа и работы с источниками, а также процедурные стороны этого анализа разрабатываются менее интенсивно. Объяснение данному явлению лежит в истории развития отечественной археологии, становлении ее методологии в русле единой теории исторического материализма [Глушков И.Г., 1983]. Как известно, сильная сторона марксизма, как теории общественного развития, заключается именно в социально-экономической детерминанте исторических событий, взаимосвязи отношений в системе производства и воспроизводства, а также категорий и средств производства и труда. Все это давало реальные методологические рычаги для воссоздания, часто очень схематического, этапов древней истории на основе, а точнее, с использованием археологических свидетельств. Методы источникового анализа и реальная информация, содержащаяся в вещественных источниках, уступала место общим социологизированным (этнизированным) реконструкциям, основанным более на теоретических посылках, чем на извлекаемой из источника информации.

На современном этапе, в связи с ослаблением политического регулирования философских и методологических дисциплин, появилась возможность использования различных методологий и теорий для объяснения исторического прошлого, а в связи с этим и разработка самых различных методов извлечения информации из источника. В поисках необходимого опыта отечественная археология обратилась к зарубежным исследованиям, в которых представлены многообразные подходы к вещественному источнику и методам его анализа.

Наиболее актуальной в этой связи является проблематика параархеологии, которая «устанавливает вне археологии закономерности, приложимые к целостным объектам и процессам прошлого, оставившим материальные следы и интересующим археологию» [Клейн Л.C., 1991, с. 339]. К области теории принадлежит и проблема перевода информации с одного языка на другой, другими словами — проблема адаптации внеархеологической информации к нуждам археологии. В данном процессе отмечается две стороны: 1) перевод археологической информации в информацию исторического порядка и 2) перевод исторической (деятельностной: социальной, этнической, психологической и т.п.) информации в археологическую. Эти две стороны настолько связаны и взаимообусловлены, что реализация одного подхода без другого невозможна или, по крайней мере, нецелесообразна.

В идеале, каждая категория источников (целостных объектов) должна иметь свою теоретико-методическую базу, включающую теорию и вытекающие из нее методы исследования. По такому пути пошла американская археология («археология поселений», «археология смерти», «керамическая археология», «живая археология»), охватывающая кросскультурными исследованиями отдельные категории источников. Керамика в этом отношении не является исключением.

Керамика как одна из категорий археологического материала — многоплановый, информативный источник, содержащий сведения не только о гончарстве как социально-экономическом институте первобытности, но и о семейно-брачных отношениях, этнокультурных контактах, идеологических представлениях, уровне развития техники. Археологу, для того, чтобы извлечь эту информацию из керамических источников и восстановить древнюю гончарную систему или ее элементы, необходимо иметь знания в самых различных областях человеческой деятельности: технологической (свойства глин, добавок, опыт работы с глиной, формовка, обжиг, инструменты и их особенности), искусствоведческой (основы симметрии и композиции, стилистико-семантические закономерности, моторика и способы нанесения узоров, отличие глины от других материалов и т.д.), культурологической (способы передачи гончарной информации, способы ее усвоения и переосмысления, семантика, механизмы распространения эмпирических закономерностей керамических стилей, этапность освоения новых форм, этническая специфика), социально-экономической (функции посуды, нормы использования, зависимость типов посуды от типов хозяйства, традиционные и рыночные механизмы функционирования гончарства, семейно-родовые отношения в гончарстве и т.п.), археологической (утилизация керамики, механизмы ее залегания в культурном слое, изменение с течением времени, факторы разрушения). Каждая из этих областей требует разработки и адаптации методов и алгоритмов анализа к задачам археологии, проверки их эвристических возможностей, разработки теоретических вопросов керамического источниковедения.

Наиболее перспективный путь исследования керамического производства — от изучения деятельностных стереотипов к следам-признакам на сосудах и к проверке гипотез на экспериментальных и археологических эталонах. Здесь велика роль экспериментальной археологии и этноархеологии, где в смоделированной или «живой» ситуации можно наблюдать образование следов-признаков, выяснить механизмы и условия их изменения для того, чтобы экстраполировать обозначившиеся закономерности на археологический материал, установить взаимосвязь между идеями и деятельностью (живой культурой) с одной стороны, и предметами и вещами (мертвой культурой) — с другой. Это, в свою очередь, могло бы использоваться в качестве рычага при реконструкции по вещам исторической (технологической, идеологической, социальной и др.) деятельности.

Технология гончарства, как никакая другая область исследования, нуждается в такого рода изучении, в силу специфики технологической информации, связанной одновременно как с природным, так и социальным факторами (опредмеченная природа). В последние годы появляется все больше работ, направленных на экспериментально-технологическое изучение гончарства по археологическим источникам [Rye O.S., 1982; Бобринский А.А., 1979; Reid K.S., 1984]. В отечественной археологии большая заслуга в разработке визуально-диагностических признаков гончарной технологии принадлежит А.А. Бобринскому и его школе [Бобринский А.А., 1979; Цетлин Ю.Б., 1980], в разработке инструментально-диагностических признаков —
О.Ю. Круг, Э.В. Сайко, И.О. Жущиховской [Сайко Э.В., 1982; Жущиховская И.С., 1990; Жущиховская И.С., Залищак Б.Л., 1986].

В настоящей работе делается первая в отечественной археологии попытка обобщить элементы обоих направлений, раскрыть методы технологического анализа керамики через следы-признаки и те операции, о которых они свидетельствуют. Для археолога-некерамиста это ключ к использованию предлагаемых методик в повседневной практике.

Зачастую, потеря технологической информации о керамике у «классических» археологов, работающих в равной степени со всеми видами источников, связана с незнанием специфических технологических признаков и приемов дешифровки, глубокая разработка которых ведется археологами-«керамистами». Поэтому в данном исследовании на широком экспериментальном и археологическом материале излагается система технологических следов-признаков и связанных с ними операций. Многие из изложенных методов подвергались статистическому и экспериментальному тестированию. В книге впервые публикуются содержательные и иллюстративные результаты многолетних экспериментов, технологические эталоны археологических коллекций памятников бронзового века Обь-Иртышья, этнографические данные этноархеологических экспедиций к армянским и белорусским гончарам.

Впервые вводятся в научный оборот источники по технологии гончарства западносибирских культур эпохи бронзы. Ими послужили керамические материалы памятников таких археологических культур Обь-Иртышья, как кротовская, самусьская, ботайская, сузгунская, одиновская, крохалевская, андроновская (черноозерская группа), алакульская (петровские и федоровско-алакульские материалы), екатерининская (байрыкская), атлымская, позднебронзовая гребенчато-ямочная посуда (барсовская, чилимская).

Самостоятельным источником являлись материалы экспериментальных исследований, проводившихся в течение 1984 — 1985 и 1988 — 1994 гг. За это время были выполнены программы по формовке, обработке поверхности, обжигу, декорированию, экспериментально-петрографические исследования. Керамическая типология рассматривалась не только на материалах экспериментов, но и на данных этноархеологического изучения белорусского гончарства и приемов работы современных гончаров на Черлакском керамическом заводе (Омская область).

Основное внимание в книге уделяется разработке методов технологической диагностики археологической керамики на примере археологических комплексов бронзового века Обь-Иртышья.

В общем виде задачи предлагаемой книги автор видит в разработке системы следов-признаков всех этапов создания сосуда, статистической и экспериментальной проверке некоторых методов керамической диагностики, моделировании формовочных операций, разработке экспериментальных критериев морфологического стандарта (типа формы), технологической классификации декоративных приемов и техник, реконструкции технологических традиций Обь-Иртышских археологических культур бронзового века.

Насколько все это удалось выполнить автору — судить читателям.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1908 Родился Уиллард Франк Либби — американский химик, разработчик метода радиоуглеродного датирования. Этот метод используют археологи, почвоведы и геологи для определения возраста биологических объектов.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика