Порфиридов Н.Г. Надписи на ножах русских мореходов XVII в.

Как известно, бумажная продукция производится из древесины, поэтому остро стоит вопрос о вторичном использовании бумаги, картона, в связи с неблагоприятной экологической ситуацией на планете. Особенно актуален сбор макулатуры в крупных городах, таких как Москва и Санкт-Петербург, где переработку бумажных отходов можно привратить в прибыльный бизнес. Причем выгоду от приема и передачи макулатуры получают все — город освобождается от мусора, офисные учреждения — дополнительную прибыль и сбыт бумажных отходов, а леса остаются целыми.


К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №2)

Среди инвентаря русских мореплавателей XVII в., найденного в 1941 г. у восточного побережья Таймырского полуострова, находится несколько ножей с деревянными черенками, украшенными резным орнаментом. Два из них имеют, кроме того, такие же резные надписи.

Последнее обстоятельство справедливо обусловило особое значение данных предметов и привлекло внимание уже первых издателей таймырского комплекса 1. Позднее, в особом сборнике, посвященном исследованию вещей таймырской находки, о ножах писал ряд авторов. Надписям на ножах в сборнике посвящена специальная статья 2.

Несмотря на относительно хорошую сохранность и четкость вырезанных на черенках ножей букв, в целом надписи трудно поддаются прочтению. Автор указанной статьи объясняет это своеобразием начертаний букв в русской вязи XVI—XVII вв. и тем, в особенности, что «здесь мы имеем не письмо пером на бумаге, а резанье ножом по дереву и притом выпуклыми буквами, что, несомненно, заставляет прибегнуть к некоторым упрощениям» 3.

Непонятно, почему автор называет буквы выпуклыми, тогда как они вырезаны углубленно (вероятно, под заливку или инкрустацию). Впрочем, вырезывание ножом, притом на небольшой и неудобной поверхности, действительно могло способствовать упрощению или даже искажению привычных буквенных начертаний.

На основе подробного анализа букв автор статьи прочитал первую надпись как «Акакия Мурмз», вторую — «Ивана Мурмз». Он считал их именными надписями, с прибавлением к имени в том и другом случае эпитета «Мурмз», который расшифровывал как обозначение происхождения — «мурманец». Из этого прочтения надписей сделан далеко идущий вывод, касающийся организатора всей экспедиции: «…мы осмеливаемся назвать рассматриваемую в данном сборнике безыменную экспедицию русских людей начала XVII в. экспедицией Акакия Мурманца» 4.

Не касаясь вопроса об исторической возможности приурочения к Мурману организации данной русской экспедиции, нельзя не отметить некоторой искусственности и натянутости как палеографической, так и лексической расшифровки надписей. По-видимому, возможно другое их прочтение.

Не вызывают особого сомнения именные части обеих надписей. В имени «Акакий» (рис. 1, 1) соединительная черта между первыми «А» и «К», вероятно, не имеет буквенно-фонетического значения и вызвана особенностями техники вырезывания, рассчитанного на заливку. Во второй надписи (рис. 1, 2) имя «Иван» употреблено в притяжательной форме, известной в нашей вещевой эпиграфике с древнейших времен 5.

Второе слово, сопутствующее в обеих надписях именным обозначениям, имеет в том и другом случае одинаковое начертание и, очевидно, одинаковый смысл. Это слово в надписях предшествует собственным именам, а не сопровождает их, так как надписи естественнее читать не с середины строки, а с разделительной черты, идущей вдоль всего черенка ножа по тыльной части.

Слово состоит из пяти букв. Начнем с наиболее ясно и бесспорно читаемых. Вторая буква слова, несомненно, «У». Третья — «Р» — также не вызывает сомнений. Четвертая никак не может быть принята за «М», с начертанием которого она не имеет ничего общего. Это скорее всего «Т» с опущенным левым плечом и коротким правым, чтобы иметь возможность поместить над первым петлю буквы «Р», а под вторым — последнюю пятую букву — «Ъ».

Рис. 1. 1 — надпись на черенке первого ножа; 2 — надпись на черенке второго ножа; 3 — буква «П" в поморских рукописях.

Рис. 1. 1 — надпись на черенке первого ножа; 2 — надпись на черенке второго ножа; 3 — буква «П» в поморских рукописях.

Остается первая буква, принятая исследователем надписи также за «М». Начертание буквы с двумя перекрещивающимися линиями между вертикальными штамбами для «М» необычно. Ни в изданных, ни в известных нам книжных и вещевых надписях не приходилось встречать такого начертания. Из всего алфавита единственная буква, которую можно назвать в данном случае, это «П», с осложненной ради орнаментальности фигурной верхней перекладиной. Чрезвычайно близкое к этому начертание буквы «П» встречаем в старообрядческих поморских рукописях, где оно сохраняется с XVII до XIX в. Приводимые образцы буквы «П» (рис. 1, 3) с выгнутыми и прямыми штамбами и сложнофигурным верхом взяты из крюкового обихода поморского письма 6, где ими начинаются слова: припев, прибегнуть, посреди, поем, пасха, похвала, премудрость и др.

Таким образом, в целом получается слово «пурт». Что оно может обозначать? Словарь Даля дает это слово в качестве местного сибирского, но с явно неподходящим значением — тележный кузов, ящик, лубяник 7. Однако объяснение ему находится гораздо ближе, в бытовой и технической терминологии как раз тех кругов, которым принадлежит и весь комплекс находок на о. Фаддея и в заливе Симса.

В статье о снаряжении русских промышленников в XVII в., составленной на основе многочисленных документов, акад. С. В. Бахрушин указывает: «Необходимой частью промышленного снаряжения были топор и нож, обычно «чугрики простые с ножнами», как назывались ножи, выделывавшиеся на Мезени, или зырянские «пурты» 8.

Пурты, как и другой железный товар, выделывались и употреблялись не только на Мезени. Они были в числе ходового товара также в Мангазее. Будучи центром северо-западного сибирского морехотства и торговли, базой многочисленных экспедиций, этот город в большом количестве ввозил и руками собственных кузнецов и литейщиков вырабатывал всякую корабельную снасть — якори, цепи и т. п., а для торговли и обмена, в особенности «на остяцкую и якутскую руку»,— медь красную в котлах, олово, топоры, пурты и пр. 9.

В свете этих данных интересующие нас надписи на ножах не могут ли иметь простое и естественное значение: пурт. (т. е. нож) Ивана и пурт (т. е. нож) Акакия?

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №2)

Notes:

  1. Б. О. Долгих. Новые данные о плавании русских Северным морским путем в XVII веке. Проблемы Арктики, 1943, № 2, стр. 212—213; А. П. Окладников. Древнерусские полярные мореходы у берегов Таймыра. Арктический н.-и. институт Главсевморпути при СНК СССР. Доклады юбилейной сессии. М.— Л., 1945, стр. 1.
  2. См. В. В. Гейман. Надписи на ножах. Сб. «Исторический памятник русского арктического мореплавания XVII века. Археологические находки на острове Фаддея л на берегу залива Симса». Л.— М., 1951, стр. 141—144.
  3. Там же, стр. 141.
  4. Там же, стр. 143.
  5. Б. А. Рыбаков. Овручские пряслица. Доклады и сообщения исторического факультета МГУ, вып. 4, 1946.
  6. Собрание Гос. Русского музея, № Гр. 89.
  7. В. Даль. Толковый словарь. М., 1955, т. III, стр. 539.
  8. С. В. Бахрушин. Снаряжение русских промышленников в Сибири в XVII веке. Сб. «Исторический памятник русского арктического мореплавания XVII века», стр. 89.
  9. Ю. А. Лимонов. Из истории Мангазеи и мангазейского хода. ВЛГУ № 14 1956, стр. 120.

В этот день:

  • 1721 Вышел указ Петра I, гласящий: «Куриозные вещи, которые находятся в Сибири, покупать сибирскому губернатору, или кому где подлежит, настоящею ценою и не переплавливая, присылать в Берг и Мануфактур-Коллегию, а в оной, потому ж не переплавлнвая, об оных докладывать его величеству»

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика