А.В. Полеводов, А.Я. Труфанов — К вопросу о периодизации сузгунской культуры

К оглавлению сборника «Керамика как исторический источник»

Для исследователей сузгунской культуры эпохи поздней бронзы керамика является практически единственным источником для изучения происхождения этой культуры, ее развития и исторических судеб. Не оставляет исключения проблема периодизации. Хотя сузгунская культура не единственная “керамическая” в Западной Сибири, представления о ее периодизации формировались весьма своеобразно.

Как известно, Сузгун-II долгое время оставался едва ли не единственным памятником культуры. Отсутствие полноценной его публикации привело к тому, что памятники лесного Прииртышья, которые сегодня однозначно считаются сузгунскими, долгое время не идентифицировались с этой культурой, хотя их стационарные раскопки проводились в 1961, 1962, 1970, 1971, 1974, 1976, 1977 годах. Культурная атрибуция керамики Чудской Горы и Красноозерок прошла долгий путь от “еловской” ( Косарев, 1964) и сопоставимой с ирменской и большеложской (Матющенко, Чиндина, 1976) к “еловско-сузгунской” (Потемкина, 1978; Косарев, 1981) до собственно сузгунской (Косарев, Потемкина, 1985; Косарев, 1987; Корочкова, 1987).

Очевидно, что такая ситуация могла сложиться только при отсутствии у исследователя четкого представления о чертах, определяющих специфику сузгунской орнаментики, Это во многом объясняет предложенные периодизации.
Исходный критерий периодизации О.Н. Корочковой — наличие или отсутствие на посуде тех или иных памятников ирменского компонента. Разделяя точку зрения М.Ф. Косарева об окончательном оформлении сузгунской культуры с началом карасукских проникновений, Корочкова О.Н. выделила два основных этапа: первый — “собственно андроноидный” (читай “доирменский”. — авт.), и второй — с ирменской окраской, условно названный “позднесузгунским” (Корочкова, 1987). Выбор этого критерия во многом оправдан: “карасукско-ирменский” компонент в сузгунской посуде Прииртышья настолько явно прослеживается, что М.П. Грязнов в числе десяти районов сузгунской культуры выделил Усть-Тобольский (Грязнов, 1956). Аналогично Н.Л.Членова включила в крут культур карасукского типа памятники “сузгунского и абатского” типов (Членова, 1981).

С нашей точки зрения, периодизация О.Н. Корочковой не может быть принята в предложенном варианте. Во-первых, на всей территории сузгунской культуры типологически выделяется посуда более позднего периода, чем “ирменский”. В чистом виде она представлена на Хутор Боре-1 (Труфанов, 1983). Во-вторых, в сузгунских материалах Ишимо-Иртышского междуречья (полевые работы археологической лаборатории ОмГУ — 1989-1995 гг.) и Приишимья ирменский компонент отсутствует.

Трехчленная периодизация В.Т. Галкина основывается на его представлении о формировании сузгунской культуры в Нижнем Притоболье (первый этап) на базе позднеташковской керамики “гребенчато-ямочной и отступающе-накольчатой одновременно”, при активных контактах с лесостепным андроновским населением. Второй этап характеризуется распространением “основных черт материальной и духовной культуры сузгунцев” вплоть до Омской стоянки, вследствие осознания “населением …региона некоего внутреннего единства” (Галкин, 1991, с. 17).

Специфика третьего этапа — в исчезновении сузгунской культуры на территории Приишимья и Омского Прииртышья, а также ее трансформации в Нижнее Притоболье и Тобольском Прииртышье, выразившейся в появлении сузгунско-бархатовских и сузгунско-лозьвинских памятников. В.Т. Галкин подчеркивает, что содержание развития сузгунской культуры, несомненно, богаче и противоречивее (Галкин, 1992,с. 18).

Очевидно, что разработки периодизации сузгунской культуры неизбежно увязываются с проблемами ее происхождения и развития. Часто наличие какого-либо этапа в культуре определяется наличием того или иного компонента. Исходя из этого, мы хотели бы подчеркнуть, что столь крупное территориальное образование, каким является сузгунская культура, в разных регионах могло иметь различные компоненты. Более или менее единым был андроноидный суперстрат, в то время как субстратные культуры леса и лесостепи могли иметь существенные отличия. Кроме того, последующие инокультурные напластования (в частности ирменское) накладывались территориально неравномерно.

В связи с этим, нам представляется, что попытки создать единую периодизацию для всей сузгунской культуры не имеют ближайшей перспективы. Возможно, более целесообразно будет создать локальные периодизации с последующей взаимной увязкой. Не исключено, что количество этапов и их содержание будут отличаться по регионам.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика