Планирование раскопок

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Раскопки являются кульминационным моментом исследования археологического памятника. Во время раскопок получают данные, которые нельзя получить иным образом (Баркер — Barker, 1995; Хестер и другие — Hester and others, 1997). Подобно историческому архиву, почва археологического памятника является документом, страницы которого нужно расшифровать, перевести и интерпретировать, перед тем как написать точный отчет об обитателях памятника.
Не следует забывать, что раскопки — это разрушение. Археологические слои, так осторожно препарированные во время раскопок, разрушаются навсегда, а их содержимое перемещают. Здесь мы снова видим кардинальную разницу между археологией, естественными науками и историей. Ученый может легко воспроизвести условия своего эксперимента, историк может вернуться к архивам и произвести переоценку событий в жизни какого-либо политика. Но все, что остается у нас после раскопок, — это находки из траншей, оставшиеся нетронутыми части памятника, фотографии, рисунки, заметки, в которых зафиксированы наблюдения раскопщиков для вечности. Таким образом, точное фиксирование и наблюдения являются жизненно важными в повседневной работе археолога, не только ради точности собственного исследования, но и потому, что они создают архив археологической информации, к которой могут обратиться другие люди. Археологические памятники являются невозобновляемыми ресурсами. Поэтому ненаправленные раскопки бесполезны, так как осуществленные и значительные наблюдения будут похоронены в массе ненужных мелочей. Любые раскопки должны проводиться на основе здравого исследовательского проекта, целью которого является решение четко определенных задач.

Исследовательские проекты

Археологические раскопки не есть рытье по какой-то формуле, это тщательно управляемый процесс, при котором постоянно требуется творческое мышление. Имеются общие методики раскопок, но единственная подходящая зависит от памятника и этапа раскопок. Раскопки некоторым образом сопровождаются переговорным процессом, при котором достигается разумный компромисс между археологами и социальными либо коммерческим запросами современного общества. Необходимы специальные проекты исследований, учитывающие все нюансы их проведения (рис. 9.1).

Рис. 9.1. Раскопки по горизонтальной сетке укрепленного холма в Дейнбюри, Англия. Это исследование проводилось в течение многих лет, и его проекты постоянно модифицировались

Рис. 9.1. Раскопки по горизонтальной сетке укрепленного холма в Дейнбюри, Англия. Это исследование проводилось в течение многих лет, и его проекты постоянно модифицировались

Стоимость раскопок настолько велика, что сегодня проблемно-ориентированные раскопки являются скорее правилом, чем исключением, а лабораторные работы являются частью непрерывного процесса для оценки задачи исследования. Горы находок и записей, собранных во время даже короткого полевого сезона, включают сбивающую с толку массу взаимосвязанных фактов, которые исследователь должен оценивать и переоценивать в процессе изучения — в процессе постоянного рассмотрения предположений и гипотез, корреляции наблюдений и переоценки интерпретаций археологических свидетельств. Находки и планы являются основой стратегии исследователя, и они оказывают влияние на планы будущих полевых работ, они — основа постоянной переоценки целей исследования. Потребность в разумном планировании и проекте приобретает еще более острый характер при экологическом исследовании в археологии, при котором археологи пытаются понять изменения в человеческой культуре относительно природных систем, в которых обитает человек. Во многих отношениях проект исследования напоминает бизнес-план — это общая программа исследования.

Для примера рассмотрим раскопки памятника Костер в Иллинойсе. Это одни из самых больших и сложных академических раскопок, предпринятых в Северной Америке. Конечно, Костер не является единственным долговременным и четко стратифицированным поселением, но об этом памятнике имеются наиболее полные публикации.

Памятник Костер

Памятник находится в нижней части долины реки Иллинойс и представляет собой скопление 26 доисторических слоев обитания, возраст которых колеблется от 10 000 лет до приблизительно 1100–1200 годов нашей эры (Струвер и Хойтон — Struever and Hoiton, 1979). Богатство памятника стало очевидным в 1968 году, и там начались крупномасштабные раскопки. В раскопках принимали участие три археолога и шесть специалистов по другим дисциплинам, включая зоологию и ботанику. Все они пользовались компьютером лаборатории. Даже поверхностный осмотр памятника показал, что здесь требуется тщательно разработанный план исследования, чтобы максимально использовать фонды и обеспечить адекватный контроль над данными. При разработке проекта Джеймс Браун и Стюарт Струвер (James Brown and Stuart Struever, 1973) хорошо понимали, что имеется большое количество сложных переменных, которые нужно держать под контролем, и также нужно четко определить процедуру выборки и размеры собираемых единиц. Они столкнулись со значительными трудностями. Тринадцать культурных горизонтов Костера изолированы друг от друга наносными стерильными почвами, и каждый из них может рассматриваться как отдельная задача при раскопках и анализе, как отдельные памятники, хотя эти тринадцать слоев накладываются друг на друга. Поскольку сам памятник имеет толщину свыше 9 метров, то, как и при любых крупномасштабных раскопках, возникли технические проблемы. Одной из возможных стратегий было создание проверочных траншей, извлечение образцов из каждого уровня и анализ диагностических артефактов и культурных объектов.

Рис. 9.2. Общий вид раскопок памятника Костер на юге Иллинойса

Рис. 9.2. Общий вид раскопок памятника Костер на юге Иллинойса

Но такой подход, хотя и будучи дешевым и распространенным, был неадекватным по отношению к выдвинутой раскопщиками системной модели для изучения возникновения обработки почвы и культурных изменений в нижней части долины Иллинойс. Чтобы раскопщики могли не только понять, какими были жилые зоны в каждом слое проживания, но и сделать выводы о процессах культурных изменений после детального изучения последовательных перемен в видах деятельности, нужны были крупномасштабные раскопки для раскрытия каждой жилой поверхности.

Зная масштабы раскопок, Браун и Струвер понимали необходимость налаженного обмена информации с памятника. Для получения максимального количества информации, несомненно, требовалось изменить метод раскопок во время полевого сезона. Для того чтобы добиться такой гибкости, они объединили раскопки со сбором информации в систему данных (рис. 9.3). Категории данных — кости животных, артефакты, остатки овощей — обрабатывались в поле, сведения об анализах вводились через терминал удаленного доступа в компьютер в городе Эванстон, штат Иллинойс, находящемся далеко от места раскопок. Образцы пыльцы и почв отправляли прямо в лаборатории. Результаты работы такой системы оказались весьма ценными. Утомительный анализ артефактов и остатков пищи проводился на памятнике, а затем данные доводились до сведения раскопщиков не через месяцы, а через считаные дни. План исследования можно было менять прямо в поле, после консультации с членами группы. Комбинация быстрого обмена данными, методов тщательного сбора образцов, методов флотации (глава 13) сделала проект в Костере наглядным примером эффективного исследовательского проекта в археологии.

Рис. 9.3. Система обмена данных на памятнике Костер. Источник: Стюарт Струвер и Джеймс Браун «Организация исследования: пример из Иллинойса»

Рис. 9.3. Система обмена данных на памятнике Костер. Источник: Стюарт Струвер и Джеймс Браун «Организация исследования: пример из Иллинойса»

Начиная с 70-х годов стремительное развитие компьютерных технологий привело к тому, что пример памятника в Костере выглядит достаточно скромно по сравнению даже с небольшими сегодняшними раскопками и исследованиями. Появление Интернета и портативных компьютеров позволяет раскопщикам постоянно находиться на связи с удаленными лабораториями, разрабатывать цифровые карты, планы и стратиграфичекие профили и почти мгновенно находить диаграммы местоположений. Но Костер по-прежнему остается прекрасным примером идеальной модели исследования.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 21.12.2014 — 09:41
Яндекс.Метрика