Пиотровский Б.Б. Древнеегипетские предметы, найденные на территории Советского Союза

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №1)

При археологических работах в Северном Причерноморье, на Кавказе и в Средней Азии было найдено много предметов, происходящих непосредственно из Египта или же изготовленных под влиянием египетской культуры.

Первая сводка таких находок была опубликована Б. А. Тураевым в 1911 г. в журнале «Revue archeologique» 1. Но с тех пор наши знания по этому вопросу благодаря большому новому материалу существенно изменились. Б. А. Тураевым были рассмотрены египетские изделия, происходящие преимущественно из Северного Причерноморья, куда они попадали в связи с греческой колонизацией с начала VI в. до н. э., а позже, в римское время, распространялись путем широко развившейся торговли 2.

В настоящее время в Закавказье стали известны памятники, непосредственно связанные с древним Востоком, в частности с государством Урарту. При их исследовании была открыта новая группа предметов, происходящих из Египта или же изготовленных в египетском стиле.

Из района Армавирского холма (Армянская ССР), где находился урартский административный центр VIII в. до н. э.— Аргиштихинили, происходит скарабей (Ист. музей Армении) с изображением сидящей фигуры со скипетром в руке, около которой изображен картуш с именем Менхеперра, тронным именем фараона Тутмоса III, знаменитого представителя фараонов XVIII династии (рис. 1, 1). Скарабеи с тронным именем Тутмоса III, получившим, по-видимому, символическое значение, продолжали употребляться очень долго и были особенно распространены в период XXV и XXVI династий (VIII—VI вв. до н. э.). Именно к этому времени относится и армавирский скарабей.

Видеть на этих распространенных в позднее время скарабеях имя верховного жреца Амона, принявшего царский титул с картушем Менхеперра (XXI династия) или же тронное имя малоизвестных поздних фараонов, как это предполагает Флиндерс Петри, у нас нет никаких оснований 3.

В другом урартском административном центре в Закавказье, в Тейшебаини (Кармир-блур), заменившем с VII в. до н. э. Аргиштихинили, была найдена группа египетских и изготовленных в египетском стиле предметов 4: сильно поврежденная при употреблении фаянсовая подвеска в виде фигурки богини Сохмет, скарабей, четыре пронизки овальной формы и фаянсовый сосудик — бальзамарий (Ист. музей Армении).

На двух пронизках имеются иероглифические знаки, по набору напоминающие знаки навкратийских скарабеев, а на скарабее изображены собака и куст. Сильная стилизация туловища жука и отход изображения от подлинно египетских указывает как будто, что этот предмет был изготовлен не в самом Египте, а в одном из центров Малой Азии или восточ¬ного побережья Средиземного моря.

Рис. 1. 1 — скарабей из района Армавира (Армянская ССР); 2 — скарабей из Вана; 3 —скарабей из района Ани

Рис. 1. 1 — скарабей из района Армавира (Армянская ССР); 2 — скарабей из Вана; 3 —скарабей из района Ани

Египетские предметы в Закавказье были найдены не только в урартских центрах, но и в могильниках закавказских племен. Так, в Мингечауре, на р. Куре (Азербайджанская ССР), в погребениях VI в. до н. э. вместе с серебряными и бронзовыми чашами-фиалами были найдены два фаянсовых египетских амулета в форме глаза — «уджа» (Ист. музей Азербайджана) .

Несмотря на плохую археологическую изученность центральной части Урартского государства, и там известны египетские предметы.. И. А. Орбели приобрел в Ване скарабей с именем Менхеперра, выписанным без искажения иероглифических знаков (рис. 1, 2).

Нет сомнения в том, что в Урарту египетские предметы попадали через Ассирию, где они не являлись редкостью. В г. Ашуре были найдены крупные каменные сосуды, один из которых имел иероглифическую надпись. По мнению В. Андрэ, они были доставлены Синахерибом и Асархаддоном из Финикии 5. Естественно, что завоевание Египта Ассирией и союзные отношения между ними в последующее время, при XXVI династии, также привели к проникновению в Ассирию большого количества египетских изделий. Из Ашура происходит много мелких предметов египетского типа: плоские пронизки с иероглифами и изображениями животных, совершенно совпадающие с найденными на Кармир-блуре, а также скарабеи подлинного египетского происхождения с мелкими знаками благопожеланий.

Эти предметы из Египта и Финикии шли по хорошо нам известным путям через Сирию; находки их встречаются на территории между Сирией и центральной частью Ассирийского государства. Так, из Арбана (древний Шадиканни), на р. Хабуре, уже давно известна группа египетских скарабеев 6.

Египетские и финикийские предметы были найдены также и при раскопках дворцов знаменитых ассирийских царей VIII—VII вв. до н. э. Среди булл сгоревшего папирусного архива во дворце Синахериба, раскопанном А. Лэйардом, оказалась одна булла с оттиском печати египетского фараона Шабаки (XXV династия), на которой, кроме имени царя, дано еще его изображение в короне нижнего Египта. На этой же булле оттиснута и вторая печать, по-видимому ассирийская, с изображением двух человеческих фигур 7. Трудно представить, какой ценности документ, предшествующий ассирийскому походу на Египет, был запечатан этой сохранившейся в пожарище буллой.

Из Ассирии египетские и египетского стиля изделия распространялись не только на север, в Урарту, но и на восток, проникая в центральный Иран. У Кашана при раскопках могильника Сиалк В были найдены два скарабея, один из которых, имеющий четкие и правильные иероглифические знаки, был определен Борэ как происходящий из Финикии 8.

До второй половины VII в. до н. э. Финикия была основным посредником в связях Египта и Передней Азии, и для этого времени именно восточное побережье следует считать местом, откуда распространялись в страны древнего Востока предметы, изготовлявшиеся в египетском стиле. Но со времени Саисской династии, со времени правления Псамметиха I, в Египте появляются греческие поселения, которые постепенно захватывают посреднические торговые связи Египта с Востоком в свои руки. Во второй половине VII в. до н. э. в дельте Нила, в Навкратисе, возникает греческое поселение, бывшее, согласно Геродоту, единственным местом для торговли иноземцев. В этой торговле важное место заняли города Милет и Родос. Раскопки в Навкратисе позволили выявить основные характерные черты изделий греческих мастерских, сочетающие египетские элементы с греческими 9. Навкратийские «фаянсовые» изделия хорошо определяются не только по стилистическим признакам, но и по составу и цвету материала.

Предметы этого времени доставлялись из Египта в Переднюю Азию в большом количестве, так как Египет находился в союзных отношениях с Ассирией, поддерживая ее в борьбе с Мидией. Эти связи еще более усилились во второй половине VI в. до н. э., после завоевания Египта Камбизом ц 525 г. до н. э. Так, при раскопках в Персепольской сокровищнице был обнаружен ряд художественных египетских предметов 10 с иероглифическими надписями Нехо II и Амасиса, а также каменная чаша и сосуд с именами Ксеркса, выполненными клинописью и египетскими иероглифами.

Несомненно, египетские изделия этим путем распространялись по Ирану и попадали в Среднюю Азию, где известны случайные находки египетских амулетов (в частности, фигурка кобчика в короне, найденная около Самарканда).

Большое значение для связей Средиземноморья с Ахеменидским Ираном имела «царская дорога», шедшая от Эфеса на Сарды и Сузы через Малую Азию, Армению и Ассирию. Египетские предметы встречаются в Малой Азии нередко.

Через Переднюю Азию навкратийские предметы, в частности скарабеи, попадали и в Закавказье. Так, в с. Раче (Западная Грузия) при раскопке могильников у сс. Геби и Брили Г. Ф. Гобеджишвили обнаружил большое количество мелких навкратийских скарабеев (Музей Грузии), преимущественно из голубой пасты, с иероглифическими знаками, выявляющими полное сходство со знаками на скарабеях, найденных в самом Навкратисе. Могильники, в которых были обнаружены эти скарабеи, находятся высоко в горах и, как можно было предполагать, на путях, упиравшихся в Главный Кавказский хребет. Однако подобные навкратийские скарабеи были найдены, как показали данные раскопок Вс. Миллера, опубликованные еще в 1888 г. 11, и на другой стороне Кавказа — на северных склонах, в верховьях рек Чегема и Баксана.

Таким образом, устанавливается, что еще в древности через перевалы, служившие путями и в более позднее время, осуществлялись связи Закавказья с Северным Кавказом. Но в Западную Грузию в этот период египетские изделия могли попадать и иным путем, а именно через Черное море. С конца VII в. до н. э. начинается греческая колонизация Причерноморья, и на северном и южном берегах Черного моря возникают греческие города и поселения.

Одним из таких городов была Ольвия — крупный центр милетской колонизации в Северо-Западном Причерноморье. Таким образом, в Причерноморье египетские предметы могли попадать из Навкратиса при посредстве милетской торговли, связывавшей Египет с Грецией. Нет никакого сомнения в том, что посредником связи Египта и причерноморских колоний, кроме Милета, был и Родос, но еще не совсем ясен вопрос о том, где выделывалась в это время основная масса предметов, изготовленных в египетском стиле. Высказывалась точка зрения, что поставщиком таких предметов были Кипр и, особенно, Родос. Раскопки на Родосе показали, однако, что египетские и египетского типа изделия были найдены в отдельных могилах и группами 12, а не представляли собой повсеместных и массовых находок, как следовало бы ожидать в том случае, если бы эти предметы изготовлялись на самом Родосе. Очень вероятно, что многие ранние скарабеи VII—V вв. до н. э., найденные на северном побережье Черного моря и имеющие большое сходство с навкратийскими, происходят именно из Навкратиса или же из центров, непосредственно с ним связанных.

Египетские предметы найдены во многих местах северного и восточного побережья Черного моря. Известны они из Констанцы (Румыния) 13 и из Аккермана 14.

На о. Березани при раскопках 1900—1901 гг. было обнаружено несколько типичных навкратийских скарабеев, опубликованных Б. А. Тураевым 15. Подобные же скарабеи происходят и из архаического некрополя, раскопанного в Ольвии 16.

В том же некрополе было найдено большое количество алабастров, амфорисков и два арибалла из египетского фаянса в форме ежей, у венчиков которых помещены головки людей 17. Вместе с арибаллами, несомненно навкратийского происхождения, была найдена родосская амфора второй половины VI в. до н. э. (раскопки 1909 г., могила № 17). Фигурные навкратийские сосуды были обнаружены и на о. Березани. Из Ольвии происходит значительное количество египетских и подражающих им предметов архаического, эллинистического и римского времени 18.

Разновременные египетские предметы в большом количестве известны из Крыма, например из Евпатории (бронзовая статуэтка Осириса) 19; из Херсонеса (многочисленные предметы главным образом римского времени) и особенно из Керчи (древний Пантикапей).

В Государственном Эрмитаже (Ленинград), в отделе Востока и Античного мира, хранится около трехсот амулетов и мелких изделий из египетского фаянса, добытых при раскопках в Керчи, которые можно отнести в основном к трем периодам: 1) скарабеи VII—V вв. до н. э.— архаический и классический период; 2) предметы эллинистического времени (III—II вв. до н. э.); 3) изделия, найденные в могилах римского периода I в. до н. э. — III в. н. э. Последние наиболее многочисленны. Большинство из этих предметов было найдено при систематических раскопках (начиная с 1847 г.) в комплексах хорошо датированных предметов. Таким образом, находки из Керчи могут характеризовать египетские и изготовленные в египетском стиле предметы из Причерноморья в целом.

К наиболее ранней, архаической, группе предметов относятся скарабеи XXVI династии и среди них характерные навкратийские (присланы в Эрмитаж Керченским музеем в 1851 и 1858 гг.). Выделяется довольно крупный скарабей с изображением льва, попирающего поверженного врага, и с картушем Менхеперра. На навкратийских скарабеях имеется корона атеф и группы иероглифов.

В эллинистический период связи с Египетом не ослабели, наоборот, имеются даже сведения о непосредственных сношениях городов Причерноморья, в частности Синопа, с Египтом. К этому времени следует отнести найденную в Керчи крупную голову статуи царицы III—II вв. до н. э. (поступившую в Эрмитаж из коллекции Новикова) и являющуюся прекрасным образцом искусства позднего Египта. В Эрмитаже среди беспаспортных камней из античных колоний Северного Причерноморья имеются четыре известняковые базы колонн. Одна из них была изготовлена из камня, взятого из египетского храма, и на нижней ее плоскости сохранились остатки рельефа птолемеевской эпохи — часть изображения человеческой фигуры в характерном переднике. Таким образом, можно полагать, что и строительный материал доставлялся в Причерноморье из Египта.

В религии эллинизма древнеегипетские культы получили широкое распространение. Особенно распространенным культом в Причерноморье был культ египетских богов Исиды и Сераписа, ставших покровителями мореплавания. В синкретической религии эллинизма многие египетские божества потеряли свой специфический египетский образ и приобрели чисто греческие черты, а египетские амулеты, оторвавшись от родной почвы, получили широкое распространение и стали изготовляться в самых различных местах.

Если в эллинистическую эпоху египетские предметы встречаются только на побережье Черного моря, то в римский период они распространяются в глубь страны, о чем речь будет ниже. Могильники римского времени в Керчи занимают обширную территорию. В них найдено громадное число амулетов из так называемого египетского фаянса, нанизывавшихся вместе с бусами (рис. 2). Они служили амулетами апотропеического значения, отгоняющими зло, и поэтому особенно часто встречаются в детских могилах. В наборе этих амулетов много скарабеев (в позднее время преимущественно с изображением змеи на нижней плоскости), фигурок богов Беса и Патека, изображений животных (льва, кошки, крокодила, черепахи), амулетов в форме сердца, глаза («уджа»), сжатой руки, подвесок в виде фалла и виноградной грозди, пронизок в виде пластинки с помещенными на них фигурками льва или лягушки и др. В Керчи эти амулеты встреча¬ются в хорошо датируемых комплексах первых веков нашей эры, что дает твердую опору для датировки подобных же амулетов, найденных в других местах.

На Тамани также встречаются египетские предметы трех периодов. В могильнике VI в. до н. э. у ст. Таманской в 1948 г. был обнаружен навкратийский скарабей с именем Менхеперра; в кургане «Большая близни ца», в погребении IV в. до н. э., среди гротескных терракот была найдена подвеска в форме головы Беса с высокими перьями 20. Но особенно большое число предметов из «египетского фаянса» и тут было обнаружено в могилах римского времени 21.

Египетские вещи обычны и в бассейне р. Кубани. В кургане у ст. Марьинской в погребении III—II вв. до н. э. на шее у одного из костяков среди небольших стекловидных бус находилась миниатюрная статуэтка мудреца Имхотепа, оплетенная золотой проволокой 22.

Рис. 2. Египетские амулеты из Керчи (собрание Гос. Эрмитажа)

Рис. 2. Египетские амулеты из Керчи (собрание Гос. Эрмитажа)

Как уже указывалось, в римское время амулеты египетского стиля распространились на широчайшую территорию. Зелигман и Бек в одной из своих работ по восточному стеклу 23 приводят химический анализ трех одинаковых амулетов-пронизок в виде лежащего льва на плакетке. Один из этих амулетов происходит из Египта, второй — из Ирана, а третий — из Китая. Такое далекое распространение египетских вещей в римское время нас не должно смущать, так как находки подобных вещей мы встречаем и на севере Советского Союза. В Печорском крае, на р. Ухте, среди предметов римского стиля была найдена бронзовая фигурка Нефертума, сильно стертая от употребления (Гос. Эрмитаж, из колл. Тевяшова). Бронзовая фигурка Осириса происходит также из древнего поселения у сел. Конецгор Пермского р-на Пермской области 24.

Рис. 3. Карта распространения находок египетских древностей на территории СССР

Рис. 3. Карта распространения находок египетских древностей на территории СССР

В то время как в архаический и эллинистический периоды египетские и египетского типа предметы имели распространение преимущественно в причерноморском районе и в местах, связанных с древневосточной и эллинистической культурой, в римское время они распространяются в глубь страны. Находки таких предметов известны на Украине (в том числе в самом Киеве), в Курской области и т. д. 25. Особенно они распространены на Кубани и на Нижнем Дону. В Эрмитаже хранится ряд предметов из «египетского фаянса», найденных в 1867 г. в могильнике близ Недвиговки на Дону (г. Танаис римского времени). При раскопках этого могильника Н. И. Веселовским в 1908 г. в одной детской могиле было найдено пять скарабеев, подвеска в виде птицы Ба, плакетка с фигуркой льва и две плакетки с изображением лягушки (Гос. Эрмитаж) 26. На Недвиговском городище при раскопках П. М. Леонтьева в 1853 г. был найден обломок короны крупной бронзовой статуи Осириса (Гос. Историч. музей) 27.

Мелкие амулеты из египетского фаянса были обнаружены и в могильниках Гниловского и Кизитиринского городищ (Ростовский областной музей). Распространились они и на Нижнюю Волгу. В курганах Сусловского могильника, а также около Торгуна и в районе г. Степного найдены скарабеи, плакетки с фигуркой льва, зубчатые бусы и другие мелкие предметы (Саратовский областной музей краеведения).

Подобные предметы в значительном количестве встречаются в горном Кавказе. В музее г. Нальчика (Кабардинская АССР) хранятся четыре скарабея, фигурка черепахи и пронизка с фигуркой льва из Баксанского ущелья, а также фигурка Беса и пронизка со львом из раскопок у с. Гунделен. Большое количество амулетов из «египетского фаянса» происходит из Осетии, главным образом из могильников у сс. Камунты и Кумбулты 28. В собрании Ольшевского, поступившем в Эрмитаж, имеется 19 таких предметов: семь скарабеев, фигурка Беса, восемь пронизок с изображением львов, фаллическая подвеска и др. Распространяются эти предметы и через Кавказский хребет в Закавказье. Они известны из могильников Западной (с. Бори) и Центральной Грузии (Мцхетский могильник), из Армении (район Армавирского холма; Ист. музей Армении и Гос. Эрми¬таж) и Азербайджана (Мингечаурские поздние погребения в кувшинах; Ист. музей Азербайджана).

Такие же предметы римского времени находят и при раскопках в Средней Азии, куда они могли попадать и через Индию 29; они найдены в Хорезме (фигурка Беса и различные подвески, Музей этнографии АН СССР), около г. Самарканда (скарабей и подвески, Гос. Эрмитаж), в районе Фархадского канала (фигурка Горпократа) и в Куюмазарском могильнике Бухарской области (подвеска в виде сжатой руки и др. Раскоп¬ки О. В. Обельченко).

Все указанные предметы, распространенные на обширной территории, обнаруживают полное сходство, и нет сомнения в том, что они распространялись из одного центра. Имеется несколько находок местных изделий, имитирующих «египетский фаянс», но все же громадное большинство предметов, изготовленных в египетком стиле, однородно, и предметы, найденные в Северном Причерноморье, нельзя отличить от обнаруженных в Средней Азии.

В настоящем кратком очерке я, разумеется, не мог дать подробные сведения о местах, где на территории Советского Союза были найдены египетские и подражающие им предметы и о самих этих предметах. Мною учтено около 700 таких фигурных амулетов, происходящих из систематических раскопок и случайно найденных. Как было указано, наибольшее их количество дали широкие и систематические раскопки в Керчи, но нет сомнения в том, что широкие раскопки и в других центрах Причерноморья дадут также обильный материал. Из своего обзора я исключил ряд таких предметов, как бронзовые и каменные статуэтки египетских богов, а также ушебти с надписями, сведения о находках которых недостаточно достоверны, так как они поступили от продавцов древностей.

Для археологического изучения территории Советского Союза перечисленные выше изделия представляют большой интерес. Они не только отражают реальные связи отдельных культур со странами Средиземноморья, но и являются часто датирующим материалом. Изучение этих предметов, позволяющее разделить их на три разновременные группы: архаическую, эллинистическую и римскую,— делает возможным (правда, не всегда с достаточной полнотой) выявить их происхождение и наметить пути распространения. Широкое распространение египетских и изготовленных в египетском стиле изделий свидетельствует о том большом значении, которое имела древняя культура Египта в развитии средиземноморской и переднеазиатской культур. Я уверен, что дальнейшие археологические раскопки значительно умножат приведенный мною материал, позволят установить и уточнить место происхождения и пути распространения египетских и египетского типа изделий на широкой территории с VII в. до н. э. по IV в. н. э.

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №1)

Notes:

  1. В. Touraief f. Objets egyptiens et egyptisants trouves dans la Russie meridinnale. RA, Paris, т. XVIII, 1911, стр. 20—35.
  2. N. P. Tоll. The Necropolis. The Excavations at Dura — Europos. Preliminary Report of the Ninth Season of Work 1935—1936, II, New Haven, 1946, стр. 126—127.
  3. W. M. Flinders Petrie. Scarabs and cylinders with names. London, 1917, табл. 53 и 54; H. Gauthier. Le Livre des Rois d’Egypte, т. Ill, Caire, стр. 263 и 404, т. IV, стр. 74 и 90. О широком распространении памятных скарабеев с тронным именем Тутмоса III см. L. Кеimеr. Un scarabee commemoratif de Mineptah. Annales du Service des Antiquites de l’Egypte, т. XXXIX, Caire, 1939, стр. 105—120.
  4. Б. Б. Пиотровский. Кармир-блур, т. I, Ереван, 1950, стр. 84 и т. III, 1955, стр. 54.
  5. W. Andrас. Das wiedererstandende Assur. Leipzig, 1938, табл. 73, стр. 159.
  6. A. Lауаrd. Nineveh und Babylon. Leipzig. (Ubersetz. Zenker), табл. XVII.
  7. Там же.
  8. R. Ghirshman. Fouilles de Sialk pres de Kashan, т. II. Paris, 1939, стр. 66—67, табл. XXXI.
  9. W. M. Flinders Petrie. Naukratis. 1884—1885, т. I, London, 1886, табл. XXXVII, XXXVIII, т. II, табл. XVIII.
  10. E. F. Schmidt. The Treasury of Persepolis and Other Discoveries in the Homeland of the Achaemenians. Oriental Institute Communications, № 21, Chicago, 1939 стр. 59,. 61, 67, 69, 71.
  11. Вс. Миллер. Терская область. Археологические экскурсии. МАК, вып. 1, М., 1888, табл. XXVI.
  12. G. Jacopi. Esplorazione archeologica di Camiro 1. Clara Rhodos, IV, Roma, 1931—1939, погребения №№ 178 и 180.
  13. С. I. Istrati. Comunicari archeologice. Analele Academiei Romane, т. XXIV, Bucurcsti. 1911 —1912, стр. 131.
  14. Археологические известия и заметки. СПб., 1894, стр. 48—49.
  15. В. А. Тураев. Скарабеи с о. Березани. ИАК. № 40, СПб., 1911, стр. 18.
  16. М. Мallhieu. Some Scarabs from the South of Russia. Ancient Egypt. London, 1926, т. Ill, стр. 68—69.
  17. Archaologischer Anzeiger, Berlin, 1910, вып. 2, рис. 33.
  18. В. Tоuraieff, Objets fegyptiens, стр. 23, 24.
  19. H. Pоманчeнко. Раскопки в окрестностях Евпатории. ИАК, № 25, 1907, стр. 179.
  20. Comptes-rendus de la Comission Imperiale archeologique. St. Petersbourg, 1869, стр. 9
  21. В. Piotrovskij. Agyptishe Altertiimer im nordkaukasischen Qebiet. Сборник кружка по изучению древнего Востока при Государственном Эрмитаже, II, Л., 1935, стр. 35—49.
  22. В. А. Тураев. Фигурка Имхотепа, найденная в Кубанской области. ИАК, № 49, 1913, стр. 128.
  23. С. Q. Sеligгпan and Н. С. Beck. Far Eastern Glass. The Museum of Far Eastern Antiquities. Bulletin № 10, Stockholm, 1933, cip, 11, табл. IV.
  24. А. В. Шмидт. Древний Восток и русский север. Новый Восток, № 13—14, 1926, Л., стр. 343.
  25. Б. А. Тураев. Описание египетских памятников в русских музеях и собраниях. Зап. Восточного отдел. Русск. арх. об-ва, т. XII, СПб., 1899, стр. 217.
  26. ОАК за 1908, СПб., 1912, стр. 126.
  27. A. Zakharov. A fragment of a crown of Osiris from the South of Russia. Ancient Egypt, London, 1926, т. III, стр. 85.
  28. П. Уварова. Могильники Северного Кавказа. МАК, вып. VIII, М., 1900, стр. 233 и 322.
  29. J. Hackin. Nouvelles recherches archeologiques a Begram. Paris, 1954.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1913 Умер Джон Леббок — британский энциклопедист, банкир, политик, археолог, биолог, писатель-моралист. Ввёл в археологии понятия неолит и палеолит.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика