Парфия и Рим

До битвы при Каррах в 53 г. до н. э. римляне не считали Парфию главной силой на Востоке, но после этой битвы, согласно греческим и латинским авторам 1, мир был разделен между Римом и Парфией. Население крайних восточных владений Рима нередко видело в парфянах потенциальных освободителей от римского ига, тогда как подданные Парфянской державы, жившие на ее западных границах, часто питали надежды на помощь Рима. Период почти в три столетия — от битвы при Каррах до падения Парфии — насыщен войнами в Сирии, на Евфрате, в Месопотамии и в Армении. Военные действия шли с переменным успехом для обеих сторон. Парфянские войны Марка Антония, Октавиана, Тиберия, Нерона, Траяна и Септимия Севера довольно хорошо известны благодаря римским авторам. Эти войны привели к созданию римской пограничной линии в Сирии и строительству укрепленных постов, аналогичных крепостям на Рейне и Дунае. Буферные государства и мелкие владения в пределах этой пограничной зоны были превращены в провинции Римской империи. Но что происходило в Парфии?

После Митридата II в центре внимания парфян оказались Западный Иран и Месопотамия. Положение на восточных рубежах также постоянно беспокоило правителей Парфии, даже когда главная угроза надвигалась с запада. Слабость парфян заключалась в отсутствии централизации — многочисленные «вассальные» князьки только номинально признавали власть Аршакидов. Политическая карта Парфянской державы и соседних государств около рубежа н. э. очень показательна в этом отношении.

На территории Закавказья существовало царство Грузия, или Иберия (парф. Wyrsn), со столицей в Мцхете, северо-западнее современного Тбилиси. В I в. н. э. (около 30—60 гг.) здесь правил весьма энергичный царь Фарасман (Pharasmanes) 2. Грузины и аланы в большинстве своем дружелюбно относились к Риму и испытывали влияние римской культуры. В отдельные периоды они оказывались даже в номинальной зависимости от Рима, однако нет никаких данных о подчинении этих народов парфянам. Известны и другие закавказские княжества, но и они никогда не фигурируют в истории Парфии. Аланы, как сообщает Иосиф Флавий, совершали рейды по всему Кавказу, доходя на юге до владений парфян. О царствах Великая Армения и Мидия Атропатена уже упоминалось. Главным городом Великой Армении был Артаксата (Арташат), но при Тигране Великом столицу перенесли в Тигранакерт на верхнем Евфрате. Рим и Парфия постоянно боролись за господство в Армении; сами армяне, в отличие от грузин, были чаще всего настроены против римлян, особенно после 54 г. н. э., когда аршакидский царевич Тиридат основал здесь новую династию. Мидия Атропатена управлялась в парфянское время собственной династией. После того как Марк Антоний удалился из Мидии и Армении, царь Атропатены заключил с римлянами союз против своего парфянского сюзерена (Дион Кассий, XLIX, 33, 44). Римско-мидийское сотрудничество продолжалось и при Октавиане (там же, LI, 16).

Горная область к югу от озера Ван, называвшаяся Кордуэна, или Гордуэна (Бет-Карду сирийских источников), имела, по-видимому, собственных правителей, лишь номинально подчинявшихся парфянскому царю. Царство Адиабена (Хадаййаб), на территории которого находился известный город Арбела, управлялось в I в. н. э. неким Изатом I; его дочь и внук, ИзатП, были обращены в иудаизм (Иосиф Флавий, «Иудейские древности», XX, 17—37). Арбела считалась также местом погребения последних парфянских царей (Дион Кассий, LXXVIII, 1). Далее к северо-западу по Тигру лежали области Забдикена, Арзанена, Нисибин на реке Хабур, называвшийся по-сирийски Бет-Арбайа, Софена (совр. Диярбакыр), Эдесса или Осроена (совр. Урфа), управлявшаяся арабскими царями из династии Абгара. В I в. н. э. владения Абгаридов должны были включать большинство названных областей по Тигру, так как Плиний (VI, 31, 129) говорит, что арабские племена orroei и adiabeni граничат друг с другом. Если область, позднее называемая в сирийских источниках Бет-Нохадре, соответствует Адиабене (или западной ее части), то мы можем рассматривать титул nahodar «префект, управитель» как парфянское обозначение царя Адиабены 3.

В пустыне между Тигром и Евфратом находился укрепленный город Хатра, последовательно отразивший несколько попыток римлян захватить его. Ардашир I, первый сасанидский царь, также не сумел подчинить этот город. Хатра покорилась только Шапуру I, причем после завоевания город опустел. Как и в Эдессе, в Хатре правили арабы — племена пустыни заняли этот город в I в. до н. э. 4. Из царей Хатры наиболее знаменит Санатрук, его имя долго жило в арабской традиции. Благополучие Хатры, как и Пальмиры, должно было основываться на транзитной торговле. Раскопки города обнаружили ценные памятники искусства, относящиеся к парфянскому периоду.

Область между Тигром и Иранским нагорьем к северо-востоку от Ктесифона называлась по-сирийски Бет-Гарме; ее центром был город, соответствующий современному Киркуку. Мы знаем о царе Киркука, который присоединился к Ардаширу, когда тот выступил против парфян, но других известий о царстве в области Бет-Гарма не сохранилось 5. И. Маркварт связывал династию, правившую в Киркуке, с домом Изага в Адиабене, но это не более чем гипотеза 6.

Последняя столица парфян, которая, видимо, служила им зимней резиденцией, — Ктесифон, расположенный на берегу Тигра, напротив Селевкии. Этот город после взятия его парфянами значительно разросся, так что не уступал Селевкии 7. Вологез I построил новую столицу — Вологезакерт — дальше к северу по Тигру, но в качестве столицы этот город вряд ли пережил царствование его основателя. Земли, прилегающие к Ктесифону, находились, очевидно, под непосредственным управлением аршакидского царя — нам неизвестны на этой территории какие-либо местные владетели.

Уже упоминалось владение Харакена, или Месена, в Южной Месопотамии. Оно занимало дельту Тигра и Евфрата, а иногда включало в себя и районы, лежащие к северу 8. Можно предполагать, что здесь, как часто бывало в истории этой области, местные предводители сохраняли свое независимое существование. Восточнее, в Хузистане, находилось небольшое княжество Элимаида у подножий Загроса, по другую сторону от Суз — города, который управлялся сатрапом парфянского царя. Последовательность правлений царей Элимаиды и общее их число установить не удается, поскольку единственным источником являются монеты этих царей. Судя по надписям из Танг-и Сарвак, население Элимаиды говорило по-арамейски 9 (рис. 79, 80, 81).

В провинции Фарс правили фратараки (*frataraka, правитель), которые возводили себя к Ахеменидам: на монетах фратараков мы находим имена Дария и Артаксеркса 10. Местная династия (или династии), как можно судить по монетам, царствовала в Фарсе примерно с середины III в. до н. э. и до времени возвышения Сасанидов. Эта династия сохраняла свои позиции и в период, когда сатрап Фарса Александр, брат Молона, поднял мятеж против Антиоха III, что должно указывать либо на совместное правление фратараков и селевкидских сатрапов, либо на разделение области между ними. Сомнительно, контролировали ли Селевкиды сколько-нибудь значительную часть Фарса, кроме нескольких городов и военных поселений. В любом случае, при парфянах эта провинция оставалась в руках местной династии, выпускавшей свою монету. Часть Кермана, по-видимому, принадлежала Фарсу; на востоке и на юге независимые племена кочевали так же свободно, как на протяжении всей истории Гедросии, позднее известной под названием Белуджистан.

На севере Ирана, в Гиляне и Мазандеране, обстановка в этот период совершенно неизвестна, но опять-таки по аналогии с более поздним временем вероятно, что парфянские цари если и осуществляли контроль над областями к северу от гор Эльбурс, то лишь в минимальной степени. К востоку от Каспийского моря лежит Гиркания — область, непосредственно примыкавшая к родине парфян и очень рано завоеванная Аршакидами. В I в. н. э. послы Гиркании несколько раз прибывали в Рим. По мнению некоторых исследователей, это свидетельствует о том, что Гиркания снова стала самостоятельным царством 11. Но, поскольку мы не знаем гирканских монет, как и других свидетельств независимости Гиркании, эта гипотеза кажется сомнительной. Ясно лишь, что сатрапы часто восставали в Парфянском государстве, так что отдельные провинции на длительное время могли выходить из-под власти Аршакидов. Восточный Иран в этот период был далек от контактов с греками и римлянами, оставившими нам описание Парфянского царства, и мы почти ничего не знаем об обстановке в этой части страны.

Несомненно, что I в. н. э. был очень тревожным для парфян (Тацит, XV, 1). Это был вместе с тем и период перемен. Нельзя считать эти перемены результатом иранской оппозиции проримской политике царя Вонона, благоволившего к Риму, или объяснять их восточноиранской (гирканской) реакцией на филэллинство парфянских царей до Артабана III 12. К числу очевидных перемен, происшедших на протяжении I в. н. э., относится появление при Вологезе I арамейско-парфянских легенд на монетах вместо греческих. Местные названия городов, по крайней мере в Восточном Иране, заменяют прежние греческие, например Мерв вместо Антиохии Маррианской 13. Продолжался и процесс децентрализации, так что Плиний (VI, 112) имел право писать, что парфяне владеют восемнадцатью царствами, одиннадцать из которых именуются «верхними», а семь — «нижними». Именно двум последним столетиям владычества Аршакидов обязана позднейшая характеристика истории парфян как периода «царей племен».

Римляне трижды захватывали Ктесифон: при Траяне — в 116 г., при Марке Аврелии — около 164 г. и при Септимии Севере — в 198 г. Последнее столетие парфянского владычества было заполнено непрерывными войнами с Римом. Некогда могучее Парфянское царство оказалось на краю гибели, и нужен был лишь последний удар, восстание одного из владетелей или сатрапов, чтобы оно пало. Такой удар нанесли правители Парса, древней родины Ахеменидов.

Notes:

  1. О том, что римляне до битвы при Каррах не считали парфян грозным противником и даже относились к ним с некоторым пренебрежением, убедительно свидетельствуют данные, приводимые в работе J. Dоbiаs, Les premiers rapports des Romains avec les Parthes et l’occupation de la Syrie,— AO, t. 3, 1931, стр. 215—256. {См. также: K.-H. Ziegler, Die Beziehungen zwischen Rom und Partherreich. Ein Beitrag zur Gescnichte des Volkerrecnts, 254 Wiesbaden, 1964.]
  2. «Мцхета», Тбилиси, 1958, стр. 71. Знаменитым надписям из Армази (в том числе греко-арамейской билингве) посвящена обширная литература. См. обзорную статью (с библиографией): P. Grelot, Remarques sur le bilingue Grec-Arameen d’Armazi,— «Semitica», t. VIII, 1958, стр. 11 и сл. До сих пор остается не вполне ясным, составлены ли армазские надписи на испорченном арамейском языке (нарушения грамматических норм), или же они являются гетерографическими памятниками, в которых за арамейскими написаниями надо видеть древнегрузинский или какой-то иранский язык. Если учесть, что в Армении двумя столетиями раньше надписи составлялись на арамейском языке, то для I—II вв. н. э. следовало бы, скорее, ожидать гетерографическое письмо. Маловероятно, что население Мцхеты в столь позднее время пользовалось сразу тремя языками — греческим (в качестве lingua franca), арамейским и — как разговорным — своим родным языком.
  3. Иначе J. Marquart, Eransahr, стр. 23. О парфянском титуле naxwa- dar см.: W. В. Henning, A new Parthian inscription,— JRAS, 1953, стр. 1Э5—136; A. Maricq, Hatra de Sanatrouq,—«Syria», t. XXXII, 1956, стр. 278.
  4. A. Сaquоt, Nouvelles inscriptions arameennes de Hatra,— «Syria», t. XXIX, 1952, стр. 112.
  5. E. Sachau, Die Chronik von Arbela,—APAW, 1915, стр. 60.
  6. J. Marquart, EranSahr, стр. 22.
  7. Селевкия была разрушена римлянами в 165 г. н. э., после чего Ктесифон стал главным городом парфян. Ср.: М. St reck, Seleuda und Ktesiphon, Leipzig, 1917, стр. 24.
  8. Названия Месена-и Харакена рассматриваются в работе: U. Kahr- s t е d t, Artabanos III und seine Erben, Bern, 1950, стр. 53.
  9. W. B. Henning, The Monuments and Inscriptions of Tang-i Sarvak,— AM, N. S., vol. II, 1952, стр. 177.
  10. Значение слова prtrk’ (скорее титул, чем имя), читавшегося некоторыми исследователями как prtdr’ «хранитель огня», остается неясным. Я отдаю предпочтение толкованию Ф. К. Андреаса, который сопоставлял это слово с древнеперсидским титулом prtrk’ «управитель, наместник», засвидетельствованным в элефантинских папирусах. См.: W. Е i 1 е г s, Iranische Beamtenna- men, Leipzig, 1940 («Abhandlungen fiir die Kunde des Morgenlandes», Bd 25, Nr 5), стр. 119.
  11. U. Kahrstedt, Artabanos ‘III, стр. 47, 83. Карштедт полагает, что до того как Артабан III стал парфянским царем, он был правителем «Великой Гиркании», простиравшейся якобы от Герата и Кермана до Персидского залива и Индийского океана. Не исключено, что такое предположение правильно, но все же это не более чем гипотеза. То же самое следует сказать и о дальнейших рассуждениях Карштедта (стр. 83) по поводу того, что Гиркания после 62 г. н. э. стала владением кушан и, таким образом, вышла из состава Парфянского царства. Столь же недоказанным остается и предположение о том, что Гондофар провозгласил свою независимость и вышел из-под контроля Парфии при преемниках Артабана III (стр. 47). У. Карштедт полагает, что Артабан III посадил своих родственников на троны Атропатены, Элимаиды и Персиды, но после смерти Артабана они лишились этих владений. Попытка В. Ф. Минорского связать сказание «Вис и Рамин» с гирканской династией не подкреплена надежным свидетельством (V. Minorsky, VTs-u-Ramm, a Parthian romance (I),—BSOAS, vol. XI, pt 4, 1946, стр. 759—763). l[Cp.: V. Minorsky, Iranica, London, 1964 (Publications of the University of Tehran, vol. 775), стр. 167—188.] События этого периода во 258 многом неясны.
  12. М. Е. Массон («Новые данные по истории Парфии», стр. 49) предлагает относить период, который он именует «филэллинским» этапом истории Парфии, ко времени до 10 г. н. э., после чего начинается «антиэллинский» период. Такая датировка основывается преимущественно на результатах раскопок в Нисе, где более ранняя «греческая культура» ритонов и статуй сменяется «местной парфянской» культурой. Кажется более вероятным относить эти перемены ко времени правления Вологеза I (вторая половина 1 в. н. э.)
  13. М. Е. Массон, Новые данные по истории Парфии, стр. 50, где рассматриваются названия городов.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1994 Умер Альфред Хасанович Халиков — советский и российский историк и археолог, автор многочисленных трудов по истории татарского народа.
  • 2007 Умер Леонид Романович Кызласов — советский и российский археолог-востоковед, специалист по истории и этнографии Сибири, Средней и Центральной Азии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 10.05.2016 — 22:03

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика