Пантикапей

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

Столица Боспорского государства расположена на месте современной Керчи, на нижней приморской теppace, на горе Митридат и на ее склонах. В периплах Псевдо-Скимна (835) и Псевдо-Арриана (75) Пантикапей именуется «столицей Боспорского царства», у Страбона (VII, 4) — «столицею боспорцев, у Аммиана Марцеллина (XXII, 8) — «метрополией всех милетских городов Боспора». Стефан Византийский (SC, I, с. 264) и Евстафий (311) называют Пантикапей большим городом.

Первые шаги в изучении археологической топографии Пантикапея были сделаны П. Дюбрюксом и И. П. Бларамбергом, при участии И. А. Стемпковского (Блаватский В. Д., 1951а, с. 10). В течение последующих десятилетий XIX в. пантикапейское городище раскапывали А. Б. Ашик, А. Е. Люценко, С. И. Веребрюсов. К. Е. Думберг проводил исследовання Пантикапея с подробной фиксацией строительных остатков. С 1903 г. до 1914 г. раскопки на г. Митридат производил В. В. Шкорппл. В 1923, 1924 гг., 1930, 1931 и в 1941 гг.— Ю. Ю. Марти (Блаватский В. Д., 1951а, с. 10, 15, 53—60). В 1945 г. под руководством В. Д. Блаватского начались планомерные исследования Пантикапея, позволившие установить его историческую топографию и стратиграфию городских напластований. С 1959 г. исследования на горе Митридат велись экспедицией ГМИИ под руководством И. Д. Марченко, а затем В. П. Толстикова (см. табл. XXVII).

Таблица XXVII. Пантикапей 1 — рост территории города: а — грапицы города в VI—V вв. до н. э.; б — границы города в IV в. до н. э.; в — границы города в III — первой половине II в. до н. э.; г — границы города в первые века нашей эры (стрелками указано направление, в котором рос город). II—генеральный план раскопов на горе Митридат: 1 — западный раскоп 1948 г.; 2 —третий Босфорский раскоп 1949 г.; 3 — второй Босфорский раскоп 1949 г.; 4 — раскоп у Скалистого выступа 1945, 1947 и 1977 гг.; 5 — первый Босфорский раскоп 1946—1947 гг.; 6 — раскопы 1945 г. над старым зданием музея; 7 — раскоп 1945 г.; 8 — Верхний Митридатский раскоп 1949 и 1952—-1953 гг.; Новый Верхний Митридатский раскоп 1978—1982 гг.; 9— раскоп 1948 г. у «Первого кресла»; 10 — верхний Эспла-надпый раскоп 1948 г.; 11 — Эспланадный раскоп 1945— 1949 гг.; 12 — Новый Эспланадный раскоп 1953—1975 гг.; 13 — раскоп К. Б. Думберга; 14 — Восточный раскоп 1961— 1975 гг.; 15 — Центральный раскоп 1971—1982 гг.; 16 — раскоп «Цитадель» 1976—1977 гг.; 17 — раскопы «У обелиска» 1965 г.; 18 — раскоп к западу от Скалистого выступа начат в 1977 г.; 19 — раскоп к востоку от Скалистого выступа; а — границы раскопов; б — строительные остатки; в — древние улицы; г — современный обелиск. Составитель В. П. Толстиков

Таблица XXVII. Пантикапей
1 — рост территории города: а — грапицы города в VI—V вв. до н. э.; б — границы города в IV в. до н. э.; в — границы города в III — первой половине II в. до н. э.; г — границы города в первые века нашей эры (стрелками указано направление, в котором рос город). II—генеральный план раскопов на горе Митридат: 1 — западный раскоп 1948 г.; 2 —третий Босфорский раскоп 1949 г.; 3 — второй Босфорский раскоп 1949 г.; 4 — раскоп у Скалистого выступа 1945, 1947 и 1977 гг.; 5 — первый Босфорский раскоп 1946—1947 гг.; 6 — раскопы 1945 г. над старым зданием музея; 7 — раскоп 1945 г.; 8 — Верхний Митридатский раскоп 1949 и 1952—-1953 гг.; Новый Верхний Митридатский раскоп 1978—1982 гг.; 9— раскоп 1948 г. у «Первого кресла»; 10 — верхний Эспла-надпый раскоп 1948 г.; 11 — Эспланадный раскоп 1945— 1949 гг.; 12 — Новый Эспланадный раскоп 1953—1975 гг.; 13 — раскоп К. Б. Думберга; 14 — Восточный раскоп 1961— 1975 гг.; 15 — Центральный раскоп 1971—1982 гг.; 16 — раскоп «Цитадель» 1976—1977 гг.; 17 — раскопы «У обелиска» 1965 г.; 18 — раскоп к западу от Скалистого выступа начат в 1977 г.; 19 — раскоп к востоку от Скалистого выступа; а — границы раскопов; б — строительные остатки; в — древние улицы; г — современный обелиск. Составитель В. П. Толстиков

Раннее греческое поселение (VII—VI вв. до н. э.) возникло на месте киммерийского, о чем свидетельствуют находки оружия эпохи поздней бронзы, например, бронзовых кельтов и топора с изображением быка и солнечного диска (Городцов В. А., 1928, с. 54 сл., рис. 1—4). К нему, возможно, относятся открытые на северо-восточном склоне горы Митридат под слоем VI в. до н. э. развалины кладки из огромных глыб, по-видимому, взятые из какой-то циклопической кладки, предшествовавшей основанию Пантикапея; обломки керамики эпохи поздней бронзы и циклопическая кладка крепиды, находящегося вблизи Пантикапея Золотого кургана (Блаватский В. Д., 1954в., с. 13; 1957а, с. 6; 1964в, с. 11— 14). По-видимому, в легенде об основании Пантикапея сыном колхидского царя Аэйта, упоминаемого Стефаном Византийским (SC, I, с. 264) и Евстафием (311) есть отзвуки реального факта существования древнейшего догреческого поселения. В последние десятилетия VII в. до н. э. на месте будущего Пантикапея, вероятно, появляется эмпорий (Блаватский В. Д., 1964в, с. 10, 22). Древнейшая постройка — дом эмпория (3,10X2,65 м) был открыт вблизи «Первого кресла» горы Митридат. Частично сохранилась кладка цоколя стен. Стены были сырцовыми. Глинобитный пол был заглублен ниже подошвы стены. Внутри помещения открыты очаг и три ямы. Контраст скромного жилища и обилия найденных в нем первоклассных образцов родосско-ионийской керамики свидетельствует, что дом мог являться жилищем греческого купца (Блаватский В. Д., 1951е, с. 219; 1964в, с. 16 сл.).

Таблица XXVIII. Пантикапей I — раскоп Новый Эспланадный: 1—22 — остатки домов VI— V вв. до н. э.: а — древние улицы и вымостки; б — стены домов; в — граница террасы; г — общественное здание II в. до н. а.; д — колодец; е — водопровод. II — рекострукция-аксонометрия комплекса оборонительных сооружений I в. до н. э. Раскоп Центральный. III — план-схема остатков укреплений акрополя: 1 — цитадель; 2 — раскоп Центральный. IV — цитадель акрополя I в. до н. э.— II в. н. э. Реконструк-ция-аксонометрия, вид с юга (реконструкция В. Толстикова). V — план цитадели акрополя. Составитель В. П. Толстиков

Таблица XXVIII. Пантикапей
I — раскоп Новый Эспланадный: 1—22 — остатки домов VI—
V вв. до н. э.: а — древние улицы и вымостки; б — стены домов; в — граница террасы; г — общественное здание II в. до н. а.; д — колодец; е — водопровод. II — рекострукция-аксонометрия комплекса оборонительных сооружений I в. до н. э. Раскоп Центральный. III — план-схема остатков укреплений акрополя: 1 — цитадель; 2 — раскоп Центральный. IV — цитадель акрополя I в. до н. э.— II в. н. э. Реконструк-ция-аксонометрия, вид с юга (реконструкция В. Толстикова). V — план цитадели акрополя. Составитель В. П. Толстиков

Вторая четверть VI — первая четверть IV в. до н. э. (табл. XXVII, I, а). Наиболее ранним сооружением этого периода является подвал небольшого дома площадью 7 м2 второй половины VI — начала V в. до н. э., открытый на Восточно-Эспланадном раскопе. Его стены сложены из плоских мелких плит рваного камня. На его нижнем полу был открыт, по-видимому, под литейной печи, выложенный черепками амфор. В помещении найдены каменная литейная форма и фрагменты железных и медных литейных шлаков. Кровля этого «дома металлурга» была покрыта черепицей лаконского типа. К концу VI — началу V в. до н. э. относится дом, открытый на Верхнем Митридатском раскопе. Площадь трех его помещений около 40 м2. При расчистке дома найдены граффити с именем «KOI», «К», «КО», очевидно, относящиеся к лицу, проживавшему в доме. Дом был заглублен в землю. Его стены сложены из небольших, грубо обтесанных камней на глине. Внутренние фасады стен аккуратно стесаны и обмазаны глиной, крыша дома — черепичная (Блаватский В. Д., 1957а, с. 16—18; 1964в, с. 29), К концу V в. до н. э. относится дом, также открытый на Верхнем Митридатском раскопе. Здесь раскопано лишь одно помещение и водосток, проходивший под вымосткой, скорее всего, дворика этого дома.

Таблица XXIX. Пантикапей I — совмещенный план комплекса общественных зданий на раскопе К. Е. Думберга и на Новом Эспланадном: 1 — южная граница раскопа К. Е. Думберга; 2— стены здания, раскопанного К. Е. Думбергом; 3 — стены общественного комплекса II в. до п. я. (пританея), открытого на Новом Эспланадном раскопе; 4— границы террас; 5 — границы Нового Эспланадного раскопа. II— разрез по линии А —Б (север —юг); О —помещения общественного комплекса II в. до п. о. III — аксонометрия комплекса общественных зданий (реконструкция В. П. Толстикова). Составитель В. П. Толстиков

Таблица XXIX. Пантикапей
I — совмещенный план комплекса общественных зданий на раскопе К. Е. Думберга и на Новом Эспланадном: 1 — южная граница раскопа К. Е. Думберга; 2— стены здания, раскопанного К. Е. Думбергом; 3 — стены общественного комплекса II в. до п. я. (пританея), открытого на Новом Эспланадном раскопе; 4— границы террас; 5 — границы Нового Эспланадного раскопа. II— разрез по линии А —Б (север —юг); О —помещения общественного комплекса II в. до п. о. III — аксонометрия комплекса общественных зданий (реконструкция В. П. Толстикова). Составитель В. П. Толстиков

На Ново-Эспланадном раскопе архаические и раннеклассические дома располагались на естественных уступах (табл. XXVIII,I). Здесь открыт переулок шириной 1,20 м с каменно-черепяной вымосткой, идущий в направлении с юга на север на протяжении 12 м. По сторонам переулка открыто 14 домов, большая часть которых датируется серединой — концом VI в. до н. э., а три существуют до середины V в. до н. э. Ориентация большей части домов согласована с направлением переулка, что позволяет предположить наличие элементов регулярной планировки (Марченко И. Д., 1968б, с. 41; 1979). Обычно дома состоят из одного — двух помещений и ограды двора. Значительная часть их представляет собою заглубленные в грунт постройки с сырцовыми наземными стенами, возведенными над каменной кладкой. Вместе с тем, встречены и целиком наземные жилища с каменными подвалами. Вблизи некоторых домов обнаружены следы металлургического производства: литейные формы (Блаватский В. Д., 1956а, с. 119 сл.), куски железных шлаков, обломок глиняного тигля с остатками бронзовых шлаков, спекшиеся при литье бронзовые наконечники стрел, большое количество бронзовых и железных чешуек от панцирей. Возле одного из домов открыта часть гончарной печи второй половины VI — начала V в. до н. э. Найдены фрагменты изготовленной здесь же керамики: сосудов с росписью по светлой обмазке, покрытых краской; киликов на низкой ножке, лекан и терракотовых статуэток (Марченко И. Д., 1968б, с. 32, 36-38, рис. 11, 12). В 1945 г. на восточном склоне г. Митридат было найдено пять барабанов ионийского ордера второй половины VI или первых десятилетий V в. до н. э., позволивших реконструировать храм ионийского ордера площадью около 40—50X20 м с шестиколонным портиком, вероятнее всего, посвященный Аполлону. Деталь алтаря (волюта с частью пальметты), очевидно, тоже принадлежала какому-то весьма раннему храму Пантикапея (Блаватский В. Д., 1957а, с. 29 сл.; 1964, с. 29 сл.).

С конца V, в. до н. э. по IV в. н. э. городская застройка Пантикапея осуществляется на частично вырубленных, частично насыпанных террасах, опоясывающих Митридат. Террасы, укрепленные подпорными стенами, уступами поднимались от подножия горы к ее наиболее возвышенной части, где был акрополь (Блаватский В. Д., 1947 г., с. 93 сл.; та57а, с. 8—12; 1964в, с. 43). Ранние террасы, сооруженные на рубеже V—IV вв. до н. э. и в IV в. до н. э. с переделками и ремонтами существовали и в последующее время. Раскопки 1949 г. на Верхнем Митридатском раскопе вскрыли картину перепланировки подпорных стен террас в III—II вв. до н. э. (Блаватский В. Д., 1957а, с. 49, рис. 21, 1). Перепланировка и сооружение новых террас производились и позднее. Жилые постройки вдоль улиц, устроенных на террасах, тыльными сторонами, примыкали к подпорным стенам вышележащих террас (Блаватский В. Д., 1957а, с. 9—11, 48—49; 1962а, с. 17-18).

IV в. до н. э.— II в. до н. э. Со времени возникновения Пантикапея его территория постоянно расширяется. Уже с начала IV в. до н. э. в городскую территорию входили все склоны «Первого кресла» Митридата, а в III в. до н. э. в границы города включено пространство между западным склоном «Первого кресла» и «Скалистым выступом». Со II в. до н. э. в черту города включаются склоны «Второго кресла» Митридата, а также пространство от берега залива до подошвы горы (табл. XXVII, I, б), террасная планировка сохраняется (Блаватский В. Д., 1957а, с. 47). Эллинистические жилые дома, особенно III—II вв. до н. э., сохранились плохо из-за больших перестроек в период I в. до н. э,— I в. н. э. Многокомнатный жилой дом открыт на Эспланадном раскопе. Его капитальные стены были сложены из тесаных блоков известняка, в сооружении перегородок широко использован бутовый камень (Блаватский В. Д., 1957а, с. 49—55, рис. 25). Общественные постройки эллинистической эпохи ярко характеризует богато отделанное здание II в. до н. э., частично открытое на Ново-Эспланадном раскопе (табл. XXIX) площадью 450 м2. В центральной части здания был большой прямоугольный двор (площадью 80 м2), окруженный колоннадами дорийского ордера. Сторона двора, обращенная к северу, не сохранилась. Сохранились частично колонны, детали фриза, карниза, антефикс и т. д. Двор был вымощен плитами известняка. В центре двора был алтарь, от которого сохранился фрагмент, украшенный рельефными изображениями букрания и гирлянды. По-видимому, во дворе стояли статуи, на что указывает плита-постамент, открытая на вымостке двора и обломки пяти статуй. За южным портиком была галлерея, а за ней несколько помещений. В помещении А пол был выложен кусками белого и зеленого мрамора, в углу сохранился очаг и две мраморных опоры скамьи. Помещение Б с цементным полом и водостоком, служило для омовений. В двух западных помещениях Г и Д полы были выложены мозаикой из галек. К юго-востоку от центрального двора с колоннадами был еще один двор, вымощенный плитами. Существует мнение, что здание являлось пританеем. Оно погибло от пожара в конце II в. до н. э. (Марченко И. Д., 1967б; 1968б, с. 48).

В первые десятилетия III в. до н. э. возможно было начато создание оборонительного комплекса, остатки которого были исследованы на вершине «Первого кресла» горы Митридат. Обнаружены остатки стен, снабженных бастионообразными выступами и вырубленные в скале обходные коридоры шириной 1,7—1,5 м. Все эти сооружения группировались вокруг прямоугольной центральной башни. Въезд на платформу цитадели осуществлялся по наклонному скалистому пандусу, фланкированному с востока полукруглой в плане башней диаметром 11 м (табл. XXVIII,III—V). Во время землетрясения 63 г. до н. э. эти укрепления, вероятно, сильно пострадали.

Изучена также система укреплений акрополя с севера, где выделено три периода существования этой системы. Наиболее существенные перестройки относятся к концу II — началу I в. до н. э. (Блаватский В. Д., 1957а, с. 24—28; Марченко И. Д., 1975а, с. 317 сл.; Толстиков В. П., 1977, с. 156 сл.) (табл. XXVIII,III—V). Ко II в. до н. э., видимо, относятся остатки городской оборонительной стены (толщиной 3 м) с круглыми башнями (Марти Ю. Ю., 1926, с. 47, рис. 23, 24). Направление этой оборонительной стены совпадает с линией городских укреплений, обозначенных на планах XVIII и начала XIX в. (Блаватский В. Д., 1951а, с. 35).

I в. до н. э,— IV в. н. э. События конца II—I вв. до н. э. привели к сильным разрушениям Пантикапея. Пострадали не только укрепления цитадели и крупные общественные здания, но и террасы и целые кварталы жилых домов. В последующее время ведутся большие восстановительные работы. Часть старых террас на восточном и южном склонах горы Митридат была восстановлена на прежнем месте. Вместе с тем возводились новые подпорные стены, имевшие иную ориентацию. При восстановительных работах I в. до н. э. сооружаются мощные насыпи, куда попадает ранний материал. О монументах, стоящих на акрополе Пантикапея, свидетельствуют обломки посвятительных надписей, вырезанных на базах скульптур. Среди них — фрагмент с посвящением Артемиде, сделанном от имени Фарнака (Блаватский В. Д., 1957а, с. 67 сл., рис. 30, 1). Особый интерес представляет беломраморный блок архитрава с четырехстрочной посвятительной надписью царю Аспургу 23 г. н. э., принадлежавший зданию с пятиколонным портиком, по-видимому, небольшому храмику, посвященному обожествленному боспорскому царю Аспургу.

Во второй половине I в. до и. э,— начале I в. н. э. произведены ремонтные работы и перестроены укрепления цитадели. В 1948 г. на участке к юго-западу от вершины «Второго кресла» были выявлены остатки оборонительной стены, относящейся, вероятно, уже к периоду правления Сарматской династии (Блаватский В. Д., 1951а, с. 35, № 151).

В Пантикапее I в. н. э. заметно усиливается имущественная дифференциация населения, что находит отражение в строительстве. На акрополе (где в I в. до н. э. был эргастерий коропласта) появляются богатые постройки. Об их убранстве свидетельствуют обломки многоцветной штукатурки, известняковых архитектурных деталей, облицовочных плиток из пестрого и цветного мрамора и мраморной скульптуры. (Блаватский В. Д., 1957а, с. 71—75). На южном и юго-восточном склонах горы Митридат и на участке у Скалистого выступа открыты скромные дома рядового населения, игнорирующие принцип террасной планировки участка. (Блаватский В. Д., 1964в, с. 153). В то же время террасная планировка городской территории, в основном, центральной ее части, оставалась доминирующим принципом градостроительства Пантикапея. Для Пантикапея первых веков нашей эры характерно выделение ремесленных кварталов с мастерскими, промысловыми сооружениями — рыбозасолочными цистернами (Блаватский В. Д., 1951а, с. 53, № 138; 1957а, с. 76; 1964в, с. 160). В Пантикапее зафиксирован ряд винодельческих комплексов (Блаватский В. Д., 1957а, с. 75; 1964в, рис. 45; Сокольский Н. И., 1961в, с. 44; Марченко И. Д., 1968б, с. 52). К III в. н. э. относятся остатки переулка шириной 1,5 м, открытого на первом Боспорском раскопе. По сторонам его были два здания. Переулок под прямым углом подходил к улице шириной 2,85 м, идущей горизонтально по склону горы. Вдоль улицы и переулка были проложены водостоки. Возле перекрестка раскрыты остатки трех зданий (Блаватский В. Д., 1957а, с. 88—91). Многочисленные постаменты статуй с посвятительными надписями дают представление об убранстве города в III в. н. э. После готского нашествия (50—70-е годы III в. н. э.) в Пантикапее уже не строятся здания общественного назначения, не ставятся статуи. Раскопками выявлены остатки скромных жилищ, сооруженных из рваного камня. Среди занятий жителей города все большую роль играет сельское хозяйство. В ряде мест отмечено существование зерновых ям (Блаватский В. Д., 1957а, с. 33 сл.).

В конце IV в. н. э. при нашествии гуннов город подвергается разрушениям, но вскоре восстанавливается и существует в средневековое время.

Некрополь. Пантикапей обладал обширным грунтовым и курганным некрополем. Ранние могилы, находившиеся вблизи жилых построек с расширением городской территории оказались под более поздними городскими слоями. Некрополь VI—V вв. до н. э. находился на северном и южном склонах горы Митридат (Цветаева Г. А., 1951, с. 63). Среди захоронений преобладает обряд трупоположения в простой могильной яме, вырытой в земле или вырубленной в скале и перекрытой каменными плитами, досками или брусьями, иногда частично досками, а частично плитами или мелкими камнями. Встречаются погребения в каменных или сырцовых склепах. Почти все погребения северного склона ориентированы головой на восток, тогда как на южном некрополе встречается южная, северная и северо-восточная ориентировки. Значительно меньшее число погребений с кремацией, когда пепел помещался в амфоры или в другие сосуды. Урны либо оставались на поверхности костра, либо помещались в небольшую четырехугольную или круглую ямку, перекрытую камнями. Над обоими типами захоронений насыпался земляной холм, на вершине которого совершалась тризна. В могилу ставили несколько мелких сосудов, иногда амфоры. Женские погребения сопровождают украшения, бронзовые зеркала, иголки; мужские — оружие, палестрические сосуды, стригели. Изделия из золота и терракотовые статуэтки встречаются редко. Некрополь паптикапейского полиса VI—V вв. до н. э. в основном был греческим.

Территория некрополя IV—III вв. до н. э. значительно увеличилась в южном и северном направлениях, охватив прилегающие к горе Митридат западные части возвышенности, вошло сюда и Глинище. Сохраняются прежние типы могил. Появляются захоронения в каменных саркофагах, черепичные могилы, земляные и каменные (иногда расписные) склепы. В погребениях на северном склоне преобладала восточная ориентировка, на южном она составляла только половину для всех погребений, а остальные имели северо-восточную, юго-восточную и редко южную или северную. Сокращается количество захоронений с кремацией, которые встречаются, главным образом, в курганах. Погребения сопровождает гораздо большее число вещей. В мужских погребениях встречаются чернолаковые килики, лекифы, алабастры, стригели и оружие. По сравнению с предшествующим временем количество погребений с оружием сокращается. Для женских погребений характерны украшения, бронзовые зеркала, иглы, пексиды, лекифы и т. д. В детских захоронениях обычны бусы, подвески, серьги и терракотовые статуэтки. На рот умершего или в руку часто кладут монету.

Во II—I вв. до н. э. некрополи на южном и северном склонах горы Митридат сокращаются по площади, тогда как границы некрополя на Глинище остаются неизменными. Наряду с прежними типами погребальных сооружений появляются подбойные могилы. Снова увеличивается количество погребений с кремацией. Преобладает восточная ориентация покойников, но часто встречается южная и северная. Над могилами ставили надгробные стелы с изображением бытовых и заупокойных сцен. Встречаются каменные расписные склепы (склеп 1832 г.). Среди чрезвычайно разнообразного греческого материала встречаются местные сосуды из черной глины.

На рубеже I в. до н. э,— I в. н. э. и во II в. н. э. территория некрополя увеличивается. В погребальном обряде преобладают трупоположения. Возрастает число подбойных могил и земляных склепов. Каменные склепы I в. н. э. зачастую двухкамерные и не имеют лежанок. Встречаются расписные склепы, в том числе и земляные. Известны погребения в деревянных саркофагах. На Глинище засвидетельствованы погребения в саркофагах вне склепов и большое количество надгробных стел, часто с изображением воинов. Доминирует восточная ориентировка покойников, но встречаются и другие. Погребальный инвентарь состоит большей частью из красноглиняной и краснолаковой посуды, стеклянных сосудов, бус, пряжек. Встречаются украшения из золота, импортные изделия. Возрастает количество погребений с оружием. Наличие в погребальном инвентаре шейных гривн, костей баранов, сосудов из местной черной глины, а также изображения на стелах умерших в негреческой одежде указывает на увеличение в составе населения Пантикапея представителей местных племен.

В III в. н. э. площадь некрополя сокращается почти в два раза. В IV в. н. э. некрополь еще больше уменьшается. Основным типом погребений являются трупоположения в ямах и подбойных могилах. Погребения знати совершались в земляных склепах, довольно часто расписывавшихся геометрическими узорами (иногда изображался также и бог Сабазий). В IV в. н. э. господствует западная ориентировка костяков, связанная с распространением христианства. Выделяются три христианских некрополя: на горе Митридат, в районе Госпитальной улицы. на Глинище. Они сопровождаются христианскими надгробиями с надписями и крестами. Погребальный инвентарь состоит из одного — трех сосудов, изредка краснолаковых. Погребения с оружием редки. В могилах встречаются уже не имеющие хождения старые или перечеканенные монеты, римские монеты или оттиски с них. Деформированные черепа погребенных, наличие шейных гривн указывают на изменение состава населения. Некрополь I-IV вв. н. э. показывает обеднение и сокращение населения Пантикапея.

Курганный некрополь Пантикапея занимал обширную территорию к западу — на гребнях холмистых кряжей, как например, курганы группы Юз-Обы, Золотой курган и курган Куль-Оба. Значительная курганная группа простирается к северу от Керчи, вдоль Ново-Карантинного шоссе, включая Царский курган. Есть курганы и в непосредственной близости от Пантикапея — Мелек-Чесменский курган (Цветаева Г. А., 1957а, с. 229).

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика