Памятники саков Приаралья

Раннесакские памятники. К этому периоду относятся погребения в могильниках Южный Тагискен и Уйгарак. В могильнике Южный Тагискен открыто около 50 курганов, из них раскопано 38, в Уйгараке — около 80, из них раскопано 70.

Могильник Южный Тагискен делится на два комплекса. Первый из них содержит 12 курганов, второй — южный — 29. Девять курганов расположено на территории некрополя Северный Тагискен. Южный Тагискен датируется VII—V вв. до н. э., причем курганы V в. до н.э. группируются в самой южной части могильника, а более ранние — в северном его конце. Курганы могильника Уйгарак датируются VII—VI вв. до н. э.; курганы V в. единичны, сосредоточены в трех группах — восточной (около 30), центральной (27) и западной (21).

Погребения в Южном Тагискене и Уйгараке совершались на древнем горизонте и в грунтовых ямах по обряду трупоположения, но есть — трупосожжения. Во всех случаях сверху насыпался курган. Сохранившаяся высота курганов — 0,3-2 м, диаметр — 10-40 м.

Судя по захоронениям с трупоположением, покойников, как правило, клали на камышовую подстилку вытянуто на спине, головой на запад или юго-запад, внутри легкой деревянной каркасной постройки, переплетенной прутьями и камышом. Следы постройки сохраняются в виде круглых столбовых ямок с остатками сгнивших или сгоревших столбов. Характерно, что дневная поверхность вокруг погребальных сооружений часто бывает покрыта слоем хвороста и камыша. В плане эти постройки круглые, овальные, реже — прямоугольные. Обычно кольцо столбовых ям было одинарным, но внутри него располагалась как бы камера, образованная четырьмя столбами, стоявшими по углам прямоугольника или квадрата. Иногда кольцо столбовых ям было двойным.

Основную массу курганных захоронений Южного Тагискена и Уйгарака составляют погребения в крупных прямоугольных грунтовых ямах.

К первому, наиболее распространенному типу, относятся погребения в ямах размерами 2,7х2,3 — 4,5х3,7 м и глубиной 1-2 м, ориентированных в большинстве по оси восток—запад или восток—северо-восток—запад—юго-запад. Обычно погребальная яма имела поперечное перекрытие из деревянных балок. Поверх этой конструкции настилали слой камыша или мелких веток. Камышом устилали могильный выброс и древнюю дневную поверхность вокруг ямы, затем возводили курган. Иногда вокруг ямы, на некотором расстоянии от нее, шел неглубокий ровик (или его отрезки), также перекрытый слоем камыша. В Южном Тагискене чаще, чем в Уйгараке, встречаются следы ритуала, связанного с огнем. Нередко деревянный накат ямы поджигали, но при этом тут же заваливали землей насыпи, что приводило к неполному сгоранию. Погребенного огонь не затрагивал.

Погребение первого типа датируется VII — V вв. до н. э.

Погребение второго типа встречено только в Тагискене. Грунтовые прямоугольные ямы или камеры этих трех курганов были окружены невысокими валами. Насыпи курганов возводились в пределах кольца вала и в настоящее время практически не сохранились.

Все могилы были перекрыты деревянным накатом. Погребения второго типа датируются VI в. до н. э.
Погребальное сооружение третьего типа известно только в Уйгараке, где их раскопано 13. Большая часть расположена в западной курганной группе. Это сравнительно узкие прямоугольные, близкие к овальным, грунтовые ямы размерами 1,75×1,4—3×1,63 м. Глубина их колеблется в пределах 0,62—1,35 м, встречаются и совсем мелкие могилы. Они были перекрыты хворостом и камышом, лежавшим на основе из жердей. Погребения третьего типа датируются VII—VI в. до н. э.

Погребения четвертого типа известны в Тагискене и представлены богатыми захоронениями (раскопано шесть). Это были прямоугольные могильные ямы (2,5х3—3х3 м, глубина 2 — 2,5 м), ориентированные углами по сторонам света и имевшие с юго-восточной стороны длинный (5—12 м) дромос. Яма и ближайшая к ней часть дромоса обычно перекрыты деревом, которое нередко поджигали и тут же засыпали землей. В одном случае на дневной поверхности вокруг могилы видны следы кострищ. По углам вырыты ямы типа столбовых, а покойник лежит как бы на земляном «столе», отделенном от стен могилы канавкой. Во всех могилах были трупоположения. Покойники хоронились головой на восток — северо-восток, вытянуто на спине, по диагонали ямы, в «позе всадника». Все «дромосные могилы» датируются V в. до н.э.

Рис. 4.26. Карта-схема могильников в Приаралье: 1 — Тагискен и Уйгарак; 2 — Сакар-чага и Тумек-Кичиджик

Рис. 4.26. Карта-схема могильников в Приаралье: 1 — Тагискен и Уйгарак; 2 — Сакар-чага и Тумек-Кичиджик

Устройство погребальных сооружений и некоторые элементы обряда в курганах Южного Тагискена и Уйгарака находят параллели в мавзолеях периода поздней бронзы Северного Тагискена.

Большинство погребений Южного Тагискена и Уйгарака, к сожалению, разграблено.

Как правило, во всех ограбленных захоронениях в непотревоженном состоянии сохранились лишь кости нижних конечностей, остальная часть костяка и череп обычно разбросаны или выброшены грабителями. Это заставляет думать, что наиболее ценные вещи помещали у головы, груди, рук погребенных. По-видимому, покойника клали в могилу в одежде и головных уборах, которые могли быть украшены и обшиты мелкими бусинками и золотыми бляшками. В кургане 54 Тагискена (V в. до н. э.) обнаружены узорчатые накладки на пояс типа аппликации, вырезанные из золотой фольги. Во многих погребениях встречены бусы из сердолика, бирюзы, халцедона и других пород камня. В Уйгараке у женщин обнаружены браслеты, у мужчин — серьги. Бронзовые и железные ножи лежали как в мужских, так и в женских погребениях у ног. Конская сбруя, имитировавшая, видимо, захоронение коня, встречена более чем в 100 погребениях, ее в большинстве случаев клали в ногах погребенных мужчин и женщин.

Керамика есть и в женских, и в мужских погребениях, но не во всех. Обычно это один лепной горшок, иногда два. Как правило, они стояли в ногах покойника.

Типичной принадлежностью мужского инвентаря является оружие: бронзовые наконечники стрел (иногда, видимо, в колчане, иногда просто пучок стрел), бронзовые и железные кинжалы, обычно сопровождаемые каменным оселком, железные длинные мечи. Один раз обнаружен биметаллический клевец.

В инвентаре женских погребений встречаются бронзовые дисковидные зеркала, каменные алтарики, плоские обработанные кости, на которых с помощью каменных терочников растирались румяна, кусочки реальгара и киновари (красящие вещества), а также хозяйственные предметы — зернотерки и пряслица.

Керамика VII—V вв. до н. э. представлена лепными сосудами. Они сделаны из глины с примесью шамота и мелких известковых частиц, имеют серый или коричневатый цвет поверхности, иногда покрыты жидкой глиняной облицовкой, на которой встречаются потеки красной краски. По форме это чаши, миски, горшки, кружки, кувшины с ручками и без них, сосуды с трубчатым носиком. Все сосуды плоскодонные. Характерны также горшки типа банок, снабженные широким трубчатым носиком и кружки с ручкой, форма тулова которых варьирует от чашевидной до баночной.

Посуда, сделанная на гончарном круге, представлена пятью импортными сосудами, найденными в погребениях Уйгарака: светлоангобированные чаши, цилиндроконический сосуд, покрытый желтовато-белым ангобом; биконический сосуд с резким перегибом при переходе ко дну и сероглиняный кувшинчик с ручкой.

Рис. 4.27. Могильник Южный Тагискен. Общий план. Перечеркнуты раскопанные сооружения эпохи поздней бронзы

Рис. 4.27. Могильник Южный Тагискен. Общий план. Перечеркнуты раскопанные сооружения эпохи поздней бронзы

Для раннесакских погребений Приаралья характерны каменные алтарики или жертвенники, которые существовали на протяжении VII—V вв. до н.э. в двух типах: на ножках и без ножек. Жертвенники без ножек и по форме делятся на овальные и клювовидные. Около них в могилах нередко лежат гальки со следами краски, на самих жертвенниках встречаются пятна краски или кусочки красного реальгара, имитирующие огонь. Женские могилы с алтариками рассматриваются как погребения жриц, а найденные в этой же группе захоронений зеркала имели, видимо, и магическое значение.

Наиболее распространенным видом оружия у ранних саков Приаралья были лук и стрелы. Остатки луков не найдены, но наконечники стрел встречены во множестве. В могилах стрелы обычно лежали в колчане. В Тагискене в одном из курганов V в. до н. э. обнаружены остатки колчана, где находилось примерно 50 стрел с древками длиной 70 см. Колчан был кожаным. Его нижний край украшен золотыми нашивными бляшками. Сверху он, по-видимому, имел клапан, застежкой которого служила золотая бляха. Колчан носили на левом боку, а стрелы в него, как правило, клали остриями вниз.

Костяные стрелы представлены двулопастым ромбическим в сечении лезвием и круглыми пулевидными втульчатыми наконечниками. Оба типа датируются достаточно широко, однако здесь они встречены в ранних комплексах, в погребениях на древнем горизонте, вместе с бронзовыми втульчатыми и черешковыми наконечниками VII в. до н.э.

Для курганов VII—VI вв. до н. э. типично сочетание втульчатых и черешковых металлических наконечников. В VI в. до н. э., возможно в его начале, появляются втульчатые трехперые наконечники скифского типа. На всем протяжении VI в. до н. э. продолжают бытовать трехгранные втульчатые и черешковые наконечники. Втульчатые трехлопастные приобретают более массивную форму, и трехгранные наконечники постепенно, к V в. до н. э., вытесняют черешковые.

Выделяются два типа кинжалов. Один — бронзовый с грибовидным навершием и валиком под ним, с перекрестием в виде полукруглых асимметричных выступов и другой — железный с клиновидным обоюдоострым клинком, который сохранился неполностью, но бесспорно принадлежит к распространенному типу кинжалов с бабочковидным перекрестием, датирующихся VI в. до н. э.

С «Савроматским миром», его влиянием, а может быть, и непосредственными заимствованиями следует связывать находки длинных железных мечей в курганах V в. до н. э. Один из них имел длину 1,25 м, брусковидное или овальное навершие и бабочковидное перекрестие. Он лежал в деревянных ножнах, поверх которых была обкладка из золотой фольги. На ней, в области перекрестья, вытеснена голова архара. В средней части клинка — фантастические животные, более всего походящие на волков. Рукоять еще одного железного меча (длина 1,1 м) имела два боковых валика, почковидное перекрестие и, очевидно, когтевидное навершие. Ножны до нас не дошли, но обломок прямоугольной золотой пластины с тисненым изображением в зверином стиле может быть фрагментом их обкладки.

Отличительной особенностью раннесакской конской узды считается преобладание в ее составе удил со стремевидным окончанием.

Наиболее ранней формой конской узды из Южного Тагискена и Уйгарака следует считать роговые трехдырчатые псалии, сочетающиеся со стремевидными бронзовыми удилами.

Рис. 4.28. Южный Тагискен. Погребальный инвентарь

Рис. 4.28. Южный Тагискен. Погребальный инвентарь

Еще один этап развития конской узды — появление стремевидных удил со стремечком прямоугольной формы. Они уже не скреплялись с псалиями с помощью ремня, пропущенного через среднее отвертие, а продевались в широкое прямоугольное отверстие или скобу.

На предметах конского убора, золотых нашивных бляшках и золотых обкладках изображены олень, сайга, лошадь, горный козел, кабан, лев, барс или пантера, хищная птица, верблюд. Все эти предметы местного изготовления. Манера, в которой выполнены изображения, вводит саков Приаралья в мир скифо-сибирского звериного стиля, причем и здесь выявляются черты единства, с одной стороны, и местного своеобразия — с другой.

В искусстве саков Приаралья одним из наиболее частых является образ льва. Самые ранние из находок (VII—VI вв. до н. э.) — это четыре тисненные пластинки в виде сидящих львов.

Популярный в скифо-сибирском искусстве образ хищной птицы нашел отражение и в искусстве саков низовий Сырдарьи. Как правило, изображалась лишь птичья голова, выполненная с большей или меньшей степенью стилизации.

Популярный в «скифском мире» мотив коня встречен на отдельных предметах. Особое внимание обращают на себя две бронзовые бляхи: геральдически поставленные лошадиные головы с кнопкой-крючком в виде лошадиного копыта на одной из них.

Изображены два оленя с подогнутыми ногами, на фоне более крупной фигуры кошачьего хищника.

Широко известные в культурах «скифского мира» изображения горного козла и кабана тоже встречены в искусстве саков Приаралья и, как и изображения головки верблюда, могут быть отнесены к местным мотивам.

В искусстве звериного стиля нередки образы фантастических животных, изображения которых обычно сочетают детали, характерные для различных представителей животного мира. Великолепный образец такого искусства дает фрагмент золотой обкладки деревянных ножен железного меча из Южного Тагискена. Изображены два припавших к земле фантастических зверя, лежавших друг за другом. Крупы и хвост с характерным завитком напоминают животных из семейства кошачьих, голова похожа на лошадиную, а пасть с оскалом зубов — на волчью. На плечи нанесен орнамент в виде треугольников.

Рис. 4.28. Южный Тагискен. Курган 53. Инвентарь: 1, 2, 4, 6 — накладки; 3— вороворка; 5 — меч. 5 — железо, золото; остальное — золото

Рис. 4.28. Южный Тагискен. Курган 53.
Инвентарь: 1, 2, 4, 6 — накладки; 3— вороворка; 5 — меч. 5 — железо, золото; остальное — золото

В комплексах Южного Тагискена и Уйгарака отчетливо прослеживаются связи сакского мира с южносреднеазиатским и переднеазиатским (образы льва и пантеры в изобразительном искусстве, импортная керамика, бусы). Находки из раннесакских памятников восточного Приаралья подтверждают мнение о переднеазиатском происхождении некоторых изображений, обнаруженных в савроматских памятниках, и о посредничестве Средней Азии в их передаче.

Отмечается близость культур ранних саков Приаралья, Центрального и Северного Казахстана и Семиречья.

Сакские материалы, полученные в результате исследования памятников в Приаралье в бассейне средней Жаныдарьи, охватывают период от конца V — рубежа V-IV вв. до н.э. до II в. до н.э. и по ряду существенных признаков (тип расселения, керамический комплекс, погребальный обряд и сооружения) объединяются в одну компактную группу — чирикрабатскую культуру, названную так по городищу Чирик-Рабат.

Это шесть укрепленных поселений (Чирик-Рабат, Бабиш-Мулла, Баланды, Кабулкала (Ча-гырлы), Чирик 3 и Сенгиркала) и около 200 неукрепленных, большая часть которых связана с зоной ирригационных сооружений. Известно более двух десятков наземных погребальных сооружений, небольшое количество курганных насыпей, два грунтовых могильника и несколько ремесленных комплексов — обжигательные печи, производство и обжиг лепных статуэток. Из всех перечисленных памятников лишь не¬многие подверглись раскопкам.

Рис. 4.29. Чирикрабатская культура. Планы городищ: 1 — городище Чирик-Рабат; 2 — городище Бабиш-Мулла 1, цитадель (по С.П. Толстову)

Рис. 4.29. Чирикрабатская культура. Планы городищ: 1 — городище Чирик-Рабат; 2 — городище Бабиш-Мулла 1, цитадель (по С.П. Толстову)

Памятники IV—II вв. до н.э. на Жаныдарье сложились на базе культуры сакских племен низовьев Сырдарьи предшествующего времени (могильники Уйгарак, Южный Тагискен) и сильного культурного влияния земледельческих оазисов юга Средней Азии, которое проявляется в приемах строительной техники, особенностях архитектуры, формах гончарной керамики.

Несмотря на то, что южное влияние придало культуре сакских племен IV—II вв. до н.э. в низовьях Сырдарьи новый облик, преемственность ее по отношению к ранним сакским памятникам прослеживается не только в керамике, но и в погребальном обряде.

Топография памятников чирикрабатской культуры показывает, что расселение племен шло оазисами, располагавшимися в зоне ирригационных систем. Крупные оросительные сооружения типа магистральных каналов были довольно редки. Очевидно, большое значение имело использование паводков, когда вода собиралась в водохранилища, созданные в руслах-старицах. Общая площадь оазисов очень различна. Так, один из самых крупных — Бабишмуллинский — достигал 10 тыс. га, а Баландинский — около 150-200 га.

Городище Чирик-Рабат расположено на возвышенности, на берегу Жаныдарьи. Овальное в плане, оно занимает всю поверхность холма (850×600 м). Древнейшая крепость (IV—II вв. до н.э.), площадью свыше 40 га, была окружена двойным поясом укреплений. К этому же времени относится прямоугольное укрепление в центральной части. Южная часть памятника отсекается стеной времени средневековья, в которую был включен и древний круглый мавзолей. Тогда же была сооружена и более поздняя 9 прямоугольная цитадель. Городище было окружено рвом (ширина около 40 м, глубина более 4 м от основания стен). В древней крепостной стене (толщина 4,5 м) расположена стрелковая галерея (ширина 1,8 м). Стена усилена башнями прямоугольных очертаний, выступающими за ее плоскость на 6 м. Башни, как и стена, имели стреловидные бойницы одинаковой высоты на входе и выходе. Бойницы располагались на одном уровне. Жилые слои на городище вскрывались лишь в небольшом раскопе в южной части памятника, вблизи внутренней оборонительной стены. Общая мощность культурного слоя более 2 м, верхние напластования относятся к XII — XIII вв. н. э., а нижние — к IV—II вв. до н. э.

Наиболее древняя группа памятников на территории городища включает шесть земляных курганов, четыре из которых находятся в пределах центрального прямоугольного укрепления. Раскопан один курган. На городище вскрыты также два погребальных здания.

Первоначально Чирик-Рабат скорее всего был укрепленным городищем-убежищем местных племен, на территории которого располагались погребения вождей, вначале в курганах и в мавзолеях.

На другом берегу Жаныдарьи открыто укрепленное поселение Чирик 3, в плане прямоугольное (108×122 м) со скругленными углами. Местами на высоте около 1,5 м сохранились остатки крепостной стены (ширина чуть более
3 м) со стреловидными бойницами.

В Бабишмуллинском оазисе находятся городище Бабиш-Мулла 1 и мавзолей Бабиш-Мулла 2. Городище укрепленное, неправильных очертаний, обнесено крепостными стенами. В северной части выделяется квадратная «цитадель» размерами 100×100 м.

В центре «цитадели» расположены развалины квадратного здания (44×44 м), получившего название «Большой дом». Оно было окружено пахсовой стеной с бойницами. Здание делилось на две половины коридорообразными помещениями. Раскопаны северо-восточная часть здания и часть примыкающего к нему с юга двора (или зала). Стратиграфически в «Большом доме» выделено три периода.

На городище полностью раскопан объект, получивший название «донжон». Это мощное (30×30 м) предвратное укрепление, расположенное близ юго-западного угла «цитадели». Стены его сохранились на высоту 4—5 м, внутри массива оказались заложенные сводчатые помещения первого этажа. При раскопках «донжона» выявлено тоже три строительных периода. Поскольку сводчатые помещения были жилыми, раскопки их дали археологический комплекс, на основании которого выделяется ранний период чирикрабатской культуры.

С поздним периодом существования городища связано и сооружение пристройки с южной стороны памятника. Она обнесена мощной крепостной стеной с полукруглыми, выступающими за линию стены башнями, стены которых прорезали стреловидные бойницы. Застройка в этой части памятника прослежена в основном в его юго-западной части, где обнаружены остатки отдельно стоящего сырцового здания, а также полуземлянки или крупные ямы с остатками производства глиняных, плохо обожженных грубых статуэток и шариков. Вдоль крепостных стен находился ряд помещений с каркасно-столбовой конструкцией стен.

Центральный комплекс Баланды включает три памятника: небольшую крепость Баланды 1, прилегающее к ней поселение и два погребальных сооружения — Баланды 2 и 3.

Планировка «большого дома» Бабиш-Муллы 1 отличается осевой анфиладой помещений, начинавшихся от входа, обрамленного двумя массивными башенками. Вскрытая часть планировки в восточной половине дома дает основание считать, что здесь строился большой парадный комплекс для приемов или особых церемоний. Принцип планировки этого комплекса характерен для ахеменидской архитектуры.

Представляется, что и постройку «большого дома Бабиш-Муллы 1 можно рассматривать в ряду позднеахеменидских сатрапских резиденций, строительство которых было предпринято в самых северных сатрапиях Ахеменидской державы незадолго до ее крушения. Только с включением территории низовьев Сырдарьи в состав Ахеменидской державы можно связывать появление здесь в IV в. до н.э. монументальных сырцовых построек, гончарного комплекса керамики, находящего себе аналогии в южных районах Средней Азии (Согд, Парфия и, возможно, Бактрия), окраинных земледельческих областях державы Ахеменидов на востоке. Таким образом, археологический материал позволяет предположительно локализовать одну из поздних сатрапий Ахеменидского государства на крайнем северо-востоке его владений, на землях полуоседлых скотоводов в древней дельте Сырдарьи.

Строительство монументальных зданий и крепостных сооружений на Жаныдарье велось скорее всего с помощью мастеров и ремесленников из южных районов Средней Азии. Аналогичная картина фиксируется и по керамическим материалам.

Монументальным постройкам и укрепленным поселениям чирикрабатской культуры в низовьях Сырдарьи предшествовали постоянные или временные поселения сакских племен, где нет следов сырцовых построек. В сложных и многообразных погребальных памятниках чирикрабатской культуры также прослеживается известный синкретизм местных традиций и внешних влияний. Все они делятся на две группы: грунтовые погребения и наземные мавзолеи. Однако в обеих группах исследовано лишь незначительное количество из ныне известных памятников.

Баланды 1 — прямоугольное в плане укрепление (80×130 м), окруженное стенами из сырцового кирпича, сохранившимися местами на высоту до 3 м. По углам и вдоль длинных стен расположены полукруглые башни со стреловидными бойницами. Вход в укрепление находился, очевидно, в северо-западной стене. На памятнике были проведены небольшие разведочные раскопки, позволившие заключить, что Баланды 1 — «большой укрепленный дом», в комплексе которого было несколько парадных, украшенных цветной штукатуркой помещений.

По керамическому материалу памятник относится ко второму этапу существования чирикрабатской культуры.

Наиболее ранние из них представлены большими курганами, расположенными на городище Чирик-Рабат. Один курган раскопан. Под насыпью его (диаметр — 60 м, высота — 3,5 м), в материковом грунте, обнаружена большая, почти квадратная (7,5×7,2 м, глубина 2,5 м) погребальная камера с длинным (16,5 м) и узким (0,9 м) дромосом с южной стороны. Дно дромоса, куда вели шесть крутых широких ступеней, находилось на 0,5 м выше дна камеры. Стены всего сооружения были покрыты тонким слоем глиняной обмазки с побелкой. Дромос и погребальная камера были перекрыты настилом из шести слоев камыша. Курган был разграблен еще в древности, и человеческие кости не сохранились. Среди остатков инвентаря — фрагменты двух гончарных кувшинов и лепной посуды, небольшая поделка из золота, бронзовый втульчатый трехперый наконечник стрелы и железный меч (длина 85 см) с массивным широким лезвием, плоской рукоятью, вероятно, бабочковидным перекрестием и овальным навершием.

Рис. 4.30. Чирикрабатская культура. Планы мавзолеев

Рис. 4.30. Чирикрабатская культура. Планы мавзолеев

Рядовые захоронения в курганах располагались скорее всего вне поселений, но земляные насыпи их не сохранились. Очевидно, свидетельством тому является погребение, раскопанное в могильнике Баланды 4. Само погребение было сильно размыто. Сохранилась лишь нижняя часть могильной ямы на глубину 40 см, представлявшей собой овал (5,3×3,8 м), вытянутый с юго-востока на северо-запад. В южной стенке могильной ямы замечены следы ступенек, возможно, от дромоса. В яме находилось семь погребенных, ориентированных головами на юго-восток. Все они лежали на спине, с вытянутыми руками и ногами, лишь у одного ноги были раскинуты ромбом. Погребальный инвентарь состоял из 11 глиняных сосудов, железного кинжала, ножей, трех бронзовых втульчатых трехлопастных наконечников стрел, бронзовых спиралевидных колец, стеклянных бус и подвесок. Из 11 сосудов лишь два изготовлены на гончарном круге — красноангобированный кувшин и чаша с белым ангобом, остальные относятся к керамике домашней выделки кострового обжига: восемь сероангобированных горшков и одна красноангобированная чаша.

Еще один тип грунтовых захоронений — погребальное сооружение, раскопанное в 800 м к северу от Бабиш-Муллы 2. Оно, расположенное на небольшой естественной возвышенности (2,7 м над уровнем современного такыра), представляет собой квадратную в плане (такырную) площадку (5,5×5,5 м) со ступенчатыми краями, постепенно спускавшимися в вырытые со всех сторон неглубокие (ширина до 2,5 м и глубина от уровня площадки 1,3 м) рвы. Площадка, ориентированная углами по сторонам света, была сооружена так, что две стороны ее параллельны каналу, проходящему с северо-востока от нее.

На верхних ступеньках (ширина 70-75 см) около углов площадки и у середины сторон сохранилось шесть крупных горшкообразных лепных сосудов кострового обжига, в которых лежали детские костяки. На второй ступени вскрыто три захоронения в ямах. Первое погребение, расположенное в 1,5 м к северо-западу от площадки, принадлежало взрослому человеку, положенному в могилу скорченно, головой на юго-запад. Два других, находившихся в 70-75 см от площадки, содержали захоронения взрослого и подростка. Оба погребенных были вытянуты на спине, один обращен головой на северо-запад, другой — на юго-восток. Рядом с головой подростка сохранился кувшиновидный красноглиняный гончарный сосудик. В заполнении рвов найдены два бронзовых втульчатых трехлопастных наконечника стрел, обломки каменных курильниц.

Вторую группу погребальных памятников чирикрабатской культуры составляют наземные мавзолеи. Известно более двух десятков этих сооружений. Расположены они друг от друга и от поселений на расстоянии 0,5-10 км.

По внешнему виду их можно разделить на два типа: квадратные и круглые в плане.

Сооружение Бабиш-Мулла 2 представляет собой монументальное погребальное здание размерами 21×21 м, высотой до 7 м. В основании его цоколь (30×30 м, высота 3,5 м) из шести рядов пахсовых блоков. Планировка здания симметрична — два пересекающихся сводчатых коридора ограничивают угловые погребальные камеры, перекрытые сводами. У торцов коридоров расположены помещения типа айванов, связанные с коридорами арочными проходами и в свою очередь открывавшиеся, вероятно, в обводной коридор, следы которого обнаружены на северном склоне памятника. Стены помещений были покрыты алебастровой штукатуркой. Погребения по «обряду труповыставления» совершались прямо на полу или суфах, возможно, на пог¬ребальных носилках или помостах. Умерших сопровождал богатый инвентарь. Даже после ограбления остались золотые бляшки, серьги, бусы (золотые и каменные). Керамический комплекс, обнаруженный в мавзолее, аналогичен керамике городища и синхронен материалам его второго (а отчасти и первого) строительного периода. Среди керамики мавзолея было несколько фрагментов глиняных оссуариев или гробов с налепными валиками и пальцевыми защипами под краем.

Наиболее ранним среди круглых погребальных сооружений является здание (диаметр 38,5 м, сохранившаяся высота 8,5 м), расположенное в юго-восточной части городища Чирик-Рабат. Внутреннее пространство его разделено на четыре квадратных (каждое 5,9×5,9 м) помещения двумя пересекающимися в центре стенами (толщина 3 м), ориентированными по сторонам света. Северные помещения обособлены, но соединены с южными проходами, сдвинутыми к центру здания. В юго-восточное помещение вел с юга 10-метровый входной коридор. В толще внешней стены на высоте 7,25 м шел квадратный в плане коридорчик (ширина 0,5 м), каждая сторона которого имела по два прямоугольных расширения (4×1,3 м), откуда узенькие проходы выводили в небольшие камеры. Под зданием возведен небольшой цоколь, полы помещений подстилались кирпичной выкладкой, а в узком входном коридоре был пандус. Вдоль стен помещений тянулись широкие и высокие» суфы, на которые и были положены тела умерших в сопровождении богатого инвентаря. Затем было совершено трупосожжение.

Основная масса круглых в плане мавзолеев представляет собой постройки (диаметр 15 — 20 м), возведенные из пахсовых блоков и прямоугольных сырцовых кирпичей (преобладающий стандарт 50x30x12 см) и сохранившиеся в высоту на 3-5,5 м от уровня современной поверхности.

Исследования мавзолеев показали, что значительная часть их подвергалась внутренней перестройке и все они многократно использовались для захоронений, причем иногда в одних и тех же мавзолеях производились и кремация, и трупоположение в деревянных гробах, на носилках или циновках.

Среди круглых в плане погребальных сооружений выделяется купольный мавзолей Баланды 2 (диаметр 16 м, сохранившаяся высота 4,5 м). Вход в него расположен в южной части здания и оформлен в виде намечающегося портала с арочным перекрытием. Центральное круглое (диаметр 5,5 м) помещение, перекрытое ложным куполом, заключено в обвод анфилады из семи сводчатых помещений, разделенных на две части. Внешняя поверхность стен здания обработана 25 выступающими треугольными «лопатками.» Мавзолей был ограблен еще в древности, поэтому сохранились лишь остатки погребального инвентаря, керамический комплекс (в основном из расклинок сводов) и фрагменты деревянных гробов или носилок.

Исследование мавзолеев чирикрабатской культуры дает возможность считать, что среди основной их массы, вероятно, к наиболее ранним относятся сооружения с обходным коридором, где первоначально происходило горение.

Общая датировка памятников чирикрабатской культуры в пределах IV— II вв. до н. э.

По аналогиям в материалах сарматской культуры (особенно в близких территориально памятниках Южного Приуралья) предметам вооружения для начала раннего этапа может быть предложена дата — рубеж V—IV вв. до н.э.

Керамика чирикрабатской культуры представлена горшками, котлами, чашами, мисками. Следует отметить горшковидные сосуды с цилиндрическими сливами. Котлообразные сосуды встречаются гораздо реже чем горшки. Широко открытые миски с плавно округлыми стенками и утонченным краем. Часть лепных сосудов украшена орнаментом. Он представлен прочерченными, волнистыми, зигзагообразны¬ми или угловыми узорами на плечиках и тулове сосудов, иногда дополненными точечными вдавлениями, а также насечками.

Рис. 4.31. Чирикрабатская культура. Планы мавзолеев

Рис. 4.31. Чирикрабатская культура. Планы мавзолеев

Сосуды ремесленного производства изготовлены на гончарном круге быстрого вращения из хорошо промешенной и отмученной глины. Они имеют ровный обжиг и покрыты жидким беловатым или красно-коричневым ангобом.

По назначению и формам гончарной керамики выделяются хумы, хумчи, крупные горшковидные или корчаговидные сосуды, горшки, котлообразные сосуды, кувшины, фляги, миски, чаши.

Основная масса сосудов рассмотренного вида лишена орнамента. Лишь незначительная их часть украшена валиком с насечками, опоясывающим сосуд ниже венчика, насечками по венчику или пальцевыми вдавлениями по наружной стороне венчика.

Очень небольшую группу гончарной керамики составляют невысокие приземистые красноангобированные горшки с характерной плавной биконической формой тулова.

Самая распространенная форма гончарной посуды — горшки с яйцевидным туловом.

Немногочисленной серией в гончарной керамике представлены крупные красноглиняные фляги.

Миски покрывались красным или красно-коричневым ангобом.

Сравнение гончарной керамики чирикрабатской культуры с материалами других среднеазиатских районов выявляет необычайную близость ее особенно с древнепарфянской и согдийской.

Сходство чирикрабатской и согдийской керамики позволяет предположить общность ее происхождения и вероятность существования единого «центра», находившегося в позднеахеменидский период, возможно, на территории Парфии или Бактрии.

Оружие представлено ограниченным количеством предметов, так как в рядовых мавзолеях его практически нет, а богатые разграблены. Наиболее массовой категорией находок этой группы являются наконечники стрел. Преобладают трехлопастные и трехгранные стрелы с выступающей и скрытой втулкой.

Единственный меч, найденный в кургане на городище Чирик-Рабат, датирован рубежом V—IV в. до н. э.

Плохой сохранности кинжал обнаружен вместе с фрагментами пластинчатого железного доспеха в круглом погребальном здании на Чирик-Рабате.

Рис. 4.32. Чирикрабатская культура. Керамика

Рис. 4.32. Чирикрабатская культура. Керамика

Из предметов конского снаряжения встречен лишь один целый двудырчатый роговой псалий.

Наиболее полно комплекс украшений представлен в погребальных сооружениях, особенно в мавзолеях Бабиш-Муллы 2, Чирик 2, круглом и квадратном мавзолеях Чирик-Рабата. Здесь были найдены золотые, серебряные и бронзовые бляшки, серьги, подвески, перстни, колокольчики и халцедоновая ахеменидская печать. Особенно разнообразен и многочислен набор всевозможных бус: из стекла (крупные синие бусы с белыми глазками); такие же, обведенные красными ободками; мелкий синий бисер; подвески; бусы из стекла с внутренней позолотой, золота (массивные бусы с зернью; кости (бусины и подвески-пронизи цилиндрической и усеченноконической формы; камня (яшма, гагат, сердолик, янтарь, ляпис-лазурь, халцедон.

Дошедшие предметы туалета чирикрабатской культуры представлены костяными и бронзовыми туалетными ложечками, обломками деревянных точеных сосудиков.

Особый интерес представляет набор костяных орнаментированных пластин и выточенных из слоновой кости небольших наверший и столбиков с глубокими кольцевыми пропилами, заполненными синей пастой. Все эти костяные детали украшали деревянную парадную шкатулку с усеченноконической крышкой. Деревянные плоскости стенок шкатулки имели роспись (сохранились пятна алого цвета и следы позолоты) и были обложены с обеих сторон слюдой.

Для отождествления носителей чирикрабатской культуры с одним из известных по письменным источникам племен или народов существенное значение имеет не только географическое положение памятников этой культуры, но и ряд выводов, которые можно сделать на основании их изучения. Во-первых, преемственность чирикрабатского археологического комплекса по отношению к культуре саков низовьев Сырдарьи (Уйгарак, Южный Тагискен), что предполагает, по крайней мере, значительное этническое единство населения с VII в. до II в. до н. э. на этой территории. Во-вторых, можно с достаточным основанием предложить отождествление комплекса чирикрабатской культуры с даями (дахами) или, по мнению С.П. Толстова, с апасиаками.

Рис. 4.33. Чирикрабатская культура. Оружие

Рис. 4.33. Чирикрабатская культура. Оружие

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика