Памятники эпохи бронзы Южного Казахстана

Здесь средний период эпохи бронзы представлен могильником Таутары, расположенным на северных склонах Каратау. Исследовала его А.Г. Максимова. Надмогильные памятники — ограды прямоугольной, квадратной, овальной, круглой формы, обозначенные на поверхности врытыми на ребро каменными плитами или камнями, положенными просто на землю. Погребения совершались в грунтовых ямах, иногда перекрытых каменными плитами. Преобладал обряд трупосожжения. Остатки сожженных костей складывались преимущественно в западной части ямы в одну или несколько кучек или рассыпались по всей западной части. В восточной или западной части могилы ставили от одного до пяти глиняных сосудов с пищей.

Посуда плоскодонная, представлена двумя формами: баночной и горшками с округлым плечом или с небольшим уступом при переходе от шейки к тулову. Орнаментированы они, в основном, гребенчатым штампом. Узором обычно покрывалась шейка сосуда, верхняя часть тулова, иногда у дна и само дно. Распространен орнамент в виде равнобедренных заштрихованных треугольников, ломаных линий, меандра, треугольных вдавлений. Баночные сосуды без орнамента или орнаментированы равнобедренными заштрихованными треугольниками. Мелкие изделия из бронзы и золота являлись предметами украшения. Среди них «лапчатые» и овальные подвески с отверстиями, обоймочки, колечки, пронизки, бусы, височные кольца, согнутые из проволоки, обернутой листовым золотом, бусы из пасты, стекловидной массы, бронзовые бляшки для нашивки на одежду.

Еще один могильник исследован на юго-западных склонах Каратау, в ущелье Бесарак, на плато Куюкты. Это несколько каменных оград, примыкающих друг к другу. Всего насчитывается 6 секций размерами 3,5х4,5 м из врытых на ребро каменных плит размерами 90×100 см при толщине до 20 см.

Могильник Куюкты сближается с комплексом Таутары сходством типов керамики, особенно приземистых сосудов с выпуклым туловом, выделенным донцем и уступом при переходе к горлу и острореберных горшков с суженной горловиной. Прямые аналогии имеются и в орнаментации сосудов. Погребальный комплекс могильника Куюкты относится к позднему этапу андроновской культуры. Исследовал могильник А.К. Акишев.

Могильники и поселения в Южном Казахстане располагались не только на берегах горных речек, их верхнем течении, но и, как показали новые находки, в их среднем и нижнем течении, в степной зоне.

Так, в 2000 г. археологом Е.А. Смагуловым был обнаружен могильник Шербай. Находится он в 5 км к югу от г. Туркестана, на остатках дюны. Она имеет овальные в плане очертания размеры 400×800 м. Характер и структура почвы, слагающей дюну, обусловили плохую сохранность остатков элементов конструкции погребальных сооружений. Древнейшие погребальные сооружения, выполненные 3,5 тыс. лет назад, в песке, по-видимому, еще не утратившей подвижность дюны, не сохранили надмогильных погребальных конструкций и внешне никак не выражены. Денудационные процессы в ряде случаев обнажили погребения, остатки которых залегали на глубине 15-40 см от уровня современной дневной поверхности. Самые глубокие исследованные погребения достигают глубины 75¬80 см. Даже в последних случаях части подземных конструкций погребальных сооружений уверенно фиксировались только по уровням полов могильных ям, на которых располагались предметы погребального сопровождающего инвентаря. Проведенные стратиграфические наблюдения позволяют предполагать, что конструкция сооружений представляла собой углубленную с уровня древней дневной поверхности площадку прямоугольной (5×6 м) и округлой (д. 5 м) в плане форм. Зафиксированная глубина площадей достигает и 20 см. В центре площадки располагалась неглубокая (20-25 см) могильная яма подпрямоугольной в плане формы с размерами 170-220×120-150 см, длинной стороной, ориентированной, как правило, по линии ЮЗ — СВ. Могильная яма должна была иметь какое-то перекрытие, которое из-за отсутствия остатков каменных плит, вероятно, было деревянным. Само сооружение, по всей видимости, перекрывалось курганной насыпью. У юго-западной стенки ямы располагались от 1 до 5 керамических лепных сосудов. У противоположной стенки кучкой укладывались кремированные мелкие кости человека. В ряде случаев таких кучек оказалось две, что, по-видимому, свидетельствует о парных погребениях. В ряде случаев кости отсутствовали. Кремация во всех случаях проводилась на стороне вне могильной ямы, поскольку золы и углей среди костей обнаружено не было. В одном случае зафиксированы остатки трупоположения. Погребенный располагался в скорченной позе, на левом боку, головой на запад. Почти все исследованные погребения ограблены в древности. В единственном неограбленном погребении найдены 2 керамических сосуда и 13 металлических предметов: бронзовые браслеты и серебряные (с инкрустацией железом) серьги с раструбом, нагрудные нашивные бляхи и большое количество пастовых бус.

Доминируют горшкообразные формы сосудов на узком слегка вогнутом, дисковидном поддоне с широкими округлыми плечиками, широкой, слегка расширяющейся наружу горловиной и утонченным краем. Стенки сосудов тонкие, изящные; тесто хорошей отмучки с примесью толченных раковин, шамота или дресвы; обжиг неровный напольный. Большинство сосудов богато орнаментированы мелким гребенчатым штампом. Орнамент покрывает преимущественно верхнюю часть стенок. Орнаменты композиции составлены из ритмично повторяющихся заштрихованных треугольников, меандров, свастик и треугольных насечек.

Формы и орнаментация керамических сосудов некрополя Шербай находят ближайшие аналоги среди материалов могильника Таутары, наборы бронзовых украшений — среди памятников эпохи бронзы Центральной Азии, имевших распространение от Юго-Восточного Урала, Юго-Западной Сибири и Восточного Туркестана вплоть до Северного Афганистана. Полученные материалы характерны для скотоводческих племен федоровской культуры андроновской культурно-исторической общности. Датируется могильник периодом XVI — XIV вв. до н. э.

Северный Тагискен — памятник эпохи поздней бронзы. Его изучала М.А. Сетина. Наиболее ранние среди сооружений периода поздней бронзы Северного Тагискена — мавзолеи 4,5а и 7, построенные из прямоугольного (54x28x10-12,48x32x10-11 см) сырцового кирпича. Основой планировки был круг диаметром 14 м), вписанный в квадрат внешней стены размерами 17,5×18 м. По кольцу, на расстоянии 1,6 м от внешней стены, располагались восемь или 12 прямоугольных кирпичных колонн, максимально сохранившаяся высота которых приближалась к 2 м (мавзолей 5а). Далее к центру, на расстоянии 1,3 м от этого кольца, располагались четыре или восемь таких же колонн, образовывавших в плане прямоугольник. По одной такой колонне имелось в каждом из четырех углов внешней стены сооружения (мавзолеи 4 и 5а). Колонны первого, большого, кольца были соединены между собой тонкой кирпичной стенкой (мавзолей 5а) или двумя плетневыми стенками.

Рис. 3.14. Карта Приаралья (по Б.И. Вайнберг, 1997г.). Пунктиром показаны границы пустынь и полупустынь

Рис. 3.14. Карта Приаралья (по Б.И. Вайнберг, 1997г.). Пунктиром показаны границы пустынь и полупустынь

В мавзолее 5а с внутренней стороны к кирпичной стенке пристроены глинобитные «скамейки», заполнявшие, пространство между колоннами, причем кирпичная стенка выполняла функцию спинки. Колонны второго ряда, ограничивавшие площадь камеры, в мавзолее 5а между собой никак не соединялись. Таким образом, системой колонн погребальное сооружение делилось на два коридора — внешний и внутренний и расположенную в центре прямоугольную камеру. Последняя в мавзолеях 4 и 5а не углублена, а лишь ограничена колоннами; в мавзолее 7 она углублена на 0,2-0,3 м, и стенки ее обложены горизонтально лежавшими деревянными плахами. Вход в мавзолеях был в восточной стене и вел прямо во внутренний коридор. Во внешний коридор попасть было невозможно (мавзолеи 5а, 7), так как он был перегорожен двумя стенками, между которыми и находился проход. Все мавзолеи были сооружены на материковой поверхности плато. В полу по кругу, вдоль колонн, с их внешней и внутренней сторон, равно как и вдоль внутренней стороны внешней стены мавзолеев, отмечены столбовые ямки. Обилие дерева в мавзолеях способствовало осуществлению зафиксированного ритуала — трупосожжения, который предполагал не только сжигание покойника в центральной камере, но и кольцо огня вокруг нее.

В камере и внутреннем коридоре размещался погребальный инвентарь: керамика, орудия из бронзы, бронзовые, золотые и каменные украшения.

Необходимым элементом погребального ритуала было захоронение вместе с умершим частей туш животных. Ямы с костями животных, среди которых представлен крупный (преобладает) и мелкий (в частности, козы) рогатый скот, встречались внутри погребальных сооружений и рядом с ними.

Коридоры и камеры мавзолеев были перекрыты, причем есть основания предполагать, что мавзолеи представляли собой цилиндроконические сооружения из сырцового кирпича и дерева.

Рис. 3.15. Тагискен. Общий вид мавзолеев. Реконструкция М.П. Грязнова

Рис. 3.15. Тагискен. Общий вид мавзолеев. Реконструкция М.П. Грязнова

С помощью кирпичных колонн в углах наружной стены квадратное в плане сооружение выше переходило в круглый барабан. Этот прием, видимо, предшествовал появлению тромпов. Таким образом, внешняя, квадратная в плане стена, являлась конструкцией, несущей перекрытие.

Вокруг каждого из мавзолеев группировались более скромные по масштабам погребения, которые пристраивались к основному с северной и южной сторон, образуя с ним единый комплекс. Более поздние, пристроенные места для погребений представляют собой прямоугольные ограды или круглые в плане сооружения, сложенные из сырцового кирпича. Стены оград толщиной до 1 м поставлены на древней дневной поверхности, причем могильная яма углублена в материк на 0,6-0,8 м, а ее стенки, как правило, идут заподлицо с кирпичными. Площадь оград колеблется от 30 до 50 кв. м. Среди сооружений этого типа особое место занимает комплекс 5б, который пристроен к северной стене мавзолея 5а, но конструктивно с ним не связан. В центральной его камере находилось, видимо, женское захоронение с набором сосудов и украшениями (золотые и сердоликовые бусы, массивная золотая серьга, бронзовая булавка). К западу от камеры находилось помещение, в котором вокруг очага стояло 34 сосуда различных форм и размеров. Это погребальное сооружение, как, впрочем, и все погребения Северного Тагискена, было разграблено еще в древности.

Наиболее поздним среди крупных мавзолеев Северного Тагискена является мавзолей 6. Это было круглое в плане (диаметр около 25 м) погребальное сооружение, которое состояло из цилиндрического центрального массива (диаметр около 15 м), сложенного из сырцового кирпича (50-60×25-30×10 см), и вписанной в него квадратной погребальной камеры. Массив был охвачен кольцом внешней стены, между ними располагался коридор шириной 2,05 м. С востока внешняя и внутренняя стены прорезаны проходом примерно метровой ширины. Могильная камера (7,8×6,9 м) ориентирована сторонами по сторонам света и углублена на 1,3 м ниже уровня древней дневной поверхности, выше которой шла кирпичная кладка, положенная на тонкий слой камыша. До возведения кладки были вырыты две ямы в земляной части западной стены. Одна из них идет не менее чем на 2 м под стену и содержит множество костей, а возможно, и скелеты коров. Это «жертва закладки». Стены погребальной камеры были обложены толстым слоем камыша и веток — скорее всего это была какая-то плетенка, удерживавшаяся жердями и столбами. У подножия стен на многих участках обнаружены обуглившиеся горизонтальные слеги, очевидно, скреплявшие эту конструкцию понизу. Не исключено, что конструкция служила основным топливом при сожжении умершего в погребальной камере. Именно у стен, а не на полу, где углистый слои, как правило, тонок, следы пожара особенно значительны. Пол камеры — выровненное материковое дно ее котлована — был покрыт тонкой глиняной обмазкой, поверх которой были положены циновки. По оси север-юг, примерно 2 м от северной и южной стен, в полу камеры вскрыты две круглые ямы. По-видимому, в эти ямы были врыты столбы, поддерживавшие плоское перекрытие погребального помещения. Поскольку следы столбовых ям вдоль стен не обнаружены, надо полагать, что концы опиравшихся на столбы стропил и поперечных балок заделывались в гнезда, оставленные в кирпичной кладке.

Рис. 3.16. Тагискен. План-схема местности (1) и схемы мавзолеев (2-4) (по М.А. Итиной)

Рис. 3.16. Тагискен. План-схема местности (1) и схемы мавзолеев (2-4) (по М.А. Итиной)

Вход в камеру находился в восточной стене. Пол древнего проема был наклонным, без ступеней. Стены прохода, покрытые обмазкой, сильно обожжены. Это свидетельствует о том, что в момент пожара внутренняя дверь заложена не была. Пол пандуса обмазан глиной, при входе в камеру хорошо заметен обуглившийся брус деревянного порога. Судить с уверенностью о характере перекрытия дверных проемов трудно, следы свода, несмотря на значительную высоту стен, не сохранились. Заметно некоторое сужение проема вверху за счет нависания кирпичей. Возможно, таким образом образовывался ложный свод.

В погребальной камере, как и в остальных мавзолеях, совершалось трупосожжение. Погребальный инвентарь обнаружен в основном в камере. По ее углам стояли группы сосудов, причем в каждой из таких групп были сосуды определенного назначения. Кроме того, здесь найдены обломки бронзовых серповидного ножа и иглы, бронзовая лунница с отверстиями на концах, поделки из золота. Большой интерес представляет находка более 100 бронзовых гвоздей с уплощенными концами, которыми, очевидно, прикреплялись к стенам камеры ковры или кошмы.

Мавзолей 6 — погребение знатного лица. Об этом прежде всего говорит необыкновенно богатая коллекция посуды (более 60 сосудов), часть которой сделана на гончарном круге. О том же свидетельствуют и находки обломков золотых вещей. Возможно, здесь была похоронена знатная женщина, возможно жрица.

Хотя все мавзолеи Северного Тагискена относятся к одной культуре, среди них можно выделить более ранние — 4, 5а и 7, имеющие квадратную внешнюю стену и более поздние — 4а, 5в, 6, 15, имеющие круглую внешнюю стену. К категории поздних относятся и пристроенные к мавзолеям оградки из кирпича того же цвета.

Рис. 3.17. Северный Тагискен. Изделия из бронзы (по М.А. Итиной)

Рис. 3.17. Северный Тагискен. Изделия из бронзы (по М.А. Итиной)

Погребальный инвентарь обнаружен во внутренних коридорах и камерах. В пристроенных оградах находки встречались по всей площади погребальных ям. Несмотря на то, что мавзолеи и ограды были разграблены еще в древности, коллекции находок весьма представительны: найдено около 200 целых сосудов самых различных типов. В мавзолеях 6 и 7 сосуды располагались группами в зависимости от их назначения, причем в мавзолее 7 они концентрировались в коридоре, у внешних углов камеры, в мавзолее 7 — в ее внутренних углах. Так, в северо-восточном углу камеры мавзолея 6 стояло 12 мелких и средних сосудов, при этом на 11 горшков и мисок здесь приходится лишь один кувшин. В юго-восточном углу камеры стояли наиболее крупные сосуды: хума, хумча, крупный кувшин без ручек и несколько горшочков. Три кувшина найдены в северо-западном углу камеры. В погребениях мавзолея 5б, в помещении к западу от камеры, вокруг очага стояло 34 сосуда — горшки, миски, а среди них — один узкогорлый гончарный кувшин с раздутым туловом и горизонтальным рифлением при переходе от горла к тулову. Характерной особенностью тагискенского керамического комплекса является его многообразие. Наряду с лепными, в нем встречены круговые сосуды. В нем присутствует федоровский (андроновский) культурный компонент, по-видимому, местный, который лежит, очевидно, в основе культуры, представленной в Северном Тагискене. Свидетельство тому — керамика в виде открытых горшков или мисок, стенки которых сплошь покрыты резным, реже гребенчатым штампованным орнаментом, спускающимся на тулово в виде фестонов. Отдельный орнаментальный пояс идет чаще всего по горлу сосуда. Основные орнаментальные мотивы: равнобедренные заштрихованные треугольники, ромбы, меандр, незамкнутые треугольники. Нередко орнамент заполнен белой пастой. Эта посуда может быть отнесена к периоду поздней бронзы, к Х—VIII вв. до н. э.

Во всех комплексах, в том числе и в комплексах из пристроек, особенно из погребения мавзолея 5б, обнаружена серолощеная, реже чернолощеная или коричневатолощеная посуда в виде открытых горшков или мисок с плоским, иногда уплощенным дном, нередко с рельефным пояском при переходе от горла к плечикам, без орнамента. Посуда этого типа широко распространена в амирабадских (VIII в. до н. э.) комплексах Хорезма.

Обращает на себя внимание одна группа сосудов. Это небольшие горшки с коротким прямым или слегка изогнутым горлом, сильно раздутым, часто сферическим туловом, небольшим плоским, иногда уплощенным, редко округлым дном. Поверхность имеет светло-коричневый, коричневый или черный цвет, великолепно залощена и покрыта орнаментом, или сплошь заполняющим тулово сосуда, или нанесенным в виде фестонов, причем горло остается неорнаментированным. Орнаментальные мотивы и способы их нанесения (различные штампы) чрезвычайно многообразны. В ряде случаев резные узоры заполнены белой пастой. К этой же группе сосудов следует отнести лощеные горшочки, украшенные полусферическими налепами, сгруппированными по три. Эта керамика находит себе прямые аналогии в дандыбай-бегазинских комплексах Центрального Казахстана. В дандыбай-бегазинских памятниках, как и в Северном Тагискене, керамика этого типа встречается вместе с федоровской (андроновской). По-видимому, она демонстрирует примесь восточного, карасукского, компонента, который здесь гораздо более ощутим, чем в материалах Северного Тагискена.

Рис. 3.18. Северный Тагискен. Керамика (по М.А. Итиной)

Рис. 3.18. Северный Тагискен. Керамика (по М.А. Итиной)

Выделяются также короткогорлые серолощеные сосуды с округлым туловом и небольшим плоским дном. Они покрыты сплошь или только в средней части горизонтальным рифлением. Более грубые и, может быть, еще лепные в мавзолее 7, эти сосуды в мавзолее 6 приобретают совершенную форму и сделаны бесспорно уже на круге.

Еще одну группу сосудов из памятников Северного Тагискена составляют гончарные узкогорлые лощеные кувшины без ручек, с очень сильно раздутым туловом, украшенные или горизонтальным рифлением, или пышным геометрическим орнаментом с заполнением белой пастой.

В мавзолее 6 обнаружено два хума, характерных для земледельческих культур.

Большой интерес представляют бронзовые наконечники стрел — листовидные со скрытой втулкой и узким пером. Наконечники этого типа известны в низовьях Амударьи на памятниках Северного, Восточного и Центрального Казахстана и датируются IX—VIII вв. до н. э.

Бронзовый листовидный кинжал, широко известный в литературе как кинжал «киммерийского типа», датируется концом II — началом I тысячелетия до н. э.

Среди найденных в мавзолеях Тагискена украшений обращают на себя внимание серьги в виде золотого щитка с крючком, к которому прикреплены три конуса, посаженных на деревянную основу. Средний конус золотой, с нарезкой, крайние, видимо, серебряные, сохранились плохо.

Обнаружены массивные золотые серьги в виде одного или двух колокольчиков, висящих на крючке, украшенном снаружи двумя или тремя полусферическими бляшками.

К числу украшений Северного Тагискена следует отнести и две булавки — серебряную и бронзовую. Навершие первой сделано в виде двух колечек, в которые вставлены золотые полусферические бляшки. Форма его подражает, видимо, биспиральным головкам булавок, известных в эпоху бронзы в Передней Азии и Индии. Навершие второй булавки имеет форму ромба с «отростками» по углам. Они характерны для более южных, по сравнению с Приаральем, областей. В то же время прием украшения металлических предметов полусферическими бляшками имел восточное происхождение.

В одном комплексе с серебряной булавкой и серьгой с колокольчиками найдены золотые и сердоликовые бусы (последние, несомненно, привозные с юга).

Все найденные в погребениях Северного Тагискена вещи позволяют отнести этот памятник к периоду поздней бронзы и датировать X—VIII вв. до н. э. Обращает на себя внимание традиция андроновской культурной общности. Это выражается в наличии погребений в оградках (здесь практиковалось трупосожжение), ориентировке покойников головой на запад. Андроновское происхождение конусовидных серег бесспорно, но еще более ярко демонстрирует андроновские, а точнее — федоровские, черты керамика, что проявляется в ее формах, характере и мотивах орнаментации.

Исследования на протоках Сырдарьинской дельты обнаружили немногочисленные стоянки периода развитой бронзы, но все они, особенно в южной части, на протоках Инкардарьи, относятся к андроновской культуре (единицы — к алакульской, большинство — к федоровской). Все это заставляет думать, что федоровский культурный компонент в материалах Северного Тагискена был местным.

Вторым по значимости был амирабадский компонент, который четко проявляется в керамике. Его происхождение объясняется кон¬тактами с населением периода поздней бронзы низовий Амударьи.

Нельзя не отметить и черты сходства между архитектурой и культурой мавзолеев Северного Тагискена и дандыбай-бегазинскими памятниками Центрального Казахстана. Они проявляются и в деталях планировки, и в сходстве отдельных форм керамики. Значительное место в культуре Северного Тегискена занимает южный компонент. Это выражается в сложной архитектуре мавзолеев, выстроенных из сырцового кирпича.

Мавзолеи Северного Тегискена демонстрируют сложные социальные и этнокультурные процессы, происходившие среди населения Казахстана и Средней Азии. Они связаны с развитием скотоводческого хозяйства, ростом избыточного продукта, увеличением роли обмена, что в свою очередь приводит к появлению имущественного и социального неравенства.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика