Памятники Джетыасарской культуры

Основной комплекс памятников джетыасарской культуры расположен в восточном Приаралье, в бассейне древних русел нижней Сырдарьи — Кувандарьи на обширной дельтовой аллювиальной равнине. Южная граница распространения джетыасарских памятников проходит к северу от сухого русла Жаныдарьи. Природные условия характеризовались здесь непрерывными изменениями гидрографических режимов дельтовых протоков. Джетыасарские памятники впервые были исследованы и выделены в отдельную культуру в 1946 г. С.П. Толстовым. Она получила название по имени урочища, где сосредоточено большинство памятников. Благодаря многолетним исследованиям Хорезмской археологической экспедиции памятники джетыасарской культуры изучены достаточно полно, а материалы раскопок и исследований опубликованы в нескольких монографиях Л.М. Левиной.

Удалось выделить три этапа в развитии джетыасарской культуры и определить верхнюю границу ее существования в рассматриваемом районе до IX в.

Остается неуточненной начальная дата джетыасарской культуры. Крайне затруднено также деление памятников этапа на более дробные хронологические периоды не только из-за внешнего однообразия культуры, но и потому, что даже на самых маленьких джетыасарских городищах культурные наслоения составляют многометровые толщи. Все это делает попытки хронологического деления внутри этапа I, как и определение начальной даты, предварительными. Основываясь на стратиграфии нескольких памятников, сделана попытка разделить джетыасарскую культуру на три хронологических периода: I, II, III. Первый из этих периодов, вероятно условно, можно датировать временем в пределах с середины до конца I тысячелетия до н.э.; второй — последними веками до нашей эры — первыми веками нашей эры, возможно, II — IV вв.; третий — V—IX вв. н. э.

Истоки джетыасарской культуры относятся к концу эпохи бронзы.

Известно 47 городищ джетыасарской культуры. Все они многослойные и хорошо укреплены, неукрепленных поселений нет.

Все городища расположены в непосредственной близости от русел и окружены курганными полями.

Обычно пять-шесть небольших городищ, тяготеющих к одному протоку или участку русла и находящихся на расстоянии 2—8 км друг от друга, составляют группу, в которой одно городище выделяется своими размерами.

Все джетыасарские городища первого периода представляют собой двухъярусное тобе округлой или овальной в плане формы, высотой 8—20 м над уровнем современной поверхности и площадью 0,5—10 га.

Ядро каждого городища составляет многослойный дом-массив со сложной фортификационной системой. Обычно верхняя площадка с трех сторон (реже — со всех сторон) окружена второй, более низкой площадкой, тоже обнесенной крепостной стеной. В период раннего Джетыасара на нижней площадке существовали значительные по размерам каркасные строения и, возможно, загоны для скота. Позднее нижняя площадка, как и верхняя, была плотно застроена жилыми секциями. Вместе они составляли единый дом-массив. Лишь два городища имели и третью часть, пристроенную с севера и также огражденную мощными стенами. Как показали раскопки на одном из таких городищ (Джетыасар 2), в центре пристроенной третьей части первоначально был искусственный водоем, и лишь позднее его территория, подобно двум первым частям, была сплошь застроена жилыми секциями.

Все постройки возведены из блоков битой глины — пахсы и прямоугольных в плане сырцовых кирпичей большого формата.

Фортификационные сооружения I периода выполнены из пахсовых блоков, иногда в сочетании с кирпичной кладкой. Зафиксированы случаи, когда тонкие ряды пахсы, чередовавшиеся с рядами сырцовых кирпичей (50x30x9 и 60x30x9 см) были нарезаны таким образом, что создавалось впечатление каменной кладки. Помещения этого периода большей частью имели сводчатые перекрытия. Своды сооружены из крупных трапециевидных в плане сырцовых кирпичей (45 — 50×23 — 25×25 — 30 см), положенных без наклона или же с незначительным наклоном и перевязкой колец. Помещения сообщались перекрытыми арками-проходами. Крупные помещения, дворы и, вероятно, постройки второй площадки имели плоские перекрытия. Деревянные столбы поддерживали кровлю. Дерево употреблялось и в дверных конструкциях.

В конце I этапа крепостные сооружения возведены только из рядов сырцовых кирпичей более мелкого формата (40—42×26 — 30×9—10 см). Сводчатые перекрытия башен сделаны из таких же крупных, как и в ранний период, трапециевидных кирпичей с небольшим на-клоном колец.

Лежанки (суфы), очаги, камины сооружены из поставленных на ребро сырцовых кирпичей или их обломков, а затем обмазаны глиняным раствором. В мелких перегородках в качестве каркаса применялось дерево. В конструкциях дверных проемов, помимо деревянных планок, в качестве дверного подпятника обычно использовалась суставная кость животного. Стены, полы помещений, очаги, суфы тщательно обмазывались глиной. При различных перестройках внутри жилой секции и в разделяющих их коридорах нижележащие планировки частично разрушались и плотно забивались битым кирпичом.

Джетыасарская строительная техника достигла высокого уровня, о чем свидетельствует своеобразная конструкция сводов.

Все джетыасарские городища имели мощную оборонительную систему, при которой каждая площадка внутри городища была ограждена своими крепостными стенами. Раскопки позволили выявить динамику развития фортификационных сооружений. Первоначально овальное в плане ядро крепости (примерно 45×50 м), по периметру было защищено мощными стенами, возведенными непосредственно на материке из пахсовых блоков и сырцовых кирпичей. Крепостные стены были снабжены тремя или двумя рядами бойниц, расположенных в шахматном порядке. Внутри крепости в два этажа размещались узкие сводчатые помещения. Позднее к крепостным стенам снаружи были пристроены башни и стрелковые галереи на высоком цоколе, к последним — снова башни, но уже на более высокой платформе, а к этим башням приставлены новые крепостные стены.

Жилище. Джетыасарские городища представляют собой крепости со сплошной внутренней застройкой. Раскопки джетыасарских памятников позволяют говорить о двух типах самой ранней внутренней планировки городищ. Так, известно, что на верхней площадке городища Джеты-асар 2 внутри первоначальной крепости были ряды длинных узких сводчатых помещений, частью в два этажа, сообщавшихся друг с другом арочными проходами.

Затем появляется иной тип внутренней планировки. Эта планировка хорошо прослежена на раскопанном широкими площадями городище Джеты-асар 12. Здесь, на разрушенных до определенного уровня и плотно забутованных помещениях ранней планировки, было построено множество однотипных жилых секций.

Секции состояли из двух-трех помещений. Интерьер основного жилого помещения — с низкими широкими суфами вдоль двух (реже — трех) стен и центральным открытым очагом — характерен для всех последующих слоев периодов .

Почти каждая секция была соединена с каким-либо одним отсеком стрелкового коридора, используемого в мирное время, очевидно, в качестве дополнительного жилого или хозяйственного помещения.

На всем протяжении дальнейшей жизни на городище жилые секции внутри многократно перестраивались, менялись число и расположение помещений, их размеры и конфигурация, но основная площадь каждой секции оставалась неизменной.

Основные, или главные, жилые помещения в каждой секции — всегда самые большие по площади — имели в центре открытый очаг, обычно овальный или прямоугольный в плане, с закругленными углами, углубленный ниже уровня пола, с глиняными бортиками, часто соединенными маленькими дугообразными глиняными валиками с краями суф, расположенных вдоль стены по обе стороны прохода. Вместе с такими же маленькими валиками, отделяющими торцовые части суф от прохода в помещение, очаговые валики отделяли предвходовое пространство, получившее название «лоткового входа». В местах соединения этих валиков с бортиками очагов помещались два симметрично расположенных «рогатых» кирпича, или «очажные подставки». Низкие и широкие суфы чаще всего строились вдоль двух противоположных стен и в центральной части перерезались проходами.

В основных жилых помещениях встречались подставки для зернотерок.

Существовала также иная планировка основного жилого помещения секции. При этом варианте внутренней планировки основного жилого помещения проход в него располагался не в центре одной из стен, а в углу. Предвходовое пространство, своеобразный тамбур, отделялось от остальной площади помещения высокой (1,5 м и более) узкой кирпичной стеночкой (длина 1,5—2 м). Вдоль трех стен помещения располагалась П-образная суфа, более узкая и высокая, чем суфы в помещениях с первой планировкой. В центре помещения располагался углубленный ниже уровня пола открытый очаг, круглый в плане, с высокими бортиками и пристроенной трапециевидной в плане площадочкой, на которой поставлены две «очажные подставки» усеченноконической формы.

Помимо основного жилого помещения, в каждой секции были и одно-два подсобных, возможно, также жилых, но совмещавших и хозяйственные функции. Внутреннее пространство этих помещений, как правило, было занято несколькими пристенными очагами, хозяйственными ямами, хранилищами. Часто в качестве емкости для хранения (обычно зерна) использовались большие толстостенные сосуды из необожженной глины, овальные или круглые в плане. Эти сырцовые сосуды характерны для джетыасарской культуры и встречены на всех ранних памятниках во всех строительных горизонтах и периодах. Иногда в подсобных хозяйственно-жилых помещениях были и невысокие лежанки-суфы, на которых часто находились одно- или двухкамерные очаги. Размеры площадей, занимаемых разными секциями, варьируют в незначительных пределах.

Погребальные сооружения. Вокруг каждого джетыасарского городища располагается могильник, насчитывающий сотни и тысячи погребальных сооружений, которые представлены двумя видами — подкурганными грунтовыми захоронениями и склепами.

Курганные насыпи практически не сохранились и выявляются на современной поверхности в виде цветовых пятен или концентрации растительности во рвах, окаймлявших курганы. Диаметры рвов варьируют в пределах 8—20 м. В южной их половине имелась перемычка (ширина 1,2 — 2 м). Под каждой насыпью находилась обычно одна могила, но неоднократно отмечены случаи с двумя или более грунтовыми захоронениями. Могильные ямы ориентированы длинной осью по линии север — юг. В восточной стене могильной ямы были небольшие ниши, где устанавливалась часть сосудов и лежали кости животных (баранов или коров). В нескольких могильных ямах по периметру были выкопаны небольшие и неглубокие ровики. Тело погребенного, завернутое в камышовую циновку, клали на подстилку из коры или переплетенного камыша в вытянутом положении на спине, головой на север. Погребальный инвентарь составляют один — три сосуда, при этом обязательны «кухонный» горшок, кувшин, кружка или чаша. Часть сосудов находилась в нише, часть — в ногах погребенного. Но отмечены случаи, когда сосуды (обычно горшки или кувшины) были поставлены около головы покойного. В погребение воина, помимо ножа и кинжала, нередко клали сложный лук с костяными накладками и стрелы. В женских погребениях часто встречаются бронзовые зеркала, брусочки мела, речные раковины, серьги, бусы, браслеты.

4.43. Городище Джеты-асар. Строительные горизонты 1б и 1в

4.43. Городище Джеты-асар. Строительные горизонты 1б и 1в

Вторую группу джетыасарских погребальных сооружений составляют склепы, которые подразделяются на два типа — подземные и наземные. Склепы обоих типов сооружены из прямоугольного в плане сырцового кирпича и перекрыты кирпичными сводами.

Подземные склепы представляют собой кирпичную камеру, встроенную в специально вырытый котлован. Прямоугольная (в среднем 5,5×4 м) или квадратная (5×5 м) в плане камера углублена в землю более чем на 3/4 высоты и перекрыта поверх кирпичного свода земляной насыпью. В нескольких случаях удалось проследить идущую над стенами и частично над сводом камеры выкладку из двух горизонтально положенных рядов кирпичей, перекрытых земляной насыпью. Внешние края выкладки отстояли на 3,5 — 4,5 м от линии стен камеры. Внутренняя часть камеры в плане прямоугольна (в среднем 3,6×2 м), вдоль двух или трех ее стен располагались суфы-лежанки. С южной стороны в камеру вел коридорообразный арочный ступенчатый проход, выступающий на 1 — 1,5 м за пределы стен склепа. Своды склепов сооружались из трапециевидного сырцового кирпича. Полы, стены и суфы внутри камеры тщательно обмазывались глиной.

Погребенных, завернутых в войлочные кошмы или камышовые циновки, клали на суфы в вытянутом положении на спине. Рядом с ними на суфах и на полу размещали погребальный инвентарь: керамику, орудия труда и оружие. Около женщин клали брусок мела, раковины, бронзовое зеркало, обычно в матерчатом чехле. На полу между суфами разжигали огонь.

Склепы использовались для неоднократных захоронений, в каждом склепе было несколько погребенных. После каждого захоронения арочный проход закладывался кирпичами и замазывался.

4.44. Джетыасарская культура. Погребальные сооружения, склепы

4.44. Джетыасарская культура. Погребальные сооружения, склепы

Наземные склепы, также прямоугольные в плане, с коридорообразным входом с южной стороны, выступающим на 1,5 м за пределы стен камеры, были поставлены на платформу стилобат (высота до 80 см) из пахсовых блоков и нескольких рядов сырцовых кирпичей (40x30x9 см). Вдоль стен внутри камеры (5,6×2,6 м) сооружались высокие лежанки-суфы. Арка входа образована постепенным наплывом кирпичей и толстым слоем глиняной обмазки. Возможно, что и наземные склепы перекрывались земляными насыпями. Судя по остаткам камышовых циновок, погребенные в наземных склепах также помещались на суфах.

Погребенные в склепах обоих типов сопровождались богатым набором инвентаря, но все исследованные склепы разграблены в древности, причем, судя по положению некоторых костяков, ограбление совершалось вскоре после захоронения, однако в некоторых склепах уцелели остатки одежды с серебряными и бронзовыми бляшками, нашивками из позолоченной кожи, украшения из золота, серебра, бронзы. В одном случае сохранились остатки матерчатого головного убора, расшитого и украшенного металлическими бляшками, подвесками и стеклянным бисером.

Керамика. Материальная культура древнего населения Джетыасарского урочища отличается своеобразием, что проявляется, прежде всего, в керамическом производстве. Обнаружены гончарные обжигательные печи. Для нее, керамики, как и для всей культуры в целом, характерны необычайная целостность и своеобразие комплекса, устойчивость пропорций, орнаментальных приемов, архаизм и консерватизм на всем протяжении существования культуры.

Вся джетыасарская керамика делится на две группы: сосуды напольного обжига, грубой лепки, с небрежно промешенным и слабо отмученным тестом, безусловно, домашней выработки; сосуды горнового обжига, с хорошо промешенным и отмученным тестом, в большинстве случаев выполненные ручной лепкой при помощи вращающейся подставки; и на гончарном круге.

Сосуды группы 1 (несколько сотен) имеют ангоб серого цвета и следы копоти на поверхности. Основную массу сосудов первого типа составляют горшки с плоским дном.

Большинство горшков не орнаментировано, но найдены сосуды с насечками, а также сосуды с орнаментом на тулове или плечиках в виде налепных шишечек (одной-трех) и полулунных валиков, иногда сочетающихся с шишечками.

Позднее получают широкое распространение открытые с одной стороны жаровни овально-прямоугольной формы с двумя-тремя налепными шишечками на бортике.

dget-ashar-3

Тогда же распространяются невысокие, широкие в основании котлообразные сосуды, иногда орнаментированные налепным узором, имитирующим металлические ручки. В начале этапа II появляются сосуды, полностью повторяющие форму металлических гуннских котлов.

Находки наиболее крупных сосудов типа горшков и горшковидных хумчей отмечены во всех периодах рассматриваемого этапа. Снаружи они покрыты густым красно-коричневым ангобом и лощением. Все они имеют раздутое, близкое к шаровидной форме тулово, прямое горло, маленький венчик, диаметр которого в полтора два раза превышает диаметр днища. Часть этих сосудов снабжена прикрепленными к краю вертикальными ручками.

Характерные для джетыасарского керамического комплекса фляги (сосуды для перевозки жидкостей) появляются с конца раннего периода. Фляги имеют яйцевидное тулово (форма которого напоминает характерные джетыасарские кувшины), плоский бок относительно большого диаметра, прямое горло, отделенное от тулова уступом или валиком, и маленький венчик с одним или двумя сливами по краю.

Наиболее распространенной формой среди джетыасарских сосудов группы 2 были кувшины. На всех этапах большинство их покрыто густым красно-коричневым ангобом и лощением, но встречено значительное число сосудов с темно-серым, иногда почти черным ангобом и лощением. Кувшины имели раздутое тулово, прямое высокое горло, отделенное от тулова четким уступом или одним-двумя валиками, простой край либо обычный маленький треугольный или округлый в сечении венчик с одним (при на¬личии ручки), двумя сливами по краю. По форме тулова можно различить два типа кувшинов: с шаровидным и яйцевидным корпусом. Тулово кувшинов иногда украшено нелепными шишечками или валиками, а для горла характерно горизонтальное рифление. Наряду с кувшинами с одной вертикальной ручкой, существовали экземпляры с двумя ручками.

Для того же периода отмечено появление кувшинов с характерным мелким горизонтальным рифлением на тулове и одним или двумя горизонтальными валиками на горле.

Миски и чаши также широко представлены в культурных слоях джетыасарских городищ и в погребальных памятниках. Миски и чаши покрыты густым красным или темно-серым ангобом и залощены.

Кружки на джетыасарских памятниках — почти такая же частая находка, как кувшины. Все они тонкостенные, хорошо залощены, с серо-черным или густым красно-коричневым ангобом, нанесенным с обеих сторон. Большинство кружек имеет близкое к шаровидной форме тулово с уплощенным или плоским дном, диаметр которого в несколько раз меньше диаметра края.

Уже в нижних слоях джетыасарского комплекса встречаются сосуды, украшенные резным пояском из штрихованных и незаштрихованных треугольников, со сплошным и зонным штампованным орнаментом, в частности, с полосой треугольных штампованных вдавлений, пунсонным и резным зигзагообразным узором. Сосуды с подобной орнаментацией есть и в слоях этапа II. Это прежде всего относится к сосудам с геометрическим орнаментом в виде сочетания прямых и зигзагообразных линий.

4.45. Джетыасарская культура. Керамика

4.45. Джетыасарская культура. Керамика

Оружие, конская упряжь. На джетыасарских памятниках найдены бронзовые, костяные и железные наконечники стрел, костяные накладки сложного лука, кинжалы. Редки находки небольших железных черешковых трехлопастных наконечников. В отличие от бронзовых и железных наконечников, костяные распространены достаточно широко и в погребениях, и в культурных слоях городищ. Все они тщательно залощены и отполированы. Некоторые имеют пулевидную форму.

В слоях первого периода найдены двудырчатые роговые и костяные псалии, аналогичные псалиям из материалов памятников середины и второй половины I тысячелетия до н.э. Помимо псалиев, к предметам конской упряжи относятся и части седел, изготовленные из костей крупных животных и, возможно, составлявшие внутреннюю основу передней луки седла.

Изделия из кости, камня и металла. Если пока еще нельзя говорить о собственном ювелирном или стекольном производстве древнего джетыасарского населения, а о металлургическом производстве свидетельствуют скопления шлаков, обломки бракованных бронзовых предметов, то о существовании косторезного ремесла и мастерских по изготовлению предметов из костей животных и рыб свидетельствует немало фактов. Такую мастерскую удалось найти в одной из заброшенных башен городища Джеты-асар 12.

В ней была организована мастерская, где изготовляли костяные и роговые накладки сложных луков, наконечники стрел и другие предметы. Множество роговых и костяных лощил, скребков, проколок, рукояток ножей и шил, псалии, великолепно отполированные наконечники стрел разной формы (пулевидные, трехгранные черешковые, ромбического сечения черешковые, ланцетовидные), пряжки и подвески, кольца и тончайшие цепочки-бусы подтверждают высокое мастерство джетыасарских косторезов.

Постоянными находками в культурных слоях джетыасарских городищ являются костяные проколки, каменные оселки, лощила, терочники, зернотерки.

Немало фрагментов плохо сохранившихся железных ножей с прямым лезвием и плавно изогнутой спинкой. Единичны находки крупных железных рыболовных крючков.

Одежда и украшения. Об одежде «джетыасарцев» можно судить по найденным в могильных ямах и подземных склепах остаткам полотняных и шелковых тканей от платьев, кафтанов и головного убора. Женский шелковый кафтан золотистого цвета из склепа 1 могильника Джеты-асар 2 имел геометрический узор зеленого цвета и был украшен нашивками в виде ромбов и треугольников из позолоченной кожи и рядами нашивных серебряных полугарных бляшек.

В склепе 1 могильника Джеты-асар 12 женский кафтан желтовато-коричневатого цвета был орнаментирован кожаными и полотняными аппликациями красного цвета и обшит по вороту и бортам (до пояса) рядами металлических полушарных бляшек, а на рукавах вертикальными рядами синих стеклянных бисерных бусин сирийского производства (не менее трех рядов по 10 штук). Серебряные и бронзовые бляшки часто украшали нагрудную сторону одежды, сохранившуюся и в других погребальных сооружениях, а иногда обрамляли и рукава. Зафиксирован геометрический орнамент в виде концентрических кругов из металлических бляшек разного диаметра, нашитых на плотную полотняную ткань. В нескольких случаях можно предполагать, что под кафтаном было длинное женское платье красного цвета. В одном из склепов могильника Джеты-асар 12 сохранились фрагменты головного убора из темно-красной ткани с обшивкой из серебряных и бронзовых бляшек и, возможно, кожаной аппликацией по нижнему краю. По бокам к этому убору были привешены на нитках с синими стеклянными бисеринками круглые плоские металлические подвески в виде тонких литых пластинок — по 12 с каждой стороны. Остатки кожаных поясов и сапог (в одном случае с разноцветной аппликацией), бронзовых сапожных пряжек и бляшек-заклепок свидетельствуют об обычае «джетыасарцев» носить высокие кожаные сапоги.

dget-ashar-5

К украшениям джетыасарской культуры относятся бусы, серьги, браслеты, кольца, подвески, бляшки. Довольно часты в погребениях и культурных слоях городищ находки янтарных бус. Округлоребристые бусы бирюзового цвета из египетского фаянса, коралловые цилиндрические, пастовые и стеклянные округлые, стеклянные глазчатые (синие с белым), халцедоновые круглые известны с IV—III вв. до н.э. и в первые века н. э.

Находки перстней (бронзовых и каменных, в том числе сердоликовых) на джетыасарских памятниках единичны. Бронзовые, каменные и хорошо отполированные костяные кольца встречаются гораздо чаще. Браслеты представлены фрагментами костяных, железных и бронзовых.

Основную массу бронзовых серег джетыасарского комплекса можно отнести к двум типам: в виде кольца с чуть заходящими друг за друга концами; в виде колечка с утолщенной средней частью.

К концу первого периода относится захоронение, где найдены крупные серьги из низкопробного золота с бронзовой дужкой и стеклянными вставками. Серьги имели вид лунницы с симметрично напаянными семью зернеными шариками. С обеих сторон лунницы прикреплено по три гнезда для вставок, а с лицевой стороны между гнездами на ребристой нижней поверхности — группы зерни.

Очевидно, к этому же периоду можно от¬нести серебряные и бронзовые наконечники ремней, основную массу круглых и овальных в плане бронзовых и железных пряжек с подвижным язычком.

4.46. Джетыасарская культура. Украшения, предметы туалета, реконструкции поясов

4.46. Джетыасарская культура. Украшения, предметы туалета, реконструкции поясов

К концу первого периода относится пластинчатая фибула с двойной пружиной, аналогичная распространенным в пшеворской культуре Польши в IV в. н. э.

Бронзовые зеркала найдены и в погребениях, и в культурных слоях городищ. Обычно это плоские диски, часто с небольшим утолщением по краю и черешковой ручкой, отлитой вместе с диском. В одном из подземных склепов встречено крупное зеркало, орнаментированное вдавлениями на черешке и по краю диска.

К культовым предметам, вероятно, принадлежат бронзовые подвески-амулеты в виде птиц и животных.

Найдены глиняные и алебастровые идольчики в виде примитивных изображений человека, часть из которых была раскрашена.

К первому периоду относится каменная парфянская гемма. Найдены халцедоновые геммы (с прорезным орнаментом и сценой охоты хищника на зебу, «жрецом», «волком», растительными изображениями) сасанидского происхождения.

Находки каменных и стеклянных бус египетского, сирийского, индийского производства, шелковых тканей, позднепарфянских и сасанидских гемм свидетельствуют о широких торговых связях джетыасарского населения.

Хозяйство, социальная организация. Хозяйство обитателей городищ носило комплексный характер — скотоводство и земледелие сопровождались рыболовством и охотой. Скотоводство, игравшее преимущественную роль в хозяйстве, характеризовалось сочетанием разных видов скота при общем преобладании в стаде крупного рогатого скота. Интересна находка в одном из жилых помещений костей верблюдов и домашних свиней.

dget-ashar-7

Важное значение имело и земледелие. Следы ирригационных сооружений, зафиксированные на всей территории Кувандарьинского бассейна, обилие зернотерок во всех культурных слоях, многочисленные находки зерен проса и ячменя подтверждают значимость земледелия. Преобладали лиманно-озерные формы орошения с использованием нерегулярных речных паводков, обводненных стариц, небольших систем, не требовавших значительных трудовых затрат. В окрестностях некоторых городищ сохранились остатки водосборных бассейнов, постройкой которых жители пытались остановить и замедлить процесс исчезновения воды, вызванный заилением и отмиранием речных протоков.

Множество находок костей и чешуи рыб, рыболовных крючков, а также обилие костей диких животных в раскопанных помещениях свидетельствуют и о значительной доле рыболовства и охоты в комплексном натуральном хозяйстве «джетыасарцев».

В первый период джетыасарская культура была связана с культурами среднесырдарьинских районов (каунчинской и прежде всего отрарско-каратауской). С двумя последними джетыасарскую культуру объединяет немало общих черт в типах расселения, близком внешнем облике городищ, характерном наборе посуды с близкой технологией ее изготовления. Эти общие черты в определенной степени могут быть объяснены одинаковым типом хозяйства, в значительной мере обусловленного спецификой физико-географических условий. Длительные и теснейшие культурные связи населения джетыасарской и отрарско-каратауской культур свидетельствуют об этнополитических контактах.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика