Памяти Г.В. Подгаецкого

К содержанию журнала «Советская археология» (1968, №2)

Георгий (Юрий) Владимирович Подгаецкий

Георгий (Юрий) Владимирович Подгаецкий

В 1967 г. исполнилось двадцать пять лет со дня смерти известного советского археолога Георгия (Юрия) Владимировича Подгаецкого. Г. В. Подгаецкий родился 21 октября 1908 г. в Петербурге. В 1926 г. он поступает, а в 1930 г. заканчивает отделение истории материальной культуры историко-лингвистического факультета Ленинградского государственного университета. С 1930 г. Г. В. Подгаецкий — научный сотрудник, а с 1935 г.— старший научный сотрудник ГАИМК. Кроме работы в ГАИМК (ИИМК), в 30-х годах Г. В. Подгаецкий работал младшим, а затем и старшим научным сотрудником Государственного Эрмитажа, заведующим отделом фондов Ленинградского геологоразведочного треста, экскурсоводом антирелигиозной выставки АН СССР и т. д.

Научную деятельность Г. В. Подгаецкого нельзя представить вне полевых исследований. Он почти ежегодно выезжал на археологические раскопки — работал в составе Таманской, Северо-Кавказской, Манычской экспедиций, возглавлял второй отряд экспедиции ГАИМК, обследовавшей Нижнее Подонье, и отряд Деснинской экспедиции, руководил Орской экспедицией и раскопками поселения срубной культуры у Дамбы в г. Воронеже. Г. В. Подгаецкий был непреклонным сторонником новой методики полевых исследований, подчиненной задачам воссоздания социально-экономической истории древних племен 1. Работа в экспедициях обусловила глубокое знание Г. В. Подгаецким новейших результатов полевых исследований. Последнее в совокупности с кропотливой обработкой коллекций музеев и архивных фондов позволило Г. В. Подгаецкому уже с первых шагов научной деятельности смело ставить и решать многие вопросы истории племен раннего металла на территории нашей страны.

Основной научный вклад Г. В. Подгаецкпм внесен в изучение эпохи бронзы степной и лесостепной полосы Восточной Европы. Первым исследованием по указанной проблеме был доклад «О непрерывном развитии хозяйства общества эпохи бронзы на территории бассейнов Дона и Донца», с которым он выступил уже на следующий год после окончания университета 2. В докладе предпринята попытка доказать автохтонность в развитии основных культур эпохи бронзы на территории Доненщины и Подонья.

Несомненным вкладом в изучение истории племен эпохи бронзы на территории. Восточной Европы явилась написанная совместно с А. П. Кругловым монография «Родовое общество степей Восточной Европы» (Изв. ГАИМК, 119, М.— Л., 1935). В работе дан исчерпывающий для своего времени анализ динамики развития хозяйственной деятельности и общественных отношений на отдельных этапах истории населения эпохи бронзы степи и лесостепи Восточной Европы. Авторы подвергают резкой критике недостатки дореволюционной археологии. В монографии обращается серьезное внимание на роль естественно-географической среды в жизни древних народов. Конечно, читая сейчас этот труд, нельзя не отметить увлечение авторов теорией стадиальности, что привело к недооценке специфики развития и к этнокультурной нивелировке населения отдельных территорий. Нельзя признать удачной и попытку отрицания миграций. Но в целом монография А. П. Круглова и Г. В. Подгаецкого знаменовала собой начало нового этапа в изучении истории племен эпохи бронзы Восточной Европы — этапа воссоздания социально-экономической истории.

Начиная с середины 30-х годов внимание Г. В. Подгаецкого все более привлекают памятники срубной культуры 3. Он пишет о местной металлургии бронзы и о появлении уже в период поздней бронзы кричного изготовления железных изделий на Среднем Дону 4. Несомненный интерес представляла для того времени его классификация керамики срубной культуры.

Итогом исследований Г. В. Подгаецкого явились кандидатская диссертация «Предскифскии (доскифский) период на Среднем Дону» 5 и подготовленная к печати для многотомного издания «Истории СССР» рукопись статьи по общим вопросам эпохи бронзы степной и лесостепной полосы Восточной Европы 6. В диссертации сделан качественно новый шаг в сторону отхода от стадиальных построений. Так, если ранее Г. В. Подгаецкий выступал по существу против выделения археологических культур, то здесь, окончательно еще не избавившись от стадиальности, он не только говорит об археологических культурах, но и стремится выделить локальные варианты внутри них. Первая часть диссертации посвящена характеристике материалов населения катакомбной культуры в лесостепном Подонье. Г. В. Подгаецким сделана попытка выделения среднедонского варианта этой культуры, убедительно реконструированы катакомбы в ряде захоронений, раскопанных в дореволюционное время, подробно описаны керамические комплексы среднедонского варианта катакомбной культуры, дана классификация форм сосудов. По мнению Г. В. Подгаецкого, населению катакомбной культуры Среднего Подонья известны бронзовые изделия, получаемые через межплеменной обмен с северокавказскими жителями, мотыжное земледелие и пастушеское скотоводство, заимствованное у носителей трипольской культуры. Отмечены черты отличия памятников среднедонского варианта от памятников наиболее близкого к ним донецкого варианта катакомбной культуры и те общие моменты, которые роднят две группы памятников. Здесь же Г. В. Подгаецким делается верный вывод о культурном родстве между обеими группами населения. Не останавливаясь на мелких замечаниях, отметим, что автору не удалось из-за скудности данных выяснить подоснову катакомбной культуры в лесостепном Подонье. Но прежде всего нельзя признать правильной предложенную Г. В. Подгаецким датировку катакомбной культуры второй половиной II тысячелетия до н. э.

Во второй части диссертации рассматриваются вопросы истории срубной культуры лесостепного Подонья, время которой Г. В. Подгаецкий ошибочно ограничивает началом I тысячелетия до н. э. Он впервые обращает внимание на специфику срубной культуры в отдельных районах степи и лесостепи Восточной Европы и предпринимает попытку выделения среднедонского варианта срубной культуры. Данью теории стадиальности следует считать утверждение об автохтонности срубной культуры в лесостепном Подонье, ее происхождении от катакомбной культуры. Весьма интересно наблюдение Г. В. Подгаецкого о чертах сходства срубной и абашевской культур на Дону. Оригинально и заключение о постепенном складывании на рассматриваемой территории общности населения абашевской и срубной культур. Дана исчерпывающая для своего времени характеристика металла поздней бронзы рассматриваемой территории, где проводится, правда несколько односторонняя, мысль о преимущественной связи металлургии Среднего Подонья с Уралом. Автор снова повторяет мысль о появлении изделий из железа уже у носителей срубной культуры. Решая вопрос о дальнейшей судьбе памятников эпохи бронзы Подонья, Г. В. Подгаецкий приходит к выводу, что формы сосудов эпохи бронзы продолжают развиваться в керамике раннего железного века, хотя и считает, что отдельные группы скифского населения на территории Среднего Подонья были пришлыми. Следует подчеркнуть, что значимость диссертации для воссоздания судеб населения раннего металла лесостепной полосы Восточной Европы бесспорна и публикация ее была бы весьма желательной и в настоящее время.

В статье для «Истории СССР» автор подробно характеризует культуру населения ямного, катакомбного и срубного периодов на территории степи и лесостепи Восточной Европы. Г. В. Подгаецким предпринята попытка выделения отдельных групп памятников катакомбного этапа: среднедонские, правобережные донецкие, левобережные днепровские, средне- и нижневолжские, северокавказские и манычские памятники. Он считает невозможным объединение всех их в единую археологическую культуру. Принципиально верен вывод автора о доживання катакомбного населения в южных районах вплоть до раннего железного века. Подробно рассматривая вопросы развития хозяйства и общественных отношений на отдельных территориях этого времени, исследователь приходит к оригинальному выводу о том, что скотоводство было более развито в лесостепной полосе, чем в степной зоне. Среди памятников срубной культуры Г. В. Подгаецкий также выделяет ряд территориальных групп: по Донцу и Нижнему Дону, в Среднем Подонье, хвалынские в Поволжье. На «срубном этапе», по Г. В. Подгаецкому, происходит дальнейшее развитие земледелия и особенно скотоводства, почти полностью удовлетворяющих потребности населения; ковка сменяется литьем и намечается специализация в металлургическом производстве не только отдельных семей, но и поселков; продолжается развитие межобщинного обмена и углубляется имущественная дифференциация, ведущие к появлению укрепленных поселков и кладов. Г. В. Подгаецкий считает, что на основе проникновения значительных групп населения со степных территорий в более северные районы возникают сейменская, поздняковская и абашевская культуры. Он подробно останавливается и на сложных этногенетических процессах, протекавших в период поздней бронзы в Поднепровье, где особенно четко прослеживается влияние населения более западных территорий. Что же касается обитателей Крымского п-ова (кизил-кобинская культура), то материальная культура их, по заключению Г. В. Подгаецкого, имела больше общих черт с культурой населения Северного Кавказа, чем с северными степными соседями.

Все сказанное ранее о вкладе Г. В. Подгаецкого в изучение эпохи бронзы степной и лесостепной полосы позволяет поставить его в один ряд с наиболее известными исследователями древностей раннего металла Восточной Европы.

Но научные интересы Г. В. Подгаецкого не замыкались в территориальных рамках степи и лесостепи. Им написаны работы по древностям Северного Кавказа и Приуралья. Он один из авторов публикаций материалов раскопок крайне интересного могильника и поселения раннего металла у Нальчика на Северном Кавказе 7. В статьях затрагиваются отдельные вопросы истории племен Северного Кавказа эпохи раннего металла и связей отих племен с соседними, особенно более северными племенами. Г. В. Подгаецким опубликованы и материалы раскопок бескурганного могильника андроновской культуры у пос. Новая Аккермановка под г. Орском 8, где автор справедливо обращает внимание на наличие в обряде и инвентаре захоронений могильника целого ряда черт срубной культуры.

В начале 1942 г. в расцвете творческих сил трагически оборвалась жизнь замечательного исследователя. Г. В. Подгаецкий скончался во время блокады Ленинграда. И чем более годы отделяют нас от кончины исследователя, тем явственнее вырисовывается его вклад в изучение родового общества на территории нашей страны, в развитие советской археологии.

А. Д. Пряхин

Notes:

  1. Г. В. Подгаецкий выступает со статьей, посвященной методике полевых исследований, которая и сейчас является одной из лучших работ по популяризации основных методических приемов археологических раскопок и разведок. Г. В. Подгаецкий. Как производятся раскопки. «Наука и техника», 21, 1938.
  2. Наброски доклада хранятся в архиве ЛО ИА АН СССР, ф. 47.
  3. Б. Б. П и о т р о в с к и й, Г. В. П о д г а е ц к и й, М. А. М и л л е р. Дон. Со. «Археологические раскопки в РСФСР 1934—1936 гг.», М.— Л., 1941, стр. 174—180; Г. В. Под- гаецкий. Гор. Воронеж. Там же. стр. 156—160; Г. В. Подгаецкий. Поселения эпохи бронзы на Среднем Дону. КСИИМК, II, 1939.
  4. Диссертация не опубликована. Рукопись текста и иллюстративный материал хранятся в архиве (ф. 35. 47) и фотоархиве ЛО ИА АН СССР. Крайне краткое изложение отдельных положений диссертации содержится в небольшой статье: Г. В. Подгаецкий. Предскифский период на Среднем Дону. КСИИМК, XIII, 1946.
  5. Сокращенный вариант носит название «Эпоха меди и бронзы. Степная полоса европейской части СССР» (Архив ЛО ИА АН СССР, ф. 35, оп. 2, Л° 1068). Расширенный вариант называется «Средняя ступень варварства в степях европейской части СССР» (Архив ЛО ИА АН СССР. ф. 35, оп. 2, № 22).
  6. А. П. Круглов и Г. В. Подгаецкий. Долинское поселение у г. Нальчика. МИА, 3, 1941; А. П. Круглов, Б. Б. Пиотровский и Г. В. Подгаецкий. Могильник в г. Нальчике. Там же.
  7. Г. В. Подгаецкий. Краткий отчет о работах Орской экспедиции. СА. IV, 1937; Г. В. Подгаецкий. Могильник эпохи бронзы близ г. Орска. МИА, 1, 1940.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Археология © 2014