Памяти Глеба Сергеевича Лебедева

Памяти Глеба Сергеевича Лебедева // Российская археология. 2004. № 1. С. 190—191.

Глеб Сергеевич Лебедев

Не стало Глеба Сергеевича Лебедева. Он умер в ночь на 15 августа 2003 г. в Старой Ладоге, во время сезона, юбилейного для древнерусского города: изучению Ладоги и ее округи Лебедев отдавал много сил. Этим же летом Глеб с энтузиазмом участвовал в подготовке очередной конференции Ассоциации европейских археологов, проведение которой было намечено на сентябрь 2003 г. в родном городе Лебедева — Петербурге…

Г.С. Лебедев родился в блокадном Ленинграде 28 декабря 1943 г. Он учился на кафедре археологии истфака ЛГУ и
всегда демонстрировал свою приверженность ленинградским — петербургским традициям, “петербургской школе”. В научную жизнь этой школы он включился еще студентом и был оставлен преподавателем на кафедре археологии по ее окончании в 1969 г. В 1977 г. Г.С. Лебедев стал доцентом, в 1990 г. был избран профессором по той же кафедре; какие бы посты ни занимал Лебедев, он оставался привязан к университетской среде — среде ученых, преподавателей и студентов.

В этой среде с 1960-х г. разрабатывались новые методы и подходы к историко-археологическим проблемам. В Ленинграде Глеб (все мы тогда еще называли друг друга по имени — не будем отказываться от этого и сейчас) стал активнейшим участником, несомненным лидером и генератором идей среди своих сверстников — членов “варяжского” семинара, руководимого тогда Л.С. Клейном. Работа недавнего студента по итогам этого семинара, написанная совместно с Л.С. Клейном и В.А Назаренко в 1970 г. и посвященная норманским древностям Киевской Руси, не только порывала с официозными стереотипами советской историографии, но и открывала новые перспективы в исследовании как славяно-русских, так и собственно скандинавских древностей эпохи викингов. В полемике, связанной с этими перспективами, с увлечением принимали участие как ленинградские, так и московские археологи, прежде всего — участники Смоленского семинара Д.А. Авдусина; средоточием этой полемики стали скандинавские конференции, археологические секции которых привлекали тогда исследователей всех специальностей. Эта полемика, продолжавшаяся не только на конференциях и в научной печати, но и в московских и питерских кухнях, объединяла, а не разъединяла ее участников, и дружба с оппонентами была весьма продуктивной для представителей разных “школ”. Тем горестней потеря Глеба для тех, кто знал его с тех лет и кто подписывает сейчас его некролог.

Глеб Сергеевич всю жизнь оставался преданным своей научной и вместе с тем романтической любви — любви к эпохе викингов. Ему, как никому другому был знаком “жар холодных числ”: он использовал статистико-комбинаторные методы для анализа погребальных обрядов, занимался структурной типологией, и при этом увлекался романтическими образами “конунгов-викингов”, на лекциях цитировал скальдические висы. Его книга “Эпоха викингов в Северной Европе” (Л., 1985) объединяла очерки по “материальной” и “духовной” культуре (Лебедев защитил ее как докторскую диссертацию в 1987 г.). Книга включала также принципиально важный раздел о варягах на Руси. Опираясь на археологический материал, Г.С. Лебедев впервые в отечественной историографии продемонстрировал единство исторических судеб Северной и Восточной Европы, открытость Руси “балтийской цивилизации”, значение пути из варяг в греки для становления Древней Руси. Это был не только результат объективных научных разысканий. Глеб мечтал об открытом гражданском обществе, способствовал его становлению, работая в первом демократическом совете своего города, принимал активнейшее участие в международных предприятиях, которые стали возможны лишь в 1990-е гг. Итогом этих усилий стали международные экспедиции по пути из варяг в греки на моделях раннесредневековых ладей: здесь ученые интересы Лебедева нашли воплощение в реалиях “дружинного” экспедиционного быта (увлекательная книга об экспедициях — “Дракон Нево: на пути из варяг в греки” — была написана Глебом в соавторстве с его товарищем по путешествиям Ю.Б. Жвиташвили).

Вспоминая Глеба, нельзя не сказать особо о другой его любви — любви к Петербургу и всему, что связано с этим городом. Свидетельства этой любви — и небольшая популярная книжка “Археологические памятники Ленинградской области” (Л., 1977) и историософские статьи, непременно включающие археологические аспекты жизни Петербурга (Рим и Петербург: археология урбанизма и субстанция вечного города // Метафизика Петербурга. СПб., 1993). В начале 1990-х Глеб мечтал о возвращении не только “сакрального” имени, но и столичного статуса своему городу.

В ЛГУ — Петербургском университете Лебедев стал одним из инициаторов междисциплинарного семинара по проблемам этногенеза, которым руководил в 1980-1990 гг. совместно с этнолингвистом А.С. Гердом. Итоговым стал изданный ими межвузовский сборник “Славяне: этногенез и этническая история” (Л., 1989); в сборнике впервые (в том числе в статье самого Лебедева) на археологическом материале отчетливо была поставлена проблема балто-славянского единства как основы для славянского (и балтского) этногенеза. Продолжением междисциплинарных исследований стала коллективная монография “Основания регионалистики: формирование и эволюция историко-культурных зон” (СПб., 1999, соавторы В.А. Булкин, А.С. Герд, В.Н. Седых). Введение в науку такой макроединицы гуманитарного исследования как историко-культурная зона, которая вычленяется на основании археологической структурной типологии, системы “культурных типов артефактов” (“топохронов” в терминологии Г.С. Лебедева), равно как и представленный в монографии опыт выделения историко-культурных зон Северо-Запада России, нуждаются в дальнейшем осмыслении и дискуссии, как все, что делал Глеб.

Не менее важным итогом научной деятельности Г.С. Лебедева стал курс истории отечественной археологии, который он читал в ЛГУ с 1970 г. и издал в 1992 г. (История отечественной археологии. 1700-1917 гг.). Лекции Лебедева и его идеи не только привлекали, но и увлекали не одно поколение студентов. Он вообще был открытым, общительным человеком, и ученики его очень любили.

Работы Глеба по скандинавской и славяно-русской археологии приобрели заслуженную международную известность. Археология не была для Глеба предметом сухого академического или учебного интереса: для него она была универсальной “Наукой Начала”, без постижения которого невозможно вникнуть в смысл современных историко-культурных процессов. Интерес к жизни далеких предков, равно как к научным методам и мировоззрению коллег-предшественников, привел Г.С. Лебедева к “предельной констатации”: “как и в изначальных, архаических культурах, живые должны искать ответ о смысле своего бытия, обращаясь к мертвым” (Основания регионалистики. С. 52-53). Речь идет, конечно, не о магической некромантии в духе любимого Глебом эддического “Прорицания провидицы”, а о “единстве самосознания человечества в пространстве и времени”. Глеб оставил яркое и живое наследие, обращение к которому будет необходимым и живым делом в науке о прошлом.

Е.Л. Мельникова
В.Я. Петрухин
Т.А. Пушкина
А.В. Чернецов

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика