Овсянников О.В. Красные печные изразцы из древних Холмогор

К содержанию 110-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

1Археологические раскопки древнерусских городов эпохи позднего средневековья выявили такую интересную деталь внутреннего декора гражданских построек, как облицовка печей красными или терракотовыми изразцами. Красные изразцы, получив с конца XVI в. популярность в Москве, затем широко распространились и на периферии Московского государства 2. Сейчас, пожалуй, самым северным пунктом, где отмечено присутствие древнерусских терракотовых изразцов, являются древние Холмогоры (нижнее течение Северной Двины).

В 1960 г. при раскопках Падракурского посада (одного из пяти посадов, составлявших в XVII в. древние Холмогоры) в самой нижней части культурного слоя, которая датируется стратиграфически и по составу находок серединой XVII в., были найдены два фрагмента терракотовых изразцов 3.

Однако большая часть изразцов в Холмогорах обнаружена не в культурном слое, а была собрана на бичевнике р. Курополки (один из рукавов Северной Двины), вдоль которой вытянулись древние холмогорские посады. Всего в Холмогорах собрано около 100 фрагментов красных изразцов (многие из них, к сожалению, представляли собою лишь бесформенные окатанные водой обломки). Сведения о находках изразцов в Холмогорах поступили еще в конце прошлого века: в 1896 г. К. П. Рева при осмотре разрушающегося культурного слоя по берегу р. Курополки собрал небольшую коллекцию изразцов, по всей вероятности красных 4.

Рис. 5. Красные изразцы из древних Холмогор

Рис. 5. Красные изразцы из древних Холмогор

Среди найденных в 1960 г. изразцов представлены все детали изразцового убранства печи — зеркальные и поисковые, перемычки, городок.

Большинство изображений на зеркальных изразцах относится к традиционным сюжетам для данной группы памятников.

Сюжет с изображением всадника представлен тремя фрагментами (фигура всадника, к сожалению, отбита на всех): рис. 5, 13, 15, 16. На одном из фрагментов композиция была, вероятно, особенно динамична — лошадь встала на дыбы, передние ноги согнуты почти под прямым углом в запястном суставе и согнуты в путавом. Под крупом лошади изображено какое-то животное (олешек?)—рис. 5, 16. В Москве был найден изразец со скачущей лошадью, но холмогорский отличается более детальной моделировкой фигуры животного 5. На одном из фрагментов сохранились нижние части ног пешего человека. Сюжет с хищной птицей, обычно заключенной в рамку, представлен несколькими вариантами (рис. 5, 7—12). На двух фрагментах сохранились изображения крыльев хищной птицы. Передача фактуры крыла (рис. 5, 5) очень близка к манере передачи перьев птицы на изразце, опубликованном Н. В. Султановым 6, хотя нет сомнения в том, что они сделаны не в одной форме. На втором холмогорском изразце крыло передано более эмоционально, ломаными линиями (рис. 5, 10).

Любопытна группа изразцов (три фрагмента) с изображениями человеческого лица. Это очень своеобразный и ранее не встречавшийся сюжет. На одном из фрагментов (рис. 5,1) изображено лицо ярко выраженного восточного типа с миндалевидными удлиненными глазами, густыми и широкими сросшимися бровями. На лбу человека вылеплена голова обезьяны. Второй фрагмент изразца передает те же восточные черты человеческого лица, но без головы обезьянки. Третий изразец сохранил изображение нижней части лица мужчины. Тщательно промоделирована небольшая завитая борода и пышные, с подусниками усы (рис. 5, 3). Несомненно, это изображение отражает типичное для XVII в. увлечение восточными мотивами, когда «восточное», входило в моду и пользовалось большим спросом. Именно в этот период наряду с разработкой и переоформлением собственных мотивов русскому народному искусству оказались особенно пригодными сокровищницы декоративного искусства Ирана в ее сефивидской редакции 7.

Орнаментальные композиции на фрагментах зеркальных изразцов выполнены в типичной для этой серии вещей манере передачи растительных мотивов сочными причудливо изогнутыми линиями, с включением в орнаментальную ткань розеток, кругов, многолистников (рис. 5, 2, 4). Один обломок изразца дает более строгую стилизацию растительного орнамента (рис. 5, 5).

В Холмогорах найден один угловой изразец комбинированного типа — в одно соединена угловая часть и вертикальная перемычка, украшенная пересекающимися кругами (рис. 6, 13).

Все лицевые изразцы из Холмогор имеют коробчатую румпу и рамку, оконтуривающую лицевую пластинку изразца. Толщина румпы 1—1,5 см. ширина рамки от 1,2 до 1,8 см. На одном из изразцов рамка украшена волнистым орнаментом (рис. 5,6). Удалось определить длину стороны лишь одного зеркального изразца (фрагмент личины с бородой и усами) — 19 см.

Зеркальные изразцы подобного типа, судя по московским образцам, бытовали до середины XVII в. (по Р. Л. Розенфельдту, они относятся к первой группе: начало XVII — середина XVII в., т. е. наиболее ранним) 8.

Поисковые изразцы представлены тремя вариантами пятилистников (рис. 6,3, 4, 5) и одним вариантом трехлистника (рис. 6,1). Все они очень похожи на московские поисковые изразцы, но отличаются рядом деталей рисунка, что не позволяет признать их происхождение из одной формы. Имеется один фрагмент поискового изразца, который ранее нигде не встречался. Он представляет собой что-то среднее между поисковым (уплощенный, имеет рамку) и перемычкой (небольшой овал в сечении, жгутовый орнамент), однако посередине изразца проходит горизонтальный валик, который делит плоскость на две равные части (рис. 6,6).

Полукруглые в сечении перемычки со жгутовым орнаментом очень близки к московским (рис. 6,9), перемычки с растительным орнаментом представлены несколькими вариантами (рис. 6,7, 8, 9, 11, 12) и по орнаментальным композициям также близки к московским 9, но абсолютных аналогий нет.

Поисковые изразцы имеют вместо рамки узкую окантовку (несколько миллиметров), с внутренней стороны выступает «пятка» (гребень), поискового изразца с румпой нет ни одного. Перемычки с обратной стороны имеют такие же гребни длиной 4,6—6 см.

Большой интерес представляет еще один фрагмент красного изразца — в виде полуколонии бочонкообразной формы, плоскость ее украшена орнаментом, имеются фризы. Среди находок красных изразцов подобная деталь— ножка изразцовой печи — найдена впервые 10 (рис. 6, №).

Завершали изразцовую печь «городки», однако найден лишь один фрагмент терракотового «городка» (рис. 6, 14).
Таким образом, имея в холмогорской коллекции набор почти всех деталей декоративного убранства изразцовой печи, мы можем ознакомиться не только с новыми вариантами ранее известных сюжетов и орнаментов, но и с совершенно новыми, встреченными впервые.

Довольно значительное количество фрагментов красных изразцов, найденных в Холмогорах, свидетельствует о распространении в жилищах определенной части городского населения изразцовых печей. В связи с этим любопытен один документ 1671 г. Согласно «данной» двинского воеводы Афанасия Нестерова переводчику Тимофею Англеру на дворовое место в Холмогорах («дворовое место, что на Холмогорах бывал Аглинский двор»} был поставлен «двор», но в 1674 г. Англер продал его «двинские съезжие избы подъячему Ивану Никитину сыну Ростегаеву: «. . . и те все хоромы: горница и с подклетом и с клетью и с сенными окончины и с печью образцовою. . .» 11

Во второй половине XVII—начале XVIII в. в Холмогорах бытовали и другие изразцы — обнаружен фрагмент изразца с зеленой и желтой поливой (сильно обгорел) и фрагмент гладкого расписного изразца голландского типа.

Пожалуй, не стоит сомневаться в привозном характере холмогорских изразцов. Об этом свидетельствует и весь комплекс керамических изделий из культурного слоя (привозные великолепные черного лощения горшки, кувшины, миски, рукомойники, с одной стороны, и грубая кухонная посуда местного производства — с другой) 12. Стилистический анализ изображений на холмогорских изразцах позволяет высказать предположение, что изразцы на север поступали из ряда городов центральной части русского государства и в первую очередь из Москвы.

Рис. 6. Красные изразцы из древних Холмогор

Рис. 6. Красные изразцы из древних Холмогор

Рассматриваемая группа изразцов относится ко времени, когда главенствующая экономическая роль в северной части русского Поморья принадлежала Холмогорам. Здесь же находился и административный аппарат управления Двинской землей, верхушка духовенства (до начала XVIII в.). Экономический подъем, наметившийся в XVII в., складывание единого всероссийского рынка вовлекли в орбиту сложных и переплетающихся экономических связей и далекую северную окраину Руси. Находки в Холмогорах привозных керамических изделий, в том числе красных изразцов, наглядно это иллюстрируют.

К содержанию 110-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Доклад, прочитанный на заседании группы славяно-русской археологии ЛОИА АН СССР 1 июня 1965 г.
  2. В литературе высказано в основном две точки зрения по вопросу появления красных изразцов в России: конец XVI в. (Н. В. Султанов. Древнерусские красные изразцы. «Археологические известия и заметки», № 12, 1894, стр. 369—397; А. В. Филиппов. Древнерусские изразцы, вып. 1, 1938, стр. 32; М. Г. Рабинович. Московская керамика. МИА, № 12, 1949, стр. 82) и XVII в. (эта дата поддерживается главным образом Р. Л. Розенфельдтом) (см.: Р. Л. Розенфельдт. Красные московские изразцы. Сб. «Памятники культуры», вып. 3, 1961, стр. 228). Находка фрагментов красных изразцов в Борисовом городке в слое, твердо датируемом рубежом XVI—XVII вв., подтверждает время появления красных изразцов в конце XVI в. (П. А. Раппопорт. Борисов городок. МИА, № 44, 1955, рис. 8). За последнее время список городов, в которых обнаружены красные изразцы, значительно расширился: Батурин, Борисов городок, Владимир, Калязин, Кашин, Кострома, Москва, Орел-городок на Каме, Переяславль-Рязанский, Спас-Тушино, Суздаль, Тверь, Углич, Ярославль.
  3. Археологические раскопки в Холмогорах проводились автором в 1960 г. на средства Архангельского областного краеведческого музея. В результате работ была обследована территория древних Холмогор и полностью вскрыт сохранившийся участок Падракурского посада (площадь 560 кв. м.). Коллекции, полученные во время раскопок, поступили в Архангельский областной краеведческий музей.
  4. ОАК за 1896 г. СПб., 1896, стр. 94. Дальнейшая судьба коллекции изразцов, собранных К. П. Рева, неизвестна.
  5. М. Г. Рабинович. Гончарная слобода в Москве XVI—XVIII вв. МИА, № 7, 1947, рис. 11.
  6. Н. В. Султанов. Указ. соч., рис. 33.
  7. Л. А. Динцес. Восточные мотивы в народном искусстве. СЭ, 1946, № 3, стр. 101.
  8. Р. Л. Розенфельдт. Указ, соч., стр. 229.
  9. М. Г. Рабинович. Гончарная слобода в Москве в XVI—XVII вв. МИА, № 7, 1947, рис. 10; Р. Л. Розенфельдт. Указ. соч., рис. 6 (в, г, е, ж, з).
  10. Известны лишь поливные ножки изразцовых печей (см.: Н. В. Воронов и И. Г. Сахарова. О датировке и распространении московских изразцов. МИА, № 44, 1955, рис. 11; Н. В. Воронов. Изразцы. Сб. «Русское декоративное искусство», т. I. М., 1962, рис. 196.
  11. «Грамоты Коллегии Экономии», т. II, № 46, 52.
  12. Так, на Устюжский рынок, с которым холмогорцы были тесно связаны, постоянно поступают керамические изделия из более южных городов: блюда, ставцы, рукомойники, иногда даже «глина коломенская» («Таможенные книги Московского государства», т. II, стр. 170—172; т. III, стр. 169). Это в значительной мере расширяет наши представления об объеме Керамической продукции ремесленников центра Руси, условиях и районах ее реализации в эпоху складывания единого всероссийского рынка.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 25.02.2016 — 13:03

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика