От П.И. Шафарика до Л. Нидерле

В 30-е гг. XIX в. увидели свет исторические работы П.И. Шафарика и лингвистические изыскания Ф. Боппа, которые существенным образом повлияли на дальнейшее развитие научных знаний по этногенезу и древнейшей истории славян.

Трудам по древней истории славян чешского ученого П.И. Шафарика (1795—1861 гг.) безусловно принадлежит выдающееся место в историографии XIX столетия. Впервые была исторически осмыслена вся информация античных и средневековых авторов о ранних славянах и их ближайших соседях. Исследователем были проанализированы греческие, латинские, византийские, арабские, немецкие и славянские памятники письменности, а также лингвистические и этнографические данные, какими располагала наука его времени. Труд П.И. Шафарика выделяется критическим подходом к источникам и большой эрудицией. Исследователем был собран обширнейший этнографический материал, по существу были заложены основы славянской этнографии 1.

Не касаясь вопроса об индоевропейцах и их давней миграции в Европу, П.И. Шафарик утверждал, что начало славян следует искать в Европе; они развивались где-то по соседству с родственными индоевропейскими племенами кельтов, германцев, литовцев и фракийцев. Уже в глубокой древности славяне, по П.И. Шафарику, занимали обширные пространства Средней и Восточной Европы. Описанные Геродотом будины, невры и борисфены (так исследователь называл скифов-земледельцев и скифов-пахарей) были юго-восточной ветвью славян. В IV в. до н.э. под натиском кельтов славянское население Паннонии и Иллирика вынуждено было переселиться к своим родичам за Карпаты. По мнению П.И. Шафарика, это событие и получило отражение в летописи Нестора. Но и после этого славянский ареал оставался весьма обширным — от Одера до Днепра и от Карпат до побережья Балтики и озера Ильмень.

Античным авторам, согласно этому исследователю, славяне были известны под именем венедов, которое не было самоназванием их. Собственно славянскими этнонимами были сербы (споры Прокопия Кесарийского), ставаны (славяне), вельты (велеты), карвоны. (кривичи) и другие.

Еще в конце XVI в. Ф. Сосети указал на несомненную связь отдельных европейских языков с санскритом, но это долгое время не оказывало никакого воздействия на этногенетические построения исследователей. Во второй половине XVIII в. европейские ученые смогли ближе познакомиться с санскритом. Тогда же появилась мысль о родстве славянского языка с латинским, греческим, немецким, персидским и санскритом. П.Х. Левек, И. Леванда, Х. Аделунг и некоторые другие высказывали догадки о происхождении латинян, греков, германцев и славян от единого древнего народа, о возникновении их языков из единого пра-языка. Правда, в области этногенеза открытие европейской наукой санскрита на первых порах привело к несколько фантастическим построениям. Происхождение славян стали связывать с индусами или персами, полагая, что славянский язык эволюционировал от древних языков этих народов. Так, польский ученый В.С. Майевский выводил славян прямо от древних индов (индусов), а С. Рохуш-Сестрженъцевич утверждал, что славяне и скифы происходят от древних персов-мидийцев 2.

Рис. 2. Схема членения индоевропейского языка А. Шлейхера

Рис. 2. Схема членения индоевропейского языка А. Шлейхера

Немецкий лингвист Ф. Бопп неоспоримо показал, что славянский язык принадлежит к индоевропейской (индо-гермаиской) языковой семье, в которую входят также греческий, кельтский, италийский, германский, иллирийский, литовский, индо-иранские и другие, в том числе исчезнувшие ныне языки. Все они развились из единого общеиндоевропейского языка 3. Формирование отдельных языков, по представлениям Ф.Боппа и других учеиьгх XIX в., обуслов-лено было изолированным развитием индо-европейских диалектов, а также ассимиляцией иноязычных племен.

В результате научных достижений Ф. Боппа вопрос о происхождении славян встал на новый путь осмысления. С этого времени к разработке этногеyетичекской проблематики активно подключилось языкознание. Лингвисты прежде всего попытались установить степени родства между отдельными индоевропейскими языками и выявить последовательность их отделения от праиндоевропейского языка.

Одним из основоположников сравнительно-исторического изучения славянских языков был австрийский и словенский лингвист Ф. Миклошич (1813—1891 гг.). Его перу принадлежит первая сравнительная грамматика славянских языков, включающая фонетику, морфологию, словообразование и синтаксис, и первый общеславянский этимологический словарь. Благодаря его трудам прояснилась ие только общая картина развития языка древних славян, но и принципы его эволюции и дифференциации 4.

Авторитетная схема членения индоевропейских языков (рис. 2) разработана была создателем теории родословного дерева немецким лингвистом А. Шлейхером (1821—1868 гг.). Собранные к тому времени данные позволили исследователю вписать славянский материал в сравнительную грамматику индоевропейских языков и полагать, что славяне принадлежат к балто-славяно-германской ветви родословного дерева 5.

Рис. 3. Схема дифференциации индоевропейского языка Э.Лотнера

Рис. 3. Схема дифференциации индоевропейского языка Э.Лотнера

В те же годы были высказаны и другие мнения относительно последовательности дифференциации индоевропейского языка. Так, М. Мюллер полагал, что первоначальным было членение индоевропейцев на две ветви — северо-западную, из которой вышли позднее европейские этносы, и южную, которая объединяла предков азиатских народов 6. Свою родословную схему предложил и Э. Лотнер (рис. 3). В ней постулировалась общность, в которую входили предки европейских этносов, исключая греков 7.

В 70—80-е гг. XIX в. русским языковедом А.С. Будиловичем (1846—1909 гг.) был собран и систематизирован обширный лексический материал славянских языков 8. В результате было выделено 565 слов, относящихся к праславянскому языку, и 378 лексем древнеславянского периода. Анализ праславянского лексического фонда позволил исследователю охарактеризовать древнейшую территорию славян, их прародину, как земли с обилием озер и рек, сочетающие равнинные и всхолмленные местности, удаленные от моря, с умеренным климатом. Согласно А.С. Будиловичу, это Поднепровье, Побужье и Подкарпатье. Флористическая и фаунистическая лексика праславян полностью соответствовала этому ареалу. Исследователь считал, что первые века нашей эры были гранью между праславянской и древнеславянской эпохами. Следовательно, праславянский язык нужно относить в основном к I тыс. до н.э. Таким образом, праславяне были жителями северо-западной Скифии. Это были, заключает А.С. Будилович, будины Геродота.

Работы историков по ранним славянам послешафариковского периода можно разделить на несколько групп. Большая часть исследователей продолжала утверждать, что начало славян связано с Дунайским регионом, откуда они в разное время расселились в разных направлениях.

Русский историк С.М. Соловьев (1820—1879 гг.) изложил эту проблему довольно кратко, сообщаются только конкретные исторические факты 9. Он пишет, что славяне не помнили о своем приходе из Азии, но сохранилось предание, записанное в Начальной летописи, о первоначальном местожительстве их на берегах Дуная. С отсылкой к П.И. Шафарику историк говорит о следах пребывания славян (географические названия) в Подунавье. Античные авторы первых веков нашей эры знают славян под именем венедов, которые жили около Вислы, между германцами, финнами и сарматскими племенами. Начиная с VI в. славяне расселяются широко. Согласно Иордану, многочисленные венеды к этому времени разделились на славян, проживавших в верховьях Вислы и на востоке до Днепра, и антов, локализуемых в Припонтийских землях. Дальнейшее распростраиенне славян излагается С.М. Соловьевым уже по русским летописям.

Не как легенда, а как историческое свидетельство рассматривается сообщение Начальной летописи о славянской прародине на Дунае и широком расселении славян оттуда целым рядом историков, в том числе Д.Я. Самоквасовым.

Р.С. Каульфус утверждал, что славяне были жителями Балканского полуострова с незапамятных времен. По его мнению, названия многих рек этого ареала, в том числе Истра, имеют славянское происхождение 10. Автохтонность славянского населения в Иллирии защищал львовский историк А. Белевский, который считал древними славянами даков и гетов 11. Аналогичную точку зрения развивали польский ученый И. Лелевель и немецкий исследователь Л. Концен 12. Последний пытался показать, что славяне в Дунайских землях были древнейшими насельниками, которых вытеснили кельты-завоеватели. Остатком древнего славянского массива, по его мнению, были венеты, жившие на северном побережье Адриатики.

Югославский ученый Ф. Рачки выделял значительный пласт топонимов Паннонии и Дакии, который считал славянским. Это давало ему основание для утверждения, что славяне были очень древними жителями этих земель, а исторические иллирийцы, венеты и бессы славянского происхождения 13. Словенский исследователь Я. Цупан считал, что в доримское время весь дунайский регион принадлежал к территории распространения славянского языка 14. О том, что славяне в Иллирии и Фракии были древним и автохтонным населением, писали И-Г. Куно, Ф. Гелльвальд, И.К. Сакцинский, Д. Терстеняк, Ф. Сасинек и многие другие 15. Обосновывалось это в основном топонимо-историческими соображениями. Исследователи опирались на некоторое сходство географических названий со славянскими лексемами, достаточно вольно этимологизировали названия местностей и древние этнонимы из славянских языков. Мальбрен считал, что названия рек с окончанием -awa (-ава) на Дунае славянского происхождения 16. И.К. Сакцинский в своих построениях использовал и некоторые этнографические материалы, отмечая, что народные празднества, восходящие к славянскому язычеству, отмечены в Паннонии и Италии 17. Большинство исследователей считали, что славяне в Подунавье обитали с глубокой древности вплоть до средневековья, но высказывались мнения о вытеснении дунайских славян кельтами. Об этом, в частности, писал немецкий ученый К. Маннерт, полагавший, что адриатические венеты были той частью славян, которая оказалась не затронутой кельтской экспансией 18.

Д.Я. Самоквасов полагал, что даки и геты были славянами, и относил рассказ Нестора о расселении славян из Подунавья ко времени покорения их римлянами (влахами) при Траяне. Значительная часть славян при этом не смирилась с римским господством и ушла из Дакии в северопричерноморские, днепровские и польские земли. Клады римских монет, находимые в этих регионах, как считал этот историк, были зарыты славянами-переселенцами, принесшими монеты из Дакии 19.

Близкую точку зрения развивал киевский историк Н. Леопардов, который рассматривал днепровских (и вообще русских) славян потомками гетов и даков, расселившихся во времена Траяна из Дунайских земель 20.

Во второй половине XIX в. к разработке этногенеза славян пытались подключиться антропологи. Еще в середине столетия шведский ученый А. Ретциус объединил древних германцев, кельтов, римлян, греков и индо-иранцев в группу «долихоцефальных ортогаатов», а финно-угров, литовцев, эт-русков, басков н славян отнес к «брахицефальным ортогнатам». В европейской антропологии в этой связи родилась теория о двух первоначальных расах, представители которых заселили Европу в древности и из которых образовались исторические этносы.

Многие антропологи, в частности немецкие, считали, что длинноголовая (белокурая) раса была в Европе коренной и принадлежала индоевропейцам. Население же, представленное короткоголовой расой (оно отличалось более темным цветом кожи и каштановыми волосами), было пришлым и «ариизировано» (индоевропеизировано) первым.

Среди французских антропологов господствовало мнение о кельтско-славянском начале брахикранной расы; она была начальной расой индоевропейцев, которые распространили индоевропейский язык на длинноголовых соседей. Поскольку основные особенности брахикранного антропологического типа близки строению среднеазиатских народов, исследователи полагали, что протославяне вместе с другими индоевропейскими племенами пришли в Европу из Средней Азии. Накануне железного века германцы принадлежали к длинноголовой расе. В результате их расселения кельты и славяне оказались разделенными, славянам достались более восточные земли.

Более обстоятельно рассмотрел этногенез славян парижский антрополог М. Заборовский. Прародину индоевропейцев он локализовал в Юго-Восточной Европе и утверждал, что славяне сформировались в Дунайских землях, когда индоевропейцы уже широко расселились по Европейскому континенту. Ранних славян исследователь причислял также к короткоголовому антропологическому типу, к которому относились еще кельты и иллирийские венеты, а в историческое время — южные славяне. Исходный регион этого антропологического типа, по М. Заборовскому, размещался в Южной Европе, а славянская прародина — в пространстве между Дунаем и Адриатическим морем. Отсюда славяне стали расселяться за Карпаты, распространяя обряд трупосожжения и употребление металлов 21.

Накопление антропологических материалов и привлечение описаний славян раннесредневековыми авторами позволило говорить о принадлежности их к долихоцефальной расе. И только позднее под воздействием метисаций с другими племенами внешний облик славян претерпел изменения. Этой точки зрения придерживались антропологи К. Пенка, А.П. Богданов, Д.Н. Анучин и другие.

Среди историков господствовало мнение, что древние славяне были давними насельниками Европы, занимавшими ее обширные пространства. Так, А. Шембера относил к ранним славянам не только иллирийцев и даков, но и кельтов, живших в Иллирии, нориков и адриатических венетов, а также часть населения Германии. По его представлениям, свевы Тацита были славянами, а раннесредневековые полабские славяне были прямыми их потомками 22. О древнем славянском ареале, простиравшемся на западе до Рейна, писал н В. Кентжинский 23.

На весьма близких позициях стоял и варшавский ученый И. Первольф 24, которому принадлежит интересный обзор средневековых взглядов по раннему славянству 25. К этой группе исследователей можно причислить слависта О.М. Бодянского, известного издателя древнерусских и древнеславянских исторических и литературных памятников. Его работы характеризует тесная связь исторических и филологических данных. В созданном им лекционном курсе «Славянские древности» он отстаивал тезис об автохтонности славян в Средней Европе и во многом следовал за П.И. Шафариком 26.

Отнесение адриатических венетов к славянскому этносу в литературе второй половины XIX в. было широко распространено. Наиболее обстоятельно попытался обосновать это мнение А. Гильфердинг. Для этого он привлек и топонимы в земле венетов, и антропонимы на надгробных плитах 27.

Целый ряд исследователей разрабатывал концепции о первоначальном местожительстве славян в Восточной Европе. Довольно оригинальную теорию славянского этногенеза в 70-х гг. XIX в. изложил чешский историк Я.Э. Воцель (1803—1872 гг.). Он утверждал, что славяне подобно другим индоевропейским народам пришли из Азии через Кавказские горы. В очень давний период, дату которого определить не представляется возможным, славяне поселились в Восточной Европе к югу от Валдайских гор и к северо-востоку от Карпат (на востоке — до Дона). Южной границей их расселения был рубеж лесостепи со степью. Невры и будины Геродота — славянские народы, впервые зафиксированные письменными памятниками. Языкознание указывает на тесную связь славян с литовцами, которые в это время достигли юго-восточного побережья Балтийского моря, но когда и каким образом литовцы оторвались от славян, сказать трудно. Возможно, отмечает историк, какая-то часть славян во времена Геродота продвинулась к Дунаю, но никаких данных для обоснования этого предположения у нас нет. В эпоху Геродота славяне еще не имели общего имени. В римских источниках они известны как венеды, анты, споры (сербы) и склавины. Венеды и анты — названия славян иноплеменниками, сербы и славяне — собственные этнонимы. Для характеристики жизни, быта и культуры древних славян Я.Э. Воцель использовал данные языкознания. Предприняты были им и робкие попытки привлечь для своего исследования и материалы археологии 28.

Заслуживает упоминания и работа казанского филолога А.А. Некрасова (1837—1905 гг.) Утверждая, что все европейские языки имеют азиатское происхождение, он дискутировал с теми авторами, которые полагали миграцию германо-литовско-славянской группы в Европу вокруг Каспийского моря по его восточному и северному берегам. По мнению этого исследователя, славянская группа обособилась от остальных арийцев в долинах южнее Кавказского хребта. Теснимые ассирийцами, славяне двинулись на запад по южному побережью Черного моря. Перейдя проливы не останавливаясь, славяне продвинулись далеко на север — основная масса их осела на восточноевропейских просторах. Отколовшаяся небольшая часть славян мигрировала на запад и осела в местности, где ныне находится Венеция. Это были венеты, известные по древним источникам. В своих построениях А. А. Некрасов использовал исторические, лингвистические и мифологические данные. Много внимания он уделил и географическим названиям, которые довольно натянуто трактуются как славянские и обнаруживаются по всему пути движения славян из Азии в Восточную Европу 29.

Историк и филолог В.И. Григорович, прежде всего, подчеркивал, что скифы, сарматы, иллирийцы и фракийцы не были
славянами. По его представлениям, славянам с древнейших времен, по крайней мере с VII в. до н.э., можно отвести обширные пространства между Балтийским и Адриатическим морями, а на востоке до истоков Днепра и Дона. С вторжением кельтов в Иллирию и Паннонию (это были волохи Нестора) проживавшая здесь часть славян в последние века I тыс. до н.э. покинула Подунавье. В этой связи славяне продвинулись в северо-восточном направлении до озера Ильмень. В течение длительного времени кельты были западными и южными соседями славян: исследователь перечисляет рад слов, по его мнению, заимствованных славянами от кельтов. Уже до нашей эры славяне соприкасались также с германцами: в готской лексике есть славянские заимствования. Регион между нижней Вислой и Неманом принадлежал соседям славян — айстам, то есть литовцам и родственным им племенам. На северо-востоке славяне контактировали с финскими племенами, а на юго-востоке — со скифами, занимавшими южнорусские земли от Дона до Южного Буга. Вслед за П.И. Шафариком В.И. Григорович полагал, что древним самоназванием славян было сербы, а в письменных источниках они упоминаются под разными иными этнонимами: будины, невры, венеды н др. 30.

В 80-х гг. XIX в. увидела свет монография А.Ф. Риттиха, содержащая историко-географическое и этнографическое описание всего славянского мира 31. Согласно концепции этого исследователя, славяне (славянорусы, по терминологии автора), как и другие племена арийцев, когда-то вышли из Индии и в течение какого-то времени проживали в Передней Азии южнее Черного и Каспийского морей, где следы их расселения сохранились в названиях местностей. Какова была их жизнь в древней прародине — сведений нет, но они, нужно полагать, как и все арийцы, были кочевыми скотоводами. Из Передней Азии по долинам Риона, Терека и Кубани славяне двинулись на север и осели на Днепре и Дону. Здесь они овладели земледелием, которое стало основой их хозяйственной деятельности. Во времена Геродота славяне известны год именем будинов, невров и меланхленов. Появление в Северном Причерноморье скифов вынудило славян к миграции в западном направлении. А.Ф. Риттих полагает, что за несколько веков до нашей эры они освоили земли до Вислы и почти все Подунавье. Более того, славяне проникли на кельтскую территорию, где островками-колониями жили на Рейне, Роне, Луаре и на побережье Адриатики.

Монотрафическое исследование В.М. Флоринского представляет интерес прежде всего как обширная сводка фактологических данных по ранней и раннесредневековой истории славян 32. Что касается этногенетических построений, то здесь автор в основном излагает мнения других историков.

Местом формирования индоевропейцев, по В.М. Флорнискому, была Восточная Месопотамия — территория между Тянь-Шанем, Гиндукушем и Персидским заливом. Отделившаяся от индоевропейской массы северо-восточная ветвь (германо-балто-славянская общность) поселилась первоначально в Юго-Западной Сибири и смежных землях Средней Азии по соседству с Аму-Дарьинским регионом (по А. Шлейхеру). Оттуда и вышли славяне, уже в I тыс. до н.э. заселившие обширные пространства Европы. Помимо венедов Плиния, Тацита и Птолемея, занимавших часть Европейской Сарматии, к славянам В.М. Флоринский причислял венетов Адриатики, венетов Галлии и енетов, выброшенных штормом на побережье Балтики, которые будто-бы были предками средневековых балтийских славян. Славянами, по В.М. Флоринскому, были также киммерийцы и скифы.

Расселение славян из восточноевропейской прародины пытался научно обосновать хорватский историк Т. Маретич 33. Он решительно отвергал предание, записанное в Начальной русской летописи о проживании древних славян на Дунае, утверждая на основе свидетельств античных письменных источников, что в Подунавье они появились довольно поздно — в Румынии и Трансильвании вместе с гуннами, а в Паннонии — вместе с аварами. Исследователь полагал, что авары помогли хорватам и сербам, которые были их союзниками, освоить среднедунайские земли.

Есть среди работ второй половины XIX в. и книги по ранней истории славянства, содержание которых ныне выглядит курьезно или фантастически. Так чешский автор Я. Коллар с легкостью читал по-славянски надписи на надгробиях Этрурии, Умбрии и Лациума, в богах Италии видел славянские языческие божества 34. Историк Классен трактовал надписи на этрусских и оскских надгробиях на пяти славянских, языках. Впрочем, и финикийские надписи им читались по-славянски 35. Чертков полагал, что славянами были пелазги 36. Все эти авторы пытались утверждать, что древнейшим местом расселения славян была Италия. Ряд других исследователей находили следы древнего расселения славян в Средней Азии 37.

В конце XIX в. славянская археология находилась в самой начальной сталии накопления источниковой базы. Однако уже тогда возникла мысль о необходимости привлечения археологических материалов для освещения древнейшей истории и культуры славянства. К последним десятилетиям XIX в. относятся первые попытки использования данных археологии для анализа славянского этногенеза. Так, киевский археолог И.А. Хойновский писал, что выводы по древнейшей истории славян, опирающиеся только на письменные сообщения, кажутся часто необоснованными, не имеющими прочного фундамента. Многолетние занятия археологией убедили исследователя в необходимости широко использовать для этих целей «вещественные памятники» 38.

И.А. Хойновским была предпринята попытка дифференцировать южнорусские древности на скифские, сарматские, гето-фракийские, антские, полянские и древлянские. Однако это еще не приводило к каким-либо серьезным историческим построениям. Изложение начальной истории славян велось этим исследователем вне зависимости от археологии. Он полагал, что родиной всех славян был Карпатский регион, откуда они расселялись в разных направлениях в течение длительного периода.

Г. Ванкель всесторонне сопоставил орнаменты, характерные для керамики и бронзовых сосудов гальштатской культуры, с узорами этнографических народных вышивок славян Моравии и показал их взаимосвязь. Это дало основание исследователю говорить о том, что в начале железного века славяне составляли часть населения гальштатской культуры и заселяли восточные земли ее ареала 39.

Наибольший интерес в отношении привлечения археологических данных представляют исследования основателя чешской археологии Й.Л. Пича. Он попытался показать, что древнейшей археологической культурой славян была лужицко-силезская (800—600 гг. до н.э.) и, следовательно, прародиной их были земли между Вислой и Эльбой (Лужица, Силезия, Южный Бранденбург и часть Великопольши). Это был регион, где образовался «многочисленный народ славян» и откуда началось славянское расселение, заключал исследователь 40.

В 80-х гг. XIX в. была опубликована двухтомная «История славян» Е.Р. Богуславского 41. Это малокритическая компиляция, но написанная с глубоким знанием фактологического материала в области истории и лингвистики. По представлениям автора, славяне бьии автохтонным населением на широкой территории Европы, от Рейна до Западной Двины. В земли славян неоднократно проникали дружины германцев, которые были более организованными в политическом отношении. В последующих работах Е.Р. Богуславский развивал эти положения, широко привлекая данные истории, языкознания и топонимики 42.

К последним десятилетиям XIX в. относится рад интересных обобщений по истории язычества и мифологии древнего славянского мира 43.

Notes:

  1. Safafik Р Slovansk6 staro Zitnosti. Praha, 1837; Шафарик П.И. Славянские древности. М., 1837. Т. 1.
  2. Majewski W S О Siowianach i ich pobratymach. Warszawa, 1816; Rohusz-Siestrzehcewicz. Recherches historiques sur Porigine des Sarmates, des Esclavos et des Slaves. St Petersburg, 1812.
  3. Bopp F. Vergleichende Grammatik des Sanskrit. Berlm, 1833.
  4. Miklosich Fr. Vergleichende Grammatik des slavischen Sprachen. Vienne. 1852—1875. Bd. I—TV; Idem. Etimologisches WCrterbuch der slavischen Sprachen. 1886.
  5. Schleicher A. Die deutsche Sprache. Berlin, 1860; Idem. Kurzer Abriss der Geschichte der slavischen Sprache. Leipzig, 1858; Шлейхер А. Краткий очерк доисторической жизни северо-восточного отдела индоевропейских языков. СПб., 1865.
  6. Milller М. Vorlesungen Ober die Wissenschaft der Sprache. Bd. I. Leipzig, 1863. S 176.
  7. Lottner. Ober die Stellung der Italer innerhalb des indoeuropaisches Stammes // Kuhns Zeitschrift. 1866. VII. S. 18-49, 160-193.
  8. Вудилович А- Первобытные славяне в их языке, быте и понятиях по данным лексикальным. Исследования в области лингвистической палеонтологии славян. Киев, 1878—1882. Ч. I—II.
  9. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1988. Т. I. С. 74—119.
  10. Kaulfuss R.S. Die Slaven in den filtesten Zeiten bis Same. Berlin, 1842
  11. Bielowski A. Wst$p krytyczny do dziejbw Polski. Lw6w, 1850.
  12. Lelewel J. Narody na ziemiach slowiaftskich Poznan, 1853; Contzen L. Die Wander ungen der Kelten. Leipzig, 1861.
  13. Racki F. Nacit jugoslovenskich povjestij do IX stoljetia. 1857.
  14. Zupan J. Etymologie der Namen der Fltlsse in Karoten //Carinthia 1831. № 16
  15. Cuno I.-G. Forschungen im Gebiete der alten Volkerkunde. T. 1. Skythen. Berlin, 1871; Hellwald F. Die Ethnologie der Balkaniflnder. 1872; Tertenjak D. SlovanSiina v romanSfiini. Celovcu, 1878; Sasunek F. Zihady de6jepisnA Praha, 1886—1888
  16. Malte-Brun. Geographic universelle. T VI—VO. Paris, 1859—1861.
  17. Sakcinski LK. Pannonija rumska // Rad Jugoslowenski AkademL ХХIII. 1873.
  18. Mannert K. Geographie der Griechen und ROmer. Bd. III—IV. Leipzig, 1820.
  19. Самоквасов ДЛ. История русского права. Вар¬шава, 1888; Он же. О происхождении кладов рим¬ских монет в землях древних руссов н ляхов II Труды VIII Археологического съезда. М., 1897. Т. III.
  20. Леопардов Н. О начале Славян-Руси со стороны историко-археологической. Киев, 1892.
  21. Zaborowski М. Les Slaves de race et leurs engines // Bulletin et mdmoires de la socifttd d’anthropoiogie de Paris. 1900; Idem. Origine des slaves // Bulletin et mfmcires de la societe d’anthropoiogie de Paris 1904; Idem. L’autochtonisme des slaves en Europe, ses premiers defeuseurs If Revue de ecole d’anthropoiogie de Paris 1905. T. 15.
  22. Sembera A. ZSpadnii Slovand v prav6ku. Ve Vindi, 1868.
  23. Kentrzyfiski W. О Siowianach mieszkajqcych niegdyS miedzy Rejnem a Lab%, Salq i granicq czesk^. Krakdw, 1899; Idem Germania Wetka 1 Sarmacja Nadwisianska. Krakdw, 1901.
  24. Первольф И. Очерк истории славян до XVIII в. Варшава, 1886.
  25. Первольф И. Славянская взаимность с древней¬ших времен до XVIII в. СПб., 1874.
  26. Бодянский О.М. Славянские древности. Без года и места издания.
  27. Гильфердииг А. Древнейший период истории славян // Вестник Европы. 1868. № IV—V.
  28. Vocel J.E. Pravek 2eme Ceske. Praha, 1866-1868; Воцель Я.Э. Древнейшая бытовая история славян вообще и чехов в особенности. Киев, 1875.
  29. Некрасов А.А. Место первоначального обособ¬ления славян. Казань, 1879.
  30. Григорович В.И. Славянские древности. Варшава, 1882.
  31. Ритгих А.Ф. Славянский мир. Историко-географическое и этнографическое исследование. Варшава, 1885.
  32. Флорииский В.М. Первобытные славяне по па¬мятникам их доисторической жизни. Опыт славянской археологии. Томск, 1894. Т. I.
  33. Maretic Т. Slavem u davnini. Zagreb, 1889.
  34. Kollar J. Staroitelia slovjanska Ve Vindi, 1853.
  35. Классен. Новые материалы для древнейшей истории славян. М., 1854.
  36. Чертков А.Д. О языке пелазгов, населявших Италию и сравнение его с древлесловенским. М., 1855.
  37. Oberrntlller. Urgeschichte der Wenden. Berlin, 1874; Rhamm К Ober den Urspnmg der Slawen // Globus. 1897
  38. Хойновский И.А. Краткие археологические сведения о предках славян и Руси и опись древностей, собранных мною с объяснениями и XX таблицами рисунков. Киев, 1896.
  39. Wankel Н. Beitrag zur Geschichte der Slawen in Europa. Olmtltz, 1885
  40. Pic J. L. Archaeologicky vjzkum ve stfednich Cechdch podniknyty г 1889—1890 Praha, 1893; Mem. StaroHtnosti zeme Ceske. Praha, 1905 R II, Idem. Die Umengrfiber B6hmens Leipzig, 1907
  41. Boguslawski Ed. Historya Slowian. Т. I—II. Krakdw, Warszawa, 1888—1889.
  42. Boguslawski Ed. Emftthrung in die Geschichte der Slaven lena, 1904.
  43. Фамиицын A.C. Божества древних славян. СПб., 1884; Machal Н Entwurf einer slavischen Mythologie. Prag, 1891; MJC О religii pogafiskich Slowian. Lwdw, 1894. Leger L fetudes de mythologie slave. Paris, 1895.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика