Особенности научного познания. Наука и обыденное познание

Наука, как и многие другие духовные формы, призвана прежде всего регулировать наши отношения с нашим окружением, нашу деятельность, а также способствовать установлению, поддержанию и развитию контроля над окружающей ситуацией в наших интересах.

Любая наша деятельность строится как реализация целей по желательному для нас изменению форм окружающих объектов с тем, чтобы они лучше удовлетворяли какие-то наши потребности. Это — наша практическая жизнь, то, что обеспечивает наше выживание и развитие. Наука в этой связи будет не чем иным, как специфической ориентационно-прогностической системой. Ее конечная цель — организация и предвидение результатов процессов преобразований исходных объектов в те, которые нужны нам. Однако для того, чтобы это преобразование было успешным, мы должны знать, как устроены изменяемые нами объекты и каковы их основные свойства, или иметь представления о законах их существования.

► Итак, первой основополагающей особенностью науки следует признать ее ориентацию на изучение вещей и процессов, которые актуально либо потенциально включены в человеческую деятельность.

► Второй особенностью научного познания является его предметный и объективный характер. Все, с чем имеет дело наука, будь это даже феномены душевной жизни или истории, она рассматривает только под одним углом зрения — для нее это «предметы», которые имеют свои внутренние закономерности, независимые от исследователя. Научная точка зрения — это естественный мир по естественным же сущностным законам без любого какого-либо вмешательства каких-либо произвольных и внешних по отношению к этому миру сил. Разумеется, как выяснила философия науки, в реальном процессе научного познания не обходится все же без вмешательства социокультурных и психологических особенностей личности исследователя в познание: меняются стандарты изложения научного знания, способы видения реальности, стили мышления, которые формируются в культуре. Все это так, но наука, ее этос, по крайней мере, настаивают и стремятся последовательно проводить в жизнь, с разным успехом, этот особый подход с его требованиями объективизма и предметности — «естественности» изучаемого, взятого «самого по себе». Подобная специфика обусловливает как силу науки (беспристрастность и нейтрализм знания), так и ее слабость в применении к человекоразмерным объектам и самому человеку, который не только предмет, но и субъект, т. е. сознательное существо со свободой воли, нравственностью. Но никто и не говорит, что наука может одна заменить собой все существовавшие и существующие формы познания мира и культуру в целом. Все, что ускользает из ее поля зрения, компенсируют другие формы духовного освоения мира: искусство, религия, философия.

Третьей чертой науки, отличающей ее от других возможных форм постижения мира, является ее футуристическая ориентация: она нацелена не только на те объекты, которые составляют нашу сегодняшнюю действительность, но и на будущие объекты, способные стать предметом массового практического освоения.

Кроме научного познания, которое, как мы убедились, существует в истории относительно недавно, есть исходное отношение массового человека к окружающей его действительности. Помимо «специалистов познания», любому человеку с более или менее живым и пытливым разумом свойственно стремление к новому, к узнаванию. «Люди от природы любознательны», — утверждал Аристотель. Существует так называемое обыденное познание, в котором наличествуют некоторые виды знаний о реальности, сходные с на-учным. В этой связи ставится вопрос об отличии научного знания от обыденного.

> Во-первых, наука, в отличие от обыденного знания, существующего всегда в рамках настоящего, обеспечивает сверхдальнее прогнозирование практики. Это означает, что область ее воздействия имеет другой состав объектов, чем у обыденного познания: фрагменты реальности, которые актуально пока не востребованы и могут стать таковыми довольно не скоро, однако наука исследует их в настоящем.

> Во-вторых, отличны их средства. У науки — это особый специализированный язык, характеризующийся повышенной степенью четкости и однозначности в отличие от естественного языка, а также научная аппаратура.

> В-третьих, различаются научные знания и знания, получаемые в повседневности. Житейские знания чаще всего не систематизированы, представляя собой конгломерат сведений, предписаний, рецептов деятельности и поведения, накопленных на протяжении веков людской истории. Их достоверность подтверждается благодаря непосредственному применению. Научные знания системны и обоснованы, подвержены экспериментальному контролю.

> В-четвертых, можно провести различение по методам добывания знаний. Приемы обыденного познания вплетены в повседневный опыт и не осознаются в большинстве случаев именно как методы. Для науки метод есть способ воспроизведения в мысли основных особенностей изучаемого объекта, потому методы будут напрямую зависеть от характера и области познания. Наука создает свой особый отдел — методологию.

> Наконец, в-пятых, это разные характеристики тех, кто познает. Занятия наукой требуют особой подготовки, в ходе которой осваиваются исторически сложившиеся средства, приемы и методы познания. Для обыденного познания такая подготовка осуществляется автоматически, в процессе социализации. Кроме того, и это главное, занятия наукой предполагают освоение определенной системы ценностных ориентаций и целевых установок, главные из которых — признание самоценности истины и ценность новизны. Также это ценности научной честности и равенства ученых вне зависимости от прошлых заслуг и титулов.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 04.06.2017 — 18:38

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Археология © 2014