Основные периоды развития и научные революции археологического знания

«Проблемная ситуация в современной археологии» | К следующей главе

Анализ истории развития археологического знания составляет одну из наиболее сложных задач для исследования, обусловленную тем, что в археологии этой проблеме уделяется совершенно недостаточное внимание. В большинстве исследований историография ограничивается, как правило, историей изучения памятников, и лишь изредка встречаются обзоры и анализ проблематики, которую автор предполагает исследовать с привлечением новых данных.

Не богата пока русская дореволюционная и советская археология и обобщающими работами по истории развития науки в целом, причем в большинстве своем они представляют итоги раскопок и интерпретации различных памятников, обзоры и характеристики деятельности отдельных археологов, чаще всего выполненные в популярном стиле. Лишь единичные работы содержат некоторые попытки исследования особенностей развития археологического знания, характеристики методов и научных концепций или общенаучного направления. Отсутствуют пока обобщающие исследования, рассматривающие археологическую науку в исторической перспективе как определенную специфическую целостную научную систему, в которой были бы намечены основные этапы и периоды ее развития. Изучение истории археологического знания с этой точки зрения актуально прежде всего для современной практики исследований.

Формирование основных уровней познания в науке всегда исторически обусловлено определенными этапами развития ее логико-методологического аппарата, развитием всей системы научного познания. Поэтому изучение истории развития отдельных периодов археологии обогащает науку сегодняшнего дня, вводя в практику исследования огромный опыт, накопленный предшествующими поколениями. Связь генетического (исторического) и структурного подходов при анализе научного знания должна быть основным приемом, позволяющим наметить периодизацию в развитии науки.

Обстоятельное изложение истории накопления конкретно-археологического знания увело бы нас далеко в сторону от основной задачи данной работы — логико-методологической характеристики развития археологического знания. Поэтому ограничимся здесь самым кратким, тезисным изложением концепции развития археологии и столь же коспективным описанием отдельных периодов, опираясь на основные концептуальные положения о развитии науки, изложенные в предшествующем очерке. В целом это позволит раскрыть закономерности становления современной археологии как нового шага в формировании археологического познания и обрисовать основные познавательные принципы той фундаментальной теории, которая Должна быть положена в основу формирования археологического знания.
Проблема зарождения и развития археологического знания как предмет специального науковедческого анализа освещена пока чрезвычайно слабо (Амальрик, Монгайт, 1966; Монгайт, 1963, с. 75—94; Монгайт, 1973, с. 10—17; Генинг, 1982; Пряхин, 1982; 1983; 1984; 1986), хотя как в отечественной, так и зарубежной литературе имеется целый ряд работ, освещающих историю накопления археологических материалов. Основное внимание в них, как правило, уделено описанию раскопок отдельных памятников и тем открытиям, которые на них сделаны (довольно обширные экскурсы в область находок древностей и накопления археологического материала содержатся в публикациях: А.С.Уваров, 1910, с. 271—288; Веселовский, 1900; Городцов, 1908; Обермайер, 1913, с. 3—14; Михаэлис, 1913; Жебелев, 1923а; 19236; Городцов, 1923; Бузескул, 1923; 1924; Худяков, 1933; Амальрик, Монгайт, 1966; Монгайт, 1973, с. 10—17; Формозов, 1961; 1983; 1986).

Рассмотрение системы научного знания и развития является для каждой частной науки не только частно-научной, но и философской проблемой. Конечно, каждая наука, в частности археология, на протяжении всей истории развития накапливает знания в своей определенной предметной области. Археология возникла как наука, изучающая историческое прошлое по материальным остаткам жизнедеятельности прошлых обществ (в период возникновения науки, естественно, писали чаще ”о человечестве”, ”о древних людях”, ”о древних народах” и т.д.), и таковой она останется и в будущем. Поэтому проблема развития археологического знания не может быть сведена к простому наращиванию знания об археологических памятниках, как полагают многие археологи. Показать развитие науки — значит выделить определенные периоды, фиксирующие качественные изменения в научной системе, что было показано в предшествующем разделе и может быть раскрыто лишь путем анализа оснований археологического знания, включающих его методологические установки и принципы фундаментальной теории.

Формирование системы методологических установок каждой частной науки — весьма сложный и длительный процесс. Исходными являются, естественно, философские методологические принципы, которые в наиболее общем виде отражают движение научного знания и процесс получения нового знания. Но адаптация этих принципов в частные системы — процесс отнюдь не простой и прямолинейный. Кроме того, следует отметить, что проблема методологических принципов как регулятивных компонентов системы научного знания разработана в современном науковедение еще недостаточно (Раджабов, 1982, с. 132 и сл.; Дыщлевый, Найдыш, 1981, с. 134 и сл.).

Поскольку в археологии источником познания являются различные вещи и остатки сооружений прошлых обществ, постольку обычно далекие истоки ее видят в интересе к собиранию таких вещей. Эти увлечения, действительно, уходят в глубокую древность, а в Европе XV—XVIII вв. коллекционирование курьезов и раритетов, а в еще большей мере — антикварных вещей, в том числе произведений античного искусства, расцветало пышным цветом. Однако если в этом и усматривать истоки какой-либо науки, то скорее искусствознания. И даже возрождение античного термина «археология” в середине ХVIII в. также связано с изучением «археологии античного искусства”.

Традиционно археология разделяется обычно по эпохально-региональному принципу: античная и восточная (ближневосточная), первобытная (или доисторическая) и историческая и т.д. С точки зрения изучения специфики конкретно-исторического процесса такое разделение науки вполне логично и правомерно, поскольку объединяет ученых по их интересам, специфике источников и своеобразию изучаемого исторического процесса. Но как и при любом разделении, здесь теряется то общее, что формирует науку как целостную систему, как определенное единство.
Исходные рубежи зарождения археологии как науки следует, по-видимому, искать не в увлечении сбором древних вещей, а в зарождении идеи использования этих вещей для исторических изысканий в области социальной жизни. Такая установка должна быть принята, поскольку археология в конечном итоге оформилась как историческая наука, изучающая отдельные общества прошлого по материальным остаткам их жизнедеятельности, и только ей одной присущ этот специфический подход, при котором рождается особый тип научного археологического знания.
Эти исходные положения и необходимо брать в основу зарождения и развития археологического знания, выделения особых периодов, между которыми лежат научные революции, определяющие принципиально новые этапы в развитии его содержания.

С позиций формирования целостной специфической системы частно-научного знания и будет проведен анализ развития археологического знания, подход к которому, как это было показано в предшествующем параграфе, определяется сменой оснований науки, включающих фундаментальные археологические теории и методологические установки, в которых сконцентрированы представления об объекте познания, методах его исследования и о том, каким должен быть в идеале конечный результат исследования. Объект науки археологии, как бы его ни рассматривали отдельные ученые — в виде ли изучения социально-исторических систем прошлого или лишь археологических памятников, сохранившихся от них, сам по себе весьма многообразен и сложен, поэтому характер познания его зависит от того, на какую именно сторону объекта будет нацелено исследование, т.е. как будет сформулирована познавательная задача. А это в конечном ятоге определяется той фундаментальной теоретической концепцией, которая господствует в археологическом знании. Исходя, из этого, конечно, с учетом и всех иных факторов, в развитии археологического знания выделяются три основных периода, внутри которых могут и должны быть и более частные подразделения, отображающие конкретно процесс развития главного направления.

Для того чтобы в дальнейшем более четко представить подход к исследованию проблем развития археологического знания как целостной научной системы, изложим здесь в тезисной форме основные положения данной концепции.

I период — «археология древностей” от начала до 60—70-х гг. XIX в. Археология XIX в. связана с зарождением археологии как особой научной дисциплины, причем главной актуальной задачей данного периода обычно считается накопление источников. Действительно, это был период, когда необходимо было прежде всего обеспечить научные исследования фактологической, источниковой базой, т.е. выявить объекты непосредственного исследования — материальные остатки многочисленных древних обществ, существовавших в различные исторические периоды и на различных территориях. Только после открытия комплекса источников можно вообще начинать какое бы то ни было изучение истории таких обществ. Однако целевая установка археологии по своему содержанию была гораздо богаче и шире. Одной из главных задач считалось доказательство древности человека, его естественно-исторического происхождения и дальнейшего развития. Эта концепция выдвигалась в противовес многочисленным мифологическим сюжетам происхождения человека, и в первую очередь — против клерикальной концепции божественного сотворения мира и человека. Именно эта задача вывела археологию на путь самостоятельной науки.

Вполне естественно, что первоначально изучение прошлого ограничивалось в большинстве своем описанием тех археологических остатков — памятников, вещей и т.д., — которые явились- свидетельством самого существования древних народов.

На начальном этапе археологическое знание оказалось вообще слабо дифференцированным от исторического и даже естественно-научного знания. Источниками познания прошлого считались так называемые древности: летописи, этнографические описания, данные фольклора, лигнвистики, геологии, палеозоологии и особая категория — археологические памятники: предметные остатки жизнедеятельности прошлых обществ. Это период зарождения археологического знания как такового, связанного с необходимостью его конституирования — доказательства возможности познания социальной жизни прошлого по археологическим остаткам (памятникам). Много в это время писалось о памятниках античного искусства, но ведущая роль в зарождении научного археологического знания, в силу социального заказа эпохи, занимает первобытная тематика, связанная с решением проблемы происхождения человека и древнейших этапов его истории. В противовес клерикальным утверждениям о божественном творении земли, всего живого, в том числе человека, европейская наука выдвигает идеи естественного происхождения человека, развиваемые активно в геологии и биологии, а новая наука — археология — должна была найти факты древнейшей жизнедеятельности людей, доказать возраст и их эволюцию. Отсюда всемирная известность палеолитических памятников Франции.

К 70 гг. XIX в. в развитии археологии обозначился значительный сдвиг. Была разработана первая археологическая концепция — учение о трех веках, которая легла в основу хронологического расчленения археологического материала. Появился ряд обобщающих работ, описывающих археологические памятники в широком диапазоне; среди них особое значение имели труды по палеолиту, освещавшие древнейшие эпохи существования человека.

Завершается этот период организационным оформлением археологии — проведением I Международного конгресса по антропологии и доисторической археологии (1866 г.) и появлением ряда обобщающих публикаций, среди которых наиболее значительное место заняли труды Джона Леббока (первое издание — 1865 г.) и Чарльза Лайеля (первое издание — 1863 г.), в которых впервые в систематизированном виде были изложены знания о древнем человеке (русские переводы: Леббок, 1876; Лайель, 1864).

II период — «культурархеология» с 70-х гг. XIX в. до 30—60-х гг. XX в. — период формирования системы эмпирических основ археологического познания на базе бурного накопления источников, необходимости их первичной систематизации и типологии, проводившейся в ключе культурно-исторических концепций понимания общественного развития. Широко распространяются исследования во всех странах, особенно Европы и Передней Азии, где формируются основы национальных археологий.
В центре внимания — изучение первобытных памятников своих стран, а также центров древнейших цивилизаций Греции, Ближнего Востока и Средиземноморья. Многообразие материалов и наполнение ими практически всех эпох порождает проблему выделения дискретных групп (малых систем), комплексов, названных «археологическими культурами” (провинциями), и решения вопросов их культурно-исторического осмысления: преемственности, развития, взаимодействия, сравнения и оценки как явлений культуры. Это порождает массу противоречивых, нередко антинаучных концепций, основной порок которых состоял в абсолютизировании объяснительных возможностей некоторых частных явлений общественной жизни (миграций, влияния географической среды на общественную жизнь, диффузии и т.п.).

III период — ”социоархеология” с 30-х гг. в советской и с 60-х гг. — в западной археологии до современности. Продолжаются во все возрастающих масштабах раскопки археологических памятников, открытие все новых археологических культур. Ведущей проблемой становится их изучение как остатков социальных систем, раскрытие сущности которых доступно только теоретическому уровню познания. В археологии исследуются проблемы, связанные с хозяйством, социальной структурой, этническим развитием и духовной жизнью различных обществ. Начинают применяться методы естественных наук и математической статистики. Все чаще археологи обращаются к методологическим проблемам своей науки. В 60—80-е гг. четко обозначилась проблемная ситуация в развитии современного археологического знания.

При рассмотрении периодов развития науки каждый предшествовавший период обычно включается в последующий своими основными установками в качестве частного предельного варианта.

Остановимся кратко на характеристике компонентов оснований науки по трем основным периодам.

Развитие принципов фундаментальной археологической теории отражает философско-мировоззренческие взгляды археологов, поэтому играет решающую роль в развитии науки в целом.

Археология древностей — это период зарождения идеи глубокой древности и эволюции человечества и возможности исследования его естественного и исторического развития по материальным (опредмеченным) остаткам его жизнедеятельности и останкам самого человека. Эта идея реализовалась в понятии ”археологические памятники”, концепции трех веков и археологической периодизации, ставших опорными принципами хронологизации памятников.

Культурархеология. Большинство ученых-археологов, как и во всей европейской гуманитарной науке, продолжало мировоззренчески оставаться на идеалистических позициях понимания процесса социального развития. В основе археологического познания лежала культурно-историческая концепция, согласно которой культурно-исторический эволюционизм рассматривался как выражение исторического прогресса развития человечества, поэтому основной категорией познания является культура. Реакцией на односторонний, упрощенный социально- и культурно-исторический эволюционизм стали идеи культурно-исторических кругов, диффузионизма, миграционизма и географического детерминизма. Попытки возвести эти идеи в ранг универсально-объяснительных принципов в теории прогресса человеческой культуры привели археологию начала XX в. к кризису. В.И.Ленин дал блестящую характеристику подобным приемам: «Буржуазные идеологи … постоянно перескакивают от одной беспомощной крайности к другой, хватаются то за одну, то за другую, возводят односторонность в теории” (Ленин, т. 20, с. 66).

Социоархеология. Советская археология в начале 30-х гг. взяла на вооружение марксистское учение об общественных формациях как основополагающей теории адекватного отражения объективного процесса социально-исторического развития общества прошлого. Специфически археологическая концепция состояла в том, что археологические источники рассматривались как остатки предметного мира (хотя они в то время назывались обычно остатками материальной культуры) — непременного компонента социальной системы, поэтому исследование его позволяет реконструировать социальную систему в целом.

На основе этой концепции стихийно формировались, принципы фундаментальной археологической теории, которая пока еще специально не исследовалась. Поэтому предлагаем в качестве рабочей гипотезы ее построения несколько концептуальных конструкций в соответствии с общими положениями об основаниях научной теории (см. выше, с. 37).
Конкретные общества прошлого как объекты познания археологии развивались на базе объективных социальных законов, которые находят свое реальное выражение в определенных социальных способах жизнедеятельности, характеризующихся двумя сторонами: предметно-технологической и общественной.

Предметно-технологический способ жизнедеятельности представляет собой рассмотрение социальной деятельности в реальности ее протекания, как естественного условия человеческой жизни, абстрагированной, однако, от конкретно-исторических общественных форм ее осуществления. Конечно, такой аспект возможен только в научном анализе, поскольку обе указанные стороны выступают всегда в органическом единстве, поэтому такое единство (синтез) должно быть достигнуто и в научном познании.

Определяющим фактором социального способа жизнедеятельности является способ производства материальных благ, детерминирующий в конечном итоге все остальные стороны социальной жизни общества.

Важнейшим компонентом в структуре социального способа жизнедеятельности является создаваемый человеком предметный мир, определяющий степень освоения окружающей природы и тем самым — уровень социального развития. Предметный мир функционирует как объект материальных общественных отношений и тем самым является детерминантом любой социальной системы. Предметный мир включен в предметно-технологический способ жизнедеятельности, где технология выполнения тех или иных социальных актов определяет способ соединения человека со средствами и предметами деятельности, формируя определенные организационные связи и тем самым — отношения между людьми в процессе деятельности.

Социальная деятельность чрезвычайно многообразна, принято наиболее общее разделение ее по сферам: экономической, общественной, духовной, бытовой, которые различаются между собой по целям, форме, содержанию, конечному результату деятельности. Эти различия в полной мере будут относиться и к предметному миру как непременному компоненту деятельности в каждой сфере. Отсюда вытекает один из фундаментальных принципов теории социальной жизнедеятельности: каждая социальная сфера детерминирует функционирование своего специфического предметного мира. Следовательно, изучение остатков предметного мира, сохранившегося в археологических памятниках, позволяет реконструировать предметно-технологический способ жизнедеятельности прошлых обществ в различных социальных сферах, а это, в свою очередь, будет служить эмпирическим базисом в археологических объяснениях закономерностей социально-исторического развития отдельных обществ древности, выделяемых по археологическим комплексам в археологические культуры. Предметные остатки этих обществ в качестве артефактов и будут составлять те фундаментальные факты, которые выступают как органическая часть фундаментальной теории, образуя ее эмпирическое основание.

Исходя из этой концепции формируются главные правила социального измерения — фиксация предметных остатков (археологических объектов) как функциональных элементов, средств социальной деятельности в тех или иных наличных сферах деятельности и уровень их развития.

Структура каждой сферы деятельности определяет также специфику тех или иных операциональных процедур над артефактами, которые необходимо выполнить для получения результатов, интегрируемых в рамках выявления сущности при решении той или иной познавательной задачи социально-исторического характера.

Конечно, изложенная здесь в самых общих чертах концепция при реализации на практике исследования конкретных обществ требует дальнейшей логико-методологической разработки, на которую, однако, в 30—60-х гг. не обращалось должного внимания.

В западноевропейской археологии с 60-х гг. зарождается также социологическое направление, но принципы формирования фундаментальных теорий, однако, не освободились от старых идей, поэтому обычно пишут о социокультурном направлении («новая археология”, Г.Кларк, К.Ренфрю и др.). Философско-мировоззренческие позиции большинства представителей этого направления базируются на идеях нео- и постпозитивизма, структурализма, функционализма и т.п.

Таким образом, различия в мировоззрении и формирующихся на нем специально-научных концепциях для каждого из трех периодов достаточно очевидны. Кроме того, для периода социоархеологии следует говорить о двух направлениях: марксистском и немарксистском.

Рассмотрим далее эволюцию основных методологических установок в развитии археологического знания.

Представление об объекте науки как компоненте методологической установки определяет цели научного познания.

Археология древностей. В основе классической науки лежали идеи предметоцентризма, выражавшиеся в археологии в том, что в центре внимания была представлена вещь (предмет), а объект познания рассматривался как механическая сумма вещей, характеризующих жизнь древнего человека. Поэтому главная цель науки данного периода — обнаружение вещей, предметов, памятников, определение их функций и хронологии, что уже являлось доказательством факта существования человека (общества) в различные эпохи.

Культурархеология. Распространяются идеи системоцентризма, которые позволили определить культуру как совокупность отдельных локально-исторических культурно-функциональных комплексов, отражающих разнообразие форм деятельности отдельных групп человечества, поэтому поиск, выявление и описание локальных систем — цель познания археологии. Однако сами эти системы понимались весьма ограниченно, только в отдельных сферах человеческой жизнедеятельности или даже в некоторых их частях. Представления об обществе как интегрированной совокупности сфер жизнедеятельности еще не сложилось; оно подменялось механической суммой функционально однородных культурных остатков, объединенных в понятие «археологическая культура”, социально-историческое содержание которой не было твердо установлено.

Социоархеология. Распространяются идеи диалектизма, когда общество рассматривается как сложная социально-историческая системная целостность во взаимосвязи отдельных компонентов. В социальной системе предметный мир — непременный компонент социальной жизнедеятельности, поэтому он является основой реконструкции и исследования всех сторон жизни конкретных обществ прошлого по археологическим источникам. Главная цель археологии — реконструкция жизнедеятельности социальных структур конкретных обществ и изучение закономерностей их социально-исторического развития.

В советской археологии это осуществляется на основе материалистического понимания исторического процесса, выраженного в марксовом учении об общественных формациях. Движущей силой общественного развития является материальное производство, детерминирующее в конечном итоге весь облик социальной системы.
Как видно, в каждом периоде состояние конкретных обществ прошлого отображается в знании с определенной стороны, все глубже раскрывающей сущность социальной системы — вначале весьма ограниченно, в вещах, затем — в частных культурно-исторических системах, а теперь — в социальной целостности.

Рассмотрим далее методологическую установку, связанную с представлениями о методах адекватного решения познавательных задач, сформулированных в целях познания.

Археология древностей. Первичная фиксация археологического факта и соотнесение его с элементарными функциями общественной жизни были главными задачами. Специфика этого периода — привязанность конкретного метода к определенному объекту исследования: новое открытие — новый метод, хотя сами они практически даже не осознавались.

Культурархеология. Разрабатываются первые специальные методы археологии: типология как основа систематизации и классификации памятников по форме; прямых предметных реконструкций функции предметов и реконструкций технологии человеческой деятельности при качественном анализе источников. Методы исследования по-прежнему не фиксируются в явном виде, за исключением методик раскопок памятников.

Социоархеология. Первоначально еще широко используются методы предметных реконструкций, однако уже в соответствии с технологическими моделями деятельности в различных социальных сферах. Дальнейшая задача состоит в разработке методов исследования социально-исторических систем прошлого не только со стороны технологического способа их жизнедеятельности, но и общественного способа, рассматривающего их жизнедеятельность в конкретно-исторической социальной обусловленности. Это требует разработки методов структурирования социальных систем на основе синтеза методов количественного и качественного анализов их предметных остатков, ибо только на основе такого синтеза возможны исследования закономерностей развития отдельных сфер жизнедеятельности отдельных обществ и их интерпретации в социально-исторической целостности каждого общества. В целом социоархеология должна ориентироваться на разработки специфических методов специально-археологических исследований и выделение методологии как самостоятельного раздела археологического познания.

Представление о том, каким по форме должен быть конечный результат познания как методологическая установка, обрисовывает идеал научного исследования как конечной цели познания.

В археологии древностей археологическое знание включало описание предметов, вещей прошлого, установление их хронологии и элементарной прямой социальной функции, что и является доказательством принадлежности их человеку — его древней истории.

Главная задача культурархеологии сводилась к систематизации археологических памятников, выделению и описанию их в комплексах археологических культур как совокупности материальных остатков различных видов деятельности и показателя уровня культурного развития отдельных обществ прошлого. Представление об исторической действительности давали отдельные реконструкции некоторых общественных явлений на уровне описания образа жизни, т.е. жизнедеятельности в ее обыденном осуществлении (простейшие предметно-технологические реконструкции). Изучение взаимосвязи и сравнение культурных комплексов в синхронном и диахронном плане давали представление о культурных достижениях (новых элементах культуры) и уровне культурного развития, взаимодействии и передвижении отдельных обществ прошлого.

В социоархеологии главная цель археологического познания — представить отдельные общества прошлого как социально-исторические целостности в закономерностях их развития. Археологические остатки — это предметный мир, рассматриваемый как непременный компонент социальной системы и база для исследования закономерностей социального развития. В познании выделяются, четыре уровня исследования: источниковый, реконструкции образа жизни, познания социальноисторических закономерностей и ступеней формационного развития отдельных обществ прошлого.

Таким образом, анализ оснований науки позволяет аргументировать выделение трех качественно различающихся периодов в развитии археологического знания, переходы между которыми отмечены проблемными ситуациями, которые привели к научным революциям, так как коренным образом изменялось содержание предмета археологической науки.

Становление марксистской археологии в начале 30-х гг. XX в. было связано с преодолением основной познавательной концепции культурархеологии, которая не нацеливала исследователей на изучение социально-исторического процесса в развитии древних обществ. Процесс перестройки науки проходил в первую очередь под девизом внедрения марксистско-ленинской методологии в археологическое исследование, перестройки его на базе материалистического понимания истории. Целью археологического познания было провозглашено исследование истории отдельных древних обществ с позиции раскрытия закономерностей их социально-экономического развития. Это и означало коренной переворот в системе археологического знания, поскольку объект познания — общество — рассматривалось теперь в совершенно новом срезе. Новую трактовку получил и предмет науки, который фиксировал новый, специфический подход к изучению одной из сторон объективной действительности. Если в культурархеологии общества древности рассматривались со стороны их культурного состояния, то теперь ставилась задача исследования закономерностей их социально-экономического развития. Это, кстати, не исключало, а предполагало культурную характеристику таких обществ в качестве частного раздела.

Этот поворот в определении цели археологического познания означал качественный скачок в развитии науки, связанный с созданием принципиально новой системы знания, которую мы и назвали «археологией социума”, или социоархеологией. В науковедении сдвиги такого масштаба рассматриваются как начало научной революции и переход от допредметного этапа в развитии науки к предметному, когда главной целью научного знания становится вскрытие сущности исследуемого объекта (Вавилин, Фофанов, 1983, с. 41—46). Допредметный этап, включающий археологию древностей и культурархеологию, следует в этом плане рассматривать как период формирования предпосылок становления науки.

Действительно, если мы признаем, что подлинно научное знание начинает развиваться лишь тогда, когда обнаруживается способ адекватного отражения сущности развития объекта познания в системе научных понятий данной науки (археология — наука исторического профиля, призванная исследовать закономерности социального развития отдельных обществ прошлого), то, очевидно, должны признать и следующее. Адекватное отражение в познании социально-исторического процесса может быть достигнуто только тогда, когда исследование его будет базироваться на материалистическом понимании истории, учении об общественно-экономических формациях. Следовательно, археология как наука, исследующая социально-историческое развитие древних обществ, ведет свое начало от научной революции 30-х гг., которая была исходным пунктом формирования марксистской социоархеологии. Объективным содержанием научной революций в археологии 30-х гг. был выход познания за пределы предметной области культурархеологии, которая оказалась уже принципиально освоенной, выход в новую более глубокую область исследования социально-исторического развития древних обществ.

«Проблемная ситуация в современной археологии» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика