Основные этапы развития мировой археологии

XVII-XVIII вв. — время многочисленных обобщающих публикаций европейских антиквариев. Первые попытки систематизации вещественных древностей связаны с эпиграфическими материалами. В 1603 г Я. Грутер опубликовал сборник «Древние надписи Римского государства», содержавший около 12 000 латинских надписей. Я. Гроновиус в 1697-1702 гг издал в 13 томах фундаментальный справочник по эпиграфике и искусству Древней Греции — «Сокровища Древней Греции». Ж. Спон в 1685 г опубликовал свою коллекцию копий древнеримских надписей «Собрание знаний древности». Наконец, необходимо отметить труд Б. де Монфокона, посвященный античному быту — «Древности, объясненные и представленные в рисунках» (1719-1724).

XVIII век принято называть в истории европейской науки эпохой Просвещения, характеризующейся секуляризацией общественного сознания. Идея объективного характера исторического процесса была выдвинута Д. Вико. Историзм Вико распространялся и на вещественные древности: «Порядок вещей человеческих таков: сначала были леса, потом — хижины, затем — деревни, после — города, наконец — Академии». Стоит отметить вполне «археологическое» использование Вико вещественных характеристик «Века Гомера», сохранившихся в «Илиаде» и «Одиссее». Так, «великие осколки Древности, бесполезные до сих пор для Науки, так как они были брошены жалкими, перепутанными и переставленными, начинают сиять особым блеском, ибо они приобретают порядок и становятся на свои места» (Вико 1940: 91, 120, 348-350).

Находки «громовых камней», интерпретировавшихся как каменные орудия древних людей уже в XVI в., все чаще привлекают внимание ученых. В 1723 г А. де Жюссье выступил с докладом, в котором обратил внимание на сходство каменных орудий американских индейцев с аналогичными предметами, находимыми в Европе. В 1730 г Н. Магюдель предположил, что «громовые камни» представляют собой орудия, изготовленые людьми в древности. Развитию интереса к изучению аборигенов Северной Америки способствовали рассуждения Ж.- Ж. Руссо о «естественном состоянии» человека. Формируется представление о том, что стадия развития, на которой находились в то время американские аборигены, была пройдена в свое время и европейцами. Одним из первых к этой мысли подошел Ж.-Ф. Лафито, занимавшийся миссионерской деятельностью в Канаде в 1711-1717 гг и опубликовавший в 1724 г свой труд «Обычаи американских дикарей в сравнении с обычаями первобытных времен».

В XVIII в. происходят принципиальные изменения в изучении античных древностей. Начинаются раскопки древнеримских городов, уничтоженных в ходе извержения вулкана Везувия в 79 г н. э., — Геркуланума в 1738 г, Помпей в 1748 г и Стабий в 1749 г. Несмотря на то, что эти изыскания носили поначалу исключительно кладоискательский характер, в ходе именно этих исследований стал зарождаться научный подход к раскопкам — археологические находки были столь многочисленны и разнообразны, что постепенно стала очевидной возможность реконструкции различных сторон жизни населения этих городов, а не просто извлечения из земли произведений античного искусства.

«Древности, открытые в Геркулануме» издаются в 1757-1792 гг. Кроме того, в 1760-х гг. с результатами исследований Геркуланума и Помпей европейских ученых знакомит И.И. Винкельман. Труды Винкельмана — «История искусства древности» (1764), «Неизвестные античные памятники» (1767) и др. — открывают новую страницу в изучении произведений античного искусства.

Формируется исторический подход к их исследованию: «Искусства, находящиеся в зависимости от рисунка, начали, как и все изобретения, с необходимого; затем последовала красота и, наконец, уже излишество: вот три главнейшие ступени искусства» (Винкельман 1933: 17). Винкельман (1933: 198) рассматривает именно развитие античного искусства — смену одного художественного стиля другим: «Подобно тому как каждое действие или событие имеет пять частей и как бы ступеней, т. е. начало, продолжение, состояние, убыль и окончание, — отчего и театральные пьесы разделяются на пять актов или действий, — также обстоит дело и в развитии искусства. Но так как окончание его выходит из границ искусства, то нам остается здесь исследовать только четыре периода».

XIX в. был ознаменован чередой важнейших археологических открытий — в течение всего этого столетия археологи
обнаруживали и исследовали остатки древних цивилизаций, которые к тому времени либо были знакомы европейцам лишь по письменным источникам, либо — лишь по отрывочным сообщениям путешественников. Знакомство европейской исторической науки с египетскими древностями состоялось в ходе Египетской военной кампании Наполеона Бонапарта 1798¬1801 гг. Среди штатских участников похода был Д.В. де Денон, зарисовавший множество архитектурных, эпиграфических и иных памятников древнего Египта. Чуть позже материалы, собранные Деноном, стали основой подготовленного Э.-Ф.Жомаром фундаментального издания, которое открыло европейским читателям, по сути дела, неизвестную им ранее древнюю цивилизацию: «Описание Египта или Сборник наблюдений и исследований, которые были сделаны в Египте во время похода французской армии, опубликованное по заказу Его Величества императора Наполеона Великого» (1809-1828).

Исследования египетских древностей были продолжены. Дешифровка древнеегипетских иероглифов была предпринята Ж.- Ф. Шампольоном на основе текстов Розеттского камня (рис. 1 ). Так называется гранитная плита, найденная в 1799 г в Египте близ г Розетта. Плита содержит три идентичных по смыслу текста, датируемых 196 г до н. э., — благодарственную надпись жрецов царю Египта Птолемею V Эпифану. Один из этих текстов написан древнеегипетскими иероглифами, другой — египетским демотическим письмом (сформировавшимся на основе иероглифической письменности в VII в. до н. э.), и, наконец, третий — на древнегреческом языке. В 1822 г. Шампольон публикует основы разработанной им дешифровки древнеегипетских иероглифов — «Письмо к г-ну Дасье … относительно алфавита фонетических иероглифов, использованных египтянами чтобы записывать на их памятниках названия, имена и прозвища греческих и римских правителей». Эта публикация знаменует собой формирование новой научной дисциплины — египтологии.

Рис. 1. Розеттский камень, 196 г. до н. э.

Рис. 1. Розеттский камень, 196 г. до н. э.

В числе археологов, занимавшихся изучением древнего Египта в XIX в., необходимо отметить К.Р. Лепсиуса,
обнаружившего в 1866 г так называемый «Канопский декрет» — надпись на камне, являющуюся декретом 239 г до н. э. египетского правителя Птолемея III Эвергета и сделанную, как и текст Розеттского камня, древнеегипетскими иероглифами, демотическим письмом и на древнегреческом языке. Эта находка подтвердила методику Шампольона.

Начало исследований древностей Месопотамии связано с именем П.-Э. Ботта. В 1840-е гг. он начал раскопки остатков дворца, принадлежавшего, как выяснилось впоследствии, ассирийскому царю VIII в. до н. э. Саргону II, и располагавшегося на окраине древнего города Ниневия. Изыскания Ботта продолжил О.Г. Лэйярд. В 1845 г им были начаты раскопки ассирийского города Нимруд, в ходе которых был обнаружен дворец Ашшурнасирапала II (IX в. до н. э.). Исследуя Ниневию, Лэйярд в пристройке к дворцу сына Саргона II Синаххериба (VII в. до н. э.) открыл знаменитую библиотеку царя Ассирии Ашшурбанапала (VII в. до н. э.) — более 20 000 глиняных клинописных табличек (и их фрагментов), содержавших надписи самого различного содержания — царские письма и декреты, договоры, религиозные тексты и т.д.

Рис. 2. Бехистунская надпись, VI в. до н. э., Иран.

Рис. 2. Бехистунская надпись, VI в. до н. э., Иран.

Дешифоровка клинописи — системы письма, возникшей в Месопотамии в конце IV тысячелетия до н. э. и существовавшей до I тысячелетия до н. э. — была осуществлена двумя исследователями независимо друг от друга. Копии единичных находок клинописных текстов были известны уже европейским ученым XVII в. Копия знаменитой впоследствии Бехистунской надписи (рис. 2) была сделана около 1764 г К. Нибуром и опубликована в 1774-1778 гг. Поэтому первая успешная попытка расшифровки старо-персидской клинописи VI-IV вв. до н. э. была предпринята Г.Ф. Гротефендом в 1800 г — за сорок лет до начала раскопок Ботта. А в 1838 г Г.К. Раулинсон расшифровал старо-персидскую клинопись в надписи на скале близ г. Бехистун. Бехистунская надпись (около 516 г. до н. э.) содержала перечисление побед персидского царя Дария I, изложенное клинописью на трех языках — старо-персидском, эламитском и вавилонском.

В 1870-е гг. исследования Г. Шлимана положили начало изучению древнейшего этапа истории Греции. Шлиман стремился обнаружить остатки города Троя, осада которой описывается в эпической поэме Гомера «Илиада», и в 1871 г начал раскопки холма Гиссарлык в Малой Азии. В результате исследований Гиссарлыка были выявлены остатки последовательно сменявших друг друга девяти городов — от первоначального поселения Троя I (начало III тыс. до н. э. — эпоха ранней бронзы) до основанного римлянами в I в. до н. э. Илиума (Троя IX). (Здесь мы преждевременно сталкиваемся с одним из базовых понятий археологии «стратиграфия» — структура отложений материальных остатков деятельности человека.) Шлиман ошибочно связал со сведениями Гомера древности, обнаруженные в основании холма (Троя II, середина III тыс. до н. э. — эпоха ранней бронзы). Между тем, события описанные в «Илиаде» произошли около 1200 г до н. э. и им соответствует, как выяснилось впоследствии, последний слой Трои VI (VIh) или первый слой Трои VII (VIIa). Однако, несмотря на многочисленные методические просчеты заслуга Шлимана несомненна: первой публикацией первоначальных результатов своих раскопок (1874 г.), он открывал новое направление исследований европейской археологии — доисторический мир Эгейского региона. После смерти Шлимана исследования Трои были продолжены в 1890-х гг. В. Дерпфельдом. Именно Дерпфельд внес основной вклад в разработку стратиграфии Гиссарлыка.

В XIX в. активно развивается, начавшееся уже в XVII-XVIII вв., изучение национальных древностей европейских стран — внимание исследователей стали привлекать не только вещественные памятники античной культуры или уникальные открытия древностей восточных цивилизаций, сферой их интересов все чаще выступает археология «варварских» народов. Состоялись открытия эпонимных памятников двух периодов европейского железного века — гальштата и латена. В 1846 г. систематические раскопки грунтового могильника, расположенного близ австрийского поселка Гальштат и относящегося к эпохам поздней бронзы и раннего железа, начал И.Г. Рамсауер. В 1854 г Ф. Шваб собрал коллекцию древних предметов (железные мечи, наконечники копий и др.) на обмелевшем участке берега оз. Невшатель в Швейцарии, около деревни Латен. В ходе дальнейших исследований эти находки были соотнесены с кельтами — группой племен индоевропейского происхождения, именовавшихся в древнеримских письменных источниках галлами. В 1870-е гг Г.О. Гильдебранд использовал названия Гальштат и Латен для обозначения периодов железного века. В настоящее время период гальштат датируется XII-VI вв. до н. э. (начало гальштата относится еще к позднему бронзовому веку), латен — VI-I вв. до н. э.

В 1860-х гг. во Франции по инициативе императора Наполеона III начались поиски и раскопки галльских крепостей (oppidum’ ов) Алесии, Бибракте и Герговии. Эти города упоминаются Гаем Юлием Цезарем в «Записках о галльской войне», которая как раз и завершилась осадой и взятием римлянами Алесии в 52 г до н. э. Показательно, что в 1865 г. Наполеон III устанавливает на месте Алесии семиметровый памятник вождю галлов Верцингеториксу, возглавлявшему сопротивление осажденного римлянами города. Надпись на основании монумента призывает к национальному единству: «Объединенная Галлия, образуя единую нацию, воодушевленную таким же духом, может бросить вызов всему миру».

Формирование в первой половине XIX в. так называемой «системы трех веков» было описано ранее. Наиболее острые дискуссии вызывали в то время археологические находки, относившиеся к начальному периоду каменного века, названному впоследствии палеолитом. Одной из таких находок стала так называемая «Красная леди из Павиленда»: в 1823 г В. Бакленд обнаружил в пещере Южного Уэльса древнее погребение — скелет человека, покрытый красной охрой. В состав погребального инвентаря входили морские раковины и предметы, изготовленные из кости мамонта; тогда же здесь было обнаружено несколько кремневых изделий. Сам Бакленд отнес ее ко времени Древнего Рима. В настоящее время этот скелет — принадлежавший, как выяснилось впоследствии, все-таки мужчине — относят к эпохе камня. В конце 1820-х гг Ф.- Ш. Шмерлинг выявил в пещерах долины р. Маас человеческие кости и каменные кремневые орудия, находившиеся в одном слое с костями вымерших видов животных (мамонт, пещерный медведь и др.). Сам слой был перекрыт сталагмитовым пластом, что свидетельствовало о его глубокой древности. В 1825 г Д. Мак-Инери начал раскопки в Кентской пещере — здесь были также выявлены кремневые орудия, кости человека и вымерших видов животных, располагавшиеся в перекрытом сталагмитами слое.

Впрочем, в первой половине XIX в. Ж. Кювье (1937: 152) писал о возможности обнаружения человеческих костей вместе с костями вымерших животных следующее: «Известно, что человеческих костей среди ископаемых еще не найдено… Я говорю, что человеческих костей никогда не было найдено среди ископаемых, конечно, среди ископаемых в собственном смысле слова, или, иными словами, в нормальных пластах поверхности земного шара, так как в торфяниках, в наносах, также как и на кладбищах можно так же отрыть человеческие кости, как и кости лошадей или других обычных видов. Их можно также найти в расщелинах скал, в гротах, где на них скопились сталактиты, но в слоях, содержащих древние расы (Кювье применяет этот термин в отношении животного мира — 77.77.), среди палеотериев (одна из разновидностей вымерших видов животных — 7777.) и даже среди слонов и носорогов никогда не было найдено ни одной человеческой кости».

Особенно важное значение для изучения древнейшего периода эпохи камня в Европе имели исследования Ж.Б. де Перта, собравшего коллекцию каменных палеолитических орудий в ходе обследования долины р. Сомма. Здесь же были встречены кости вымерших животных — мамонта, пещерного медведя и др.

Синхронность костей вымерших видов животных каменным орудиям была подтверждена авторитетными геологами и археологами.

Рис. 3. Позднепалеолитическое полихромное изображение бизона (длина - 1,5 м) в пещере Альтамира, Испания.

Рис. 3. Позднепалеолитическое полихромное изображение бизона (длина — 1,5 м) в пещере Альтамира, Испания.

Особой страницей истории европейской доисторической археологии оказалось открытие первобытного искусства. В 1875 г М.С. де Саутуола начал исследования пещеры Альтамира в Испании. Обнаруженные на ее стенах и потолке изображения животных {рис. 3 ) де Саутуола посчитал синхронными выявленному в пещере позднепалеолитическому культурному слою. Большинство ученых сочло альтамирские рисунки подделкой. Лишь последовавшие затем открытия других древних гравировок и рисунков доказали правоту де Саугуолы (Столяр 1985:27-28).

В 1860-х гг Э.Ларте была предложена периодизация каменного века, основанная на палеонтологических данных. Первоначально она включала в себя четыре периода: древнейшая «эпоха пещерного медведя», и далее — «эпоха мамонта», «эпоха северного оленя» и «эпоха диюго быка». Затем Ф. Гарригу выделил «эпоху древнего слона» в качестве наиболее ранней (де Мортилье 1903: 14). В эти же годы появились термины «палеолит» и «неолит», обозначавшие соответственно ранний и поздний периоды эпохи камня и введенные в науку Д. Леббоком. А в 1870-х гг Г. де Мортилье предложил «искать основания для рациональной классификации доисторических времен в данных, исходящих от самого человека» и разработал периодизацию палеолита, основанную на различиях в технологии изготовления каменных орудий. В окончательном виде она включала в себя следующие периоды, названные по местам, где впервые были найдены наиболее характерные для них изделия.

Древнейшая «Шелльская эпоха» рассматривалась Мортилье как «нижний (т. е., ранний -7777.) палеолитический период», для которого были характерны «камни, просто оббитые посредством отбивания прямыми ударами…» Для этого периода выделялась только одна разновидность орудия — «каменный топор». (Сейчас для обозначения таких предметов используется термин ручное рубило. После начатых в 1950-х гг исследований ущелья Олдувай в Танзании древнейшим периодом палеолита (предшествующим шелльскому) называют олдувайский, характеризующийся использованием оббитых галек в качестве примитивных орудий.)

«Ангельскую эпо>у» Мортилье характеризовал как промежуточный этап между нижним и средним палеолитом: «каменный топор» «не только совершенствуется, становится лучше оббитым и более легким, но к нему, кроме того, еще примешиваются и другие орудия… Эти новые орудия, пластины, наконечники и скребла, значительно меньшего размера». (Скребло — крупный отщгп камня овальных или неправильных очертаний, у которого тшательной оббивкой или нажимами по краю получено выпуклое рабочее лезвие; подобными орудиями выполнялись работы, требовавшие применения острого режущего инструмента. Различают скребло и скребок. Последний представляет собой более позднюю разновидность каменного орудия меньших размеров, изготовленного на конце пластины (концевой скребок) или на отщепе (боковой скребок) и использовавшегося при деревообработке и для выскабливания шкур.)

Для «мустьерской эпохи» характерны «камни, подвергшиеся двоякого рода отбиванию: отбиванию и вторичной оббивке или ретушу». (Ретушь — вторичная обработка каменных орудий путем снятия (отжима) с их краев мелких тонких чешуек. ) Промежуточный этап между средним и верхним палеолитом, отличительной особенностью которого являются «камни, обработанные посредством надавливания», был назван Мортилье «Солютрейской эпохой». «Верхний палеолитический период», в ходе которого, по мнению Мортилье, камень «в значительной степени был вытеснен новым материалом, костью», был назван «Мадпенской эпохой».

Сам Мортилье считал данную периодизацию палеолита универсальной, однако, она была разработана исключительно на французских древностях — со временем стало очевидно, что находки из других регионов не «вписываются» в предложенную схему.

В 1870-х гг в ходе исследований Р. Паран и Э. Виелле в окрестностях поселка Фер-ан-Тарденуа на севере Франции были выявлены каменные орудия отличавшиеся небольшими размерами и правильными геометрическими формами — так называемые микролиты, которые (как было установлено позднее) служили наконечниками стрел и «вкладышами» в деревянные и костяные основы. А в 1887 г. Э. Пьетт начал исследования грота около поселка Ле Мас-д’Азиль во французских Пиренеях. В слое, перекрывавшем мадпенские отложения, здесь были выявлены плоские гарпуны из рогов оленя, раскрашенные охрой гальки, а также — каменные орудия, отличавшиеся от мадпенских меньшими размерами.

Мортилье относил Мас-д’Азиль к «Турасской эпохе» — финалу палеолита. Это название было дано по гроту Ла Турасс на юге Франции. Здесь в ходе раскопок 1891 г также были найдены характерные орудия — «плоские гарпуны с большими бородками из оленьего рога». А «Тарденуазской эпохой», согласно Мортилье, начинался неолит, отличавшийся от палеолита наличием полированных каменных орудий.

Впрочем, еще в 1872 г. Х.М. Уэстроп использовал термин «мезолит» для обозначения промежуточного периода, разделяющего палеолит и неолит: «На этой стадии мы имеем кремневые отщепы простейших форм, которые зачастую оббивались для использования в качестве наконечников стрел, копий, примитивных ножей и т. п.» (Westropp 1872:45- 46, 65). Однако, считается, что термин «мезолит» был введен Д.А. Брауном в 1892 г: «Термин мезолит оказывается опорой для того комплекса объектов, который не имеет соответствия ни в периоде наносов, ни в периоде полированного камня» (Brown 1892: 93-94). С мезолитическим временем и были соотнесены древности, обнаруженные в Мас-д’Азиле и Фер-ан- Тарденуа.

В 1876 г Ф.А. Пупьский предложил выделить эпоху использования человеком самородной меди как разновидности камня (без выплавки меди из руды и, тем более, без искусственного сплава меди и олова) при безусловном преобладании каменных орудий — медный век, наступающий вслед за каменным веком и предшествующий эпохе бронзы. В 1889 г М.П.Э. Бертло опубликовал «Введение в изучение химии древних и средних веков», в котором он доказал, что древнейшие металлические орудия сделаны не из бронзы, а из меди. А итальянские археологи конца XIX в. стали использовать для обозначения переходного периода между эпохами камня и бронзы термин «энеолит», который подчеркивал важную роль каменных орудий, использовавшихся наряду с медными.

Значительное влияние на развитие европейсюй науки XIX в. оказала теория эволюции, юторая была воспринята многими представителями исторических и общественных наук. Так, И.Я. Бахофен в труде «Материнское право» (1861), рассмотрел развитие семьи в контексте процесса эволюции религиозных идей: от беспорядочных половых отношений к материнскому, а затем — к отцовскому праву. Идея культурной эволюции являлась основополагающей в фундаментальной работе английского антрополога Э.Б. Тайлора, «Первобытная культура» (1871). Эволюционизм определял мировоззрение Г. Спенсера (1882: 13- 15), полагавшего, что, по аналогии с животным миром, в котором «борьба за существование была необходимым средством эволюции», «борьба за существование между обществами была орудием их развития».

Идея социальной эволюции лежала в основе периодизации развития человечества, изложенной американским этнологом Л.Г. Морганом в его книге «Древнее общество» (1877). Три стадии социальной эволюции, упоминаемые уже в названии этого труда (дикость, варварство, цивилизация), характеризуются, по Моргану, различными
техническими достижениями. Впрочем, как последовательность эпох дикости, кочевого образа жизни, земледелия и цивилизации (письменности) рассматривал социальное развитие еще шведский зоолог С. Нильссон в 1838 г. А еще раньше, в 1760-е гг подобное видение истории нашло отражение в «Очерке истории гражданского общества» А. Фергюсона.

В конце XIX в. идеи культурной эволюции проникают в археологические исследования. «Человеческая индустрия, подчиняющаяся, как и все в природе, великому закону эволюции, последовательно видоизменяется», — писал Мортилье (1903: 189). Для установления эволюционно-генетических связей между различными группами древних вещей начинает использоваться так называемый типологический метод, фундаментальная разработка которого относится к рубежу ХIХ-ХХ вв. и связана с именем О. Монтелиуса.

«Монтелиус, — пишет Л.С.Клейн (2004а: 319), — велик не тем, что увидел эволюцию в типах (тут он не был первым), а тем, что открыл порожденную ею структуру в материале и связанные с этим возможности. Эволюция у него сосредоточилась в типологическом ряде типов, выраженных в типичных артефактах. Но один типологический ряд может быть и случайным, показывать лишь кажущуюся эволюцию. Монтелиус проверял свои типологические ряды, находя параллельные линии развития — параллельные типологические ряды типичных артефактов и устанавливая между ними сопряженность посредством увязки некоторых звеньев из обеих линий развития замкнутыми комплексами. Эти комплексы скрепляют линии в некоторых местах и подтверждают их параллельность. Таким образом, без надежных замкнутых комплексов эволюционно-типологический метод Монтелиуса не работает» (Monlelius 1900: 237- 268; Monlelius 1903).

Рис. 4. Пример «типологической серии» медных и бронзовых кинжалов по О. Монтелиусу.

Рис. 4. Пример «типологической серии» медных и бронзовых кинжалов по О. Монтелиусу.

То есть, Монтелиус распределял древние вещи по типам, исходя из того, что тип — это группа вещей одинакового назначения, однородных по внешнему виду, но отличающихся друг от друга в деталях (рис. 4). И уже внутри каждого типа вещи (в зависимости от различий в деталях) выстраивались в эволюционные типологические ряды — в порядке их последовательного изменения от простых форм к сложным (иногда — наоборот). При этом подобные ряды связывались между собой хронологически: правильность построения рядов Монтелиус проверял по совместным находкам вещей в погребениях, кладах и т.п. До такой проверки Монтелиус считал типологические ряды лишь рабочей гипотезой. Случаи же совместных находок указывали на параллельность рядов — обнаруживались ситуации, в которых древнейший тип в одном типологическом ряду (например, мечей) был одновременен древнейшему типу в другом типологическом ряду (например, топоров), а более поздний тип первого ряда был синхронен более позднему типу второго ряда.

В основе метода Монтелиуса лежало эволюционистское понимание типологии — археологические типы были уподоблены их биологическим видам. Однако, с другой стороны, рубеж XIX-XX вв. характеризуется кризисом эволюционизма в археологии — внимание исследователей все больше концентрируется на выявлении территориальных границ различных культурных общностей и изучении их локальных особенностей. Следствием кризиса эволюционизма стал диффузионизм — возникшее в начале XX в. направление, сторонники которого считали движущей силой исторического развития культурную диффузию, то есть, пространственное перемещение культурных явлений (в том числе — открытий и изобретений) в результате заимствования, завоевания, торговли, колонизации и т. п. По мнению диффузионистов, происхождение тех или иных культурных явлений всегда имеет географическую привязку, каждое из них возникло в конкретном регионе, из которого оно распространилось в дальнейшем на другие территории.

Основным направлением этнографических разработок, повлиявшим на развитие диффузионизма в европейской археологии, стала теория «культурных кругов». Само понятие «культурный круг», под которым понималось, как правило, устойчивое сочетание элементов культуры определенного географического района, в этнографии использовал уже Ф. Ратцель в 1880-х гг. Однако, основателем теории «культурных кругов» принято считать Р.Ф. Гребнера. Гребнер утверждал множественность вариантов исторического развития и считал, что каждое явление культуры (и гончарный круг, и, например, тотемизм) происходит из определенного центра (то есть — принадлежит определенному культурному кругу) и распространяется в результате диффузии по другим регионам. История культуры становилась, таким образом, историей взаимодействия различных культурных кругов, а повторяемость и типичность этнографических явлений оказывалась лишь иллюзией: по Гребнеру, все элементы культуры обладали исключительной индивидуальностью.

В немецкой археологической литературе термины «культурный круг», «тип культуры», «культурная провинция», «культурная группа» начинают активно использоваться уже в юнце XIX в. А в 1880-х гг. Монтелиусом было высказано мнение о том, что культурная преемственность свидетельствует о постоянстве населения: ретроспективно прослеживаемое с помощью типологического метода непрерывное развитие культуры древних германцев на территории Дании, Швеции и Норвегии от эпохи железа до неолита позволяло ему утверждать, что германцы проживали здесь начиная с позднего периода каменного века; соответственно смена культуры должна была бы указывать на вторжение некой этнической группы извне (Monlelius 1888: 151-160).

Дальнейшее развитие подобного подхода к изучению этнических процессов по археологическим материалам было связано с именем Г. Коссинны (Клейн 2000 6).

В 1895 г Коссинна изложил свой метод в докладе «Доисторическое распространение германцев в Германии» (Kossirma 1896:1-14). Он проследил по археологическим материалам севера Германии и юга Скандинавии
преемственность между культурой исторических германцев раннего железного века (упоминаемых в античных письменных источниках) и предшествующей культурой эпохи бронзы (для которой письменные свидетельства отсутствуют). Эту более древнюю общность Коссинна, на основании культурной преемственности, также посчитал германской и, таким образом, определил территорию обитания германцев в бронзовом веке. Базовый принцип подхода Коссинны, получившего в 1911 г. название «метод археологии обитания», основывался на убежденности в том, что археологические культурные провинции обязательно должны соответствовать определенным этническим группам («мое уравнение: культурная группа = народ»; Kossirma 1920: 9). И именно бездоказательность этой установки неоднократно подчеркивалась критиками Коссинны. В 1920-х гг. Коссинна соединил результаты своих изысканий с теорией превосходства «нордической расы» немецкого антрополога Г. Гюнтера — неслучайно, в дальнейшем его труды стали частью идеологического арсенала фашистской Германии.

В археологии принято различать два основных направления предпочтений исследователей в культурно-исторических интерпретациях: миграционизм (стремление видеть в изменениях культуры того или иного региона отражение миграций, то есть — переселений неких групп людей) и автохтонизм (объяснение культурных трансформаций процессами внутреннего развития данной общности без существенных перемещений населения в пространстве). (Кроме этого, следует отметить трансмиссионизм — видение в трансформации культуры результата культурного влияния или заимствования извне (в результате торговли или каких-либо иных контактов).

Считается, что миграционизм и трансмиссионизм представляют собой две разновидности диффузионизма в археологии.) Концепию Коссинны в своей основе следует признать миграционистской: рассматривая территорию Ютландии и северной Германии как регион автохтонного существования «нордической расы» («индогерманцев»), он утверждал, что еще в неолите это население предприняло 14 завоевательных походов, охвативших практически всю Европу — от Британии до Днепра.

Лидером европейской археологии 1930-1950-х гг стал В.Г. Чайлд. «Я, — писал Чайлд, — являюсь диффузионистом в следующем значении этого слова: я полагаю, что главные технологические изобретения и открытия — колесная повозка, гончарный круг, сознательная выплавка меди, вращающаяся ручная мельница, коса — были, как правило, сделаны однажды и распространились из одного центра» (Childe 1950: 9). Истоки европейской цивилизации Чайлд (1956: 24-25) видел в древних обществах Востока. Диффузионистские установки сочетались в исследованиях Чайлда с марксистским пониманием истории. Внимание Чайлда к экономическим процессам, протекавшим в древних обществах, нашло отражение во введенных им в науку терминах «неолитическая революция» и «городская революция». Неолитическая революция, начавшаяся в Восточном Средиземноморье, заключалась в переходе от присваивающего хозяйства к производящему Городская революция состоялась в начале III тысячелетия до н. э., воща «жители Месопотамии и Египта были уже объединены в большие города… где излишнее сельское население находило применение своим силам в ремесле и торговле» (Чайлд 1952:38-39).

Считается, что именно Чайлд в 1929 т: первым сформулировал определение термина «археологическая культура». Впрочем, именно такое словосочетание появилось в литературе позднее — сам Чайлд писал только о «культурной группе“ или просто ,,культуре“»: «Мы наждим определенные типы остатков — горшки, инструменты, украшения, погребальные ритуалы, очертания домов — постоянно повторяющимися вместе. Такой комплекс регулярно объединяющихся особенностей мы будем называть „культурной группой“ или просто ,,культурой“. Мы предполагаем, что такой комплекс является материальным выражением того, что сегодня мы бы назвали ,,народом“» (Childe 1929: V-VI). Очевидно, что такое понимание «культурной группы» чрезвычайно близко «уравнению» Коссинны.

Мощный импульс дальнейшему развитию археологической науки дало направление исследований, названное «новой археологией». Его формирование относится к 1960-м гг. и связано с именем Л.Р. Бинфорда. «Мы полагаем, — утверждал Бинфорд, — что прошлое познаваемо; что при достаточном методологическом мастерстве предположения о
прошлом проверяемы и что… существуют обоснованные научные критерии для суждения о вероятности утверждения о прошлом» (Binford 1968:26).

«Новые археологи» стремились использовать в процессе изучения древних обществ системный подход. Человеческие коллективы рассматривались как саморегулирующиеся информационные системы с различными каналами передачи информации. Предполагалось, что каждый такой коллектив закономерно реагировал на любое нарушение внутренней относительной динамической стабильности. И основной задачей археологии оказывалось выявление и изучение законов развития культуры (в том числе — законов взаимодействия отдельных элементов, составляющих культуру), иначе говоря — законов культурного процесса. Вот почему «новая археология» называется также процессуальной археологией.

В основу процедуры исследования процессуалистами был положен гипотетико-дедукгивный метод, устанавливающий
следующую последовательность действий: сбор данных и первоначальные наблюдения; формулировка гипотезы, объясняющей эти наблюдения; дедуктивный (по принципу «от общего — к частному») вывод по данной гипотезе; прогноз — ожидание подтверждения сделанного вывода на других данных; подтверждение этого вывода (отсутствие
подтверждения означает необходимость формулировки другой гипотезы).

Философской базой «новой археологии» был позитивизм. Однако, в 1980-х гг. научный оптимизм процессуалистов стал объектом критики представителей нового направления (постпроцессуализма), отвергнувших системную процедуру исследования. Лидером этого направления, формирующего парадигму современной археологии, принято считать Я. Ходдера.


Приобретите оригинальные картриджи в Москве на сайте «Картридж МСК«. Там вы найдете большой ассортимент качественных картриджей для вашего принтера. Вы также можете посетить магазин картриджей по адресу г. Москва, ул. Волоколамское шоссе, д. 73


В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика