Организация археологических раскопок

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Руководителю современной археологической экспедиции требуются навыки, намного превосходящие просто компетентного археолога. Он или она должны уметь быть и бухгалтером, и политиком, и врачом, и механиком, и менеджером по персоналу, и даже пекарем. Руководитель проекта в области управления культурными ресурсами должен обладать юридическими знаниями (глава 18). При крупномасштабных раскопках руководитель, может быть, и не будет принимать активного участия в ручных работах, но сложности могут возникнуть при обеспечении экспедиции материальнотехническими ресурсами. Под его руководством будут работать управляющие по памятнику, группы художников, фотографов и узкоспециализированных специалистов (Дэнси — Dancey, 1981; Юковски — Joukowsky, 1981; Хестер и другие — Hester and others, 1997). Кроме того, руководитель экспедиции должен возглавлять группу специалистов по полевым работам (Ходдер — Hodder, 1999).

Многодисциплинарные исследовательские группы

Современная археология настолько сложна, что все проекты, связанные с раскопками, будь то чисто исследовательские или по линии управления культурными ресурсами, требуют взаимосвязанной работы многодисциплинарных групп, состоящих из археологов, ботаников, геологов, зоологов и других специалистов. Командный подход особенно важен в таких случаях, когда остро стоят проблемы окружающей среды, когда исследуются взаимоотношения между культурой человека и иными сферами экосистемы.

Хорошее междисциплинарное или многодисциплинарное исследование базируется на интегрированном проекте, в котором тесно сотрудничающая друг с другом команда специалистов проверяет тщательно сформулированные вопросы исследования по данным, собранным всеми специалистами. Обратите внимание: мы говорим «по данным, собранным всеми специалистами». Эффективно работающая многодисциплинарная группа должна быть именно единой командой, находки которой должны способствовать всесторонней оценке памятника. Подобный подход вполне логичен, но редко доводится до полного совершенства, когда специалисты вместе составляют проект, полностью разделяют цель экспедиции и ежедневно сообщают о своих находках и обсуждают проблемы исследования (Айзэк и Айзэк — Isaac and Isaac, 1989).

Примером фундаментальных междисциплинарных исследований может быть Чатал-Хююк в Турции, где Айэн Ходдер приступил к реализации долгосрочного проекта по исследованию поселения земледельцев (см. вставку «Памятники» в главе 3). Он собрал большую группу археологов из разных стран, которые использовали различные подходы к раскопкам, а также небольшую группу специалистов по всем отраслям — от керамики до зооархеологии и по всем видам данным, связанным с окружающей средой. У Ходдера присутствовали также специалисты, представлявшие результаты исследований общественности, у него был даже антрополог, который изучал не только местные социальные группы и рабочих, но и динамику в работе самой раскопочной команды. Основой этого замечательного проекта было убеждение, что наилучшие полевые результаты появятся благодаря длительному диалогу между членами проекта и синтезу теории и наблюдений с первого дня раскопок. «Теория начинается на краю лопаты», — говорил Ходдер (1999). Многодисциплинарный подход на раскопках Чатал-Хююка достиг своего пика при объединении всех археологов и специалистов в компьютерную сеть, в которой они вели дневники об исследовании так, что любой заинтересованный человек имел к ним доступ через Интернет (Ходдер — Hodder, 1999).

Сотрудники экспедиции

В штат больших и сложных экспедиций, длящихся несколько полевых сезонов, входят руководитель и другие специалисты, а также несколько техников (technicians). Среди техников можно выделить следующих.

• Инспекторы на памятнике. Опытные раскопщики отвечают за рытье траншей и фиксирование местоположений. Крупномасштабные раскопки в средневековом Йорке на севере Англии были поделены на районы, в которых квалифицированные раскопщики следили за добровольцами, которые, собственно, занимались «рытьем».

• Специалисты по фиксированию. В некоторых крупных экспедициях есть штатные специалисты, которые полный рабочий день занимаются только тем, что изображают и фиксируют стратиграфические профили и структуры, найденные во время раскопок. Велика потребность в квалифицированных археологических художниках и фотографах, которые даже в течение короткого сезона сделают тысячи цифровых снимков и слайдов. Их задача — создать полный отчет о раскопках с самого начала до конца (Эдкинс и Эдкинс — Adkins and Adkins, 1989; Доррел — Dorrell, 1994). Сегодня многое из этого выполняется электронным образом с использованием трехмерных картографических систем.

• Сотрудники лабораторий. Даже небольшая экспедиция может раскопать много артефактов, флористических и фаунистических остатков, с которыми могут не справиться те, кто копают. Сотрудники лаборатории должны отмывать и упаковывать находки, проводить грубую сортировку, делать маркировку для последующей транспортировки в лабораторию. Все это жизненно важно и может не касаться разве что очень маленьких экспедиций.

• Мастера. Оплачиваемые мастера обычно имеются на больших средиземноморских раскопках. Они могут стать квалифицированными археологическими раскопщиками, но их главная задача — руководить платными работниками. Некоторые из них всю свою жизнь посвящают археологии.

• Сотрудники проектов по управлению культурными ресурсами. Многие раскопки в рамках проектов по управлению культурными ресурсами являются частью проектов, в которых памятники перед разрушением раскапывают. Большие УКР-организации в общественном и частном секторах нанимают профессиональных раскопщиков, часто людей со степенями магистров и бакалавров по археологии, для выполнения как общих, так и специальных работ по раскопкам, фиксации материалов и для работы в лабораториях.

В наше время, когда цены растут, а бюджеты сокращаются, большинство раскопок являются сравнительно небольшими. Обычно это группа студентов или оплачиваемых рабочих во главе с руководителем и одним или двумя помощниками. Помощниками могут быть студенты выпускных курсов, имеющие техническую подготовку и некоторый опыт работы в поле и которые могут взять на себя часть обязанностей руководителя, тем самым позволив ему сосредоточиться на общем руководстве и проблемах интерпретации. Но на большинстве памятников руководителю приходится не только быть во главе всех исследовательских и управленческих дел экспедиции, но и лично надзирать за рытьем траншей. На этого одного человека возложены работы по фиксированию материалов, фотографированию, рисованию, измерениям и надзор за работами. Руководитель может также заниматься хрупкими захоронениями или другими сложными объектами, которые нельзя доверить студентам или рабочим, он также должен вести дневник раскопок и журнал учета находок, заниматься хранением и маркировкой артефактов, доставкой находок в лабораторию.

Навыки работы раскопщика настолько разнообразны, что уровень профессиональной подготовки студентом-выпускником в археологии в основном достигается в процессе выполнения рутинных задач и освоения методов раскопок и исследования памятника под руководством опытного наставника. Что касается руководителя, то такие студенты являются не просто работниками, но и замечательными советчиками, которым можно изложить свои теории и детально обсудить интерпретацию памятника. Дружеская обстановка и радость хорошо организованных, ориентированных на студентов раскопок являются одними из самых ценных особенностей археологии.

ОТКРЫТИЯ
ПРИНЦЕССА ИЗ ХОК ФАНОМ ДИ, ТАИНЛАНД, 1984

Чарльз Хогхэм из новозеландского университета Отаго является одним из ведущих мировых специалистов по археологии Юго-Восточной Азии. Работая в тесном сотрудничестве с тайскими археологами, он сделал эффектные открытия: древние земледельческие селения, в которых возделывали рис, и хорошо сохранившиеся поселения бронзового века. В 1984 году он начал раскопки большого кургана Хок Фаном Ди в пойме реки Бэнг Пэконг. Из предыдущих тестовых раскопок, выполненных тайскими коллегами, он знал, что культурный слой находится на глубине 9 метров, а курган покоится на раковичных залежах. Во время пробного раскопа Хигхэм нашел «пустые глазницы доисторического человека», поэтому он предполагал, что, возможно, найдет захоронение.

После вскрытия самых верхних слоев на глубине 1 метр он дошел до более легких (светлых) песчаных почв. Он тщательно очистил поверхность слоя и обнаружил контур, свидетельствующий о засыпке могилы. Вскоре раскопщики открыли ряд могил рядом с основанием возвышающейся платформы со строением. Их лопаты открыли стенки замечательно отполированных черных сосудов, многие из которых были украшены криволинейными узорами. Возбуждение Хигхэма усилилось, когда он обнаружил четырнадцать могил. С платформы «я мог видеть ряд скелетов, останки мужчин, женщин и детей, даже крохотную могилу с перемешанными костями двух новорожденных, возможно, близнецов» (Хигхэм — Higham, 1996:283).
Раскопки углубились и достигли большого погребального помещения, была раскрыта пирамида круглых глиняных цилиндров, из которых когда-то должны были сделать горшки. Когда эту пирамиду убрали, то нашли скелет тридцатилетней женщины, ее лучезапястные мышцы (wrist muscles) были хорошо сформированы, возможно, сделаны из смеси глин. У нее были один или двое детей. Ее грудь была покрыта мелкими бусинками из раковин, а также имелось ожерелье из крупных белых продолговатых бусин. Хигхэм поднял верхнюю часть тела единым блоком с почвой и препарировал его в лаборатории. Там он нашел 120 787 бусин из раковин, они, когда были сшиты вместе, образовали две части изысканной верхней одежды. Должно быть, одежды принцессы сверкали на солнце. О ее богатстве и высоком социальном положении можно судить по результатам экспертизы технологии изготовления горшков, что подтверждается и блестящей полированной галькой, найденной у ее ног, и разбитыми сосудами, покрывавшими опять же ее ноги. Всего в двух метрах от нее Хигхэм нашел еще одну похожую могилу, покрытую кучей глиняных цилиндров, это была могила пятнадцатимесячного ребенка. Ребенок был украшен так же, как и его мать, и рядом с ним лежала маленькая наковальня, используемая в гончарном деле, уменьшенная копия тех, что применяются взрослыми. Хигхэм убежден в том, что ребенок в этой могиле — это дочь принцессы.

К моменту завершения раскопок, шесть месяцев спустя, Хигхэм обнаружил еще 139 захоронений от семнадцати до двадцати поколений специалистов-горшечников, торговавших горшками в обмен на экзотические украшения из раковин. Но ни одно из них не могло сравниться с великолепием могилы принцессы из Хок Фаном Ди.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В археологических экспедициях часто приходится спать в спальных мешках прямо на земле. Но есть альтернатива — американские раскладушки, информацию о которых можно получить на сайте
http://www.raskladam.ru. Раскладное спальное место не позволит холоду или сырости, исходящим от земли, помешать вашему сну, а входящие в комплект матрасы обеспечат комфорт.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 04.06.2015 — 11:16
Яндекс.Метрика