Онайко Н.А. Раскопки Аполлонии Иллирийской в 1959-1960 гг.

К содержанию 95-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Познакомившись в первый год раскопок Аполлонии 1 со стратиграфией культурных напластований, основными объектами оборонительных сооружений и городской архитектурой, а также с некоторыми данными об экономике и культуре населения, исследователи поставили перед собой задачу дальнейшего, более широкого и углубленного изучения этого замечательного памятника античной культуры 2: уточнение стратиграфии, изучение характера планировки и городского строительства Аполлонии, а также исследование окрестностей, включая раскопки некрополя. В связи с этим продолжались работы на раскопе Д и на кургане. Кроме этого, в различных частях городища и за его пределами были разбиты новые раскопы: Н, H1, Н2, У, L, М, N, N1.

В раскопе Д доследовался богатый дом римского времени, частично открытый в 1958 г. на северо-западном склоне городища. Раскопы Н заложены для изучения городского района к юго-западу от раскопа Д. Район общественного центра Аполлонии, где в 20-х годах копал Л. Рей, исследовался раскопами У и М, разбитыми рядом со зданием Агонофетов. Раскоп L заложен для обследования южной части города на участке около урочища церкви Афанасия, а раскопы N и N1 — в районе к западу от Аполлонии, где в 1959 г. местными жителями обнаружены мраморная статуя обнаженного юноши и несколько терракотовых статуэток.

В архаических слоях городища, теперь уже выявленных на многих участках, встречены по-прежнему только вещи VI—V вв. до н. э.: обломок расписного метопа начала VI в. до н. э., архитектурные облицовочные рельефы, фрагменты расписных полосатых сосудов ионийско-италийского типа, коринфских, аттических, чернофигурных, простой керамики, покрытой ангобом и др. Есть терракоты и конусовидные грузила хорошей выделки.

Большое количество чернолаковой посуды VI и V вв. до н. э. на раскопе L свидетельствует о том, что данный участок уже в это время был включен в городскую черту. Обилие железных криц позволило исследователям предположить, что здесь когда-то существовали эргастерии кузнецов.

Рис. 27. Аполлония. Улица «Таберн», обрамленная каменными лотками

Рис. 27. Аполлония. Улица «Таберн», обрамленная каменными лотками

В центральном районе городища зафиксирован слой V—IV вв. до н. э., представленный в основном керамикой. В слое IV в. до н. э. от¬крыты остатки двух водостоков, сооруженных из черепиц.

К периоду раннего эллинизма относится огромное количество терракотовых статуэток, найденных за городом. Большая часть из них — изображения богинь, очевидно, Деметры и Коры. Есть предположение, что их выпускал ex voto один из местных храмовых эргастериев.

Слои IV—III вв. до н. э. хорошо прослежены на раскопах в западной части городища. На некоторых из них обнаружены строительные остатки сооружений из камня, кирпича и битой черепицы. Из находок можно отметить обломки чернолаковой керамики, в том числе италийского производства, железные крицы, терракоты, черепицу с клеймом HP А 2 N и др.

На этом же участке городища выявлены остатки строений III—II вв. до н. э. Это были постройки из эллинистического кирпича (38x38x7 см) на глине и из каменных блоков насухо. Открыты водостоки, сложенные из черепицы. Среди находок: монеты, фрагменты поздних чернолаковых сосудов, сосудов с росписью полосами. Характерны обломки больших тонкостенных лутериев. Слои этого времени обнаружены и на центральных раскопах.

Исследование слоев II—I вв. до н. э. связано с замечательными открытиями нескольких улиц Аполлонии. Самая большая из них была поперечной магистральной; она названа нами улицей Таберн (рис. 27). Значительная ее часть на расстоянии 120 м выявлена на западном склоне городища; улица, шириной свыше 6 м, состоит из средней проезжей части и двух обрамляющих ее монументальных каменных водостоков. Поперек проезжей части улицы, на некотором расстоянии друг от друга, сооружены барьеры из плоских необработанных камней. Они расположены на одном уровне с поверхностью и предназначались для того, чтобы удержать полотно дороги от оползания во время сильных дождей. К юго-западной стороне этой улицы прилегают солидные каменные стены с широкими (до 2 м) каменными порогами, по-видимому, порогами таберн. Здесь же обнаружено большое количество мелких костяных изделий (иголки, булавки) и заготовок, указывающих на наличие ремесленной мастерской.

С генеральной планировкой участка в I в. до н. э. на соседнем раскопе связано устройство другой улицы. Ширина ее 8,4 м; вдоль проходил тротуар из хорошо обработанных каменных плит шириной до 2 м. К юго-во¬стоку, вдоль внешнего края тротуара, располагались постройки, дошедшие до нас в незначительных остатках.

На рубеже нашей эры была сооружена каменная мостовая шириной до 2 м, проходившая через центр города. Здесь же зафиксировано и продолжение улицы Таберн. Открыты также остатки фундаментов подпор¬ной стены и помещений с каменными и кирпичными стенами.

II—I вв. до н. э., по-видимому, следует датировать ряд помещений, обширный двор, выложенный целым эллинистическим кирпичом, с водостоком из таких же кирпичей; остатки построек, стены которых сложены из каменных блоков, целого эллинистического кирпича и битой черепицы. Культурные остатки II—I вв. до н. э. на некоторых участках свидетельствуют о довольно интенсивной жизни города в это время.

Интересен в этом отношении комплекс богатого дома римского времени. Расширение работ на данном участке дало возможность более детально познакомиться с различным характером кладок стен здания и объяснить это несколькими строительными периодами. Кроме уже отмеченного (II—I вв. до н. э.), можно выделить, по крайней мере, еще два. Наиболее значительный из них относится ко II—III вв. н. э., когда на руинах старых сооружений, а также за счет расширения территории, был воздвигнут большой дом из кирпичных стен (обломки эллинистических кирпичей на известковом растворе) с прекрасными мозаичными и мраморными полами. Как показали раскопки последних лет, дом занимал территорию свыше 2000 кв. м.

В настоящее время известны три внешние его стороны: северо-восточная, юго-восточная и юго-западная. Северо-восточная капитальная стена с наружным входом раскрыта полностью в длину на 45,6 м. С внешней стороны, впритык к ее основанию проходит каменный лоток. Выявленная часть такого же лотка с противоположной стороны позволяет судить о ширине второй поперечной улицы города — свыше 6 м. Юго-восточная сторона здания состоит из трех частей, представляющих собой внешние стены отдельных помещений, выступающих на различном расстоянии друг от друга. На протяжении свыше 35 м от жилого дома, вдоль юго-восточной его стороны, сооружен широкий проход-лоток из римского кирпича (0,27 X 0,27 X 0,04 м). Собиравшаяся в нем дождевая вода стекала в каменный лоток юго-западной стороны дома. Этот лоток и противоположный ему обрамляли аналогичную описанной выше третью поперечную улицу города, открытую пока еще на небольшом расстоянии. Таким образом, нам удалось выяснить ширину квартала, который в какой-то период жизни города был занят одним домом. Она равна 60,25 м. Эта цифра, как и ширина улиц, показывает, что протяжение квартала, возможно, было задумано как 200 аполлонийских футов (=61 м), а ширина улиц — 20 аполлонийских футов (=6,10 м). Гораздо хуже поддается определению северо-западная граница дома. Здесь помещения сохранились плохо, а перпендикулярный к ней лоток северо-восточной стены дома уводит нас довольно далеко за пределы помещений.

В течение последних двух лет была доследована значительная часть помещений, относящихся к периоду существования кирпичного дома. К ним относится второй перистильный дворик, изменивший наши представления о планировке дома. Этот типично римский дворик был значительно больше первого. Он окружен галереей с частично сохранившимися мозаичными полами. По центру черно-белой мозаики северо-восточной стороны галереи проходит довольно узкая дорожка с полихромным изображением, по-видимому, мифологической сцены преследования всадника пе¬шей фигурой на фоне скромной растительности. Посередине дворика помещен небольшой кирпичный бассейн, облицованный мраморными плитами. Около бассейна найдены обломки мраморной декоративной скульптуры, в том числе головка Амура.

Рис. 28. Пол комнаты с орнаментальной мозаикой.

Рис. 28. Пол комнаты с орнаментальной мозаикой.

Значительно увеличилось количество помещений с полихромными мозаичными полами. Они расположены в юго-восточной части дома и не превышали по площади комнату Нереиды. Несколько мозаик включают разнообразные орнаментальные мотивы: геометрические узоры, выделенные рамками плетенки (рис. 28), растительные побеги, узлы плетенки и др. Центральная часть одной из мозаик была украшена плохо сохранившимися изображениями морских чудищ. На остальных мозаиках искусно переданы большие картины, обрамленные орнаментальными рамками. Одна из картин состоит из двух частей: центрального круга и полей вокруг него. В круге, вероятно, изображена полуобнаженная Афродита на дельфине, на полях — Амуры за различными занятиями: одни едут на павлине или на маленькой колеснице, запряженной птицей; другие пытаются поймать птицу, несут корзиночки с плодами, плетут гирлянды и т. д. Это очень динамичные и вместе с тем жизнерадостные картинки, составленные мозаистом с большим мастерством. В другой мозаике показан напряженный момент битвы амазонок с греками. В этой, также многофигурной композиции, использована богатая гамма цветов. Вооруженные греки и амазонки представлены крупным планом, они решительно наступают друг на друга. В одном из углов картины изображен грек, держащий на руках раненую амазонку (рис. 29). Возможно, это сцена убийства Ахиллом царицы амазонок Пентесилеи.

Стены некоторых помещений с мозаичными полами были сначала оштукатурены и расписаны, а позднее облицованы цветным мрамором. Два из этих помещений снабжены гиппокаустами.

Есть комнаты с цемянковыми и кирпичными полами. В северном углу дома сосредоточены помещения хозяйственного назначения.

При расчистке здания обнаружено огромное количество строительного кирпича, черепицы, камней, мраморных облицовочных плит и карнизов, обломков расписной штукатурки. В некоторых комнатах на полу лежали дорийские и ионийские капители и пилястры колонн. Вещественный материал сравнительно невелик; основная его масса относится к первым векам нашей эры. Много аполлонийских монет и монет других городов. Найдены небольшие декоративные скульптуры.

Во многих помещениях заметны следы сильного огня. Дом в различных его вариантах существовал долго. Окончательно в нем перестали жить в IV в. н. э. В это время его развалины иногда использовались как место захоронения (детское погребение); в них, вероятно, нередко находили убежище путешественники, оставившие следы очагов. В позднеантичное время в дом вклинились новые кладки. Такова кратко изложенная история жизни дома.

В I—II вв. н. э. и до конца античной эпохи продолжает существовать улица Таберн, переживая некоторые обновления. Здесь строятся новые здания, стены которых сложены из небольшого камня, обломков кирпича и черепицы, водостоки. На территории общественного центра Аполлонии сооружаются лотки проходов. Открыты остатки монументального кирпичного храма. Есть данные, свидетельствующие о применении в строительном деле Аполлонии II в. н. э. сырцового кирпича. К западу от здания Агонофетов выявлено большое общественное сооружение, которое может быть названо Домом магистратов, так как в одном из его помещений найдены четыре портретные статуи магистратов и один бюст. Наиболее ранняя из них — статуя начала III в. н. э. На одной из кирпичных стен здания сохранилась роспись в «инкрустационном» стиле.

Перед фасадом здания Агонофетов обнаружены новые архитектурные фрагменты. К сожалению, они не могли быть учтены Л. Реем при реконструкции здания Агонофетов. Это — фрагменты северо-западного угла фронтона с основанием акротерия и карниза (антаблемента), блок коньковой части фронтона, украшенного растительным орнаментом и изображением животных (кабан, заяц).

В центре города открыты и более поздние напластования IV—V вв., содержащие остатки фундаментов «хищнических» кладок; в них были использованы барабаны колонн и обломки статуй. Строительные остатки этого времени зафиксированы и на западном склоне городища, но особенно много здесь монет IV в. н. э. Здесь же открыты фундаменты крестообразной средневековой постройки, возможно, церкви, которая прорезала и разрушила строительные комплексы античного времени.

В 1959 г. закончено исследование кургана. В насыпи (высотой до 4 м) зафиксированы три разновременных напластования, различающихся по характеру грунта, стратиграфии и хронологии погребений. Курган содержал 136 могил от VI в. до II в. до н. э. Наблюдается 17 различных обрядов погребений. Для VI—V вв. н. э. характерны захоронения в каменных саркофагах, могилах из сырцовых кирпичей, в ямах, обмазанных глиной или обложенных камнями (с кремацией); в пифосах и амфорах (детские — трупоположение или кремация). Богатые погребения этого времени содержали коринфскую, чернолаковую и краснофигурную керамику.

В IV—II вв. до н. э. продолжают сооружаться сырцовые могилы; появляются более монументальные сооружения — кирпичные склепы, а также могилы (или урны) под кирпичным и черепичным закладом и др. Инвентарь могил стал более разнообразным; чернолаковая и краснофигурная посуда, наконечники копий, ножи, стригили, фибулы, костяные стили, остатки кожаной обуви, терракотовые статуэтки, грузила, монеты и бусы. Ювелирные изделия встречались редко.

Могила римского времени обнаружена на западном загородном участке, который в это время оказался в черте некрополя Аполлонии. Покойник лежал в черепичной могиле, сделанной наподобие карточного домика. При нем найдены бронзовая фибула, простой и краснолаковый кувшины.

Рис. 29. Фрагменты (1, 2) мозаичного поля с изображением амазономахии

Рис. 29. Фрагменты (1, 2) мозаичного поля с изображением амазономахии

Наиболее важный результат раскопок Аполлонии последних лет — это уточнение планировки города. Теперь известно, что в Аполлонии, во всяком случае с эллинистического времени, применялась регулярная планировка — сетка прямых улиц, образующих прямоугольные кварталы. Почти полностью доследованы некоторые архитектурные комплексы, позволяющие представить облик общественных и жилых сооружений римского времени. Они содержат высокохудожественные элементы декора, свидетельствующие о своеобразии римского искусства на территории Иллирии. Местное производство и торговая деятельность города отражены в находках различных предметов быта, остатках ремесленных мастерских и таберн. Получены новые данные для характеристики Аполлонии в период ее основания. Наряду с открытиями на городище большое значение для науки имеют материалы раскопанного огромного кургана.

К содержанию 95-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. В. Д. Блаватский и С. Ислами. Раскопки Аполлонии и Орика в 1958 г. СА, № 4, 1959, стр. 166.
  2. Настоящая статья написана по материалам предварительных отчетов начальников раскопов за 1959 г. и отчета В. Д. Блаватского за 1960 г.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1944 Родился Рик Эрс Фри Лики — кенийский палеоантрополог, автор многих открытий, сын Луиса Лики и Мэри Лики, муж Мив Лики.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика