Олтенская культура

К оглавлению книги Г. Чайлда «У истоков европейской цивилизации» | К следующему разделу

Опоясанная Карпатами лёссовая долина Верхнего Олта стала центром богатой олтенской культуры, распространившейся по верхнему течению Муреша и на Молдавию. В самом бассейне Олта известно не менее 25 поселений этой культуры, но только одно из них — Ариушд (Эрёзд) — было тщательно исследовано. Этот поселок, помещавшийся на небольшом плоскогорье, был защищен рвом, двойным частоколом и валом; он имел площадь 5400 кв. м и насчитывал не больше 21 дома; дома были расположены в три ряда. Только один ряд расчищен целиком. Большой интерес представляют два слоя обожженной глины, сохранившей отпечатки прутьев. По-видимому, они образованы остатками двух последовательных групп домов, погибших от пожара. Дома, соответствующие нижнему слою глины, представляли собой прямоугольные сооружения с двускатной крышей, разделенные, по типу мегарона, на два помещения, но очаг или печь имелись как в основном помещении, так и в портике. Главная комната была отделана лепными украшениями из глины в виде сложных спиралей. Можно, пожалуй, предполагать наличие еще более раннего слоя с остатками жилищ, но о нем мы судим только на основании очагов, печек и вырытых в целине лёсса ям. В соответствии с архитектурными данными жизнь в поселении насчитывает три довольно длительных периода, на протяжении которых все традиции оставались неизменными.

Жители этого поселка возделывали злаки (какие именно сорта, еще не установлено), разводили крупный рогатый скот, коз, овец и свиней, охотились на оленей, серн, кабанов, медведей и рысей и ловили рыбу на удочку или с помощью гарпуна с одной зазубриной.

Рис. 67. Гончарная печь и модель такой печи. Ариушд (Эрёзд). По Ласло.

Рис. 67. Гончарная печь и модель такой печи. Ариушд (Эрёзд).
По Ласло.

Ничто не указывает на выделение ремесла. Правда, медь здесь была известна, но она применялась только для изготовления мелких и простых предметов—шильев рыболовных крючков, браслетов и колец. Каменные клиновидные топоры, однако, встречаются редко; тесла, хотя и с одной выпуклой стороной, имеют прямоугольное поперечное сечение, как будто они подражали медным образцам. Ни одно из них не имело проушного отверстия; вероятно, они прикреплялись к рукоятке, так же как в Маглемозе и Димини, с помощью втулок из оленьего рога; обычное явление представляют проушные топоры из оленьего рога.

Сосуды очень красивы, но все вылеплены от руки. Большое количество гончарных печей говорит о том, что они принадлежат скорее не одному специалисту-гончару, а отдельным семьям. На рис. 67 изображены план и основание настоящей гончарной печи, раскопанной в Ариушде, и глиняная модель такой печи. Керамика, обожженная в этих печах, имела обычно красноватый оттенок; иногда поверхность ее покрывалась черными пятнами, а иногда, как на Мораве, половина сосуда приобретала черную окраску. Из форм встречаются высокие полые подставки раннешумерского типа (рис. 68, 2), кубки на поддонах (рис. 68, 6), чаши без ручек, биконические кувшины, иногда с ручками, похожими скорее на ушки (рис. 68, 5), и черпаки с очень длинными ручками. Узоры, в основе которых лежат характерные для дунайских культур спирали и меандры, бывают нанесены

Рис. 68. Керамика олтенской культуры. По Ласло.

Рис. 68. Керамика олтенской культуры. По Ласло.

белым по красному фону или красным по светлому ангобу; часто, как в трехцветной керамике Димини, они бывают обведены по контуру черной краской. Иногда роспись дополнялась или целиком заменялась ребристым орнаментом.

Встречаются костяные лопаточки, такие, как в моравской культуре и культуре Кёрёша.

Рис. 69. Глиняная печать. Ариушд (1/2).

Рис. 69. Глиняная печать. Ариушд (1/2).

В результате торговли жители поселков Малой Валахии получали медь и даже золото в количестве, достаточном для изготовления всяких мелких предметов, а также и пластины обсидиана.

Но все эти материалы имеются и в Трансильвании. Глиняные клейма (печати) были обнаружены только в нижнем слое Ариушда. Благодаря своему спиральному орнаменту они, подобно фракийским, стоят дальше от азиатских образцов, чем печати Фессалии и культуры Кёрёша (рис. 69). Из украшений были распространены браслеты, кольца и бусы из меди и золота и ожерелья из просверленных зубов диких животных и бус, сделанных из раковин и известняка. Тонкие, просверленные с обоих концов пластинки из кабаньих клыков, возможно, как в культуре Тель Халафа, служили шейными украшениями или нашивались на одежду; возможно даже, что они, как и в Микенах, прикреплялись к шлемам.

Этот богатый набор бытовых принадлежностей дополнялся не менее разнообразным ритуальным инвентарем. Сюда входят женские фигурки, обычно стеатопигические, состоящие из двух частей, как в культурах II дунайского периода в Моравии (рис. 70, 1), иногда орнаментированные в стиле Кукутени А (как на рис. 70, 2) или в сидячем положении, несколько мужских статуэток, многочисленные фигурки животных и несколько зооморфных сосудов. Так же как для культуры Гумельницы в Валахии, для культуры Ариушда типичны вырезанные из камня условные изображения животных, предназначавшиеся в качестве наверший для жезлов. Их определяют как гиппопотамов и приписывают египетскому влиянию. Могилы олтенских мастеров росписи по керамике не были обнаружены.

Рис. 70. Статуэтки. Ариушд и Кукутени А.

Рис. 70. Статуэтки. Ариушд и Кукутени А.

Отношение Ариушда к другим дунайским культурам вызвало немало споров. Костяные лопаточки и глиняные клейма могли бы навести на мысль о синхронности с культурой Кёрёша, относящейся к I периоду, но клейма с таким же успехом могут указывать и на культуры II дунайского, то есть следующего периода. В Марошва-шархеле расписная посуда в стиле Ариушда, несомненно, сочеталась с сосудами, украшенными нарезным орнаментом, в стиле, характерном для Бодрогкерестура. Таким образом, культура Ариушда, повидимому, продолжала свое существование и в III период. Из всего этого можно вывести заключение, что она существовала позднее, чем распространенная в той же области культура Бояна А, и, судя по каменным навершиям для жезлов, соответствовала одной из фаз культуры Гумельницы.

В некоторых местах, в том числе в Ариушде, над культурными слоями с расписной керамикой имеются незначительные следы поселений воинственных захватчиков, родственных племенам культуры Глины III. Культура этих поселений Малой Валахии носит название шнекенбергской. Люди этой культуры пользовались серповидными каменными ножами, каменными боевыми топорами (включая многогранную форму с пестообразным обухом) и кремневыми наконечниками стрел с выемчатым основанием и употребляли довольно грубую посуду, украшенную нарезным орнаментом, налепными валиками пли отпечатками веревки. Хотя они и занимались больше скотоводством, чем земледелием, они были достаточно богаты или достаточно хорошо организованы, чтобы иметь возможность пользоваться плоскими топорами, топорами-теслами и боевыми топорами из меди, но не могли еще обходиться совсем без орудий и оружия из камня и кости. Они сохранили некоторые традиции своих предшественников: лепили из глины фигурки, но не людей, а только животных, и использовали в орнаментации своей керамики спиральные узоры. Хотя шнекенбергская культура формально являлась халколитической, по-видимому, она совпадала по времени, по крайней мере отчасти, с IV периодом, то есть с ранним бронзовым веком, который не представлен в этой области какой-либо другой культурой. Местное бронзо-литейное ремесло развилось здесь только в V период и укоренилось настолько прочно, что продолжало процветать даже во времена Гальштата, когда в соседних областях пользовались уже орудиями и оружием из железа.

К оглавлению книги Г. Чайлда «У истоков европейской цивилизации» | К следующему разделу

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика