Обмен и торговля

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Наша жизнь, как и жизнь древних, является непрерывным процессом взаимодействий и переговоров между друзьями, членами семьи, хозяйствами и общинами, общинами и соседями, взаимодействия целых сообществ. Изучение такого рода взаимодействий в прошлом включает в себя сложное исследование торговли и обмена, механизмов, с помощью которых люди и культуры продавали и покупали, обменивались товарами друг с другом (Брумфиль и Эрл — Brumfiel and Earle, 1987; Эрл и Эриксон — Earle and Ericson, 1977; Ericson and Earle, 1982; Саблофф и Ламберг-Карловски — Sabloff and Lamberg-Karlovsky, 1975).

Многие американцы ездят на японских машинах. Французским подросткам нравится вкус гамбургеров. Островитяне в Тихом океане предпочитают телевизоры, изготовленные в Мексике. Мы живем в мире, в котором экономические связи соединяют многие народы, живущие в тысячах километров друг от друга. В течение последних двух тысяч лет, и особенно в эпоху великих географических открытий после 1500 года н. э., человеческие сообщества стали членами огромной паутины экономического единения (Уолф — Wolf, 1984). Но корни нашей современной глобальной экономической системы начали развиваться более пяти тысяч лет назад, вместе с резким ростом торговли на больших расстояниях, которая предшествовала появлению первых великих цивилизаций Египта и Месопотамии.

Системы обмена являлись частью жизни человека задолго до шумеров и древних египтян. По крайней мере, 18 000 лет назад раковины Черного моря появились на территории Украины на стоянках охотников периода позднего ледникового периода. За десять тысяч лет до нашей эры палеоиндейцы Великих равнин обменивались мелкозернистыми камнями для изготовления орудий. Очень немногие сообщества людей являются абсолютно самодостаточными, как правило, они зависят от других сообществ в плане ресурсов, которые отсутствуют на их территории. По мере того как возрастали потребности в сырье или в престижных украшениях, развивалась сеть обмена и торговли между соседями, ближними и отдаленными. Такая торговля часто имела мощные политические или символические оттенки и проводилась под видом формального дарения подарков или являлась частью сложных ритуалов обмена.

Обмен и торговля определяются как «взаимное перемещение товара из рук в руки, имеющее признаки присвоения» (Ренфрю — Renfrew, 1975). Люди устанавливали торговые связи и обменные системы, когда нуждались в товарах и услугах, которые не были доступны им в границах их территорий. Товары не обязательно должны перемещаться на большие расстояния, такое перемещение может быть внутренним, в рамках своего сообщества, или внешним, когда пересекаются культурные границы, в рамках сфер взаимодействия. Как обмен, так и торговля всегда включают в себя два элемента — обмениваемые товары и люди, совершающие обмен или торговлю. Таким образом, любая торговая активность подразумевает как поставку орудий и сырья, так и некую форму социальной системы, которая обеспечивает взаимоотношения людей, между которыми происходит торговля. По торговым маршрутам перемещаются не только сырье и готовые товары, но и идеи и информация.

Обычно в археологическом материале обмен и торговля распознаются при обнаружении предметов, являющихся экзотическими по отношению к материальной культуре или экономике сообщества-хозяина. Например, стекло никогда не производили в Африке, в регионах южнее Сахары, хотя импортированные стеклянные бусы встречаются повсеместно на местных памятниках 1-го тысячелетия н. э. (Коннэх — Connah, 2001). До недавнего времени такие предметы почти всегда распознавали по стилю и украшению, появлению отличительных (характерных) черт керамических изделий вдалеке от известных мест их производства и т. д. Иногда такая экзотика, как золото, янтарь, бирюза, морские раковины или изделия из известных мест их производства, являются свидетельством торговли на больших расстояниях. Позднеархаичные племена и вудлендские племена на юго-востоке Северной Америки пользовались медью из обнажений пород возле озера Верхнего и витыми раковинами с побережья Мексиканского залива, то есть предметами с известным местом происхождения (Бо и Эриксон — Baugh and Ericson, 1994).

Во времена ранней археологии наличие такой экзотики считалось достаточным для идентификации торговли, а также того, что вольно называлось «влияниями» или даже «вторжением». Предположения, высказываемые в отношении природы взаимодействия людей, носили очень ограниченный характер и никогда не являлись точными (Торренс — Torrence, 1986). Сегодня, однако, изучение обмена в доисторические времена находится на более высоком уровне развития благодаря двум главным направлениям исследований (Саблофф и Ламберг-Карловски — Sabloff and Lamberg-Karlovsky, 1975). Первое — это новый взгляд всей археологии на культурные процессы и на региональные исследования. Второе — развитие широкого диапазона научных методик, позволяющих описывать состав сырьевого материала и даже с большой точностью идентифицировать их источники.

Виды мены и торговли

Обмен может быть внутренним, то есть внутри сообщества, или внешним — между разными группами. Внутреннее распределение (distribution) артефактов и товаров является обычным даже для наименее сложных сообществ.

Обмен подарками. Большая часть внутреннего обмена является обменом подарками или подношением подарков. Возможно, самым известным примером этого является кольцо kula в Меланезии (юго-западная часть Тихого океана). В сложной сети обмена подарками в одном направлении передаются бусы из раковин, в другом — раковины для украшения рук. Они передаются в качестве ритуальных даров от одного человека к другому, такие процессы длятся десятилетиями. Такой обмен дарами является престижным, так как служит основой для регулярного обмена продуктами и другими товарами повседневного спроса. При обмене подарками многое зависит от типа товара, которым обмениваются. В случае с кольцом kula люди с высоким статусом обмениваются драгоценными украшениями из раковин, но более обычным предметом обмена являются пищевые продукты, многие люди и семьи участвуют в этом процессе. И конечно же обмениваются не только предметами, но и информацией, что может привести к техническим инновациям и социальным переменам.

Дарение подарков является обычным средством обмена и торговли в сообществах, характеризующимся достаточно высоким уровнем организации. Прежде всего обмен подарками нацелен на усиление социальных взаимоотношений между как отдельными людьми, так и группами. Вручение подарков является жестом, накладывающим обязательства на обе стороны. Такая форма обмена является обычной в Новой Гвинее и на островах Тихого океана, она была широко распространена в Африке на протяжении последних двух тысяч лет, а также в древних Америках. Дарение подарков и обмен образовывали основной механизм торговли на протяжении тысячелетий и являлись простым средством перемещения основных товаров. Но такое спорадическое общение между отдельными людьми и общинами снижало самодостаточность людей, и в итоге они становились частью большего общества, члены которого больше не были самодостаточными и зависели друг от друга как с точки зрения обеспечения товарами, так и социально.

Взаимный обмен. Взаимный обмен товарами осуществляется между двумя людьми или группами лиц; он является основой большей части дарения подарков и меновой (бартерной) торговли. Обмен может производиться год за годом в одном и том же месте, это может быть даже скромный дом. В таких центральных местах сосредотачивается обмен подарками и торговля. Если в селении производятся товары и ими меняются с другой общиной, то, возможно, такое селение становится более важным — местом, куда люди едут торговать.

Перераспределение. Перераспределение — распределение товаров или предметов потребления, полученных отдельным человеком в рамках общины или группы, распределение товаров в рамках культуры, требует некой формы организации, для того чтобы обеспечить справедливость. Механизм перераспределения может контролироваться вождем, религиозным лидером, каким-либо управленческим органом. Такая организация могла бы контролировать производство украшений из меди или просто налаживать распределение и доставку объектов торговли. Значительная социальная организация требуется при сборе, хранении и перераспределении зерна и других товаров. Вождь, положение которого может подкрепляться религиозной властью, несет серьезную ответственность перед общиной, в которую может входить несколько селений, нити перераспределения пронизывают общину до отдельного жителя. Вождь ведет переговоры о мене с другими вождями, выполняя регулятивную функцию взаимно обязывающей торговли при перераспределяющем хозяйстве, где меньшая по объему торговля экзотикой осуществляется отдельными хозяйствами.

Меновая стоимость в доисторическую эпоху являлась важным фактором, который развивался вместе с социополитической организацией. Во многих регионах внешняя торговля двигалась от простого взаимного обмена к более сложному перераспределению под контролем определенных людей. Другими словами, торговля тесно связана с растущей социальной и политической сложностью устройства, хотя это необязательно означает, что специальное производство экзотических артефактов предназначалось именно для обмена.

Рынки. Термин рынок охватывает как места, так и определенные типы торговли. Администрация и организация поощряли людей к тому, чтобы выделять отдельное место для торговли и устанавливать сравнительно стабильные цены на основные товары. Такая стабильность не означает регулируемые цены, но некоторые элементы регулирования для цен на предметы, которые имелись в изобилии в одном регионе и на которые имелся большой спрос в другом, все же требовались. Механизм взаимоотношений при обмене требует некоторой регуляции.

Рынки обычно ассоциируются с более сложными сообществами. Ни одна цивилизация, обладавшая письменностью, не развивалась, не обладая сильными центральными местами, где регулировалась торговля и развивались монополии как над источниками материалов, так и над самими торговыми путями. Успешная рыночная торговля требовала предсказуемых поставок основных товаров и адекватного контроля над торговыми путями. Например, самая древняя торговля между Месопотамией и Египтом была приречной, и порядок там навести было сравнительно просто. Но когда возникли большие караванные пути, то политические и военные вопросы — дань, контроль над торговыми путями, пошлина — стали первостепенными. Караваны, предвосхитившие великие империи, являлись формой организованной торговли, которая проводилась по строго определенным маршрутам, установленным и управляемым государственными властями. Путешествующие торговцы двигались по этим маршрутам, не отклоняясь ни влево, ни вправо, лишь доставляя товары и обмениваясь ими. Эти караваны очень далеки от огромных экономических комплексов, сопровождавших путь армии Александра Великого по Азии или ежегодное летнее передвижение Великого Могула из знойного Дели в горы, когда переселялось до полумиллиона человек, включая весь делийский базар (Поляни — Polyani, 1975).

Изучение источников ресурсов

Изучение торговли на больших расстояниях является более сложным процессом, чем просто прослеживание распределения характерных артефактов в сотнях километров от места их производства. К счастью, современные научные технологии позволяют нам проследить источники многих важных материалов торговли. Такой подход называется изучением источников ресурсов.

Самым важным из таких материалов является обсидиан, вулканическое стекло, которое идеально для изготовления каменных орудий, украшений. В Центральной Америке из этого материала изготавливали отполированные зеркала (рис. 16.12). Первые исследования сфокусировались на Средиземноморье и в Юго-Западной Азии, где обсидиан являлся главным предметом торговли в течение многих тысяч лет.

Рис. 16.12. Зеркало из обсидиана, Центральная Америка

Рис. 16.12. Зеркало из обсидиана, Центральная Америка

Многие ученые пытались проследить торговые пути, по которым обсидиан попадал из гор Центральной Америки в низинные ее части. Использование данных об источнике позволяет исследователям понять обмен на региональной основе, подход, с успехом использованный в Копане. Вместе с методом датирования на основании гидратации обсидиана он дает возможность проследить изменения, произошедшие в торговых сетях обсидиана на протяжении многих столетий (Фретер — Freter, 1993, 1994). Сегодня конечной целью исследования является идентификация механизмов обмена, с помощью которых обсидиан распределялся внутри каждой зоны обмена. Таким образом, требования к данным изменились. Уже не достаточно знать приблизительный источник сырья или артефакта. Источник должен быть указан точно, а распределения продаваемых товаров должны быть выражены в точной количественной форме. Такие данные дают основу для изучения торговли. Остается перевести эти распределения и данные об источниках в характеристики деятельности человека (см. раздел «Практика археологии»).

Большая часть исследований обсидиана сконцентрировалась на использовании породы и ее количестве, продаваемом из поселения в поселение. В будущем придется проводить мониторинг обмена, применяя аналогии этноисторических и исторических исследований выработок и торговли, а также разрабатывая новые методы, позволяющие делать выводы о деятельности человека по археологическим материалам. Обтесанные камни полезны в этом отношении, так как можно реконструировать стабильное уменьшение объемов материала при производстве на количество артефактов для продажи, тем самым получая представление об эффективности производства и о некоторых гранях деятельности человека. Такой подход хорошо сработал на палеоиндейских памятниках в Северной Америке, где племена обменивались хорошими породами для изготовления орудий или преодолевали большие расстояния для получения ресурсов. Древние каменоломни в Греции, Центральной Америке и Австралии являются потенциально ценными источниками информации об обмене экзотическими материалами.

Археолог Робин Торренс (Robin Torrence, 1986) изучал торговлю обсидианом в Эгейском регионе и обнаружил, что обмен носил некоммерческий и неконкурентный характер: доисторические каменотесы приходили в каменоломни и подготавливали материал для обмена с минимальным интересом к экономичному использованию сырья. На острове Мелос, например, они просто отламывали то, что им нужно, и уходили. Нет никаких признаков специализированного производства. Во времена раннего земледелия добыча обсидиана могла быть сезонным занятием, но в бронзовом веке она превратилась в специализированное занятие, требовавшее походов на Мелос и другие каменоломни. Причина такого изменения неизвестна. Возможно, это было связано с тем, что возрастающие потребности не удовлетворялись за счет сезонных работ.

Изучение источников ресурсов иногда называют характеристическими исследованиями , так как они включают в себя петрологию и другие подходы для идентификации характеристических свойств определенных сырьевых материалов, используемых для изготовления, скажем, каменных топоров. Следует выделить слово определенный , так как суть этих методов заключается в том, чтобы можно было с большой точностью определить конкретный источник. Например, обсидианом с острова Липари у Сицилии торговали на обширной территории Центрального Средиземноморья. Его очень специфические свойства показывают, что он именно с Липари, а не иного места. Это некоторые примеры изучения источников обсидиана. Это направление сейчас является главным при археологическом изучении сырья. Более пятидесяти древних источников обсидиана сейчас известны только в одной Калифорнии.

Очень эффективной при изучении источников металла являлась изотопная химия. Например, изотопный состав свинца зависит от геологического возраста источника руды. В древности карьеров свинца было немного и расстояния между ними были большие. При условии, что известно их местоположение, возможно изучать источники свинца по бронзовым артефактам, а также по серебряным, так как последние вырабатывается из свинцовых руд. Эта методика использовалась для того, чтобы различить классические греческие серебряные монеты, изготовленные из материковых руд, от монет, изготовленных из металлов, полученных на Эгейском острове Сифнос и в других местах.

Уникальная картина торговли в древности — Улубурунский корабль

Просто изучение распределения артефактов дает чрезвычайно неадекватную картину торговли в древности, так как такие факторы, как логистика транспортировки, а также местные политические и экономические условия, оказывали влияние на все аспекты торговли и обмена. Немногие археологические находки могут сравниться с необычайным грузом на борту корабли бронзового века, потерпевшего крушение на опасных скалах Улубуруна на юге Турции. Кораблекрушения дают нам уникальную возможность изучать древнюю торговлю, так как каждый корабль на морском дне является запечатанной капсулой, содержащей материал об условиях торговли в свое время. Раскопки Джорджа Бэсса и Кемаля Пулака Улубурунского корабля дали много информации о торговом мире Восточного Средиземноморья в XIV веке до н. э (Бэсс и другие — Bass and others, 1989; см. также заключения у Фагана — Fagan, 1995). Тяжело груженое судно двигалось на запад от Восточного Средиземноморья, когда напоролось на острые скалы Улубуруна приблизительно в 1316 году до н. э. (эта дата была определена по древесным кольцам дров на месте крушения). Корабль затонул на глубине 48 метров. Бэсс и Пулак регистрировали точное местоположение каждого предмета оборудования корабля и груза, когда поднимали их со дна моря. Они раскрыли уникальную картину торговли в Восточном Средиземноморье три тысячи лет назад.

ПРАКТИКА АРХЕОЛОГИИ
ИСТОЧНИКИ ОБСИДИАНА

Ученые изучали источники сырья для изготовления каменных орудий еще задолго до появления спектрографического анализа, полагающегося как на петрологию, так и на отличительные породы, такие как высококачественный кремень, широко использовавшийся земледельцами каменного века во Франции. Высокотехнологичные аналитические методы преобразили изучение источников в 1960-х годах, когда британский археолог Колин Ренфрю с коллегами начал использовать спектрографический анализ для идентификации не менее чем двенадцати древних земледельческих поселений, которые получали обсидиан из региона Чифтлик в центральной части Турции (Кэнн — R. Cann and others, 1995) (см. рис. 16.13). Это новаторское исследование показало, что 80 % всего обтесанного камня в селениях в радиусе до 300 километров от Сифтлика являлось обсидианом. Вне этой «зоны поставки» процент обсидиана резко падал по мере удаления, до 5 % в сирийском селении и до 0,1 % в долине Иордана. Если эти расчеты правильны, то получается, что каждое селение передавало далее до половины всего ввезенного обсидиана. Ренфрю со своими коллегами идентифицировали не менее девяти взаимодействующих обсидиановых зон между Сардинией и Месопотамией, каждая из которых (зон) относилась к легко определяемым источникам, а каждый источник выдавал обсидиан с характерными признаками, определяемыми спектрографически.

Рис. 16.13. Торговля обсидианом в восточных регионах Средиземноморья. Изучение источников обсидиана показывает, что древние земледельческие общины на Кипре, в Анатолии и Леванте получали обсидиан из двух источников в Центральной Анатолии, в то время как такие селения, как Ярмо в горах Загрос и Али Кош (Ali Kosh) далеко на юго-востоке, полагались на источники в Армении. Такие поселения, как Чатал-Хююк в Анатолии, находились настолько близко к источникам обсидиана, что, возможно, сами себя им снабжали. Более 80 % их каменных артефактов сделаны из этого материала, чем дальше от источника обсидиана, тем реже встречаются орудия из него

Рис. 16.13. Торговля обсидианом в восточных регионах Средиземноморья. Изучение источников обсидиана показывает, что древние земледельческие общины на Кипре, в Анатолии и Леванте получали обсидиан из двух источников в Центральной Анатолии, в то время как такие селения, как Ярмо в горах Загрос и Али Кош (Ali Kosh) далеко на юго-востоке, полагались на источники в Армении. Такие поселения, как Чатал-Хююк в Анатолии, находились настолько близко к источникам обсидиана, что, возможно, сами себя им снабжали. Более 80 % их каменных артефактов сделаны из этого материала, чем дальше от источника обсидиана, тем реже встречаются орудия из него

Улубурунский корабль был гружен шестью тоннами медных чушек, возможно добытых на Кипре, а также оловянными брусками и предметами (см. рис. 1.11). Олово могло происходить с юга Турции. Ханаанские сосуда из Палестины или Сирии содержали маслины, стеклянные бусы, смолу дерева живицы, возможно используемого в религиозных церемониях. Также там были балтийский янтарь, возможно доставленный в Средиземноморье по суше, древесина дерева, подобного черному (эбеновому), из Африки, слоновая и гиппопотамовая кость, скорлупа страусиных яиц из Северной Африки или Сирии. На борту находились также египетские, левантийские и микенские кинжалы, мечи, наконечники копий, орудия для обработки дерева, наборы разновесов, некоторые из них в виде животных. Там были дорогие стеклянные бруски, месопотамские цилиндрические клейма, Микенский камень для печатей, даже золотая чаша и части черепаховой лютни. На корабле везли египетских скарабеев, десятки рыболовных грузил, крючков, двадцать три каменных якоря, жизненно важных при остановки в ветреных бухтах. Сохранился даже колючий куст кровохлебки, использованной для упаковки груза. И совершенно уникальная находка — диптих — деревянный складень для вощеной дощечки, на которой фиксировались коммерческие сделки (рис. 16.14).

Рис. 16.14. Диптих с места Улубурунского кораблекрушения

Рис. 16.14. Диптих с места Улубурунского кораблекрушения

Используя распределения находок на памятниках на суше и множество методик определения источников, Бэсс и Пулак реконструировали последнее путешествие неизвестного шкипера. Они считают, что свое путешествие он начал на Левантийском побережье, двигался на север вдоль побережья к Кипру, затем двигался вдоль южного турецкого берега. На своем пути на запад корабль заходил в порты, большие и маленькие, двигаясь по хорошо известному пути к Криту и некоторым Эгейским островам и, возможно, к материковой Греции, воспользовавшись преимуществом меняющихся сезонных ветров. Шкипер проходил по этому маршруту много раз, но на этот раз удача отвернулась от него, и на безжалостный камнях Улубуруна он потерял свой корабль, груз, а возможно, и жизнь. С археологической точки зрения Улубурунское кораблекрушений является подарком богов, так как оно позволяет исследователям восстановить детали сложной торговой сети, связывавшей Средиземноморье с Египтом, Эгейскими островами и Грецией 3300 лет назад. Бэсс и Пулак высказали предположение, что Улубурунский корабль мог перевозить необыгаайно ценный груз, но его владельцы остались неизвестными.

Улубурунский корабль перевозил чрезвычайно драгоценный груз, предназначенный, возможно, для какого-нибудь монарха. Эта эффектная находка проливает свет на степень взаимосвязей между даже очень удаленными местами и людьми в древности. Порой об этих замечательный связях и не подозревали. Благодаря современной науке мы со значительной точностью можем проследиты последнее путешествие корабля и его груза.

Заключение

Новое поколение археологического исследования отворачивается от безличных культурных процессов в сторону изучения людей и небольших групп. Такое исследование объединяет современные методы раскрытия археологических данных с новыми интерпретативными подходами, в которых археолог рассматривается как «активный посредник» археологического материала.

Обнаружение таких конкретных людей из прошлого, как Ледяной человек в европейских Альпах, позволяют нам провести подробное изучение здоровыя, питания и занятий отдельных людей.

Изучение социального ранжирования по археологическим свидетельствам затруднительно. Его можно изучаты по археологическому материалу, используя захоронения и связанную с ними погребальную обстановку, как это было в Уре в Месопотамии, а также другие постройки или артефакты.

Гендерная археология становится более значимой как средство идентификации изменяющихся ролей мужчин и женщин в прошлом и изучения отдельных личностей в доистории. Такие исследования включают в себя подробное изучение погребальной обстановки, патологий женщин, которые отражают такие занятия, как постоянное измелычение зерновыгх, и экстраполирование материальных данный в гипотетические сценарии изменения отношений на гендерном уровне.

Этническое и социальное неравенство изучали археологи, работавшие на афроамериканских и других памятниках в Северной Америке. Такие исследования включают в себя идентификацию отличительных артефактов, отражающих африканские религиозные верования, и материальные признаки молчаливого сопротивления доминантной культуре.

Торговля и обмен являлисы важными средствами взаимодействия людей с древнейших времен. Возможно, что большая часты древней торговли приняла форму обмена подарками и обмена пищей и другими товарами с соседними поселениями. Обычно торговля опознается в археологическом материале по обнаружению экзотических объектов, находящихся далеко от места происхождения. Доисторические торговые сети изучаются посредством рассмотрения распределений таких объектов и источников сырыя, используемого для изготовления артефактов. Примером является Улубурунское кораблекрушение на юге Турции, которое показало степень сложности торговли в Восточном Средиземноморье в XIV веке до н. э.

Ключевые термины и понятия

Археология неравенства
Взаимный обмен
Вождизм
Гендерная археология
Государственно-организованные сообщества
Догосударственные сообщества
Идеология доминирования
Источники сырья
Обмен подарками
Перераспределение
Племя
Рынок
Система мены
Социальное ранжирование
Стая
Характеристическое изучение

Рекомендуемая литература

EARLE, TIMOTHY K., and JONATHAN E. ERICSON, eds. 1977. Exchange Systems in Prehistory. Orlando, FL: Academic Press. Articles dealing with method and theory in the study of prehistoric trade. For the more advanced reader.
FERGUSON, LELAND. 1992. Uncommon Ground. Washington, DC: Smithsonian Institution Press. An exemplary study of African American culture in the archaeological record.
GERO, J. M., and M. W CONKEY, eds. 1991. EngenderingArchaeology: Women and Prehistory. Oxford: Blackwell. An influential series of essays on gender in archaeology.
MclNTOSH, SUSAN KEECH, ed. 1999 Beyond Chiefdoms: Pathways to Complexity in Africa. New York: Cambridge University Press. A superb collection of essays that deals with many facets of chiefdoms. Chapter 1 is especially useful.
NELSON, SARAH M. 1997. Gender in Archaeology. Walnut Creek, CA: AltaMira Press. A critical analysis of gender research for beginner and advanced reader alike. Strongly recommended.
ORSER, CHARLES E. 2004. HistoricalArchaeology. 2d ed. Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall. A basic text on historical archaeology, with numerous examples of studies of social conditions and social inequality with archaeological data.
SABLOFF, JEREMY A., and C. C. LAMBERG-KARLOVSKY, eds. 1975. Early Civilization and Trade. Albuquerque: University of New Mexico Press. Conference papers that cover a wide range of problems in the study of prehistoric trade. Strong on theory and actual case studies.
SPINDLER, KONRAD. 1994. The Man in the Ice. London: Weidenfeld and Nicholson. A popular account of the Ice Man discovery.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 21.12.2014 — 12:11
Яндекс.Метрика