Неолитическая культура Северного Ирана

К оглавлению книги / К следующей главе

Культура Тепе Гияна V

Даже беглого взгляда на карту достаточно, чтобы предположить, что культура Тепе Гияна V, в центре Загроса, могла играть важную роль в контактах между районом самаррской культуры, а позднее халафской к северу от Диялы и культурой Сузианы. Носители культуры Гияна V контролировали не только «Персидские ворота», горную дорогу из Месопотамии в Керманшах и Хамадан, но и путь из Северной Месопотамии в Хузистан, потому что в пустыне между Диялой и Хузистаном нет следов доисторических поселений, а вдоль мощной горной стены Кабир Куха не существовало торгового пути. О важном значении культуры Гияна V свидетельствуют многочисленные поселения и богато орнаментированная керамика. Посуда древнейшей фазы, Гияна V А, имеет сходство с посудой самаррской культуры и Джаффарабада, Гияна V В — с посудой Хаджи Мухаммеда и Джови, а Гияна V С и Д — с посудой убейдской культуры. К сожалению, об этой культуре почти ничего не известно, кроме расписной посуды и территории распространения.

Радиокарбонная дата 4039 г. до н. э., полученная для Тепе Сиябида, в долине Керманшаха, указывает на период, по-видимому соответствующий времени существования тисненой керамики Далмы.

Тисненая керамика Далмы

Недавнее открытие в Западном Иране нового вида нерасписной керамики, поверхность которой орнаментирована оттисками трубчатой кости, гребня, острого предмета, пальцев, а также защипами или шишечками, поставило перед исследователями новые проблемы. В Далма Тепе, в долине Солдуза, она находится выше слоя с расписной керамикой, датируемой по С14 4216 г. до н. э., что соответствует дате Тепе Сиябида, где тоже найдена такая керамика. Территория ее распространения еще шире: она охватывает область от Янык Тепе, около Тебриза, до Хоррамабада, южнее Гияна. Ее отношения с культурой Гияна V остаются неясными.

Керамика типа обнаруженной в Далма Тепе прежде была неизвестна в Иране, но она может быть сопостав¬лена с украшенной простым резным орнаментом посудой, найденной в Матарре и Хассуне, с резной и тисненой орнаментикой керамики Киликии, Сирии, Ливана и Палестины или Фессалии, Македонии и Балкан (комплекс Старчево). Все культуры имеют общую черту: они принадлежат к «вторичным» неолитическим культурам, а «текстильная» поверхность их сосудов могла имитировать корзинное плетение. Даже в халафской культуре (она предшествует или одновременна культуре Далмы) обнаружен орнамент, подражающий корзинному плетению: он образован насечками и выпуклостями, иногда с добавлением росписи. Причины появления такой керамики полностью еще не выяснены, но возможно, что она указывает на проникновение более отсталого населения из района Иранского Курдистана, где в то время культуры расписной керамики еще не сформировались.

Расписная керамика культуры Далмы. Первый сосуд, в верхнем ряду слева, относится к более ранней культуре Хаджи Фируза.

Расписная керамика культуры Далмы. Первый сосуд, в верхнем ряду слева, относится к более ранней культуре Хаджи Фируза.

За этой керамикой в Далма Тепе, близ Хасанлу, следует другая, расписная. Расписная керамика типа найденной в Далма Тепе — одна из лучших на территории Азербайджана; она, насколько сейчас известно, была распространена только вокруг оз. Урмия, как и предшествовавшая ей керамика, найденная в Хаджи Фирузе. Расписная керамика Далмы имеет в тесте большую примесь растительности, что характерно для иранской керамики. Она расписана пурпурно-черным по кремовому фону, а внутренняя облицовка каштаново-красная. Распространено лощение; наиболее типичные формы — кувшины, чаши и кубки. Существовала и неорнаментированная керамика.

Дома в поселениях с такой керамикой состояли из маленьких комнат, группировавшихся вокруг двора с очагами, ямами для хранения припасов.
Шерт был более распространен, чем привозной обсидиан; ткачество и прядение засвидетельствовано наличием пряслиц и грузиков для ткацких станков. Происхождение этой культуры, приблизительно одновременной более западной халафской, неясно.

Культура Хаджи Фируза

Культура Далмы следует за культурой Хаджи Фируза, названной по небольшому холму близ Хасанлу, южнее оз. Урмия. Здесь обнаружено по крайней мере шесть перекрывающих друг друга строительных горизонтов, примерно одновременных хассунской и самаррской культурам, а также Хаджилару V-I. И здесь глинобитные прямоугольные дома группируются вокруг открытого двора с очагами и большими сосудами для хранения. Второе сверху поселение погибло от пожара, оно дало дату 5152 г. до н. э. В это время погибла часть населения: найдены три коллективных погребения с 28 костяками и множеством сосудов — неорнаментированных и орнаментированных,— в тесте которых была примесь рубленой соломы. Здесь же найдено несколько полированных клиновидных топоров и кремневых вкладышей. Покойники, видимо, были погребены оставшимися в живых соплеменниками, которые насыпали поверх погребений красную охру.

Керамика культуры Хаджи Фируза проста и плохо обожжена. Нерасписная представлена несколькими формами, расписная имеет красный орнамент по кремовому фону или розоватый орнамент. В Янык Тепе, около Тебриза, несколько слоев только с нерасписной керамикой, возможно, представляют начальный этап этой культуры. На самом Хаджи Фирузе эти слои не раскапывались из-за близости подпочвенных вод. Алебастровые сосуды, многочисленные браслеты и некоторое количество статуэток из Янык Тепе выполнены в тех же северозагросских традициях, которые были прослежены
в синхронных Тепе Сарабе, Телль Шимшаре и более ранних бескерамических культурах Джармо и Карим Шахира. Древнейший слой Хаджи Фируза датируется по С14 5537 г. до н. э.

Иран за пределами гор Загроса

Некоторое количество памятников древних культур найдено на Иранском плато, к востоку от гор Загроса: это культура поселения Сиалк, между Кашаном и Тегераном, и менее известные культуры поселений Тепе Джарри В и Телль Мушки в Фарсе, в районе Персеполя. Немногое известно о них кроме их нарядной расписной керамики, употребления кованой меди в Сиалке II для изготовления мелких орудий и украшений, глинобитных построек Сиалка I и построек из сырцового кирпича в Сиалке II.
Планировка домов неизвестна, радиокарбонные даты отсутствуют, так что периоды датируются при помощи сопоставления с Месопотамией — ситуация, оставляющая желать лучшего. Недавние открытия серии культур расписной керамики в долинах между хребтами Загроса — в Азербайджане, Курдистане и Луристане — ясно показывают, что контакты с Месопотамией или Эламом вряд ли были прямыми, а открытие лазуритового пути в Восточный Афганистан в настоя¬щее время может датироваться только убейдским временем.

Кубок из Сиалка III (около 4000 г. до н. э.), украшенный живым и свободным рисунком, характерным для иранской керамики этого периода.

Кубок из Сиалка III (около 4000 г. до н. э.), украшенный живым и свободным рисунком, характерным для иранской керамики этого периода.

Размеры и количество древних поселений делают, однако, почти несомненным предположение о прочном установлении земледелия к востоку от Загроса, хотя детали этого процесса не вполне ясны. Бескерамические поселения здесь пока не найдены, но в VI тысячелетии до н. э. на севере существовала красная, а на юге темно¬желтая керамика, украшенная красной или коричневой и черной росписью. Ни формы этой посуды, ни мотивы росписи не имеют ничего общего с Месопотамией, а для керамического теста характерна примесь соломы и применение облицовки. Керамика Сиалка I, которая могла быть синхронна хассунской, часто орнаментирована узорами, которые, как и формы сосудов, придают ей сходство с корзинами. Встречается красная и черная одноцветная нерасписная посуда. В Сиалке II и в Чешме Али, близ Тегерана, красивый геометрический орнамент и черные на красном фоне изображения животных имеют сходство с орнаментикой самаррской культуры. По-видимому, почти непрерывное развитие привело к формированию следующего этапа, Сиалка III, в общем одновременного халафской (III, 1—2) и затем убейдской культуре. Медные предметы теперь отливались в формах, появились печати-штампы с геометрическим орнаментом, а в Сиалке III, 4 найден гончарный круг. Богато декорированные кубки с геометризированными изображениями растений и животных, в том числе птиц и леопардов, найдены в Сиалке III, 1—2 и в одновременном ему нижнем слое со сходной культурой 1А в Тепе Гиссаре, около Дамгана, в Восточном Иране.

Керамика из Сиалка И, одновременная самаррской, с черной росписью по красному фону.

Керамика из Сиалка И, одновременная самаррской, с черной росписью по красному фону.

Типичный комплекс джейтунской культуры в Туркменистане. Внизу справа — реконструкция дома.

Типичный комплекс джейтунской культуры в Туркменистане. Внизу справа — реконструкция дома.

Типологически значительно более ранним является поселение Джейтун, около Ашхабада, близ иранской границы. Предшествуя культуре Анау I А, Джейтун, возможно, синхронен или предшествует Сиалку I, и здесь снова были бы полезны радиокарбонные даты. Обитатели Джейтуна были земледельцами и выращивали пшеницу и ячмень, они разводили овец и коз, но основную часть мясной пищи им давала охота на безоарового козла, диких баранов и газелей. Их каменные орудия были микролитическими, но они делали и полностью полированные топоры. Среди костяных орудий найдено 300 основ для серпов. Керамика с примесью рубленой соломы имела простые формы: чаши, квадратные и цилиндроконические сосуды для хранения, расписанные красно-коричневой краской по кремовому фону вертикальными рядами волнистых линий и скобок. Из глины изготовляли также фигурки и амулеты, впрочем редкие. Большего внимания заслуживает архитектура этого неукрепленного поселения, половина которого раскопана. 19 домов, 3 маленьких и 16 больших, площадь которых варьировала от 20 до 35’кв. м, возводились отдельно, каждый из них имел свой двор, хозяйственные помещения и хранилища. Прямоугольные глинобитные дома состояли из одной комнаты с отсеком для хранения припасов в углу. Большой квадратный очаг располагался близ него у стены, а напротив, в выступе, невысоко над полом, находилась ниша. Выступ окрашивали в красно-коричневый или черный цвет, пол покрывали известковой обмазкой и часто окрашивали в красно-коричневый цвет, как в Тепе Гуране, Иерихоне, Бейде и бескерамическом Хаджиларе. Открытие Джейтуна со всей определенностью указывает на то, как мало нам еще известно о древнейших культурах Иранского плато.

К оглавлению книги / К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика