Неолит

В V тысячелетии до н. э. племена, населявшие территорию Белоруссии, вступили в последний период каменного века — неолит, продолжавшийся до III. начала II тысячелетия до н. э.

В истории человечества эпоха неолита занимает очень видное место, с ней связано появление новых форм хозяйства — скотоводства и первобытного земледелия. На смену присвоению готовых продуктов природы пришло их сознательное производство. Однако развитие производящих хозяйств происходило постепенно и крайне неравномерно. Новые культурные очаги сложились первоначально в Египте, Передней Азии и Средиземноморье. Постепенно земледелие и скотоводство распространились к северу. В Англии и Франции они стали известны в IV. III тысячелетии до н. э., в Средней Европе — около III тысячелетия до н. э. На территории СССР развитие новых форм хозяйства наблюдается прежде всего на юге, где неолитические племена испытывали влияние древних культурных очагов Передней Азии. В Северной Европе в неолите по-прежнему господствовали охота и рыболовство.

Кремневыге орудия из неолитической стоянки Верхнего Поднепровья. (Раскопки И. И. Артеменко.)

Кремневыге орудия из неолитической стоянки Верхнего
Поднепровья. (Раскопки И. И. Артеменко.)

Кремневые орудия раннего неолита еще очень сходны по типу и технике изготовления с мезолитическими. В качестве отличительной особенности можно отметить появление орудий с двусторонней обработкой и техники шлифования камня. Постепенно кремневый инвентарь приобретает макролитоидный облик, орудия становятся крупнее. Распространяются клиновидные орудия из нуклеусов, топоры различных форм, долота. В позднем неолите широко распространяются шлифование и сверление. Но шлифовке обычно подвергался только рабочий край орудия. Как показали недавние экспериментальные работы по первобытной технике, шлифованный топор из кремня можно было изготовить за 35.40 часов, а из такого мягкого материала, как сланец, за 3.4 часа. Установлено, что производительность каменных орудий была достаточно высока. Так, сосну диаметром 25см можно было срубить каменным топором за 15 минут, а для того, чтобы выдолбить каменным теслом деревянную лодку, требовалось 12 дней (при восьмичасовом рабочем дне). Наиболее ярким признаком нового периода является изобретение и широкое распространение глиняной посуды. Характерной формой неолитического сосуда на территории Белоруссии был вылепленный от руки остродонный горшок.

kremn-neolit

Изобретение глиняной посуды было крупным достижением человеческой культуры и явилось необходимым условием для возникновения производящих хозяйств. Впервые были созданы надежные вместилища для хранения продуктов. Однако в лесной полосе природные условия не благоприятствовали развитию земледелия и скотоводства. Поэтому на территории БССР и в эпоху неолита люди продолжали вести прежний образ жизни охотников и рыболовов. Значительное развитие рыболовства нашло свое отражение в топографии неолитических стоянок, спустившихся с высоких террас ближе к воде. Тяготение к воде — характерная особенность неолитических поселений.

Неолитический сосуд (д. Ходосовичи, уроч. Мошка. Раскопки И. И.Артеменко.)

Неолитический сосуд (д. Ходосовичи, уроч. Мошка. Раскопки И. И.Артеменко.)

Стоянки располагались, как правило, на первой надпойменной террасе или ее останцах, вблизи озерных и речных стариц, заливов и устьев мелких рек. Плотность неолитических стоянок была в 6 раз выше, чем мезолитических. Разведки К. М. Поликарповича показали, например, что на Соже на протяжении 19км располагалось 15 неолитических стоянок, т. е. одна стоянка приходилась на каждые 1,3км. Это, несомненно, свидетельствует о заметном увеличении численности населения. В отличие от мезолитических неолитические стоянки имеют значительный культурный слой, что является показателем прочной оседлости обитателей таких поселений. Впрочем, довольно часто попадаются и временные стойбища неолитических людей. Границы стоянок устанавливаются по находкам кремня и керамики. Размеры большинства стоянок не превышают 0,5.1 га, но встречаются стоянки, занимающие по нескольку гектаров [19, 23].

Количество открытых на территории Белоруссии неолитических стоянок очень велико, но раскопки про¬изводились на немногих из них, причем, ни одна стоянка еще не раскопана целиком. Поэтому наши знания о внешнем облике неолитических поселений и характере их застройки еще крайне скудны. Пока удалось установить наличие двух типов неолитических жилищ: землянок, открытых В. Ф. Исаенко у д. Юревичи Гомельской области, и наземных жилищ, известных как на Припяти (исследования В. Ф. Исаенко), так и в Поднепровье (исследования И. И. Артеменко). Постройки имели небольшие размеры — 10.12 кв. м. Внутри них обнаружены выложенные из камней открытые очаги или очажные ямы. На стоянке средних размеров насчитывалось, по-видимому, до десяти жилищ.

Кремневый топор из стоянки у д. Сосонка

Кремневый топор из стоянки у д. Сосонка

В качестве примера можно рассмотреть материалы из раскопок неолитического поселения в урочище Сосонка недалеко от с. Лучин на Днепре. Стоянка занимала песчаную возвышенность, выступающую над поймой реки на 1,5.1,7 м. В 1956.1958 гг. И. И. Артеменко вскрыл на ней около 300м2. В раскопках найдено 78 кремневых орудий, представленных скребками, скреблами, ножами, наконечниками стрел ромбовидной формы, наконечниками копий и дротиков, клиновидными топорами, 508 отщепов и кусков кремня со следами сколов, а также 1200 фрагментов глиняных сосудов.

Особый интерес представляет обнаруженное здесь жилище. Его размеры 3,4х3.2 м. Пол углублен в песок на 0,2. 0,3 м. Посредине проследился очаг диаметром 1 м. Вокруг жилища обнаружено шесть ям от столбов, по которым можно судить, что столбы были вкопаны наклонно к центру жилища. Это указывает на конусообразную форму перекрытия [2].

В эпоху неолита в результате совершенствования приемов обработки камня и все возрастающей потребности в крупных орудиях начинается сознательная добыча сырья путем проникновения человека в недра земли. Древние разработки кремня известны в Англии, Франции, Бельгии, Польше, Скандинавии и Северной Америке. На территории СССР шахты открыты в Белоруссии возле Красного Села, недалеко от Волковыска [12]. В 20-х годах XX в. польский археолог 3. Шмит насчитал здесь не менее 1000 шахт.

Роговая копалка из неолитической шахты под Волковыгском.

Неолитические шахты по добыванию кремня под Волковыгском.

По своей конструкции шахты Красного Села напоминают английские неолитические шахты в Цисбури. При помощи костяных мотыг выкапывались стволы шахт диаметром около 1 м на глубину до 5.6 м. При обнаружении кремня ствол расширяли, превращая его в штрек. Штреки представляли собой сплошную сеть ходов. Один из прослеженных штреков имел длину 20 м. В стороны от него отходили небольшие выработки длиной 3.4 м. Диаметр штреков колебался от 0,5 до 1 м. Через определенные расстояния в штреках устраивались расширения — камеры, в которых древние шахтеры отдыхали и отбирали кремень. Камеры и штреки освещались кострами.

Помимо роговых мотыг, в пределах шахт были найдены скопления кремневых отщепов, нуклеусы преи¬мущественно призматической формы, заготовки топоров, скребки, наконечники стрел и ножевидные пластины. Вероятная дата возникновения шахт — конец неолита, может быть, энеолит.

Недалеко от шахт были выявлены две мастерские по обработке добытого кремня. Одна мастерская занимала площадь не менее 500 м2. Там найдены нуклеусы, заготовки орудий, отщепы и крупные кремневые конкреции. Уже первые итоги изучения белорусского кремня показали, что большинство неолитических стоянок Понеманья имеет кремень, добытый в шахтах Красного Села.

Очевидно, шахты разрабатывались на протяжении длительного времени. Об этом свидетельствует их многочисленность.

Роговая копалка из неолитической шахты под Волковыгском.

Роговая копалка из неолитической шахты под Волковыгском.

На дне одной шахты на глубине 5.6м от поверхности был обнаружен человеческий скелет в полусогнутом положении, лежавший на правом боку головой на юг [28]. Возле него найдена костяная игла длиной 13,2 см и глиняный сосуд высотой 11 см, находившийся у ног с левой стороны. Сосуд плоскодонный, с высоким плавно отогнутым венчиком, по краю которого нанесен в три ряда нарезной орнамент из косых насечек, образующих «елочку». Горшок имеет аналогии в прибалтийских памятниках первой половины II тысячелетия до н. э. Пока трудно сказать определенно, было ли это специальное захоронение или результат несчастного случая. Не установлено также, синхронизируются ли эти останки с данной шахтой или относятся к более позднему времени.

Имеющиеся материалы позволяют говорить о наличии на территории Белоруссии нескольких культурных групп неолитического времени. Основным критерием для выделения неолитических культур служит керамика, характеризующаяся внешними формами сосудов, элементами и мотивами орнаментации, а также технологией изготовления. Почти вся территория Белоруссии входит в обширную этнокультурную область гребенчатой и накольчатой керамики, включающую также Польшу, Прибалтику и Валдай. Названа она так по преобладанию в орнаментации посуды ямочных наколов и оттисков гребенки.

Одной из составляющих этой культурной общности является днепро-донецкая неолитическая культура, охватывающая бассейны Среднего и Верхнего Днепра, восточного течения Припяти и лесостепное левобережье Украины. Период ее существования определяется временем от середины V до конца III тысячелетия до н. э. [26].

Основная форма посуды представлена широко открытым остродонным горшком со слаборазвитым венчиком и толстыми стенками. Для раннего этапа культуры характерно наличие растительной примеси в тесте глины. У поздней керамики растительные волокна заменяются песком или мелкой дресвой, а сами сосуды имеют более тонкие стенки и хороший обжиг.

Орнаментация сосудов очень разнообразна. Основными ее элементами являются гребенка, наколы и линии. Ямки в один или два ряда наносятся только под венчиком. Этот элемент орнамента почти обязателен для днепро- донецкой керамики. Оттиски гребенки и наколы образуют различные геометрические узоры, сводящиеся к трем основным мотивам: 1) горизонтально-линейному, когда гребенка, наколы и линии опоясывают сосуд вокруг; 2) елочно-диагональному, когда те же элементы образуют косые линии, иногда стоящие под углом друг к другу и 3) мотиву подпрямоугольных или треугольных полей, покрытых наколами или оттисками гребенки.

Орудия из камня представлены кремневыми и каменными топорами, скребками, ножами, сверлами и т. д. Основой хозяйства племен днепро-донецкой культуры были охота и рыболовство.

К днепро-донецкой культуре очень близка культура «гребенчатой керамики», памятники которой известны на обширной территории от Немана до устья Одера и средней Польши.

Восточнее Сожа располагалась особая этнокультурная область с ямочно-гребенчатой керамикой. Центром этой области был волго-окский бассейн. Посожье, по-видимому, представляло собой пограничье между нею и областью с гребенчато-накольчатой керамикой.

В позднем неолите (III II тыс. до н. э.) археологическая карта Белоруссии представляла более пеструю картину.

На основе большой культурной общности, характеризующейся гребенчатой и накольчатой керамикой, складываются локальные неолитические культуры, в значительно большей степени отличающиеся друг от друга. Так, к западу от Немана и на территории Польши сложилась особая польская группа культуры гребенчатой керамики «младшей фазы» (в отличие от предшествовавшей ей «старшей фазы» культуры гребенчатой керамики, близкой к днепро-донецкой) с характерными формами сосудов, отличающихся большим разнообразием. Культура эта находилась под очень сильным влиянием других культур позднего неолита и ранней бронзы.

Область верхнего течения Западной Двины попадает в зону распространения памятников валдайской неолитической культуры, основное ядро которой находилось в Калининской и Новгородской областях [10].

Отличительной особенностью валдайской культуры является обилие кремневых орудий и полуфабрикатов. Из изделий особенно часто представлены ножевидные пластины. Однако руководящим типом является тесловидное орудие удлиненной формы с несколько суженной и слегка заостренной тыльной частью — так называемый «топор типа транше». Шлифованных изделий из камня мало.

Керамика остродонная. Для орнаментации характерен легкий поверхностный узор, выполненный ямками, гребенкой и линией. В композиции орнамента замечается преобладание диагонального мотива. Н. Н. Гурина датирует памятники валдайской неолитической культуры II тысячелетием до н. э. Материалов для установления нижней хронологической границы пока нет.

В юго-западных районах Белоруссии и на Волыни встречается керамика, характерная для культуры «воронковидных кубков». Культура эта считается пришлой. В Повисленье она появляется во второй половине III тысячелетия до н. э. и продолжается до начала эпохи бронзы. Можно предполагать, что на территории Белоруссии памятники этой культуры как наиболее удаленные от ее основного центра относятся к позднему этапу существования культуры воронковидных кубков [12].

В составе кремневого инвентаря из неолитических стоянок Белоруссии нередко встречаются геометрические орудия мезолитического облика. В то же время отмечается сравнительная немногочисленность наконечников стрел, сделанных на кремневых пластинах. Это дает основание исследователям неолита говорить о генетической связи неолита Белоруссии с местным мезолитом [27]. К такому же выводу можно прийти, если сопоставить между собой ареалы неолитических и мезолитических культур. Территориальное совпадение этнокультурной области гребенчатой керамики с ареалами мезолитической культуры, характеризующейся наличием треугольных геометрических орудий, может рассматриваться как подтверждение вывода о развитии неолита Белоруссии на основе местного мезолита.

В этническом отношении состав населения Белоруссии в эпоху неолита, по-видимому, не был однородным. Изучение останков неолитических людей показало антропологические различия между носителями гребенчато- накольчатой и ямочно-гребенчатой культурами. Существует мнение, что неолитические культуры гребенчатой и гребенчато-накольчатой керамики междуречья Днепра и Вислы принадлежали племенам еще нерасчлененных балтославян [25].

ЛИТЕРАТУРА

1. Артеменко И. И. Верхнее Поднепровье в эпоху позднего неолита и бронзы. КСИА АН СССР, 1964, вып. 101.
2. Артеменко И. И. Неолитическое поселение в урочище Сосонка близ с. Лучин Гомельской области. КСИА АН СССР, 1964, вып. 101.
3. Брюсов А. Я. Очерки по истории племен Европейской части СССР в неолитическую эпоху. М., 1952.
4. Будзько В. Д. Бердыжская верхнепалеалітьічная стаянка (Падлужжа I). Весці АН БССР, серыя грам. навук, 1962, № 1.
5. Будзько В. Д. Аб адноснай старажытнасщ і геалапчным узросце помнікау свідзрскай культуры у Беларусі. Весці АН БССР, серыя грам. навук, 1962, № 3.
6. Будзько В. Д. Да пытання аб першапачатковым засяленні тэрыторыи БССР. (Па матэрыялах Падлужскай стаянкі.) Весці АН БССР, серыя грам. навук, 1960, № 4.
7. Будько В. Д. Палеолит Белоруссии. Автореферат диссертации. Л., 1962.
8. Воеводский М. В. Мезолитические культуры Восточной Европы. КСИИМК, 1950, вып. 31.
9. Гуревич Ф. Д. Древности Белорусского Понеманья. М.—Л., 1962.
10. Гурина Н. Н. Валдайская неолитическая культура. СА, 1958, № 3.
11. Гурина Н. Н. Новые мезолитические памятники лесной полосы Европейской части СССР. СА, 1960, № 1.
12. Гурина Н. Н., Ковнурко Г. М. Шахты по добыче кремня в Западной Белоруссии. СА, 1964, № 2.
13. Ефименко П. П. Первобытное общество. Киев, 1953.
14. Кларк Дж. Г. Доисторическая Европа. М., 1953.
15. Кравченко И. С. Итоги и задачи археологического изучения БССР. Тез. докл., посвященных итогам полевых исследований 1962 г. М„ 1962.
16. Кухаренко Ю. В. Первобытные памятники Полесья. М., 1962.
17. Осборн Г. Ф. Человек древнего каменного века. Среда, жизнь, искусство. М., 1924.
18. Поликарпович К. М. ВынЫ археалапчных даследаванняу на тэрыторыи Беларусі пасля Кастрычнщкай рэвалюцык Весці АН БССР, серыя грам. навук, 1947, № 1.
19. Поликарпович К. М. Дапстарычныя стаянкі Сярэдняга і Южняга Сожа па доследах 1926 г. Затек аддзела гуман. навук, кн. 5. Менск, 1928.
20. Поликарпович К. М. К вопросу о мустьерской культуре в Верхнем Поднепровье. Материалы по археологии БССР, т. I. Минск, 1957.
21. Поликарпович К. М. Палеаліт і мезаліт БССР і некаторых суседніх краін Верхняга Падняпроуя. Працы секцьі археалогіі БАН, т. 111. Минск, 1932.
22. Поликарпович К. М. Праблема палеаліта у Беларусі Матэрыялы юбілейнай сесіі АН БССР. Мінск, 1950.
23. Поликарпович К. М. Стоянки среднего Посожья. Материалы по археологии БССР, т. I. Минск, 1957.
24. Поликарпович К. М. Торфяниковые стоянки Кривина и Осовец в БССР. БКИЧП, № 6—7. М.—Л., 1940.
25. Телегин Д. Я. Об этнической принадлежности днепро-донецкой культуры. Тез. докл. на заседаниях, посвященных итогам полевых исследований 1963 г. М., 1964.
26. Телегин Д. Я. К вопросу о днепро-донецкой неолитической культуре. СА, 1961, .№ 4.
27. Формозов А. А. Этнокультурные области на территории Европейской части СССР в каменном веке. М.,
1959.
28. Чернявский М. М. Старажытныя шахты па здабычы крэменю. Весці АН БССР, 1963, .№ 3.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 01.03.2015 — 16:31

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика