Некоторые практические задачи и перспективы

«Проблемная ситуация в современной археологии» | К следующей главе

Становление качественно новой системы археологического знания — не только сложный, противоречивый, но и достаточно длительный процесс, на протяжении которого основные принципы социально-исторического познания должны стать нормой археологических исследований. И какими бы ни были глубокими и всесторонними логико-методологические изыскания в области рефлексии археологического знания, если они не станут нормой конкретно-археологических исследований по древней истории отдельных обществ прошлого, нормой научно-исследовательской деятельности сообщества археологов, эффективность таких исследований будет сведена к минимуму, и никакого качественного скачка в развитии археологического знания не произойдет. Качественный скачок — это диалектическое понятие. Скачок в конкретной науке совершается не только постепенно, но и через осмысление результатов, уже достигнутых наукой. Первые опыты социально-исторических исследований представляли собой исследования эмпирического уровня, которые вскрывали закономерности общественного развития весьма поверхностно и ограниченно, главным образом на предметно-технологическом уровне, характеризующем социальную систему с качественной стороны, лишь фиксирующей наличие или отсутствие тех или иных ее параметров, например наличие земледелия, охоты и т.п., величину поселений, степень освоенности металлургии. Дальнейшее углубление знания в первую очередь в направлении исследования сущностных сторон социальной жизни, объяснения закономерностей ее развития, требует перехода на теоретический уровень исследования, что должно стать отправным моментом формулировки основного содержания методологических установок.

И именно с этих позиций необходимо провести анализ общих свойств объекта непосредственного исследования — археологических памятников, их социально-исторической информативности, а также социально-экономическую структуру и закономерности развития древних обществ. Но последнее, которое должно быть представлено в виде разнообразных моделей, рассматривается пока очень ограниченно. В этом направлении предшествующее развитие археологии накопило уже немало сведений, на которые необходимо опереться в дальнейшей работе. Обобщающие исследования по некоторым отраслям хозяйства и древних производств уже появились, но все они пока весьма односторонние, вскрывают лишь технологическую сторону, а социально-исторические аспекты — довольно, ограниченно. В настоящее время все больше расширяется тенденция к исследованию на уровне социально-исторического способа жизнедеятельности древних обществ.

В связи с углублением социально-исторического познания неизбежно будут развиваться две тенденции: во-первых, специализация внутри археологии и, во-вторых, комплексность решения познавательных задач.

Первая тенденция связана с тем, что исследование любой социально-исторической проблемы требует активной мобилизации времени и мыслей исследователя: Уже привлечение — поиск специфических категорий источников, так же как и специфические приемы их обработки, своеобразные для решения различных задач, — весьма трудоемкая работа. Главное же состоит в том, что для решения социально-исторических задач требуются обширные специфические знания исследуемой конкретной сферы. Процесс специализации в социоархеологии можно сравнить с тем, как проходила в прошлом специализация по разделам (античная, первобытная, восточная), регионам, эпохам и культурам. Исследования даже частных вопросов, допустим, экономики или общественной структуры и т.п., как показывает сама логика познания, трудно ограничить рамками одной культуры и даже эпохи. Кроме того, нельзя забывать, что результаты исследования каждой проблемы необходимо соотнести не только со своей предметной областью — социальной сферой, но и социально-исторической системой в целом. Лишь в таком плане могут быть установлены непротиворечивость и истинность полученных результатов каждого конкретного исследования.

Вторая тенденция — комплексность, вытекает из самой природы социально-исторического познания. Она связана с выходом на междисциплинарный уровень исследований. Дело в том, что решение любой социально-исторической проблемы требует привлечения знания других специальных наук, причем не только обществоведческих (социология, экономика, этнография, демография, искусствознание и пр.), но и естественных (геология, география, техника, ботаника, зоология и пр.). Даже, казалось бы, самая тривиальная археологическая задача — реконструкция скотоводства, которая ограничивалась обычно результатами определения костей палеозоологами, — выступает теперь с новой стороны: необходимости рассмотрения условий содержания стада, обеспечения кормами, продуктивность (выход полезной пищевой продукции), динамики воспроизводства стада и т.д. и т.п. Все эти частные вопросы разработаны в специальных науках, и знания этих наук необходимо адаптировать к археологическим задачам, что требует разработки вопросов методологии междисциплинарного познания социально-исторических проблем и создания собственных археологических теорий исследования различных сфер, отраслей, организации и т.п. Обобщающие работы предметно-технологического уровня должны стать реальной базой разработки таких теорий.

Особого внимания заслуживает рассмотрение процесса исследования, который начинается с постановки проблемы и формулировки познавательной задачи. Это одна из наиболее ответственных и творческих процедур в деятельности археологов, пока что совершенно не описанная в социоархеологии. Опыт практических работ тоже пока весьма ограничен. Постановка познавательной задачи в культурархеологии, в русле которой выполнялось до сих пор большинство исследований, касалась, как правило, эмпирического уровня познания, в котором была прямая связь между артефактами и решаемой задачей. Например: определение хронологии по находкам вещей, имеющих хронологические признаки, или реконструкция форм скотоводства по находкам костей животных на поселении и т.д.

Постановка задач теоретического уровня в социоархеологии гораздо сложнее — они многоуровневые, а решения многоступенчатые. Но, пожалуй, главное состоит в том, что на этом уровне постановка познавательной задачи носит характер гипотетико-дедуктивной процедуры в виде развертки и доказательства гипотезы, объясняющей закономерности того или иного явления или сущности из сферы социальной жизни, изучаемой по материальным остаткам этой сферы в виде артефактов. Отсюда и методы исследования сложных проблем общественно-экономического развития весьма далеки от методов прямых предметных реконструкций, столь широко употреблявшихся в культурархеологии и социоархеологии эмпирического уровня. В теоретической социоархеологии функционируют разнообразные методы, собранные в исследовательские программы, методы, различные по механизму их взаимосвязи и, главное, интерпретации конечных результатов операционального анализа эмпирических данных. Здесь каждая исследовательская программа представляет собой сложную логически связанную процедуру.

В области исследования сфер социальной жизни на теоретическом уровне у археологов пока весьма ограниченный опыт, особенно в решении главной задачи — каким по форме Должен быть конечный результат исследования социальных структур в специфически археологическом исполнении. Это один из аспектов методологических установок, причем обязательное условие его — сохранение специфичной предметной области, которая определяет основу археологического познания как отдельной науки. Здесь в центре внимания находится проблема — какой по своему содержанию, по форме и результату должна быть археологическая теория. По нашему представлению, археологическая теория, вскрывающая закономерности социально-исторического развития древних обществ, по своей логической форме должна отражать объект исследования в двух ракурсах: эмпирически наблюдаемого в археологии в памятниках и артефактах; теоретически осмысливаемого как определенный фрагмент исторически развивающейся социальной структуры.

Отсюда трудности в постановке познавательных задач и разработке самого процесса исследования, преодолеть которые может лишь рефлексия археологического знания — глубокая разработка проблем методологии, раскрывающей пути совершенствования исследовательской практики.

Немалую трудность составляют психологический барьер неизвестности и тот факт, что по форме и характеру проведения исследования и изложения его результатов работы теоретического уровня социоархеологии резко отличны от исследований эмпирического уровня социоархеологии, и тем более культурархеологии.

Исследования социально-исторических проблем, уже выполненные в нашей археологии, необходимо совершенствовать и развивать дальше, накапливая новый опыт.

По-видимому, одна из актуальных задач развития социоархеологии состоит в том, что обрисовать проблематику исследований социально-исторического характера и разработать специфические подходы к различным сторонам изучения этих проблем, показав, в каком ракурсе могут, быть они поставлены хотя бы в первом приближении и, главное, каков должен быть по форме результат таких исследований.

Еще несколько замечаний о разработке процесса исследования. Хорошо известно, что в социально-исторических исследованиях, выполняемых в истории, социологии и других науках, выход на изучение закономерностей тех или иных явлений, процессов и тем более сущностей требует анализа массовых материалов, которые позволяют выйти на количественные показатели изучаемых явлений и процессов. Включение в археологические исследования массовых категорий артефактов с необходимостью требует разработки строго регламентированных операциональных методик формализации исходных данных и их статистического анализа с широким привлечением математического аппарата. Какие бы критические замечания в адрес формализации и математизации археологических исследований ни высказывались и что бы ни говорили некоторые археологи о «потере исторической перспективы”, ясно, что другого пути научного анализа массового материала просто нет. Поэтому или мы потеряем преимущество, полученное в результате широкого изучения массовых источников, и вся наша работа по массовому накоплению их окажется бесполезной, или мы будем искать наиболее эффективные средства использования данного преимущества.

Попытки ограничиться элементарными арифметическими процедурами показали, что столь же элементарна и получаемая в итоге информация. Надо искать, пробовать и простые, и сложные процедуры. Опыт подскажет, какие из них наиболее эффективны и для решения каких задач они приемлемы. Недостатки надо искать не в применении формализованно-статистических методов самих по себе, а в их плохой, мало обоснованной увязке с конкретными социально-историческими задачами. Прежде чем считать, необходимо выяснить, понять, что считать, для чего считать, и как будут интерпретироваться результаты счета! И все это должно быть заложено в исследовательской программе, так как операциональная процедура исследования уже обусловлена постановкой познавательной задачи.

Таким образом, все три раздела методологических установок оснований науки представляют собой единую концепцию, требующую специальной логико-методологической разработки.

Необходимость перехода к исследованиям на качественно новый, более высокий уровень археологического познания достаточно очевидна. Это уровень теоретического знания, раскрывающего закономерности социально-исторического развития древних обществ. Этот уровень представляет собой новый качественный виток в развитии научной революции социоархеологией, начавшейся в 30-х гг. в советской археологии. Но примечательно, что в зарубежной археологии с 60-х гг. также происходит все более решительный поворот к постановке социологической проблематики, однако в абсолютном большинстве здесь, как уже отмечалось, идет поиск в рамках социокультурного направления и признания плюралистических концепций закономерностей социально-исторического развития или общего отказа от признания законов социального развития.

Необходимость развития новой проблематики не вызывает у большинства археологов возражений, остро дискутируются пути и методы решения данных задач.

Многие археологи полагают, что задача перестройки научного знания может быть решена в традиционном стиле: поставить конктетно-научную проблему, привлечь необходимый материал и получить желаемый результат. В таком плане метод исследования и методологическое обоснование логики познания не вычленяются в качестве самостоятельных разделов и явно не формулируются. Это традиционный путь стихийно-эмпирического познания, когда методика и методология рассматриваются внутри конкретно-исторического знания как имманентно ему присущее. По этому пути традиционно развивалась археология.

Опыт развития передовых наук нашего времени показывает, что данный путь для достижения нового уровня знания малоэффективен. Решение новых познавательных задач теоретического уровня знания требует высокой степени методологической организации процесса научного познания. В современной науке методология, логика и методы исследования все чаще вычленяются в конкретных научных дисциплинах как самостоятельные разделы, обосновывающие решение поставленных задач. В археологии необходимо обобщение исследовательского опыта развития конкретно-научного познания, прежде всего с позиций анализа организации познавательных процедур — область, остающаяся пока очень слабо разработанной, и в этом одна из главных причин затянувшейся проблемной ситуации в современной социоархеологии.

Активное развитие исследований в области методологии археологии, наряду с широкой постановкой социально-исторических проблем в конкретно-археологических разработках — — вот те актуальные задачи, решение которых обеспечит археологии новые открытия, достижения новых успехов в изучении древних обществ.

Наука представляет собой в конечном итоге достаточно жестко взаимосвязанную сетку понятий, образующих целостную систему, которую обычно в предельно сжатой форме определяют в предмете науки. Основное направление познавательной деятельности в каждой частно-научной системе формулируется в предмете науки, который в дальнейшем задает определенное содержание всему ее понятийному аппарату. Так, в культурархеологии содержание понятия «археологическая культура” определялось главным образом его систематизирующей функцией и задачей описания отдельных локально-хронологических комплексов. Социоархеология вкладывает в это понятие новое содержание — за этим комплексом стоит определенная социальная целостность, отдельное общество прошлого, которое является основной единицей социального действия и развития, поэтому исследование его должно вестись в понятиях социально-исторической науки.

Эвристическая ценность всего изложенного выше состоит прежде всего в том, что определяются актуальные направления развития археологической науки, в которых главную роль следует отводить исследованиям закономерностей социально-исторического развития древних обществ.

«Проблемная ситуация в современной археологии» | К следующей главе

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика