Некоторые палеоантропологические соображения

Общий обзор палеоантропологии Минусинской котловины, написанный на основе материалов, измеренных с помощью методических приемов, используемых и в настоящее время, появился более двух десятилетий назад 1. Если не считать довольно значительного числа мелких статей, с тех пор были опубликованы две крупные работы — книга А. Г. Козинцева по краниологии населения тагарской культуры 2 и результаты ревизии палеоантропологии карасукской культуры Г. В. Рыкушиной, изданные пока, к сожалению, в урезанном виде 3. Не вдаваясь в детали, можно отметить, что они в обоих случаях на гораздо более полном фактическом материале подтверждают предшествующие наблюдения — факт морфологического сходства тагарского населения с афанасьевским и его принадлежность к европеоидной расе, а также факт принадлежности карасукского населения к кругу брахикранных европеоидных форм, имевших по отношению к Минусинской котловине не восточное, а преимущественно западное происхождение.

Кроме этого, были посмертно изданы измерения Г. Ф. Дебеца, произведенные им на серии черепов окуневской культуры 4. Ранее археологическая работа позволила исключить окуневские погребения и происходящий из них палеоантропологический материал из числа афанасьевских 5. Все это выявило в палеоантропологии Минусинской котловины новый антропологический компонент, который с морфологической точки зрения важен для понимания генезиса карасукского комплекса признаков, но происхождение которого само по себе остается еще далеко не ясным.

По отношению ко всем периодам исторической динамики населения Минусинской котловины нарисованная ранее картина вариаций краниологических комплексов во времени остается прежней. Для нашей темы важна оценка серии эпохи средневековья в свете тех же критериев, которые были использованы выше для оценки соматологических и близких к современности краниологических материалов.

В это время на территории Минусинской котловины происходили бурные исторические события. К сожалению, палеоантропологический материал, по которому можно было бы судить об изменении физического типа в эту эпоху, количественно невелик и плохо датирован. После появления в печати предварительного сообщения об исследовании серии поздней поры железного века 6. Л. Р. Кызласов отметил, что она содержит ни мало ни много, как несколько черепов, датирующихся второй половиной II тысячелетия н. э. 7 Тем не менее она все же может быть использована для первоначальной ориентации за неимением лучшего материала и поскольку черепа, датирующиеся близким к современности временем, составляют в ней меньшинство.

Вся серия характеризуется резким изменением типа по сравнению с таштыкской эпохой, в частности заметным усилением монголоидных особенностей. Лицо становится много выше и шире, чем на таштыкских черепах. В этом отношении население Минусинской котловины в эпоху позднего железа не уступало классическим представителям монголоидной расы. Одновременно с этим резко возрастает величина черепного указателя. Все размеры, определяющие степень выступания носа, наоборот, уменьшаются.

Таким образом, динамика признаков при переходе от ранней поры железного века к поздней идет в том же направлении, в каком таштыкская серия отличается от черепных серий современных сибирских монголоидов, и в частности от представителей центральноазиатского типа.

Это свидетельствует о значительном увеличении доли монголоидного компонента центральноазиатского происхождения и о преобладающей роли, которую он стал играть на рубеже I и II тысячелетий н. э.

Поскольку определение места серии позднего железного века в систематике рас второго порядка является задачей первостепенной важности ввиду возможной преемственности менаду средневековым и современным населением Хакасии, предпринята попытка сделать это, сопоставляя ее с сериями уральского и южносибирского типов точно так же, как это было произведено по отношению к материалам по краниологии современных хакасских групп. Результаты сопоставления представлены в табл. 36.

razvitie-11

Подсчет количества признаков показывает, что средневековое население Хакасии, если судить о его антропологическом типе по топ серии, которая находится в нашем распоряжении, характеризовалось тем же соотношением признаков уральского и южносибирского типов, что и койбалы. Налицо, следовательно, определенное превалирование влияния южносибирского типа, хотя особенности уральского типа выражены в исследованной серии также достаточно отчетливо. Весьма вероятно, что исключение из нее заведомо поздних черепов уменьшило бы количество признаков уральского типа. Так или иначе, антропологический тип качинцев и в какой-то мере койбалов и сагайцев может восходить к антропологическим особенностям населения эпохи средневековья, тогда как по отношению к бельтырам допущение такой возможности не согласуется с имеющимися фактами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С В. Киселев высказал гипотезу происхождения современного населения Хакасской автономной области от «енисейских кыргызов» 8. Антропологические данные не дают возможности трактовать наличие прямой связи между средневековым и современным населением Хакасии слишком расширительно, как это было сделано С. В. Киселевым. Она вероятна для качинцев, возможна для койбалов и сагайцев и маловероятна для бельтыров и кызыльцев. По отношению к качинцам и сагайцам наличие такой связи подтверждается прямыми данными по родовому составу этих групп, а именно наличием в их составе сеоков кыргызского происхождения 9. Результатом участия «енисейских кыргызов» в этногенезе хакасов является, по-видимому, наличие в антропологическом составе последних монголоидных элементов центральноазиатского происхождения.

Другой монголоидный компонент, роднящий хакасов с самоедо- и угро-язычными народами, восходит, по-видимому, к таштыкскому времени и имеет на территории Минусинской котловины северное происхождение.

Таким образом, насколько это можно констатировать с помощью антропологического анализа, хакасский народ имеет сложную этническую историю, в которой приняли участие как тюркские народы южного происхождения, так и угроязычные и самоедоязычные группы, являвшиеся, по-видимому, на территории Минусинской котловины более древними.

Предложенная Л. Р. Кызласовым концепция этногенеза хакасов, рисующая приблизительно аналогичную картину соотношения самоедо-и угро-язычных пластов, с одной стороны, и тюркского — с другой, получает дополнительное подтверждение 10.

Европеоидная примесь в составе хакасов, по всей вероятности, ведет свое происхождение от населения тагарской эпохи. Отмеченное А. И. Ярхо посветление пигментации глаз у хакасских групп проявляется только в сопоставлении с классическими представителями монголоидной большой расы. По сравнению с представителями местных типов —
уральского и юяшосибирского — хакасы характеризуются, что уже было отмечено, как раз темным цветом глаз. Это позволило высказать предположение о темноглазости европеоидного компонента, вошедшего в состав современного населения Хакасской автономной области. Иными словами, это означает, что тагарское население Минусинской котловины мало отличалось в цвете глаз от современных представителей южной ветви европеоидной большой расы. Таким образом, при сопоставлении палеоантропологических и соматологических данных попытка возродить гипотезу Г. Е. Грумм-Гржимайло и рассматривать тагарцев в качестве представителей светлопигментированного типа, предпринятая Л. Н. Гумилевым 11, не находит фактического подтверждения.

Notes:

  1. Алексеев В. П. Палеоантропология Алтае-Саянского нагорья в эпохи неолита и бронзы // Антропологический сборник, III. М., 1961 (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С. Т. 71); Он же. Палеоантропология Хакасии эпохи железа//Сб. Музея антропологии и этнографии АН СССР. М.; Л., 1961. Т. 20.
  2. Козинцев А. Г. Антропологический состав и происхождение населения тагарской культуры. Л., 1977.
  3. Рыкушина Г. В. Население Среднего Енисея в карасукскую эпоху: (Краниол. очерк) // Палеоантропология Сибири. Новосибирск, 1980.
  4. Дебец Г. Ф. Палеоантропология окуневской культуры // Палеоантропология Сибири.
  5. Максименков Г. А. Впускные могилы окуневского этапа в афанасьевских курганах // Сов. археология. 1965. № 4: Иванова Л. А. О происхождении брахикранного компонента в составе населения афанасьевской культуры // Сов. этнография. 1966. № 3.
  6. Алексеев В. П. Хакасы, енисейские кыргызы, киргизы: (Сравнит.-кранпол. очерк) // Тр. Кирг. археол.-этногр. экспедиции. М., 1956. Т. 1.
  7. Кызласов Л. Р. О связях киргизов Енисея и Тянь-Шаня: (К вопросу о происхождении киргизского народа) // Тр. Кирг. археол.-этногр. экспедиции. Фрунзе, 1959. Т. 3.
  8. Киселев С. В. Древняя история Южной Сибири.
  9. См.: Токарев С. А. Пережитки родовых отношений у хакасов в XIX в. //Сибирский этнографический сборник, I. М., 1952. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С. Т. 18); Потапов Л. П. Краткие очерки псторпи и этнографии хакасов (XVII—XIX вв.). Абакан, 1952; Он же. Происхождение и формирование хакасской народности. Абакан, 1957.
  10. Кызласов Л. Р. К вопросу об этногенезе хакасов // Учен. зап. Хакас, науч.-исслед. ин-та языка, литературы и истории. Абакан, 1959. Вып. 7.
  11. Гумилев Л. Н. Динлинская проблема (пересмотр гипотезы Г. Е. Грумм-Гржимайло в свете новых исторических и археологических материалов) // Изв. Всесоюз. геогр. о-ва. М.; Л., 1959. Т. 91, вып. 1.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 30.09.2015 — 09:06

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика