Начало

Происхождению парфян посвящено немало исследований. Многие детали и многие даты остаются пока неясными, однако общую картину событий можно восстановить с большой долей вероятности 1. Парфяне известны со времени Ахеменидов, когда они занимали территорию, примерно соответствующую современной области Хорасан. После смерти Александра Великого произошло передвижение племен в Западном Туркестане, в результате которого были уничтожены некоторые греческие форпосты в Средней Азии; Селевк I и его сын Антиох восстановили эти города и утвердили власть Селевкидов. Весьма вероятно, что среди переместившихся племен были и парны. Страбон (XI, 508, 515) называет парнами часть большой конфедерации дахов. Возможно, как это предположил И. Маркварт 2, что парны (иди
апарны) в каком-то из иранских диалектов именовались *Араг- nak и что от этого имени происходит название Апаршахр (район Нишапура). Не исключено, однако, что Апаршахр, или Абар- шахр, происходит от древнего обозначения «верхних стран» державы Ахеменидов или «верхних сатрапий» селевкидского времени 3. Парны, видимо, были основным племенем, занявшим обжитую часть Парфии; некоторые слова, представленные в армянском и в парфянских манихейских текстах, объяснены как вклад парнов в парфянскую лексику 4. Из этого следует, что пришельцы приняли и распространили за пределы первоначального ареала язык оседлого населения Парфии.

Установление владычества парфян связано по времени с возвышением греков в Бактрии. Существует традиция, согласно которой Арсак, первый парфянский правитель, был наместником бактрийских греков, восставшим и ушедшим на запад, чтобы основать свое царство 5. Проверить эту версию невозможно, но, видимо, сатрап Парфии (возможно, Андрагор, известный по монетам) восстал примерно в то же время, что и бактрийцы, а затем, после нескольких лет царствования, был побежден парнами под предводительством Арсака. Это событие может быть отнесено приблизительно к 238 г. до н. э. 6

Парфянская династия, как это известно и по западным, и по восточным источникам, называлась в Иране по имени ее основателя — Арсака (греческая форма). Вопрос об историчности первого Арсака может быть решен положительно с помощью одного остракона из Нисы, парфянского центра в Туркменистане,— в этом тексте упоминается потомок племянника Арсака 7. Имя Аршак (Arsak), давшее название династии, употреблялось всеми последующими царями на монетах, что затрудняет их точное определение. Это имя может быть истолковано либо как название рода, от авестийского arasa- «медведь» (в значении тотема), либо как «муж», «герой», из arsan-, что более вероятно. Аршакиды возводили свою родословную к ахеменидскому царю Артаксерксу II и пытались сделать ее правдоподобной. В документах из Нисы встречается название Артахшатракан (’rthStrkn), данное винограднику и связанное, очевидно, с именем Артаксеркса II 8. Конечно, то, в чем старались уверить, могло совершенно не соответствовать действительности. Генеалогия Аршакидов была составлена в соответствии с традициями, обычными для иранских династий: царственное происхождение от предшествующей иранской династии сочетается здесь с бегством или изгнанием из Греко-Бактрии. Арриан («Парфянские дела» 17, 2) даже говорит, что кроме Арсака и его брата было еще пять представителей знати, которые провозгласили Арсака I царем. Всего, таким образом, их было семеро, как и при провозглашении царем Дария I. Так воцарение Арсака I оказалось приведенным в соответствие с традиционной легендой об основателях династий в Иране. Позже, когда власть парфян упрочилась, они приняли систему летосчисления, скопированную, возможно, с селевкидской. Первый год парфянской эры приходился на 247 г. до н. э., с которым для парфян было связано какое-то важное событие. Строить догадки о том, что за событие имелось в виду,— занятие совершенно бесплодное.

Аршаку наследовал, вероятно, его брат Тиридат. Такая линия преемственности не должна казаться необычной; мы знаем по монетам индо-парфян, что наследование власти у них переходило иногда от царя именно к его брату или к сыну брата. Мне кажется, что это — особенность, характерная для среднеазиатских степей и кочевнического общества 9. Аршакиды начали расширение своих владений с захвата Гиркании. С этого момента возвышение парфян должно было рассматриваться Селевкидами как мятеж, подобный выступлениям Андрагора и Диодота,— известно, что Селевкиды часто сталкивались с такого рода проявлениями непокорности восточных провинций 10.

Укрепление и расширение Парфянского царства проходило довольно медленно и с трудом. Это проявилось уже вскоре после прихода Аршакидов к власти, когда Селевк II около 228 г. до н. э. двинулся против парфян, но был вынужден вернуться в Антиохию, так как там начались распри. Позднее Антиох III, подавив восстание Молона и его брата Александра, заручившись поддержкой Артабазана, правителя Мидии Атропатены (Азербайджан), и уладив дела в Армении, начал военные действия против парфян 11. Поход этот начался около 209 г. до н. э., длился несколько лет, и Антиоху пришлось выдержать несколько сражений; конечным результатом явился мирный договор, по которому парфяне признавали верховную власть Селевкидов. Затем Антиох, выступил против Эвтидема и снова преуспел, добившись признания главенства Селевкидов. По-видимому, Парфянское и Бактрийское государства сохраняли верность Антиоху вплоть до 189 г. до н. э., когда он потерпел поражение от римлян в битве при Магнесии. Возможно, что на период между 209 и 189 гг. до н. э. приходится оживление греческого влияния в Иране, но сведений об этом в источниках нет.

Мы снова узнаем о парфянах около 171 г. до н. э., когда подлинный основоположник их могущества, Митридат I, занял трон. Точная дата его вступления на престол неизвестна, но источники говорят о нем как о современнике Эвкратида Бактрийского и Антиоха IV 12. В. Тарн полагал, что Парфия оставалась небольшим и сравнительно слабым государством, когда ей пришлось столкнуться с возродившейся мощью Селевкидов и одновременно с Бактрией — с Антиохом IV и его родственником Эвкратидом. Однако нет никаких данных о родстве этих двух греческих правителей, и тем более о их прочном союзе; Бактрия и селевкидское государство вряд ли имели в это время общую границу. Власть Тимарха, наместника в восточных провинциях Селевкидов, не распространялась даже на район современного Тегерана — в период, когда Антиох IV начал свой поход на Иран, здесь распоряжались парфяне 13. Попытка Антиоха IV Эпифана вернуть утраченные Селевкидами земли на востоке не принесла успеха, но все же он сумел в какой-то мере восстановить позиции греков на западе Ирана; Экбатаны (Хамадан) были переименованы в честь Антиоха IV в Эпифанию (Стефан Византийский, s. v. Agbatanay Смерть Антиоха в 164 г. до н. э. открыла дорогу для дальнейших парфянских завоеваний.

По данным источников довольно трудно определить различие между Парфией в ее первоначальных географических границах (как у Птолемея) и более поздней «Великой Парфией», распространившейся на весь Хорасан и даже перешагнувшей за его пределы. Но мы можем проследить за успехами парфян по смене их столиц 14. Самой ранней столицей был, видимо, город, называемый Юстином Дара, который М. Е. Массон 15 отождествляет с городищем в районе Абиверда. Город Ниса (или Parthau-nisa, как называет его Исидор Хараксский в § 7 своего дорожника) служил усыпальницей первых парфянских царей. Начатые после второй мировой войны, раскопки в Нисе дали много интересных находок.

Раскапывались два городища — Старая Ниса и Новая Ниса, примерно в 18 км к северо-западу от Ашхабада. Возможно, что Ниса была действительно первой столицей парфян или по меньшей мере городом, из которого происходил Аршак I. Размеры и великолепие раскопанных залов свидетельствуют о богатстве парфянских правителей. Неизвестно, было ли название Михрдаткерт, упомянутое в одном из нисийских острака, первоначальным парфянским названием Старой Нисы, или же оно появилось в результате переименования города Митридатом 1 16. В большом квадратном зале (60 X 60 м) находился клад изделий из слоновой кости, главным образом ритонов, украшенных сценами из греческой мифологии, расположенными по кругу (рис. 124),— красноречивые образцы цветущего эллинистического искусства в Восточном Иране 17. Некрополь и художественное убранство зданий (в том числе — обломки крупных статуй) позволяют предположить, что Ниса была местом культа умерших аршакидских царей. Находки фрагментов подобных статуй на городище Топрак-кала в Хорезме и в кушанском святилище в Сурх Котале, так же как и знаменитые статуи из Немруд-дага или большая бронзовая статуя из Шами (рис. 78), свидетельствуют о широком распространении культа, который можно назвать посмертным обожествлением царя-героя 18.

В Старой Нисе открыты также письменные памятники, наиболее ценные источники информации — более 2500 острака, найденных при раскопках винохранилищ. Это, по всей вероятности, учетные документы, а не налоговые расписки, как первоначально полагали исследователи, занимающиеся их чтением. Определение языка документов из Нисы вызвало немало споров, но сейчас можно полагать, что эти надписи, выполненные черной тушью на фрагментах сосудов, являются скорее парфянскими гетерографическими, чем арамейскими; соответствующая аргументация содержится в работах, на которые нам уже приходилось ссылаться 19. Документы из Нисы оказываются очень важными для изучения многих сторон истории и культуры Парфии при первых Аршакидах. Многие топонимические названия, упоминаемые в острака, отождествляются с современными селениями. Все имена собственных лиц — иранские, в большинстве зороастрийские по своему характеру, например: ’hwrmzdyh
(*Ohrmazdik), spndrmtk (*Spandarmatak), dynmzdk (*Dinmaz- dak), prnbg (*Farnbag) и др. 20. Однако прямых свидетельств процветания зороастрийской веры в Нисе нет. Документы датированы по аршакидской эре, с зороастрийскими (младоавестийскими) названиями месяцев и дней. Самый ранний из документов относится примерно к 100 г. до н. э., самый поздний — около 13 г. н. э. Большой интерес представляют и другие находки — захоронения костей в астоданах (костехранилищах), свидетельства существования греческого театра и т. п. Все это проливает новый свет на раннюю историю Парфянского царства.

Следующей столицей парфян был легендарный Гекатомпил, лежавший вероятно, между современными Дамганом и Шахрудом (соответствующее ему городище еще не найдено). Гекатомпил упоминается как царский город парфян у Страбона, Плиния, Птолемея и других античных авторов, но остается неизвестным, когда именно он стал столицей 21. Исидор Хараксский (§ 11) не упоминает этого города, но сообщает, что в городе Асаак был впервые провозглашен царем Арсак и в честь этого события там поддерживался вечный огонь. Таким образом, на территории современного Хорасана существовал целый ряд городов, сыгравших важную роль в ранней истории Аршакидов.

Notes:

  1. Результаты многолетних исследований И. Вольского в области раннепарфянской истории отражены в его статьях и приняты большинством ученых. См. его последнюю работу: J. Wolski, The decay of Iranian Empire of Seleucids and the chronology of the Parthian beginnings, — «Berytus», XII, 1956— 1957, fasc. 1, стр. 35—52. (См. также: J. Wo 1 ski, Arsace II et la genealogie des premiers Arsacides, в кн. F. A11heim, R. Stiehl, Die Araber in der Alten Welt, Bd II, Berlin, 1965, стр. 370—378.] Брошюрой Б. Лозинского (В. P. Lozinski, Original homeland of the Parthians, The Hague, 1959) пользоваться не следует, за исключением библиографии.
  2. J. Markwart, A catalogue of the provincial capitals of Eransahr (Pahlavi text, version and commentary), ed. by G. Messina, Roma, 1931 (Analecta Orientalia, 3), стр. 52. Верхние страны и верхние сатрапии упоминает Полибий (V, 40). К утверждению Г. Хауссига, что имя «апарны» должно быть связано с «авар» и с другими племенными названиями, следует относиться с осторожностью (Н. W. Наоssiga, Theophylakts Exkurs fiber die skythischen 244 Volker,— «Byzantion», t. XXIII, 1953, стр. 329 и сл.).
  3. Ссылки на источники и анализ вопроса см.: W. В. Hanning, Mittel-iranisch, стр. 95.
  4. Там же, стр. 96.
  5. N. С. Debevoise, A political history of Parthia, Chicago, 1938, стр. 10.
  6. J. Wоlski, The decay, стр. 47.
  7. И. М. Дьяконов, В. А. Лившиц, Документы из Нисы I в. до н. э. Предварительные итоги работы, М., 1960 (XXV Международный конгресс востоковедов), стр. 20, острак № 1760 (датирован 157 г. аршакидской эры = 91 г. до н. э.). В этом документе, к счастью, приведены имена собственные царей, а не только династийное Аршак; последнее, как подтверждается и этим доку¬ментом, было действительно именем основателя династии.
  8. Там же. О мифическом Кави Аршане, лучнике и предке-эпониме, см : R. von Stackelberg, Iranica,—■ ZDMG, Bd 45, 1891, стр. 620. Существовало, по-видимому, также предание о том, что парфяне возводили свой род к Гуштаспу (Виштасп), покровителю Зороастра (Табари, I. 708). На их происхождение от Артаксеркса указывал Арриан, более поздний автор.
  9. Ср.: G. К. Jenkins, А. К. Nаrain, The Coin-types, passim. И. Воль¬ский пришел к заключению, что Тиридат — легендарная фигура и что Арсак I правил более 30 лет (J. Wolski, Arsace II,—«Eos», № 4Ц 1946, стр. 160). Однако, судя по документам из Нисы, действительно существовал правитель с именем Tyrydt, хотя это мог быть и Тиридат II.
  10. Так, например, в Мидии произошло по меньшей мере два восстания: Молона при Антиохе III и Тимарха при Деметрии I.
  11. См.: Полибий, V, 55. Сообщение Полибия о том, что Азербайджан не был подчинен Александру, соответствует действительности. Положение в Армении в этот период остается неясным, так как сведения источников противоречивы и по ним нельзя установить, кто владел этой областью. Ср.: А. В о и с h ё-L е с 1 е г с q, Histoire des Seleucides, t. II, Paris, 1914, стр. 569. После битвы при Магнесии мы узнаем о династии независимых владетелей Армении. Возможно, что в Мидии, Атропатене и в Армении продолжали сохраняться местные правители, номинально утвержденные Антиохом III.
  12. Юстин, XLI, 6.
  13. Там же, XLI, 5, где говорится, что Фраат, брат и предшественник Митридата, покорил и переселил мардов в район современного Тегерана; см. также: Исидор Хараксский, Парфянские станции, 7.
  14. К. Мannегt, Geographie der Griechen und Roraer, Bd 5, Leipzig, 1829, стр. 69—78; эта работа продолжает сохранять свое значение как сводка античных представлений о Парфии. О Птолемее см.: W. Kukitschek, Studienzur Geographie des Ptolernaus I,— SBlAW, Wien, Bd 215, 1934, стр. Ill, и введение.
  15. М. E. Массон, Новые данные по истории Парфии,— ВДИ, 1950, № 3, стр. 43.
  16. Mtrdkrt BYRT’ — «город-крепость Михрдаткерт» — встречается в острака № 1693, см.: И. М. Дьяконов — В. А. Лившиц., Документы, стр. 22.
  17. М. Е. Массон, Г. А. Пугаченкова, Парфянские ритоны Нисы, зМо Ашхабад, 1959 (со 120 превосходными таблицами).
  18. О Нисе см.: Л. И. Ремпель, Терракоты Мерва и глиняные статуи Нисы,— Труды ЮТАКЭ, т. I, Ашхабад, 1949, стр. 360; М. Е. Массон, Народы и области южной части Туркменистана в составе Парфянского государства,— Труды ЮТАКЭ, т. V, Ашхабад, 1955, стр. 64 и сл. [См. также литературу, приведенную в кн.: Г. А. Кошеленко, Культура Парфии, М., 1966, стр. 16—44.] Об архитектуре дворцового комплекса Топрак-калы см.: М. А. Орлов, Реконструкция «Зала воинов» дворца III в. н. э. Топрак-кала,— Труды ХАЭ, т. I, М., 1952, стр. 47 и сл. О Сурх Котале—D. Schlumberger, Le temple de Surkh Kotal en Bactriane. III,—JA, t. CCXLIII, 1955, стр. 275 и сл. [См. также: D. Schlumberger, Le temple de Surkh Kotal en Bactriane. IV,— JA, t. CCLII, 1964, стр. 303—326; В. М. Массон, В. А. Ромодин, История Афганистана, т. I, М., 1964, стр. 190—194; J. М. Rosenfield, The dynastic arts of the Kushans, Berkeley and Los Angeles, 1967, стр. 154—163, 202.]
  19. И. М. Дьяконов — В. А. Лившиц, Документы, стр. 9; их же. Парфянское царское хозяйство в Нисе I в. до н. э. (образцы документов),— ВДИ, 1960, № 2, стр. 15. Там же достаточно подробно изложены доводы, приводившиеся оппонентами.
  20. Там же, стр. 24, а также И. М. Дьяконов, В. А. Лившиц, Из материалов парфянской канцелярии «Старой Нисы», стр. 332.
  21. Сведения античных источников собрал и рассмотрел A. D. Могdi- тп a n п, Hekatompylos,— SBAW, Munich, 1869, стр. 512—526. Гекатомпил мог стать столицей при первом или втором аршакидском царе, по, во всяком случае, до похода Антиоха III.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Павел Николаевич Шульц — советский археолог, специалист по археологии Крыма, исследователь Неаполя Скифского.
  • Дни смерти
  • 1891 Умер Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 10.05.2016 — 21:33

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика