Начало пеньковской культуры

Материалы археологам свидетельствуют, что после гуннского разорения 70-х гг. IV столетия какие-то разрозненные группы черняховского населения в лесостепной зоне не покинули мест своего обитания. Отдельные черняховские поселения функционировали и в самом конце IV, и в начале V в. К числу таковых, в частности, принадлежит селище у с. Хлопков на реке Трубеж в Киевском Поднепровье. Оно раскапывалось В.Д. Бараном и А.Н. Некрасовой в начале 80-х годов. Исследовано 8 прямоугольных жилищ-полуземлянок, идентичных тем, которые в то же время получают доминирующее место в домостроительстве Верхнего Поднестровья. Керамическая коллекция поселения состоит из гончарной сероглиняной посуды (71%), сопоставимой с позднечерняховской, и лепных сосудов (29%), меньшая часть которых полностью соответствует черняховской. Основную же часть сосудов, изготовленных без гончарного крута, составляют биконические горшки и корчага с налепным валиком, которые уже близки керамике пеньковской культуры. Время поселения (конец IV — начало V в.) определяется овальной пряжкой с массивной дужкой и изогнутым на конце язычком и стеклянным кубком со шлифованными овалами.

В течение V столетия в Подольско-Днепровском регионе бывшего черняховского ареала формируется новая культура, получившая название пеньковской. Ее создателями стали потомки местного черняховского населения, по-видимому, в условиях инфильтрации переселенцев из более северных земель (потомков киевской культуры).

Памятники начального этапа пеньковской культуры выявлены и исследовались в Среднем Поднепровье и на Южном Буге (рис. 116). На селище у с. Куня в Винницкой обл. П.И. Хавлюком было открыто полуземляночное жилище с печью-каменкой, на полу которой найдена лепная пеньковская керамика и железная двучленная фибула (с длинной дужкой и сплошным плоским приемником), датируемая концом IV—V вв. 1.

На поседении у с. Голики в том же регионе Побужья исследовано четыре полуземлянки с керамическим материалом, близким к посуде вышеописанного селища. Три открытых жилища отапливались очагами, в четвертом имелась печь-каменка.

Поселение того же времени раскапывалось в бассейне Южного Буга П.И. Хавлюком у с. Пархомовка 2. Исследовано было четыре полуземлянки с печами-каменками или очагами, в которых встречена пеньковская посуда. В одном из жилищ найдена бронзовая фибула с лукообразной дужкой, которые бытовали в V в.

В верховьях Южного Буга О.М. Приходнюком исследовалось поселение у с. Кочубеевка. В полуземляночных жилищах наряду с пеньковской лепной посудой встречены и фрагменты сероглиняной черняховской керамики, изготовленной на гончарном круге.

В Среднем Поднепровье одним из достаточно хорошо исследованных памятников с культурными наслоениями V в. является поселение Хитцы на Полтавщине 3. Основную часть керамического материала здесь составляет пеньковская посуда. Некоторые сосуды по формам сочетают в себе черты пеньковской и киевской керамики, свидетельствуя об участии в генезисе населения пеньковской культуры потомков носителей киевских древностей. Кроме того, на поселении встречены фрагменты гончарной сероглиняной черняховской культуры и костяной гребень, датируемый V в. К раннепеньковским принадлежит и поселение у с. Жовнин, находящееся недалеко от впадения Сулы в Днепр. На этом поселении найдена костяная ложечка, датируемая по северокавказским аналогиям второй половиной IV—V вв. 4.

К раннему этапу пеньковской культуры относится один из грунтовых могильников у с. Великая Андрусовка на р. Тясмин.

Рис. 116. Формирование пеньковской культуры в V в. а — памятники пеньковской культуры V в.; б — памятник черняховской культуры первой половины V в.; в — ареал пеньковской культуры в VI в.; г — памятники киевской культуры V в.; д — ареал колочинской культуры; е — ареал пражской культуры в V в. 1 - Ханска; 2 Куня; 3 — Пархомовка; 4 — Голики; 5 — Кочубеевка; 6 — Крещтгик; 7 - Сушки; 8 — Хитцы; 9 — Анцрусовка; 10 — Звонецкое; 11 — Хлопков

Рис. 116. Формирование пеньковской культуры в V в. а — памятники пеньковской культуры V в.; б — памятник черняховской культуры первой половины V в.; в — ареал пеньковской культуры в VI в.; г — памятники киевской культуры V в.; д — ареал колочинской культуры; е — ареал пражской культуры в V в. 1 — Ханска; 2 Куня; 3 — Пархомовка; 4 — Голики; 5 — Кочубеевка; 6 — Крещтгик; 7 — Сушки; 8 — Хитцы; 9 — Анцрусовка; 10 — Звонецкое; 11 — Хлопков

Раскопками его открыто четыре погребения по обряду трупосожжения в небольших ямках 5. В одном из захоронений встречена бронзовая литая пряжка, датируемая V в.

Изложенные материалы дают основание утверждать, что пеньковская культура постепенно складывается в течение V столетия и что ее создателями были потомки черняховского населения, сохранившегося в Подольско-Днепровском регионе после гуннского разорения. Некоторые исследователи склонны преувеличивать роль киевской культуры в формировании пеньковских древностей, полагая, что киевская культура стала основой пеньковской 6. Такой вывод нельзя считать оправданным. Поселениям этих культур действительно свойственны полуземляночные жилища, но следует учитывать, что полуземлянки киевской культуры по своим конструктивным особенностям и интерьеру существенно отличны от раннесредневековых пеньковских. Встреченные же на отдельных пеньковских поселениях немногочисленные жилища, сходные с полуземлянками киевской культуры, следует рассматривать как показатель участия потомков населения этой культуры в генезисе пеньковского. В целом отлична от посуды киевского типа и керамика пеньковской культуры. Элементы сходства безусловно есть, что опять-таки следует объяснять участием племен, оставивших киевские древности, в становлении пеньковской культуры. Весьма существенно н то, что киевские древности вне Подольско-Днепровского региона стали основой формирования иной культуры раннего средневековья — колочинской. Следовательно, прямыми потомками племен киевской культуры стало население колочинского ареала, а не носители пеньковских древностей.

В VI в. население пеньковской культуры разрастается, оно активно осваивает новые обширные территории (рис. 116). В настоящее время не подлежит сомнению, что это были славяне, а конкретно — анты. Согласно информации Иордана, как уже отмечалось, они заселяли земли между Днестром и Днепром. Иордан, как показал Р.Хахманн, позаимствовал эти данные у Кассиодора, автора конца V — начала VI в. н.э., следовательно, они фиксируют историческую ситуацию, вероятно, еще V столетия. Византийский историк середины VI в. Прокопий Кесарийский сообщает уже о более широком расселении антов — их юго-западным пределом был нижний Дунай, а на востоке они соседили с утигурами, жившими в Приазовье. Ареалы пеньковской культуры в V и VI вв. полностью соответствуют информации письменных источников 7.

В 50-х годах Е.В. Веймарн, А.П. Смирнов и С.Ф. Стржелецкий на основе анализа крымских могильников III—IV вв. — Ай-Тодорского, Чернореченского и других, в которых обнаружены некоторые вещи черняховских типов, — предполагали славянскую принадлежность этих памятников и писали о раннем расселении славян в Крыму 8. Впоследствии эта точка зрения подверглась основательной критике, поскольку черняховские древности нельзя целиком считать славянскими. Действительно, исследователи не располагают ни письменными, ни археологическими данными, прямо свидетельствующими о проникновении славян в Крым в позднеримское время.

Однако расселение черняховского населения в Крыму достаточно хорошо отражено археологическими материалами. Здесь найдена типично черняховская гончарная керамика (сероглиняные горшки, лощеные и нелошеные миски нескольких типов, чернолощеный кувшин с биконическим туловом, миска-ваза, орнаментированная пролощенным узором в виде сетки и др.) и типично черняховские фибулы (двучленные прогнутые подвязные и двупластинчатые) 9, документирующие проникновение части черняховских племен в Таврику. Это расселение, очевидно, связано с экспансией готов в данный регион. О крымских готах раннего средневековья писали многие современники. Их древности ныне обстоятельно изучены археологами. На памятниках готов VI—VII вв. в небольшом числе встречены пальчатые фибулы славянских типов, указывающие на возможное проживание в Крымской Готии небольших групп славянского населения. Не исключено, что проникли первые группы славян в Таврику в составе черняховских переселенцев. Лингвистические данные о раннем появлении славян в этом регионе недавно были проанализированы О.Н. Трубачевым 10.

Notes:

  1. Хавлюк П.И. Раннеславянские поселения в бассейне Южного Буга // Раннесредневековые восточнославянские древности. Л., 1974. С. 212—214.
  2. Там же. С. 184—188.
  3. Горюнов Е.А. Ранние этапы истории славян Днепровского Левобережья. Л., 1981. С. 66—79.
  4. Рутковська Л.М. Дослщження поблязу с. Жов- нин Черкасько! обласп //Археолопчш дослщження на Укради в 1969 р. Кшв, 1972. С. 224.
  5. Березовець Д.Т. Могильники уличйв у долит р. Тясмнну И Слов’яно-руськ’т старожитносп. Кшв, 1969. С. 67—68.
  6. Приходнюк О.М. Об этнокультурной ситуации в Днепровском лесостепном пограничье во второй половине I тысячелетня н.э. // Проблемы этногенеза славян. Киев, 1978. С. 110,111; Он же. Архео¬лопчш пам’ягки Середнъого Придншров’я VI—IX ст. н.е. Кшв, 1980. С. 75, 76.
  7. Седов В.В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979. С. 119—133; Он же. Анты // Этносоциальная и политическая структура раннефеодальных славянских государств и народностей. М, 1987. С. 16—22; Он же. Восточные славяне в VI—XIII вв. М., 1982. С. 19—28.
  8. Вейнмарн Е.В. К вопросу о славянах в Крыму II Вопросы истории. 1952. К) 4. С. 94—99; Смирнов А.П. К вопросу о славянах в Крыму // Вестник древней истории. 1953. 76 3 (45). С. 32—45; Он же. К вопросу об истоках Приазовской Руси // Советская археология. 1958. № 2. С. 270—278.
  9. Амброз А.К. Фибулы юга Европейской части… С. 61,62, 64, 66, 71, 82; Кропоткин В.В. Экономические связи Восточной Европы в 1 тысячелетии кашей эры. М., 1967. С. 109; Симонович Е.О. Про керамшу чернях’шського типу в Криму // Археолопя. Внп. 18. Кшв, 1975. С. 80—86.
  10. Трубачев О.Н. К истокам Руси (наблюдения лингвиста). М., 1993.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика