Н.К. Рерих-археолог

Введение из книги: Лазаревич О. В., Молодин В. И., Лабецкий П. П. Н. К. Рерих-археолог. Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2002. — 116 с.: ил.

Николай Константинович Рерих известен широкой общественности как выдающийся художник, чьей рукой написано около семи тысяч картин, рисунков и эскизов декораций, философ-мыслитель, автор более двух десятков книг, сотен статей и эссе, активный общественный деятель и гуманист. Однако о Рерихе как о самобытном ученом-исследователе, который на протяжении многих лет занимался археологией, изучением истории и культуры народов Европы, Азии и Северной Америки, известно немного.

Своеобразие исследовательского метода Рериха заключается в гармоничном сочетании художественного видения и научного подхода в процессе изучения предмета. Оценить должным образом научную деятельность этого человека можно только через призму его духовных устремлений. В мировоззрении Н.К. Рериха очень много общего со взглядами философов всеединства – B.C. Соловьева, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, а также натурфилософов – А.Л. Чижевского, В.И. Вернадского и К.Э. Циолковского [Акулинин, 1990]. Представители философии всеединства были убеждены, что познавательные потенции науки ограничены – ей недоступна цельность мироздания [Акулинин, 1990, с. 51 ]. Стремясь достичь цельности знания о мире, они пропагандировали синтез теологии, философии и опытной науки, ибо вне его каждая из этих систем мировоззрения – всего лишь отдельная сторона, оторванный орган знания [Там же, с. 52]. Именно Н.К. Рерих стал мастером такого синтеза. Он был художником и в то же время обладал «умственными качествами и практическими достижениями испытанного ученого в сочетании с преданностью, благоговением и духовностью… Он был глубоко религиозным, но не в смысле вероисповедания, а в космическом значении. Его служение было безличным и универсальным» [Хеллин, 1993, с. 44]. Какой-то глубокий смысл заложен в том факте, «что ранние годы Рериха были посвящены, с одной стороны, искусству, а с другой – науке, и что специфическая отрасль науки, которую он выбрал для изучения, была археология. Это имело очень важное значение для его жизненной миссии. Оно связано с тем, что наука, господствующая в нашем современном мире, исключила из своей сферы как искусство, так и религию. Материалистический мир, который она создала, оставил душу человека в духовной пустоте. Рерих пришел, чтобы исправить это положение» [Там же, с. 45].

Его научные и творческие интересы были неразрывно связаны с поисками единства и взаимовлияния культур. В символическом виде это понятие нашло воплощение в знаке, который Н.К. Рерих предложил изобразить на Знамени Культуры – три едва соприкасающихся круга внутри окружности, что означает: «Прошлое, Настоящее и Будущее в кольце Вечности». В этом древнем символе, широко распространенном в искусстве разных народов со времен каменного века [Маточкин, 1997], отражена, по мнению Рериха, мудрость человечества. Не менее важна и другая семантическая трактовка знака, понимаемого как «единство науки, искусства и религии в культурном пространстве» и одновременно как «высший уровень спирали достижений» [Хеллин, 1993, с. 46]. Рерих был убежден, что путь прогресса возможен только через объединение этих трех компонентов культуры.

Именно культура стала основной темой художественного творчества и объектом научных исследований Рериха. Для него культура «…есть почитание Света, …любовь к человеку, … благоухание, сочетание жизни и Красоты. Культура есть синтез возвышенных и утонченных достижений… Культура есть спасение. Культура есть двигатель. Культура есть сердце» [Рерих, 1994 б, с. 41 ]. Но, прежде всего, ученый определяет культуру как работу духа, явление вечное и неистребимое: «Где зародилась Культура, там ее уже нельзя умертвить. Можно убить цивилизацию. Но Культура как истинная духовная ценность бессмертна» [Там же]. Опыт ученого-исследователя подсказывал Рериху, что «могут быть различные степени и методы ее… выявления, но в существе своем она незыблема, и, прежде всего, живет в сердце человеческом» [1992 б, с. 11]. На фоне теоретических споров о понятиях «культура», «археологическая культура», «цивилизация» и т.п. осмысление наследия Н.К. Рериха становится все более актуальным.

Многогранность личности и широта кругозора Н.К. Рериха поистине удивительны, поэтому неслучайно его научные, философские труды и художественные произведения стали объектом пристального изучения искусствоведов, историков науки и востоковедов. К настоящему времени уже имеется значительный объем литературы, освещающей всевозможные стороны деятельности Н.К. Рериха. Эти работы различны по глубине исследования и характеру раскрываемых проблем.

Художественное и научное наследие Н.К. Рериха исследователи пытались осмыслить еще при его жизни. При этом основное внимание уделялось живописи [Бабенчиков, 1994; Балтрушайтис, 1994; Бенуа, 1994; Гидони, 1994; Голлербах, 1994; Маковский, 1994; Эрнст, 1994; Яремич, 1994]. Авторы отмечали, что все произведения Рериха пронизаны великой тайной истории. С. Яремич писал по этому поводу: «Из всех русских художников, стремившихся к разгадке древнего мифа, только у одного Рериха находим полное освещение предмета, только в его произведениях иллюзия достигает предельной силы и полна непререкаемой убедительности» [Яремич, 1994, с. 76]. Его искусство уводит зрителя в давно ушедшие эпохи: «Он рассказывает о первых днях пребывания человека на земле… Он описывает нам быт и нравы наших предков… Он говорит языком очевидца: о татарском полоне, о жестоких набегах викингов, о степи…» [Бабенчиков, 1994; с. 121].

Достоверность художественных произведений достигалась Рерихом не только за счет присущего ему таланта живописца, она была порождена и его научной деятельностью: богатой полевой практикой, опытом самостоятельных археологических и этнографических исследований, архивных изысканий.

Уже современники отмечали профессионализм Н.К. Рериха как ученого и нетрадиционность его методов исследования: «как археолог, он был вполне самостоятелен…, работал самоучкой, что выработало в нем ценное свойство: верить только самому себе, принять в свою работу только то, что найдено личным трудом, личным ощущением, своей догадкой, потому что важно не только то, что было найдено, но и то, как нашлось» [Гидони, 1994, с. 83].

Влияние научной деятельности Н.К. Рериха на художественное творчество рассматривается в трудах современных историков искусства, изучающих различные периоды и области его творчества [Монументальная живопись…, 1974; Цесюлевич, 1976; Алехин, 1978; Гутт, 1978; Сыркина, 1978; Короткина, 1985; Кальжанова, 1996; Тхакур, 1996; Яковлева, 1996]. Все исследователи сходятся в одном – «археология стала одним из важнейших источников рериховского реализма» [Кеменов, 1978, с. 7].

Большой вклад в изучение наследия Н.К. Рериха внес искусствовед Е.П. Маточкин. Идолы, пермский стиль, сюжеты каменного века – вот основные темы его работ, в которых исследователь дает Рериху оценку не только как живописцу, но и как ученому-археологу.

Другой пласт современной историографической литературы представлен исследованиями биографического характера. В трудах А.А. Ростиславова [1995], Вс.Н. Иванова [1990], П.Ф. Беликова и В.П. Князевой [1972], Е.И. Поляковой [1985], В.П. Князевой [Князева, 1963, 1968, Николай Рерих…, 1994] отражена деятельность Н.К. Рериха в различных областях. Особой полнотой и глубиной отличаются работы П.Ф. Беликова [1976; 1978; 1980а, б], чему, безусловно, способствовали его непосредственные контакты с семьей Рерихов.

Авторы биографий рассматривают этапы становления личности Рериха, первые самостоятельные научные исследования, художественное творчество, общественную деятельность по охране памятников старины, страницы жизни, связанные с экспедицией в Центральную Азию.

Глубокий интерес Н.К. Рериха к истории и тревога за судьбу старинных памятников заставляли его принимать самое активное участие в общественной деятельности по сохранению мирового историко-культурного наследия. Эта тема достаточно широко освещена в отечественной историографии [Александров, 1978; Беликов, 1978; Попов, 1993; Григорьев, 1995; Шапошникова, 1996; Моргачев, 1996: Курныкина, 1997; Лазаревич, 1997]. «Борьба за охрану памятников архитектуры, – отмечает Д.Н. Попов, – являлась для Рериха не самоцелью, а средством сохранения и развития в должном направлении той рукотворной среды, что создана творческим гением поколений» [1993, с. 5].

Особого внимания заслуживают работы М.М. Богуславского по этой теме. Будучи профессиональным юристом, он изучил правовые аспекты «Пакта Рериха». Исследователь показал ведущую роль Н.К. Рериха в мировом движении по защите исторического и культурного наследия, по праву считая его родоначальником этого движения [Богуславский, 1979; 1980; 1990].

До недавнего времени в литературе уделялось мало внимания культурологическим взглядам Н.К. Рериха, а также его научной деятельности в области археологии. Известны работы, в которых рассматриваются взгляды ученого на такие проблемы как соотношение истории и культуры, культуры и цивилизации, взаимодействие культур Востока и Запада [Комиссарова, 1985; Рудзитис, 1994; Сидоров, 1994; Шапошникова, 1994а, б].

В ряде книг и статей освещается тема изучения Н.К. Рерихом культуры различных народов [Беликов, 1972; Бондаренко В., Бондаренко Е., 1974; Дико, 1986; Заятуев, 1983; Рудзите, 1978; Сойни, 1987].

Особый интерес представляют работы профессиональных археологов, посвященные научной деятельности Н.К. Рериха. А.П. Окладников [1974] одним из первых обратился к этой теме. В статье «Рерих и археология» он отмечал, что «в историю русской археологической науки прочно вошли полевые работы Н.К. Рериха по исследованию новгородских древностей, раскопки «жальников»… Его в равной мере интересовали древнерусские памятники и финно-угорские древности. На уровне археологической техники того времени его раскопки представляли передовое достижение и, как археолога, Н.К. Рериха по праву нужно числить в ряду крупных исследователей русской археологической науки» [Окладников, 1976, с. 8].

Высокую оценку научная деятельность Н.К. Рериха получила в работах В.Е.Ларичева [1976, 1985,1993, 2000]: «успехи (ученого. – Авт.) в раскопках и разведывательных поисках оказались… значительными и профессионально безукоризненными» [1993, с. 27]. По его мнению, исследования каменного века России, произведенные Рерихом, не только обогатили археологическую науку новыми данными, но и позволили прикоснуться к внутреннему миру древнего человека.

Санкт-петербургский археолог Е. А. Рябинин [ 1998], продолживший раскопки на Ижорском плато, которые были начаты Н.К. Рерихом и его предшественниками, в статье «Н.К. Рерих и археология Ижорского плато (ретроспективные заметки)» так отозвался о его научном вкладе: «Активная и плодотворная деятельность выдающегося русского художника на археологическом поприще» позволила «заметно углубить существующие представления о далеком прошлом Северо-Запада России», она была неразрывно связана «с творческими исканиями… путей культурного синтеза исторической художественной тематики с материальными свидетельствами прошлого» [Там же, с. 80]. Е.А. Рябинин считает, что Н.К. Рериха «с полным основанием можно причислить к группе новаторов, разрабатывавших исследовательские приемы молодой археологической науки» [Там же, с. 84].

В статьях В.Л. Мельникова [1997а, б; 2000] раскрывается тема сотрудничества Н.К. Рериха с Императорским Русским Археологическим обществом (далее – ИРАО), на заседаниях которого ученый выступал с докладами о древностях северо-запада России, с отчетами о поездках по заданию общества, боролся с бездарными реставраторами древних памятников и т.д.

Ряд публикаций посвящен Центрально-Азиатской и Монгольской экспедициям, организованным Н.К. Рерихом с целью изучения истории и культуры Азиатского региона [Андреев, 1992; и др.]. Наибольший интерес среди них вызывают насыщенные различными сведениями статьи А.Н. Зелинского [1972; 1974]. В них анализируются полученные Н.К. и Ю.Н. Рерихами во время путешествий по просторам Азии археологические и этнографические материалы, а также проблема взаимодействия культур России и Востока.

Научная деятельность Н.К. Рериха привлекала внимание не только отечественных исследователей. М. Лихтман опубликовал очерк «Николай Рерих и наука» [Lichtmann, 1930], в котором дал высокую оценку изысканиям ученого в России и Азии, поставив его в один ряд с выдающимися археологами.

Помимо упомянутых работ анализу наследия Н.К. Рериха посвящены десятки статей и заметок археологов-профессионалов, а также материалы традиционных рериховских чтений [Седов, 1970, 1982; Окладников, Беликов, Маточкин, 1974; Кубарев, 1976; Рериховские чтения…, 1976, 1980, 1985; Ларичева, 1980; Окладников, 1980; Комиссаров, 1985; Финно-угры и балты…, 1987; Дубов, 1989; Алтай-Гималаи, 1992 и др.].

Объективной потребностью современной археологической науки стало осмысление наследия ученых XIX – начала XX в., одним из представителей которых был Н.К. Рерих, ибо многие идеи и методы исследования были введены в науку как раз в это время. Именно этим обстоятельством было вызвано появление обобщающих трудов по истории отечественной археологической науки [Генинг, 1982; Формозов, 1961, 1983, 1986, 1995; Пряхин, 1986; Генинг, Левченко, 1992; Лебедев, 1992], и в частности сибирской археологии [Ларичев, 1969, 1972; Мартынов, 1983; Демин, 1989; Ковешникова, 1992; Матющенко, 1992; Жук, 1995]. Однако в них можно найти лишь краткие упоминания о научной деятельности Н.К. Рериха.

Анализ историографической литературы показал, что вклад Н.К. Рериха в изучение древних культур признан большинством исследователей. Вместе с тем его научное наследие (материалы экспедиций, методы исследования) осмыслено далеко не в полной мере. До сих пор не написана специальная обобщающая работа по этой теме.

В предлагаемой вниманию читателей монографии впервые делается попытка систематизации и анализа материалов, связанных с научной деятельностью Н.К. Рериха. В работе приводятся все доступные авторам на сегодняшний день сведения об археологических исследованиях Н.К. Рериха на территории России, Финляндии, стран Балтики, а также Азиатского континента – российского Алтая, Монголии, Китая, Индии и Тибета. Кроме того, в ней упоминаются данные этнографии, эпосоведения и фольклора, собранные Николаем Константиновичем во время раскопок, экспедиций и поездок, а также затрагивается тема живописного творчества великого художника, вдохновленного историческим прошлым человечества. Авторы также не обошли вниманием и деятельность Рериха по охране культурных ценностей, в частности памятников археологии северо-запада России.

К сожалению, в монографию не вошли материалы научных исследований Н.К. Рериха на территории Северной Америки, упоминания о которых встречаются в литературе [Беликов, Князева, 1972, с. 153], поскольку архивы Музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке оказались авторам недоступными. Однако эта тема может стать в дальнейшем предметом отдельного научного исследования.

Основными источниками для написания работы послужили археологические отчеты Н.К. Рериха о раскопках и исследованиях, представленные им в Археологическую Комиссию и ИРАО (РА ИИМК, ф. 1, д. 159/1899, 45/1905, 74/1894, 233/1899, 99/1902, 62/1910, 54/1897, 56/1896, 86/1903, 107/1899, 109/1899, 74/1894, 54/1897, ф. 3, д. 209, 230, 268, 274, 302, 409, 410, 413), архивные материалы по археологии фонда Н.К. Рериха из Отдела Рукописей Государственной Третьяковской галереи (ОР ГТГ, ф. 44, д. 22, 48, 49, 53, 55, 85, 203), научные статьи Н.К. Рериха, посвященные различным археологическим памятникам на территории северо-западных областей России, являвшихся частью земель Древнего Новгорода, а позднее вошедших в состав Санкт-Петербургской, Новгородской и Тверской губерний. Кроме того, авторами были использованы публицистические и литературные произведения Н.К. Рериха, его личные и путевые дневники [Рерих, 1974а, 1995а, б, 1996; Рябинин, 1996], а также делопроизводственные документы (Открытые листы на право ведения раскопок, материалы, связанные с организацией археологических экспедиций и передачей коллекций в музеи (РА ИИМК, ф. 1, д. 93/1900, ф. 3, д. 268, 274, 284)), обращения к международным организациям и личная переписка. Источником, характеризующим деятельность Н.К. Рериха по охране культурного наследия, является текст «Пакта Рериха». Тема влияния научной деятельности на художественное творчество Рериха раскрывается на примере анализа его художественных произведений [Н. Рерих, 1989; Николай Рерих, 1994; Н.К. Рерих 1958; Каталог…, 1974], в основу которых был положен археологический, этнографический или эпический материал, а также лекций «Искусство и археология» и «Художественная техника в применении к археологии», прочитанных слушателям Санкт-Петербургского археологического института. Помимо этого в круг источников были включены произведения его сына Юрия Николаевича и жены Елены Ивановны, которые были единомышленниками и ближайшими сподвижниками ученого в деле изучения культур древнего населения различных уголков земного шара. В книге используются фотографии и репродукции картин из архива Нью-Йоркского Музея Н.К. Рериха и Международного Центра Рериха (Москва).

Большую помощь в подготовке монографии оказали сотрудники Международного Центра Рериха (Москва), Рукописного архива Института истории материальной культуры РАН (Санкт-Петербург), Отдела рукописей Государственной Третьяковской галереи, Сибирского Рериховского общества. Особую благодарность авторы выражают В.Л. Мельникову – сотруднику Мемориального собрания С.С. Митусова в Санкт-Петербурге, руководителю группы «Петербургский архив семьи Рерихов» за ценные советы и исчерпывающие консультации, а также художнику Н.В. Ходаковой за графическую редакцию и подготовку к публикации части иллюстраций.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 09.10.2017 — 20:29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика