А.Л. Монгайт — Раскопки в Старой Рязани

К содержанию 21-го выпуска Кратких сообщений ИИМК

В 1946 г. возобновились, прервавшиеся на 20 лет после больших работ Городцова в 1926 г., раскопки Старой Рязани. [1] Многолетние археологические исследования Старой Рязани дали большой и интересный материал, который в сочетании с письменными источниками заставляет видеть в Рязани не только значительный политический, но и важный художественный и ремесленный центр древней Руси. Однако эти раскопки охватили лишь незначительную часть очень большого по занимаемой площади (48 га) памятника. Кроме того, они велись узкими траншеями и при этом почти не учитывалась (или во всяком случае не фиксировалась в отчетах) стратиграфия городища. Поэтому, определяя задачи наших раскопок, мы считали необходимым не только продолжение и расширение раскопок вообще, но и проверку некоторых заключений, сделанных на основании предшествующих исследований.

Городище Старая Рязань делится на две части — большая на юге (мы будем впредь называть ее южное городище) и отделенный внутренним валом небольшой участок на севере (северное городище). Раскопки 1946 г. на южном городище носили разведывательный характер и дали следующие результаты:

Раскоп № 1. Вскрыто 9 погребений христианского кладбища. Вещей нет. На правой ключице и у шейных позвонков (погребение № 3) найдены фрагменты ткани зеленоватого цвета с золотым шитьем и шитьем цветными нитками (рис. 36-1-4). Орнамент растительный. По краю расположены три медные пуговицы — вероятно, сохранившийся фрагмент застежки ворота. [2] На скелетах из погребений 5 и 6 также найдена ткань в области шейных позвонков. Она представляет собой узкую (шириной 2 см) полоску, которой, очевидно, по краю была обшита одежда. Ткань расшита золотыми нитками. Изображены две птицы, полуобернутые к стоящему между ними дереву (рис. 36-3). В северной части раскопа обнаружено скопление строительного мусора — плитчатые кирпичи, известь с цемянкой. Густой слой строительного мусора позволяет предположить близость древнего рухнувшего здания. Возможно, что при продолжении раскопок здесь будут найдены остатки третьей церкви, упоминаемой в летописях о Старой Рязани. [3]

Рис. 36. Старая Рязань. Ткани из погребений

Рис. 36. Старая Рязань. Ткани из погребений

Раскопы № 3 и 4 на южном городище дали очень тонкий (40 см) культурный слой с находками керамики и украшений, относящихся ко времени XI—XVII вв. Шурф у Новых Пронских ворот культурного слоя не дал.

Суммируя результаты этих разведывательных раскопок с результатами разведки 1943 г. и раскопок предшествующих лет, удается установить, что восточная часть южного городища была в древности мало заселена. Густо населен был прибрежный район. Здесь толще культурный слой. Жилые комплексы расположены в два слоя: поздний — с кирпичными печами, более ранний — с глинобитными.

Большие раскопки были проведены на северном городище. Здесь от разведок мы перешли к систематической раскопке большими площадями. Наш раскоп № 2 общей площадью 400 м2 был заложен в 4 м к югу от траншеи № 7 раскопок В. Городцова 1926 г. Первый пласт (20 см), вследствие распашки его в прошлом, характеризуется находками смешанного характера: наряду с фрагментами древней керамики, ножичками, крестиками, шиферными пряслицами и стеклянными браслетами попадаются поздние горшки с желто-зеленой поливой, фрагменты керамики с черным лощением, полихромные изразцы и т. п. Однако уже следующий пласт дает находки чистого древнего слоя, датируемого XI—XIII вв. Этот пласт особенно насыщен находками. Керамика в нем встречается в количестве около 60 фрагментов на квадрат (2 X 2 м). Иногда число фрагментов возрастает до 300, иногда снижается до 20—30. В дальнейшем, по мере углубления, количество находок постепенно уменьшается, и на глубине 65—80 см от современной поверхности почти всюду, кроме участков, на которых были ямы, начинается слой желтой материковой глины.

В северной части раскопа встречено кладбище. Вскрыто 23 погребения — мужчин, женщин и детей. В могилах нет находок, кроме трех медных пуговиц и фрагмента шелковой ткани в одном из погребений. На глубине 40—60 см от современной поверхности обнаружились жилые комплексы в виде развала глинобитной печи и подпольных и хозяйственных ям.

В 1926 г. В. А. Городцовым было обнаружено 48 жилищ (по пятнам красной обожженной глины от печей), из них изучено 19. [4] В. А. Городцов пришел к заключению, что все жилища в Старой Рязани были наземными бревенчатыми избами размером 7X7 м, с двускатной тесовой крышей и с глинобитной печью посреди избы. Наши выводы иные. В Старой Рязани существовало два типа жилищ: полуземлянки и наземные дома. Вследствие плохой сохранности дерева в древнем слое не удается проследить в деталях наземные дома. Мы не встретили в раскопанных наземных домах ни одного венца сруба, поэтому точно определить размеры избы и тем более ее покрытие археологическим путем не удается. Реконструкция
В. А. Городцова основывается на этнографических материалах, раскопки 1926 г. также не дали археологических подтверждений конструкции кровли и данных для точного определения размеров избы.

В раскопках 1946 г. жилище № 1 обнаружилось на глубине 43 см от современной поверхности в виде больших пятен обожженной глины (остатков глинобитной печи), остатков сильно сгнившего бревна и подпольной ямы овальной формы. Яма глубиной 65 см заполнена черной землей с вкраплениями пятен желтой глины; в ней найдено 272 фрагмента керамики и 116 костей животных. Заполнение ямы в значительной части произошло в период существования жилища. Если признать открытое сгнившее бревно принадлежащим к срубу жилища, то печь, несомненно, находилась в западной части жилища. По находкам на территории, занятой жилищем, шиферных пряслиц, бронзовой лировидной пряжки и по керамике курганного типа из заполнения подпольной ямы жилище можно датировать
XI—XIII вв.

В юго-западной части раскопа находилось жилище № 2. Пятно печи составляло 1—1.2 м. Встреченные бревна плохой сохранности позволяют, однако, определить характер рубки. На одном из них видна зарубка «в обло» («в чашу») и паз в верхней части, сделанный для более плотного примыкания бревен. Подпольная яма овальной в плане формы имела в длину 4.75 м, в ширину — 1.40—1.30 м. Глубина ямы в восточной части (ближе к печи) достигает 2.20 м (3.08 м от современной поверхности земли), в западной части постепенно глубина уменьшается до 0.35 м. Яма заполнена серой рыхлой землей с многочисленными фрагментами керамики, костями животных и отдельными находками. В результате развала печи в яму свалились многочисленные печины, среди них обмазка шестка и несколько конусов из сильно обожженной глины диаметром 3—5 см, длиной до 8—10 см. Под печи лежал на досчатом настиле.

В яме найдено 6365 фрагментов керамики и 511 костей животных. Почти на дне ямы, среди золы найден большой горшок с рыбьей чешуей. Керамика различных профилей — от широкогорлых сосудов с прямым горлом до небольших горшков курганного типа. Орнамент линейный и волнистый, Уз сосудов орнаментирована с помощью зубчатого штампа.

По вещевым находкам жилище можно датировать XII в. На запад от жилища № 2 расположена овальная в плане яма, вероятно, относящаяся к хозяйственным постройкам жилища. На юг от этой ямы найден небольшой (диаметром 40 см) очаг из плоских известковых камней со следами огня. Вероятно, летний очаг, принадлежавший к одному из близлежащих жилищ.

В северо-восточной части раскопа находилось жилище № 3. Оно обнаружилось в виде скопления печки и трех ям, связанных с печью. Одна из них большая, овальной формы, очевидно, подпольная. Две другие, круглые в плане, вероятно, служили для хранения зерна. Одна из зерновых ям, диаметром 1.10 м, в разрезе яйцевидной формы, глубиной 1.25 м, дно и стены обмазаны слоем глины толщиной 3 см и обожжены. На дне найдено обуглившееся просо. Вторая яма, диаметром 1.20 м, глубиной 0.75 м, имеет форму котла. По дну ямы шла тонкая прослойка угля — очевидно, остаток истлевших досок.

В северо-западной части раскопа обнаружена яма, в наполнении которой имеются большие куски печин, зола и уголь, 1300 фрагментов керамики и 530 костей животных. Повидимому, в ямы попали части глинобитной печи, остатки которой вне ямы проследить не удалось. Судя по большому количеству криц (свыше 100 штук) и железного шлака, найденных на ближайших к вышеописанной яме квадратах, можно предположить, что яма была подпольной в жилище ремесленника, расположенном вблизи мастерской. Из готовых железных изделий в яме встречены лишь 11 небольших ножей, которые, впрочем, могли составлять инвентарь жилого дома, а не ремесленную продукцию его владельца.

В юго-восточной части раскопа большое пятно обожженной глины указывает на остатки печи какого-то более позднего наземного жилища, перекрывавшего жилище № 4 (описанное ниже). Разрез остатков печи показал, что верхний пласт обожженной глины равен 20 см, дальше шла 40-см прослойка золы с углем, в которой находились кости животных и черепки глиняной посуды. Эту прослойку подстилал тонкий (5 см) слой глины (обмазка пода печи), под ним были положены доски. Печь была основана на плотной земле с вкраплениями глины. Вероятно, земля была специально сбита и уплотнена для сооружения на ней печи. Деревянные части жилища № 6, к которому принадлежит эта печь, не были найдены.

Рис. 37. План полуземлянки

Рис. 37. План полуземлянки

Вышеописанные жилища были наземными бревенчатыми избами с 1—2 подпольными ямами и с глинобитной печью, основанной на земле или на специальном помосте, опирающемся на столбы. Зерновые ямы могли быть расположены как внутри, так и вне жилища. Печь реконструируется по этнографическим материалам (такие печи сохранялись в районе Старой Рязани еще в конце XIX в.) и по материалам раскопок в виде прямоугольной небольшой печи (около 1.2 м длиной) без трубы и без лежанки.

Второй тип жилища представлял полуземлянку (рис. 37). В наших раскопках он встретился только один раз (в южной части раскопа — жилище № 4). План жилища ясно обозначился в слое погребённого чернозема на глубине 0.92 м от современной поверхности. Жилище представляет полуземлянку прямоугольной формы, размером 3.9X3 м, с двумя хозяйственными ямами в северной части и с вырубленными ступенями входа с восточной стороны. В северо-западной части полуземлянки в углу находилась печь.

При выкапывании ямы для жилища и печи была оставлена площадка на высоте 73 см от пола полуземлянки, размером 1.0 X 1.0 м, на которой и была поставлена глинобитная печь. Под печи прослеживается в виде остатков дощатого настила, многократно смазанного глиной и сильно обожженного; свод печи свалился в яму и прослеживается в виде многочисленных печин. Вероятно, вдоль южной и западной стен полуземлянки шли нары, покрытые досками. Пол жилища также был устлан досками (горбылями, полукруглой частью обернутыми вниз, плоской — вверх). Эти доски были смазаны несколько раз глиной, общий слой которой составил 7 см и сверху шел еще один настил досок. Было ли такое сложное устройство пола первоначальным, или же оно является результатом последовательных ремонтов, решить не удалось.

На восточной стенке полуземлянки находятся две доски, впущенные в паз вертикально стоящего бревна (обнаружено в юго-восточном углу раскопа). Они составляли облицовку стен жилища. Вход в землянку был с восточной стороны. Ступени входа шли вдоль восточной стены землянки и поворачивали к двери, закругляясь в виде винтовой лестницы. Высота ступеней 20 см, ширина 80 см. Они вырезаны в земле. В северной части полуземлянки находились две хозяйственные ямы, выкопанные не одновременно с землянкой и отделявшиеся от нее деревянным простенком, следы которого в виде истлевших досок, прутьев и столбиков прослежены в северной части жилища. Ямы сообщаются между собой.

Весьма вероятно, что многочисленные куски глиняной обмазки, попадающиеся вместе с угольками иногда в значительном отдалении от печки и разбросанные по всему жилищу, не являются печинами, а составляли обмазку деревянных (дощатых или из хвороста) стен жилища.

Старорязанская полуземлянка весьма близка по типу к открытым в Киеве (раскопки Хвойко, Каргера и др.) и отчасти подобна суздальским. Нужно думать, что современная этнографическая граница между южновеликорусским и северно-великорусским жилищем определилась еще в древности, когда первые были представлены полуземлянками, а вторые — наземными домами. В Рязани, находящейся на границе областей распространения того и другого типа жилища, полуземлянки сосуществовали с наземными домами. Хронологически они одновременны и датируются XI—XIII вв. Можно предположить, что наземное жилище постепенно вытесняло полуземлянку, но оснований для более точной датировки тех и других пока мы не имеем.

Объем настоящего сообщения не позволяет мне ни остановиться на характеристике находок вещей в отдельных жилищах, ни подробно охарактеризовать многочисленный и разнообразный инвентарь находок в целом. Этому будут посвящены специальные сообщения. Два из них печатаются ниже. [5]

Об исключительной насыщенности керамикой культурного слоя северного городища Старой Рязани уже говорилось выше. Большинство фрагментов керамики курганного типа с резко отогнутым венчиком, крутыми плечиками, с линейным или волнистым орнаментом. Часто встречается орнамент, нанесенный зубчатым штампом, и ногтевой (защипами или елочкой). Значительная часть керамики представлена сосудами большого диаметра с прямым высоким горлышком. Вся керамика сделана на ручном круге. Многочисленны и разнообразны керамические клейма: ключи (с одной, двумя, тремя бородками), колеса, круги, пятиконечные звезды, кресты, елочка, шкурка животного и др. Несколько сосудов оригинального профиля с очень сложным орнаментом и с небольшими ушками для подвешивания.

Характерной находкой в Старой Рязани являются крышки сосудов, покрытые сплошным круговым орнаментом, нанесенным зубчатым колесиком. Изредка попадаются (около 30 фрагментов) толстостенные амфоры прекрасного керамического теста и обжига, красного цвета, с большими ручками. В целом керамические находки 1946 г. подтверждают ранее высказанное наблюдение об удивительной близости старорязанской керамики к керамике других районов славянского юго-востока. В частности, ряд керамических типов, встоеченных в Старой Рязани, тождествен находкам из Верхнего Салтова и из селищ Прикубанья.

Рис. 38. Старая Рязань. Изделия из кости

Рис. 38. Старая Рязань. Изделия из кости

Следующее место после керамики по количеству найденных предметов занимают железные изделия. Часто встречались куски болотной руды, крицы, шлака; много ножей, большая часть которых небольшие, с горбатой спинкой и прямым лезвием; кованые четырехгранные гвозди с шляпками. Найдены железные стрелы — черешковая, бипирамидальная, четырехгранная, 2 лавролистные, а также калачевидные кресала, клиновидный молоток, топорик, долото, клещи, шило, скобы, пробои, обломок серпа, удила, остроги, рыболовные крючки различной величины, ключи, замки. Медные предметы представлены пряжками (2 лировидные), витым из трех проволок браслетом, пластинчатыми загнутоконечными и тупоконечными браслетами, иглами, обломком и половиной креста (энколпиона), застежками для книг.

Стеклянные браслеты встречены различных цветов и типов — гладкие, витые, ребристые. Бусины стеклянные бочковидные, цилиндрические и шаровидные, синие рыбовидные, хрустальные — шаровидные и биконические, янтарные — овальные и др. Интересен янтарный крестик и фрагмент тонкостенных небольших стеклянных сосудов. Пряслица встречены — 2 глиняных, 1 каменное, 23 шиферных (из последних 3 биконических). Очень многочисленны кости, находившиеся в процессе обработки, и костяные изделия (рис. 38): ручки ножей, иглы, пуговицы, гребни — трапецевидные двусторонние с глазковым орнаментом или неорнаментированные, копоушка, трубочка с тремя отверстиями (деталь музыкального инструмента), ромбоидальная стрелка, костяные орнаментированные накладки, среди них стилизованное изображение какого-то животного (кошки?).

Приведенный выше перечень далеко не полностью охватывает находки раскопок 1946 г. В целом они характерны для XI—XIII вв. Находки более позднего времени на северном городище редки; очевидно, после монголо-татарского разрушения городище запустело, и жизнь продолжалась на южном городище, где мы встречаем и поздние слои.

Интересно отметить, что в овраге у северного городища нами найдена в осыпи славянская лепная керамика IX—X вв., но в культурном слое встречено только два фрагмента этой керамики (раскоп № 2). Продолжение раскопок, вероятно, позволит обнаружить древнейшую часть Старой Рязани.

1 В 1945 г. мною были проведены небольшие раскопки, носившие разведывательный характер; они коснулись главным образом валов городища. См. А. Л. Монгайт. «Древнерусские деревянные укрепления». КС ИИМК, 1947, вып. XVII.
2 О найденных тканях см. дальше статью Л. И. Якуниной. «Фрагменты тканей из Старой Рязани».
3 Под 1194 г. упоминается церковь Бориса и Глеба (ПСРЛ, т. I, стр. 173; т. X, стр. 22); под 1237 г.— Успенский собор (Русский Временник, ч. 1, стр. 113, 113); под 1258 г. — церковь Спаса (ПСРЛ, т. I, стр. 203; т. X, стр. 141). Две из трех названных церквей найдены в раскопках Тихомирова (1836 г.) и Селиванова (1888 г.).
4 А. А. Мансуров. Древнерусские жилища. Историч. записки, 1941, т. XII.
5 Д. И. Якунина. Фрагменты тканей из Старой Рязани; В. И. Цадкин. Палеофауна Старой Рязани из раскопок. 1946 г.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика