В.И. Молодин — Предисловие

К оглавлению книги «Бараба в эпоху бронзы» / К следующей главе

Последние годы ознаменованы крупными научными достижениями в археологии Западной Сибири. Следует: отметить появление серии обобщающих публикаций, посвященных различным проблемам западно-сибирской археологии. К трудам М. П. Грязнова, С. В. Киселева, В. И. Мошинской, С. А. Теплоухова, В. Н. Чернецова прибавились фундаментальные монографии и обзорные статьи Э. Б. Вадецкой, В. Ф. Генинга, Г. Б. Здановича, Ю. Ф. Кирюшина, М. Ф. Косарева, Л. Я. Крижевской, Л. Р. Кызласова, Г. А. Максименкова, А. И Мартынова, В, И. Матющенко, В. А. Могильникова, Л. М. Плетневой, Д. Г. Савинова, Т. М. Потемкиной, В. Ф. Старкова, Т. Н. Троицкой, Л. А. Чиндиной, Н. Л. Членовой, опирающиеся преимущественно на новые оригинальные источники.

Однако в археологии Западной Сибири остается еще достаточно белых пятен. Такие регионы, как север Западно-Сибирской равнины, среднее левобережье Енисея, бассейн Иртыша, Кулундинская степь, исследованы пока слабо. До недавнего времени это можно было сказать по Барабинской лесостепи.

Возможность интерпретации исторических процессов, происходивших в определенную эпоху на той или иной территории, во многом зависит от степени изученности как предшествующих, так и последующих культур региона. Только комплексный подход может способствовать решению таких вопросов, как генезис культуры, этническая интерпретация археологических комплексов и т. д., иными словами, только в этом случае можно представить себе исторический процесс в совокупности, а не отрывочно, разобщенно.

К сожалению, подобный подход, особенно в условиях Сибири,- не всегда возможен. Огромные пространства изучены крайне неравномерно как в территориальном, так и во временном отношении. Этим прежде всего и объясняется тот факт, что отдельные обобщающие работы, посвященные достаточно крупным проблемам археологии Сибири, носят односторонний характер.

Такие территории, как Верхнее и Среднее Приобье, Ачинско-Мариинская лесостепь, изучены в достаточной степени неравномерно. Так, в Ачинско-Мариинской лесостепи раскапывались преимущественно тагарские и таштыкские памятники, в Верхнем Приобье — местонахождения эпохи раннего железа и первой половины I тыс. н. э., хотя этот регион, благодаря исследованиям М. П. Грязнова на Северном Алтае, выглядит более предпочтительно в плане исторического осмысления древних культур эпохи бронзы и железа.

Усилиями археологов Томского государственного университета и их московских коллег район Средней Оби исследован в настоящее время достаточно полно, однако и здесь отдельные эпохи изучены еще весьма слабо. Прежде всего это касается культур каменного века. Большая работа по изучению Среднего Прииртышья и прилегающих к нему с запада районов Притоболья проведена московскими и свердловскими археологами. Важные результаты получены по проблематике эпох мезолита, неолита, бронзы и раннего железного века, тогда как культуры I тыс. н. э. исследованы слабо.

Минусинская котловина, как никакой другой район, была охвачена широкими систематическими раскопками. На основании полученных материалов С. А. Теплоуховым была создана фактически первая научно обоснованная периодизация культур эпохи бронзы Сибири. Эта работа успешно продолжается ленинградскими и московскими археологами, благодаря чему Минусинская котловина исследована наиболее полно и всесторонне в сравнении с другими западносибирскими регионами, а серия опубликованных монографий является во многом опорной для изучения сопредельных территорий Сибири.

В целом для археологии Сибири характерны два негативных момента: во-первых, неравномерность изученности территории как в хронологическом, так и в региональном отношении; во-вторых, отставание интерпретационного уровня исследования от источниковедческого. Таким образом, специалистам, занимающимся проблемами западносибирской археологии, предстоит решать еще много задач как практического, так и теоретического характера.
Именно этим обстоятельством была продиктована тема настоящей работы. Барабинская лесостепь избрана нами как район обширных археологических исследований памятников эпохи бронзы. Актуальность темы обусловлена прежде всего слабой степенью изученности Барабинской лесостепи в археологическом плане, что не давало возможности судить об исторических процессах, происходивших на этой весьма значительной по площади территории.

Без разработки вопросов культурогенеза в широком хронологическом диапазоне невозможно не только исследование, но и постановка проблемы этногенеза и этнической истории, палеоэкономики, социальных отношений, духовной жизни древнего населения.

Географическое положение Барабы как особого, достаточно своеобразного в экологическом и территориальном смысле региона порождало специфику древней культуры ее обитателей в различные хронологические периоды их существования. Поэтому без решения поставленной задачи трудно представить во всей полноте и многообразии исторические процессы, происходившие в конкретный период на соседних территориях Прииртышья, Приобья, Северного Казахстана, Васюганъя и других, более отдаленные территориях Сибири.

Решение проблемы общей историко-культурной стратиграфии в ту или иную эпоху для Западной Сибири сложно без построения таких схем на достаточно локальных территориях. Эта проблема является одной из актуальнейших не только для данного исследования, по и для всей западно-сибирской археологии.

Более десятка лет силами западносибирского отряда Северо-Азиатской комплексной экспедиции Института истории, филологии и философии СО АН СССР под руководством автора проводились разведывательные работы, благодаря которым открыты сотни ранее неизвестных памятников, а затем осуществлялись широкие исследования наиболее перспективных, на наш взгляд, объектов.

Каждый период эпохи бронзы Барабы мы пытались изучить всесторонне, насколько позволяло состояние имеющихся на сегодняшний день источников. Для характеристики отдельных культур привлекались материалы раскопок как поселений, так и могильников. По мере возможностей мы пытались исследовать отдельные памятники полностью с целью выявления своеобразных эталонов. В ряде случаев для определенных видов вещей разработаны типологические схемы. Порой по-новому ставится вопрос о происхождении отдельных культур, их генезисе, хронологии, территории распространения. Наконец, нами выделены новые, ранее не известные культуры, определено их место в пространственном и временном отношении среди культур региона и соседних территории.

Решая вопросы хронологии, мы пытались, во-первых, определить, к такому культурно-хронологическому пласту относятся рассматриваемые памятники, а во-вторых, решить проблему относительной хронологии самого пласта.
Имея в, виду тот факт, что стратиграфия памятника в контактных зонах не всегда является объективной характеристикой всего района распространения культуры мы, используя стратиграфические наблюдения, брали во внимание их многократную повторяемость, по возможности в разных районах региона, с учетом общей территории распространения самой культуры. В ряде случаев удалось ставить вопрос об абсолютной датировке той или иной культуры на основе надежно датированных предметов.

Прибегая к помощи радиоуглеродного анализа, мы отдаем себе отчет в том, что для голоцена этот метод не всегда дает верный результат, поэтому считаем возможным использовать данные анализа лишь в контексте с общей концепцией хронологической позиции той или иной культуры.

Основной метод в нашем исследовании сравнительно-исторический, роль которого в изучении исторического процесса была подчеркнута К. Марксом. Огромное воздействие на жизнь первобытного общества оказывала природная среда. К. Маркс подчеркивал: «Различные общины находят различные средства производства и различные жизненные средства среди окружающей их природы. Они различаются поэтому между собой по способу производства, образу жизни и производимым продуктам». Поэтому в настоящей работе мы приводим главу, посвященную физико- географическим условиям Барабы в голоцене и нашим наблюдениям, связанным с топографией археологических поселений и их геоморфологией.

Считаем, что на современном уровне исследования в работах археологов совершенно необходим комплексный подход, а именно сочетание этнографических, лингвистических, антропологических данных и письменных источников. Без этого, по нашему мнению, невозможно решение проблем не только этногенеза, но и экономики, идеологии, социального устройства древних обществ.

Разумеется, привлечение этнографических источников может дать эффективный научный результат лишь тогда, когда исследователь соблюдает необходимые условия в работе. В данном исследовании мы считали возможным привлекать этнографические источники со смежных с Барабой территорий, делать упор на традиционные черты материальной культуры аборигенов, а не на иновации.

Если же говорить в целом, то в ряде случаев, когда речь идет об общих закономерностях исторического развития, уместно, по-видимому, в конкретном аспекте применять и более широкие этнографические параллели. Блестящими образцами в сибирской археологии, наглядно демонстрирующими роль этнографии в археологических исследованиях, несомненно, служат работы А. П. Окладникова и В. П. Чернецова.

Наиболее массовым материалом, полученным при раскопках, является керамика. Была проделана работа по реставрации древних сосудов с целью накопления более точных данных по их форме и орнаментации. Для получения дополнительных показателей отдельные керамические комплексы обрабатывались статистически.

Остеологический материал, полученный при раскопках, обработан и определен канд. биол. наук Н. Д. Оводовым. Часть антропологического материала определена и обработана канд. ист. наук В. А. Дремовым.

В ряде случаев для датировки памятника использовался метод радиоуглеродного датирования. Анализы проводились в лаборатории радио¬углеродного датирования ПГиГ СО АН СССР д-ром геол.-мин. наук Л. В. Фирсовым и канд. геол.-мин. наук В. А. Панычевым. На городище Чича-1 получены палеонтологические образцы, введенные в научный оборот В. А. Панычевым.

Основные задачи настоящего исследования можно сформулировать следующим образом: систематизировать все имеющиеся источники по археологии эпохи бронзы Барабинской лесостепи и показать эволюцию исторического процесса, выявить этнокультурные ареалы и отдельные культуры, определить их место как среди культур лесостепного Обь-Иртышья, так и в системе культур соседних территорий, выявить закономерности и тенденции социально-экономического развития, определить факторы, предпосылки, содержание исторических последствий переходных эпох, являющихся, по сути, узловыми.

В последнее десятилетие вышла серия монографий, посвященных проблемам эпохи бронзы Зауралья и Западно-Сибирской равнины. Вместе с тем район лесостепного междуречья Оби и Иртыша рассматривался в лучшем случае лишь в контексте с разрабатываемой автором проблематикой. В нашей монографии, появившейся в свет в 1977 г., интерпретировались культуры ранней поры бронзового века этого региона — хронологически до андроновской (федоровской) культуры. В этой связи следует подчеркнуть, что за почти десятилетний срок с начала подготовки этой книги количество источников по периоду доандроновской бронзы существенно возросло, что позволило порой рассматривать отдельные явления на качественно новом интерпретационном уровне. Вместе с тем для периода ранней поры бронзового века, несмотря на увеличение объема материала, его осмысление остается практически на прежнем уровне.

Поскольку цель настоящего исследования сводится к показу динамики культур от эпохи неолита до периода раннего железного века, мы считаем возможным и целосообразным допустить некоторый неизбежный повтор в источниковедческой части гл. III с изданием 1977 г.

Данная работа не была бы наппсапа, если бы не помощь, доброжелательность и поддержка, которые всегда оказывали автору коллеги отдела археологии и этнографии Института истории, филологии и философии СО АН СССР. Все графические работы в монографии выполнены художниками института В. М. Калптенковым и Л. Ф. Кауровой, канд. ист. наук А. И. Соловьевым и автором. Особо признателен автор своему учителю — выдающемуся исследователю Северной Азии академику Алексею Павловичу Окладникову.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АО — Археологические открытия
АС — Археологический сборник
ВАС — Вопросы археологии Сибири
ВАУ — Вопросы археологии Урала
ВДИ — Вестник древней истории
ГИМ — Государственный Исторический музей
ИИС — Из истории Сибири
ИИФиФ СО АН СССР — Институт истории, филологии и философии Сибирского отделения Академии наук СССР
КСИА — Краткие сообщения Института археологии
КСИИМК — краткие сообщения Института истории материальной культуры
МИА — Материалы и исследования по археологии СССР
НГПИ — Новосибирский государственный педагогический институт
ОАК — Отчеты Императорской археологическом комиссии
СА — Советская археология
САИ — Свод археологических источников
СЭ — Советская этнография
ТИЭ — Труды Института этнографии
К оглавлению книги «Бараба в эпоху бронзы» / К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика