В.И. Молодин — Байрыкский этап

К оглавлению книги «Бараба в эпоху бронзы» / К следующей главе

Памятники и результаты исследований

В настоящее время на территории Барабинской лесостепи обнаружено свыше 10 памятников эпохи ранней бронзы (рис. 2). Как правило, большинство из них залегает на пойменных заливных террасах, где культурные слои перекрыты мощными речными отложениями. Это в значительной мере затрудняет поиски поселений данного периода. К сожалению, до сих пор практически не известны и погребения этого времени.

Рис. 2. Схема расположения памятников байрыкского типа в Барабе. 1 — Абрамово-4А; 2 — Венгерово-3 — Каргат-6А, 4 — Кыштовка-1А; 5 — Кыштовка-2А; 6 — Новочекино-ЗА; 7 — Погорелка; 5 — Сопка-3; 9— Сопка-4: 10—Старый Сад-1; 11— Старый Тартас-1; 12 — Тайлаково-1; 13 — Тайлаково-2; * — поселения; + - могильники; О — крупный населенный пункт.

Рис. 2. Схема расположения памятников байрыкского типа в Барабе.
1 — Абрамово-4А; 2 — Венгерово-3 — Каргат-6А, 4 — Кыштовка-1А; 5 — Кыштовка-2А; 6 — Новочекино-ЗА; 7 — Погорелка; 5 — Сопка-3; 9— Сопка-4: 10—Старый Сад-1; 11— Старый
Тартас-1; 12 — Тайлаково-1; 13 — Тайлаково-2; * — поселения; + — могильники; О — крупный
населенный пункт.

Абрамово-4А. Памятник расположен в Центральной Барабе (Куйбышевский район Новосибирской области) на левом берегу р. Оми на первой надпойменной террасе, в 10 км к ЮЗ от г. Куйбышева. При раскопках курганного могильника Абрамово-4 в насыпи одного из курганов обнаружены фрагменты керамики, украшенные гребенчато-ямочным узором и не имеющие отношения к погребениям периода развитого бронзового века.

Венгерово-З. Поселение. Расположено в Центральной Барабе (Венгеровский район Новосибирской области) на правом берегу р. Тартас, в 2 км к югу от одноименного села, на краю первой надпойменной террасы. На поселении вскрыто около 300 кв. м. площади. В результате раскопок обнаружено четыре жилища эпохи ранней бронзы. Материал представлен обилием керамики, каменных орудий. Найдены также изделия из кости и бронзы. Памятник двухслойный.

Каргат-6А. Комплекс разновременных памятников. К интересующему нас времени относится поселение. Памятник зафиксирован как городище, расположен в Южной Барабе (Здвинский район Новосибирской области) на юго-западной оконечности оз. Чумашки, в 6—7 км к СЗ от пос. Здвинск, на невысокой террасе, образованной протокой из оз. Чумашки в р. Каргат, на левом берегу реки. Исследования, проведенные здесь, показали, что на этом месте присутствуют поселения всех периодов эпохи бронзы, существовавших в Барабе. В ирменское время на месте бытовавших ранее поселений было сооружено довольно грандиозное по площади городище, которое существенно затрудняет в настоящее время исследование более древних слоев поселений. Однако нам все же удалось в ряде случаев выявить хозяйственные комплексы более древних эпох.
Наиболее древним культурным слоем являются культурные остатки эпохи раннего металла. При раскопках в пределах городища удалось выявить несколько хозяйственных ям, заполненных фрагментами керамики и костями животных, реже попадались кварцитовые отщепы и орудия. Для выявления культурного слоя этого времени мы заложили раскоп площадью 20 м2 неподалеку от городища на краю террасы ручья. Культурный слой содержал остатки преимущественно эпохи раннего металла и несколько фрагментов керамики кротовской культуры. Очевидно, в этом направлении распространяется, культурный слой наиболее древнего поселения.

Кыштовка-1А
. Поселение. Расположено в северо-западпой части Барабы (Кыштовский район Новосибирской области) на правом берегу р. Тары, в 5 км к ЮЗ от с. Кыштовка. Под насыпями курганов XIII — XVI вв. обнаружен культурный слой эпохи раннего металла. При раскопках найдены большое количество фрагментов керамики, каменные орудия, хозяйственные ямы.

Кыштовка-2А. Поселение. Расположено в северо-западной частн Барабы (Кыштовский район) на правом берегу р. Тары, в 12 км к ЮЗ от одноименного села. Под насыпями курганов XVII — начала XVIII в. памятника Кыштовка-2 обнаружены остатки культурного слоя эпохи раннего железа, а также небольшой комплекс фрагментов керамики эпохи раннего металла.

Новочекино-3А. Поселение. Расположено в северо-западной части Барабы (Кыштовский район), в 2 км к СВ от одноименного села, на первой надпойменной террасе правого берега р. Тары. При раскопках поселения эпохи поздней бронзы Новочекино-3 обнаружены остатки культурного слоя, содержащие фрагменты керамики эпохи раннего металла.

Погорелка. Могилышк. Расположен в Центральной Барабе (Чановский район Новосибирской области) на террасе левого берега р. Оми, в 2 км к В от одноименного села. Могильник грунтовый. Обнаружены остатки обрушившегося погребения, где найдены сосуд байрыкского типа, тесло и костяной наконечник стрелы.

Сопка-З. Поселение. Расположено в Центральной Барабе (Венгеровский район Новосибирской области) на останце террасы, заключенной в устье рек Оми и Тартаса, в 1 км от места слияния. Культурный слой памятника прослежен благодаря раскопкам могильника Сопка-2, которые ведутся методом вскрытия сплошной площади. Встречено большое количество фрагментов керамики, каменных орудий, хозяйственных ям.

Сопка-4. Поселение. Расположено в Центральной Барабе (Венгеровский район) на пойменной террасе левого берега р. Тартас. Культурный слой памятника вплотную примыкает к северной части останца террасы, заключенной в устье рек Оми и Тартаса. Культурный слой памятника выявлен благодаря шурфовке. Памятник двухслоен, нижний культурный горизонт относится к эпохе раннего металла, а верхний — к потчевашской культуре. Шурфами вскрыта площадь 8 м2. Обнаружены фрагменты керамики и несколько отщепов.

Старый Сад-1. Поселение. Расположено в Центральной Барабе (Венгеровский район) на пойменной террасе государева озера, в 4 км к югу от с. Венгерово. Шурфами вскрыто 8 м2 площади. Верхняя часть культурного слоя уничтожена в результате многолетнего использования участка под огороды. При шурфовке, сборах подъемного материала с поверхности обнаружена значительная серия предметов, состоящая из фрагментов керамики эпохи раннего металла, отщепов и орудий из камня и кости.

Старый Тартас-1. Поселение. Расположено в Центральной Барабе (Венгеровский район) на поймепной террасе левого берега р. Оми против одноименного села. Культурный слой перекрыт мощными речными отложениями. Рельефных признаков не имеет. В результате сборов и зачистки культурного слоя собран комплекс керамики и каменных орудий, относящихся к эпохе раннего металла.

Тайлаково-1. Поселение. Расположено в Центральной Барабе (Чановский район Новосибирской области) на правом берегу р. Оми, в 100 м вниз по течению от моста через реку. Культурный слой залегает на пойменной террасе р. Оми и перекрыт интенсивными речными отложениями. Раскопками вскрыто 50 м2 площади. Обнаружены хозяйственные ямы, фрагменты керамики, каменные орудия эпохи раннего металла.

Тайлаково-2. Поселение. Расположено в Центральной Барабе (Чановский район) на правом берегу р. Оми, в 1 км вниз но течению от памятника Тайлаково-1. Культурный слой залегает на пойменной террасе р. Оми и перекрыт интенсивными рыхлыми отложениями. Раскопками вскрыто 30 м2 площади памятника. Обнаружены фрагменты керамики, каменные орудия эпохи раннего металла.

Характеристика предметов материальной и духовной культуры

Керамика (рис. 3—6). Сосуды анализируемых поселений изготавливались из хорошо промешанной глины, в качестве примеси использовался песок. Поверхность керамики имеет темно-светло-коричневую, а также черную, желтую,, иногда красноватую окраску. На здешней поверхности иногда видны следы выбивания палочкой, а на внутренней — следы заглаживания стенок щепой, травой или гребенкой. Толщина стенок сосудов колеблется от 4 до 9 мм.

По форме сосуды делятся на круглодонные, остродонные и плоскодонные (рис. 4; 5, 1). В целом обложки донышек составляют небольшую часть комплекса. Анализ их показывает значительное превосходство круглодонных форм над всеми остальными. Второе место по количеству занимает остродонная посуда. Плоские донышки встречаются значительно реже.

Венчики сосудов в большинстве своем прямые, изредка чуть отогнутые наружу, без наплывов с внутренней стороны. Край венчика чаще всего прямой, плоский, реже круглый, орнаментированный рядами насечек и оттисками широкого гребенчатого штампа (рис. 4, 2), Подобным способом часто украшен и внутренний край венчика. Сосуды имеют крупные размеры: диаметр от 5 до 35 см, высота до 40 см. Наряду с крупными сосудами найдены обломки и двух небольших чаш.

Характеризуя орнаментацию керамики, будем рассматривать технические приемы нанесения орнамента и типы орнаментальных композиций.

Прежде всего остановимся на характеристике приемов нанесения орнамента.
1. Овальные или круглые ямочные наколы. Этот способ наиболее типичен для данных комплексов, отсутствует практически только на очень мелких фрагментах (рис. 3—6).
2. Гребенчатый штамп по степени распространения идет вслед за ямочными наколами. Ведущее место занимает короткий мелкозубчатый штамп, за ним следует короткий крупнозубчатый, реже встречается длинная гребенка, также мелко- и крупнозубчатая. Единичны случаи нанесения орнамента подокруглой гребенкой (рис. 3, 2—4, 25, 33, 38; 6, 1—4, 6, 8, 15, 17, 21, 22, 24-28).
3. Вдавления в виде коротких насечек подтреугольной и овальной формы — прием, пожалуй, не менее распространенный, чем гребенчатый штамп (рис. 3, 12, 13, 16, 17—21, 24, 26, 27, 37; 4; 5, 1; 6, 5, 7, 10, 13, 14, 16, 18, 20).
4. Узоры, выполненные техникой отступающей палочки (рис. 3. 1, 5, 6, 9, 22, 30, 36; 5, 2—4, 6).
5. Узоры, выполненные техникой отступающей лопаточки (рис. 3, 4, 35).
6. Узоры, выполненные отступающей гребенкой (рис. 3, 14; 5, 5).
7. Узоры, выполненные прочерчиванием палочки (рис. 3, 31).
8. Шагающая гребенка, качалка (рис. 3, 28, 34; 5, 1; 7, 3, 4).

Рис. 3. Фрагменты керамики байрыкского типа. 22, 28, 34 — Кыштовка-1; остальное — Венгерово-3.

Рис. 3. Фрагменты керамики байрыкского типа. 22, 28, 34 — Кыштовка-1; остальное — Венгерово-3.

Пять последних способов нанесения орнамента встречаются значительно реже, чем первые. Интересно отметить сочетание различных способов нанесения орнамента, например гребенчатого штампа и отступающей палочки.

Прежде чем переходить к характеристике типов композиционного построения орнамента, следует отметить, что все композиции в качестве обязательного составного элемента содержат ямочные наколы. Ямки, вероятно, вначале служили технологическим целям — скреплению отдельных глиняных лент сосуда, но в данном случае они уже несут и декоративную нагрузку. Ряды таких наколов создают горизонтальные зоны орнамента, который распространяется по всей поверхности сосуда.

Рис. 4. Сосуды байрыкского типа. 1 - Сопка-3; 2 - Погорелка.

Рис. 4. Сосуды байрыкского типа. 1 — Сопка-3; 2 — Погорелка.

Рис. 5. Керамика памятника Новочекино-З. Байрыкский тип.

Рис. 5. Керамика памятника Новочекино-З. Байрыкский тип.

Более детально мы характеризуем венчики сосудов. Для комплекса памятника Венгерово-3, как наиболее показательного, использован статистический подсчет в результате анализа комплекса венчиков, состоящего из 66 штук, принятого за 100%, были выделены 17 основных типов композиционного построения орнамента. Статистический анализ показывает, что в орнаментации венчиков доминирует сочетание рядов ямок с параллельными рядами насечек, поставленных чуть наискось к срезу венчика (19,03%) (рис. 3, 12, 21, 29). Далее идет весьма похожее на этот тип композиционного построения сочетание ямок с параллельными рядами короткой гребенки (15,1%) (рис. 3, 2). Более редки (10,5%) композиции из ямок и горизонтальных полос отступающей гребенки. Значительно реже (6,04%) встречается сочетание ямок с вертикальными зигзагами, выполненными гребенчатым штампом с горизонтальными волнами отступающей лопаточки, а также с ямочными вдавлениями на фоне неясных оттисков мелкого штампа (рис. 3, 7, 3, 36).

Рис. 6. Фрагменты керамики байрыкского типа. Памятник Каргат-6.

Рис. 6. Фрагменты керамики байрыкского типа. Памятник Каргат-6.

Тулова сосудов орнаментированы в основном теми же композициями, о которых говорилось выше. Кроме того, на стенках встречаются вертикальные пояски мелкозубчатой протащенной гребенки, оттиски короткого мелкозубчатого штампа, поставленные под углом друг к другу. Встречены обломки сосуда, орнаментированного только ямочными наколами правильной формы. Единичными являются сочетания ямок, коротких наклонных оттисков меткозубчатой гребенки и горизонтальных волнистых линий, нанесенных отступающей палочкой.

Имеющиеся экземпляры донышек сосудов орнаментированы расходящимися оттисками короткого гребенчатого штампа, узорами, расположенными по окружности нижней части сосуда нанесенными отступающей палочкой и ямками. Плоские днища либо орнаментировались теми же способами, либо не орнаментировались вообще (рис. 4, 1, 2, 6, 13).

Оценивая орнаментацию керамики в целом, можно говорить о ее ярко выраженном гребенчато-ямочном характере. Памятники, несомненно,; входили в ареал распространения гребенчато- ямочной орнаментальной традиции керамики, выделенной М. Ф. Косаревым.

Рис. 7. Каменный инвентарь байрыкского типа. Памятник Венгерово-3.

Рис. 7. Каменный инвентарь байрыкского типа. Памятник Венгерово-3.

Каменный инвентарь поселений богат и разнообразен. Пластинчатая индустрия довольно представительна. Она составляет 36,0% от общего комплекса (Венгерово-3). Каменные орудия выполнены из кварцита, кремня, яшмы; судя по находкам нуклеусов, значительная часть орудий изготавливалась из галечника (рис. 7. 1). Обращают на себя внимание небольшие размеры изделий: использовались даже поломанные предметы для изготовления орудий труда. Этот факт свидетельствует о том, что камень на поселениях очень ценился. Важно подчеркнуть, что на всех памятниках, открытых и исследованных в настоящее время в Барабе, несмотря на их значительную удаленность; друг от друга, сырье использовалось одно и то же. Ведущая роль здесь, безусловно, принадлежит мелкозернистому кварциту.

Наконечники стрел (рис. 7, 31—38). Представлены 15 экземплярами. Из них семь целых остальные в обломках. Видимо, ведущей формой наконечников стрел была листовидная. Встречены также изделия и миндалевидной, и подтреугольной формы.

Наконечники, дротиков (рис. 7, 43, 44). Обнаружены два экземпляра. Изготовлены из кварцита и куска кремня. Форма миндалевидная.

Топоры (рис. 7, 42). Найдено четыре экземпляра. Изготовлены из гальки. Форма трапециевидная. В сечении орудие подпрямоугольной или линзовидной формы. Лезвие великолепно обработано шлифовкой.

Ножи (рис. 7, 32, 33, 39). Представлены 11 экземплярами. Изготовлены на отщепах. Режущие грани ножа обрабатывались двусторонней ретушью. Для изготовления ножей, как правило, выбирались массивные отщепы удлиненной формы. Длина лезвия ножа изменяется от 1 до 3,4 см.

Скобели. Два экземпляра. Первое изделие выполнено из отщепа и служило, судя по форме, рабочей частью для обработки древков стрел или других изделий с небольшой плоскостью.

Абразив (рис. 7, 40), Представлен одним экземпляром из мелкозернистого песчаника. Сильно сработан. В разрезе подчетырехугольный.

Нуклеусы (рис. 7, 1—5). Обнаружено 12 экземпляров. На пяти фрагментах сохранилась галечная корка. С шести нуклеусов снимались ножевидные пластины, однако форма их невыразительна. Два нуклеуса сработаны настолько, что впоследствии из них были изготовлены скребки путем подправки одной из торцовых частей ретушью. Два нуклеуса служили для снятия отщепов. Изготовлены из массивных галек.

Интересной находкой является небольшая галька с оббитыми противолежащими сторонами (рис. 7, 1). Не исключено, что галька подвергалась предварительной обработке для подготовки ударных площадок чтобы затем использовать ее в качестве нуклеуса.

Утюжок (рис. 7, 41). Представлен обломком. Рабочая часть оружия сильно пришлифована. Спинка утюжка украшена идущими вдоль орудия параллельными желобками.

Скребки (рис. 7, 6—20). Эти орудия составляют самую значительную часть комплексов. Их найдено 72 экземпляра. Форма лезвия скребка чаще всего подокруглая. Обнаружены орудия как округлой фермы, так и следующие форме сколотого отщепа. Найдены миниатюрные скребки диаметром около 0,6 см, а также более массивные орудия средним диаметром до 3,4 см.

Проколка. Обнаружен один экземпляр, точнее, обломанный кончик орудия. Проколка изготовлена из пластины. Лезвие и острие обработаны приостряющей ретушью с брюшка.

Ножевидные пластины (рис. 7, 21—31). Обнаружен 71 экземпляр ножевидпых пластин. Они имеют трапециевидное и треугольное сечения. Размеры пластин небольшие: длина не превышает 3,5 см, ширина 1,5 см. Дополнительной обработке ретушью пластины чаще всего не подвергались.

Бронзовые орудия (рис. 8, 10, 11). Представлены тремя экземплярами. Обнаружены в жилище № 4 памятника Венгерово-3. Это обломок кончика ножа клиновидной в сечении формы, совершенно очевидно — однолезвийного. Обломок оронзового изделия, а также наконечник стрелы (?) пулевядной формы, выполненный из бронзовой пластины путем скручивания его в конусовидную трубку. Его размеры 2,3×0,4 см. Аналогичное орудие, как его называет В. И. Матющенко — «конус», было обнаружено близ пос. Первомайский в Алтайском крае и отнесено им к андроновской культуре. На поселении Тараданово-2 в одной из хозяйственных ям найдена капелька бронзы.

Костяные орудия. Представлены 14 экземплярами (рис. 8, 1—9, 12).

Наконечники стрел (рис. 8, 1, 3—5). Пять экземпляров обнаружены на памятнике Венгерово-3. Два наконечника имеют удлиненное, трехгранное в разрезе перо и длинный клиновидный черешок — насад. Лезвие зашлифовано. Длина пера изменяется от 3,3 до 6 см, длина насада от 2,5 до 2,8 см.

Три других наконечника найдены в очажной яме среди пережженных костей. Изделия были поломаны, два наконечника удалось реконструировать полностью. Они представляют орудия с коротким (до 1,2 см) невыделенным насадом. Большой наконечник (8,6 см длиной) имеет трех- гранное сечение, меньший (5,3 см) — круглый в разрезе. Данные экземпляры производят впечатление незаконченных и сломавшихся при изготовлении. Один костяной наконечник обнаружен в погребении. Он имеет пламевидное перо и длинный насад.

Проколки представлены двумя экземплярами (памятник Венгерово-3) (рис. 8, 9, 12). Одна изготовлена путем прошлифовки грифельной кости животного, другая — путем заточки отрезка кости, трехгранной в сечении.

Пешневидные изделия (памятник Венгерово-3) (рис. 8, 2) изготавливались из узкой (до 1,8 см) кости. Один экземпляр достигал в длину 10 см, от другого сохранилось лишь лезвие, которым в обоих случаях служила заточенная с двух сторон торцовая часть кости. В разрезе оба изделия имели округлою форму.

Костяная «мотыжка» (памятник Венгерово-3) (рис. 8, 8) из лопатки животного имеет трапециевидную форму,; лезвие заточено. Размеры орудия 13×5,8×0,8 см.

Среди костяных орудий найдены два изделия, которые могли использоваться в качестве ножей (Венгерово-3). От одного из орудий сохранился лишь обломок острия, другое дошло до нас полностью. Его длина 12,8 см, в разрезе изделие имеет клиновидную форму, лезвие заточено и пришлифовано.

В жилище № 4 памятника Венгерово-3 обнаружены две кости животного — заготовки для изготовления костяных орудий. На обеих костях видны следы проточки резцами, в некоторых местах сколы по следам проточки.

Рис. 8. Орудия из кости и бронзы. Байрыкский тип. Памятник Венгерово-3. 10, 11 — бронза; остальное — кость.

Рис. 8. Орудия из кости и бронзы. Байрыкский тип. Памятник Венгерово-3.
10, 11 — бронза; остальное — кость.

В жилище № 1 обнаружена костяная бусина, выполненная из трубчатой кости птицы. Изделие представляет собой круглый цилиндр с пришлифованной поверхностью (рис. 8, 6). Здесь же найдено одно изделие из обожженной глины. Ото цилиндрической формы предмет длиной 2 см средним диаметром 1,6 см, с круглым сквозным отверстием. Изделие использовалось, видимо, в качестве грузила.

Хозяйство и быт. Погребальный этап.

На характеризуемых памятниках был обнаружен остеологический материал (табл. 1). Приведенные данные показывают практически тот же уровень экономики, что и для эпохи неолита. Ведущей отраслью по-прежнему является охота на водоплавающую птицу, о чем говорит и специфический набор инвентаря, однако роль охоты на животных по сравнению с неолитическим временем, пожалуй, увеличивается. Находки рыбьих костел и чешуи в хозяйственных ямах говорят об интенсивном рыболовстве в этот период.

Таким образом, хозяйство у населения байрыкского типа было многоотраслевым присваивающим. Основные отрасли — охота, рыболовство и собирательство.

На памятнике Венгерово-3 обнаружены остатки четырех жилищ подпрямоугольной в плане формы. Одно сооружение двухкамерное (возможно, жилище № 1 было округлой формы).

Жилища представляют собой полуземлянки. Площадь их колеблется от 19,5 до 48 м2, котлован углублен в материк на 16—25 см. Пол обычно неровный, стенки чаще всего прямые. Сооружения расположены довольно близко друг от друга. В устройстве входа закономерности не прослеживается. Ширина его, как правило, чуть больше 1 м. В жилищах № 3 и 4 прослежены очажные ямы подквадратной формы, в которых обнаружены остатки жженых костей. В сооружениях и за их пределами прослежены ямы. Некоторые из них носили конструкционные функции, другие служили для хозяйственных целей. Мелкие ямы, расположенные по периметру, служили для установки каркаса жилища, а более крупные, вырытые в котлованах, предназначались, видимо, для опорных столбов. В жилищах и за их пределами найдены ямы хозяйственного назначения. Их форма и размеры самые разнообразные. Здесь найдены обломки керамики, костяные изделия, отщепы. Говоря о конструкциях жилищ, можно предположить, что их каркас сооружался из тонких жердей. Степки жилищ; не утеплялись завалинкой. Слабость эксплуатации очага и легкость перекрытия заставляют предположить, что данные сооружения представляли не что иное, как летние сезонные балаганы. Как известно, к примеру, у селькупов тип жилища определялся условиями хозяйственной деятельности. различными в зависимости от времени года.

По описанию М. А. Кастрепа, остяцкое поселение рыбаков «состояло… примерно из 20 юрт. Они стояли без всякого порядка… на берегу реки. Между ними не было двух, которые походили бы друг на друга: круглые, четырехугольные, пирамидальные, кеглеобразные, большинство же вообще не имело определенной формы».
Остатки жилищ обнаружены только на одном памятнике, во всех остальных случаях мы наблюдаем лишь хозяйственные ямы. Не исключено, что человек этого периода для зимних условий сооружал жилища иной конструкции, которые пока не найдены.

Как отмечает М. Ф. Косарев в своей последней монографии, жилищ на памятниках байрыкского этапа (ранняя стадия гребепчато-ямечной традиции) пока не обнаружено. Таким образом, сооружения памятника Венгерово-3 остаются пока единственными для данного времени.

bayryikskiy-etap-8

До сих пор не были известны и погребения этого периода. Исключение составило недавно открытое в Центральной Барабе на р. Оми разрушенное погребение с сосудом, аналогичным но форме и орнаментации вышеописанному керамическому комплексу и в целом керамике байрыкского этапа. По словам нашедшего это погребение краеведа Н. И. Мартынова, любезно предоставившего в наше распоряжение находки, в осыпи крутой террасы Оми были обнаружены кости взрослого человека, а в обнажении отмечены остатки могильной ямы грунтового могильника. Расчистка ее дала несколько костей скелета, сосуд, каменный топорик и костяной наконечник стрелы.

Можно предположить, что для байрыкского этапа характерны трупололожения в неглубоких могилах с инвентарем, в том числе и с керамикой. Могилыники скорее всего грунтовые, что и затрудняет их поиск.

Культурная принадлежность и вопросы хронологии

Аналогии комплексу поселений лесостепной Барабы мы находим в Прииртышье, на стоянках Пеньки-1, 2. Керамика наиболее близка к материалам байрыкского этапа, выделенного М. Ф. Косаревым и относимого им к энеолиту. Это комплексы поселений Байрык-Иска-I,, Ипкуль-II, VIII и др. в Тюменском Притоболье, Екатерининский-I, II, IV, Артыпской стоянки в Среднем Прииртышье.

Можно говорить об эпохальном сходстве байрыкских комплексов с липчинской и шапкульской керамикой. Интересно отметить найденную А. В. Виноградовым керамику, напоминающую байрыкскую в Минусинской котловине. В определенной степени анализируемая нами керамика сопоставима с екатерининским материалом, в частности по таким признакам, как круглодонность, орнаментацня всей поверхности сосудов; преобладание гребенчатого штампа.

Несомненное сходство наша керамика имеет также с материалами среднеиртышской культуры. Так, сосуды остродопной и круглодонной формы существовали как в неолите, так и в эпоху раннего металла, где появляются уже сосуды с уплощенным дном и плоскодонная керамика. В орнаментации также наблюдается очевидная преемственность: сочетание рядов гребенчатого штампа и насечек с ямочными наколами, характерное как для неолитических комплексов, так и для керамики эпохи раннего металла. Генетическую связь этих материалов выявляют и архаичные черты орнамента — волны, выполненные отступающей палочкой и прочеркиванием, достаточно характерные для неолитической эпохи и встречающиеся, хотя и редко, на памятниках периода раннего металла. Композиционное построение орнамента эпохи неолита и раннего металла также аналогично.

Очевидное сходство прослеживается и в каменном инвентаре. Весьма существенно, что для этих эпох виды сырья, используемого для изготовления орудий, практически одинаковы. Близки формы и типы каменных орудий. В эпоху раннего металла в инвентаре по-прежнему заметную роль играет пластинчатая индустрия, столь характерная для неолитического времени.

Наконец, несомненная близость хозяйственного уклада неолитических племен: немногочисленные остеологические остатки диких животных свидетельствуют о присваивающих формах хозяйственной деятельности — рыболовстве и охоте.

Рассмотренное сходство (при наличии и отличительных моментов) столь велико, что дает нам возможность констатировать генетическую связь материальной культуры эпохи неолита и раннего металла в лесостепной Барабе.

Материалы эпохи раннего металла, прежде всего керамика, подтверждают мысль М. Ф. Косарева о том, что гребеичато-ямочная культурная область, уходя корнями в таежные районы Приобья, распространялась далеко на юг в Ишимо-Иртышскую лесостепь. Сам район, естественно, накладывал отпечаток на особенности формы и орнаментации керамики: переплетение более древних неолитических признаков с характерными чертами эпохи бронзы.

Особый интерес вызывает открытие А. В. Виноградовым керамических комплексов байрыкского типа на Енисее. Исследователь справедливо подчеркивает поразительное сходство керамики «карасевского типа» (по А. В. Виноградову) с материалами памятника Венгерово-3,- т. е. байрыкского. Следовательно, восточную границу распространения носителей байрыкскои керамики следует определять по Енисею. Поскольку анализируемая керамика пока отсутствует в лесостепном Приобье и далее в Ачинско-Мариинской лесостепи, можно предположить, что ее проникновение на Енисей связано с южно-таежной зоной Западной Сибири и, возможно, с прилегающими к ней районами северной части лесостепи. В этой связи нам представляется, что байрыкские племена на Енисее, скорее всего, сосуществовали с афанасьевскими, нежели предшествовали им по времени, как полагает А. В. Виноградов. Об этом говорят прежде всего находки бронзовых вещей на памятнике Венгерово-3, в том числе обломки однолезвийного ножа. Условия залегания предметов не позволяют сомневаться в их принадлежности к байрыкскому комплексу. Косвенным свидетельством в пользу такого предположения могут служить и общие для байрыкцев и афанасьевцев тенденции в развитии форм керамической посуды. Сходство посуды байрыкского типа с карасевской, доходящее порой до тождества, вряд ли оправдывает введение в научный оборот нового термина — «карасевский тип», поскольку теперь совершенно очевидно, что речь идет об одном и дам же предмете.

Датировка памятников не вызывает каких-либо сомнений: находки металлических изделий в жилищах поселения Венгерово-3 говорят сами за себя.

Наблюдая развитие формы посуды в южной и лесостепной частях Западной Сибири, мы видим, что наличие круглодонных, остродонных сосудов и появление керамики с уплощенным и плоским дном приходится как раз на эпоху раннего металла. Это явление фиксируется на ирбинских памятниках Верхнего Приобья, в самусьском могильнике в Томском Приобье, в керамике афанасьевской культуры. Очевидно, данная тенденция не случайна, а является своеобразным индикатором культурно-хозяйственных процессов, происходивших на территории Западной Сибири во второй половине III тыс. до н. э.

Именно этпм временем следует датировать памятники эпохи раннего металла, относящиеся к байрыкскому типу в лесостепной Барабе.

К оглавлению книги «Бараба в эпоху бронзы» / К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика