В.А. Могильников — Миграции и процесс тюркизации населения юга Западной Сибири

К оглавлению сборника «Смена культур и миграции в Западной Сибири»

Миграции этносов на юге Западной Сибири е эпохи раннего железа и средневековья во многом обусловили формирование современного аборигенного населения в этом регионе. С миграциями тюркоязычного населения из районов Саяно-Алтая во второй половине I тыс. н.э. связано сложение различных групп сибирских татар, населявших лесостепь и южную часть таежной зоны Западной Сибири, а также — генезис ряда тюркоязычных народов Средней Азии и Казахстана — узбеков, казахов, киргизов, туркмен, уйгуров и др.

Существует три основных фактора, обусловливающих миграции: экономический, политический и экологический. Все они выступают в тесной связи и в разной степени взаимообусловлены. Демографический фактор, как фактор перенаселенности, несоответствия роста численности населения низкому уровню производительных сил, выступает как следствие экономического фактора и, в свою очередь, при вынужденном оттоке, переселении на новые места избыточного населения проявляется через лежащие на поверхности явлений политические события. С политическим фактором связаны похода, войны, миграции этносов, внутриэкономические и главным образом межэтнические столкновения. Это в свою очередь приводило к смешению пришлых и аборигенных этнических групп, большему или меньшему истреблению вступающих в борьбу этносов, гибели одних и появлению, оформлению других этносов.

Этносы, организованные в политическом и военном отношении, имеющие к тому же достаточную экономическую базу, создали первые государственные и полиэтнические образования.

Миграции тюркоязычного населения Саяно-Алтая из внутренних районов Центральной Азии в степи и лесостепи Западной Сибири были обусловлены в первую очередь политическими факторами и связаны с периодами возвышения тюрок в эпохи Первого, а затем Второго Тюркского, Уйгурского Каганатов, Древнехакасского государства, а на заключительном этапе были косвенно связаны с монгольским завоеванием южной Сибири, Казахстана и Средней Азии. При этом, конечно, необходимо помнить, что политический фактор в конечном итоге всегда определяется экономическим. Таким экономическим фактором в тюркских раннефеодальных государствах было стремление овладеть землей с целью увеличения размеров пастбищ, роста поголовья стад, приобретения большего экономического могущества и богатства и как следствие политического веса и влияния.

Эти факторы направляли не только крупные военные предприятия каганов, но и инфильтрацию в более северные лесостепные районы Западной Сибири сравнительно небольших этнических групп, постепенно продвигавшихся к северу.

Как известно, тюркоязычное население Центральной Азии не представляло единого массива, а делилось на ряд племен, имевших специфичные черты в материальной и духовной культуре, в том числе и в фиксируемом археологически погребальном ритуале. В отношении интерпретации и этнической привязки деталей последнего среди исследователей нет полного единства. Одни исследователи считают погребения с сопровождающими конскими захоронениями этнографической спецификой тюрок тугю, другие — теле. Мы придерживаемся первой точки зрения. Однако независимо от той или иной этнической привязки этой детали существенно то, что для тюрок Алтая, независимо от принадлежности их к племенам тупо или теле, был свойственен ритуал захоронения человека с конем.

И эта черта обряда, широко распространенная затем в IX-X вв. у кимаков северо-западного Алтая и Восточного Казахстана, появляясь в среде населения лесостепи Западней Сибири, фиксирует наиболее определенно тюркский этнический элемент среди аборигенного самодийского или угорского этноса, имевшего свою специфику в ритуале погребения. Именно захоронения с конем фиксируют наиболее раннее проникновение тюркских этнических элементов в среду лесостепного населения Верхнего Приобья в конце V-VI вв. н.э,, в эпоху рубежа образования Первого Тюркского каганата.

К этому времени относятся два погребения с сопровождающими конскими захоронениями из могильников Ближние Елбаны III и ХIV. Примечательно, что согласно тюркскому ритуалу здесь размещен и инвентарь. Глиняный сосуд в погребении Ближних Елбан ХIV был поставлен у крупа коня, аналогично расположению котлов в тюркских погребениях Горного Алтая (Курай IV, курган I). Пока это наиболее ранние погребения, фиксирующие проникновение тюрок Алтая в равнинные районы Западной Сибири.

Следующий этап продвижения тюркского этноса Горного Алтая на юг Западной Сибири отмечают впускные погребения А и Б в насыпи Шестаковских курганов в Кузбассе,(датирующиеся VII-VIII вв.), совершенные по типично тюркскому ритуалу с конем, оседланным, обузданным и уложенным на животе с подогнутыми ногами с левой стороны от человека, с диаметрально противоположной ориентировкой. Инвентарь, сбруя, оружие, поясной набор, украшение подвешивавшейся,к поясу сумочки-каптаргака типично горноалтайские. Вероятно, в это время тюрки постепенно внедряются не только в Кузбасс, но, спускаясь вдоль долин Оби и Томи, достигают Новосибирского и южных границ Томского Приобья. В целом пока они еще не меняют облик существовавшей здесь релкинской культуры. Однако, не исключено, что появление в погребальном ритуале релкинцев обычая размещения с погребенным под курганом костей головы и ног коня происходит под воздействием тюркской обрядности, как бы воспринимается косвенно в трансформированном виде, поскольку расположение головы и ног коня в могильнике Релка не копирует строго тюркские каноны. Поясные наборы и часть оружия могли являться предметами тюркского импорта. Возможно, под влиянием военной тактики тюрок у релкинцев получает большее развитие всадничество.

Освоение Кулундинской степи, вероятно, происходит также в VII-VIII вв., хотя памятников тюрок этого периода в Кулунде пока не обнаружено, но наличие их можно предполагать, исходя из прослеживаемого в могильнике Преображенка III второй половины VIII — первой половины IX в. процесса тгоркизации местного угро-самодийского населения Барабинской лесостепи. В IX-X вв. Кулунда уже занята плотно тюркским населением, на что указывают многочисленные памятники этого времени, демонстрирующие смешение различных групп тюркоязычного населения в степях юга Западной Сибири, происходившие, вероятно, в основном после разгрома Уйгурского каганата древними хакасами. Процессы смешения различных групп тюркоязычного этноса в это время отражают вариации в погребальном ритуале. Здесь представлены зачастую в разных курганах на одном некрополе погребения о целым составом коня, погребения со шкурой, костями головы и ног коня, захоронения без коня и погребения в подбое с деревянной заставкой. Последние, очевидно, характеризуют уйгуров (могильники Лесное, Камень II , курган 13). Судя по наличию погребений о конем, освоение Кулундинской степи тюрками шло преимущественно со стороны Алтая и активное участие в этом процессе приняли кимаки и кипчаки. Вероятно, какую-то роль сыграл также печенежский компонент, на что указывают погребения в сопровождении шкуры коня.

Малочисленнооть памятников IX-Х вв. в Томском Приобье связана, по-видимому о тем, что в этот период Томское Приобье являлось контактной зоной между ареалом активного тюркского воздействия, колонизации и тюркизации местного этноса в более южных лесостепных районах и самодийским этническим массивом в более северной части Среднего Приобья, куда из Томского Приобья, вероятно, в IX в, произошел некоторый отток населения. Материал Еловского могильника ХI-ХII вв. Фиксирует проникновение сюда тюрок со стороны Алтая.

Лесное Прииртышье и Притоболье подверглось тюркизации наиболее поздно. Культуры Х-ХII вв. здесь самобытны и тюркизация южной части тайги в этом регионе происходила, очевидно, довольно быстро в основном в XIII в. сразу после монгольского завоевания.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика